Залог прав требований по аккредитиву

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 ноября 2013 г. N Ф07-8601/13 по делу N А56-4150/2013 (ключевые темы: уступка требования — исполняющий банк — внереализационные расходы — открытие аккредитива — убытки)

Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 21 ноября 2013 г. N Ф07-8601/13 по делу N А56-4150/2013

21 ноября 2013 г.

Дело N А56-4150/2013

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа в составе председательствующего Васильевой Е.С., судей Морозовой Н.А., Родина Ю.А.,

при участии от открытого акционерного общества «Акционерный коммерческий банк «Национальный Резервный Банк» Ахметшина Р.И. (доверенность от 15.08.2013 N 91-Д), Крыгиной А.С. (доверенность от 15.08.2013 N 91-Д), от Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9 Маликовой Н.А. (доверенность от 01.04.2013 N 04/03144), Афанасьевой К.А. (доверенность от 29.11.2012

рассмотрев 18.11.2013 в открытом судебном заседании кассационную жалобу открытого акционерного общества «Акционерный коммерческий банк «Национальный Резервный Банк» на решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22.04.2013 (судья Саргин А.Н.) и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2013 (судьи Будылева М.В., Горбачева О.В., Загараева Л.П.) по делу N А56-4150/2013,

Открытое акционерное общество «Акционерный коммерческий банк «Национальный Резервный Банк», место нахождения: 117036, Москва, пр. 60-летия Октября, д. 10А, ОГРН 1027700458224 (далее — Общество), обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании недействительными решения Межрегиональной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам N 9, место нахождения: 197376, Санкт-Петербург,

ул. Профессора Попова, д. 39А (далее — Инспекция), от 31.07.2012 N 03-38/1624 в части доначисления налога на прибыль организаций в размере 31 118 395 руб., начисления соответствующих сумм пеней и штрафа; предложения внести необходимые исправления в документы бухгалтерского и налогового учета; в части предложения в месячный срок после вступления в силу решения представить в налоговый орган уточненную налоговую декларацию по налогу на прибыль за 2011 год, увеличив налоговую базу на сумму 155 591 974 руб. 27 коп. и требования от 26.12.2012 N 38 в части обязания уплатить налог на прибыль организаций в размере 31 118 395 руб., а также соответствующие суммы пеней и штрафа.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22.04.2013, оставленным без изменения постановлением Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2013, в удовлетворении заявленных требований Обществу отказано.

В кассационной жалобе Общество, ссылаясь на нарушение судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела, просит обжалуемые судебные акты отменить и принять по делу новый судебный акт — об удовлетворении заявленных Обществом требований.

Податель жалобы ссылается на то, что спорный убыток правомерно учтен Обществом на основании пункта 2 статьи 279 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — НК РФ) при определении налоговой базы по налогу на прибыль, налоговый учет операций по уступке прав требования произведен в полном соответствии с действующим законодательством о налогах и сборах. Спорные сделки осуществлены в рамках реальной предпринимательской деятельности, обусловлены разумными экономическими и иными причинами (целями делового характера), полученный убыток имеет экономическое обоснование, а действия Общества не привели к недоплате налога.

В отзыве на кассационную жалобу Инспекция просит оставить принятые по делу судебные акты без изменения, полагая их законными и обоснованными.

В судебном заседании представители Общества поддержали доводы, приведенные в кассационной жалобе, а представители Инспекции возражали против ее удовлетворения.

Законность обжалуемых судебных актов проверена в кассационном порядке.

Как следует из материалов дела, Инспекцией проведена выездная налоговая проверка Общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов по всем налогам и сборам, а также по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за период с 01.01.2009 по 31.12.2010, по результатам которой составлен акт от 26.06.2012

N 03-37/16-10 и принято решение от 31.07.2012 N 03-38/16-24 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения в виде штрафа на основании пункта 1 статьи 122 НК РФ за неполную уплату налога на прибыль в сумме 5 936 429 руб., а также на основании пункта 1 статьи 126 НК РФ за непредставление в налоговый орган документов в установленный срок в сумме 400 руб. Обществу также доначислен налог на прибыль в сумме 31 208 993 руб., пени по указанному налогу в размере 1 812 442 руб. 48 коп. и предложено представить в Инспекцию уточненную декларацию по налогу на прибыль за 2011 год, увеличив налоговую базу на сумму 155 591 974 руб. 27 коп.

Из материалов дела следует, что основанием для доначисления Обществу налога на прибыль, пеней по нему и привлечения к налоговой ответственности послужили выводы Инспекции о неправомерном учете Обществом убытка, полученного при уступке прав требования, об отсутствии у Общества цели делового характера при проведении указанной сделки, направленности действий Общества на получение необоснованной налоговой выгоды.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Санкт-Петербургу от 19.12.2012 N СА-4-9/21616@ апелляционная жалоба Общества оставлена без удовлетворения, а решение Инспекции — без изменения.

На основании вступившего в законную силу оспариваемого решения Инспекции Обществу было выставлено требование от 26.12.2012 N 38 об уплате налога, пеней и штрафа.

Полагая решение Инспекции от 31.07.2012 N 03-38/1624 и требование от 26.12.2012 N 38 неправомерными, Общество обратилось в арбитражный суд с настоящим заявлением.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали Обществу в удовлетворении требований, так как пришли к выводу о том, что Общество неправомерно учло убыток, полученный при уступке права требования, поскольку при исчислении убытка Общество в качестве стоимости реализованной услуги учло не размер фактического возмещения исполняющему банку, а сумму, подлежащую перечислению в течение 7 лет в соответствии к кредитными договорами. Кроме того, суды установили, что осуществленная Обществом операция по уступке права требования была направлена на незаконное уменьшение налоговых обязательств Общества.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела и доводы жалобы, проверив правильность применения судами норм материального и процессуального права, не находит оснований для отмены принятых по делу судебных актов.

Как следует из материалов дела, Общество в 2008 году заключило с обществом с ограниченной ответственностью «Бизнес-Центр «Олимпийский» (далее — ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский»), договоры N 291-DG об открытии аккредитива на сумму 12 495 000 долларов США и N 292-DG об — на сумму

18 591 000 долларов США), которые были обеспечены залогом недвижимости в г. Сочи (здания гостиницы, блока обслуживания и право аренды земельного участка под ними, оцененных сторонами в 638 372 269 руб.) и банковской гарантией общества с ограниченной ответственностью «Коммерческий банк «Московский капитал» в размере 3 400 000 долларов США.

В соответствии с указанными выше договорами Общество открыло безотзывные, непокрытые документарные аккредитивы N 845-IMP/08 и

N 845-IMP/08, подтверждаемые и исполняемые банком «Bayerische Hypo-Und Vereinsbank AG» (далее — исполняющий банк, «Bayerische») путем платежа против предъявления документов, в пользу компании «Interglobe Handel&Finanzconsulting GmbH» (далее — бенефициар, «Interglobe»), в соответствии с внешнеторговыми контрактами от 19.06.2008 N 1190/08 и 1191/08, заключенными между «Interglobe» и ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский».

С целью исполнения аккредитивов между «Bayerische» и Обществом были заключены кредитные соглашения N 2 и 3, в соответствии с условиями которых Обществу предоставлялись кредитные средства, необходимые для осуществления платежей в адрес «Interglobe» по внешнеторговым контрактам от 19.06.2008 N 1190/08 и 1191/08.

Согласно условиям аккредитивов исполняющий банк после оплаты бенефициару должен сообщить Обществу о дате и сумме возмещения произведенных выплат. Общество, в свою очередь, должно уведомить ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский» и произвести оплату исполняющему банку за счет средств ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский». Данные возмещения исполняющему банку по условиям договоров производятся раз в шесть месяцев в течение 7 лет, начиная с 01.10.2010 года.

В соответствии с условиями договоров об открытии аккредитива ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский» обязалось перечислять Обществу денежные средства (возмещение) в размере обязательства 14 равными платежами один раз в шесть месяцев в течение 7 лет начиная с даты произведенного возмещения.

Судами установлено, что в срок до 01.10.2010 года Обществом были произведены первые выплаты исполняющему банку по договорам об открытии аккредитива N 291-DG и N 292-DG, в том числе по договору N 291-DG на сумму 966 639,57 долларов США и по договору N 292-DG на сумму 1 416 050,68 долларов США, что составило 72 702 074 руб. 52 коп.

Вместе с тем ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский» в установленные договорами сроки платежи в размере возмещения в адрес Общества не осуществило, в связи с чем Общество направило ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский» требование от 02.11.2010 о досрочном полном погашении обязательств по договорам об открытии аккредитива, которое им также не было исполнено.

В связи с возникновением просроченного требования, Общество приняло решение об уступке прав по договорам об открытии аккредитива N 291-DG и

292-DG и заключило договор от 30.11.2010 N 278-DG с обществом с ограниченной ответственностью «Национальная Резервная Корпорация» (далее — ООО «Национальная Резервная Корпорация»), в соответствии с которым цена уступленных прав составила 704 250 000 руб.

Из материалов дела следует, что согласно условиям договора от 30.11.2010 N 278-DG обязательства ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский» по уступаемым договорам об открытии аккредитива составляли 1 015 433 9498 руб. 53 коп. (32 435 657,86 долларов США), в том числе: сумма основного долга — 30 834 295,25 долларов США (965 301 530 руб. 53 коп.); сумма комиссионного вознаграждения — 1 466 350,44 долларов США (45 905 713 руб.51 коп.); сумма неустойки за просрочку основного долга — 70 478,39 долларов США (2 206 403 руб. 52 коп.); сумма неустойки за просрочку комиссии — 64 533,78 долларов США (2 020 300 руб. 97 коп.).

Разница между учетной стоимостью прав (1 015 433 948 руб. 53 коп.) и ценой реализации прав (704 250 000 руб.) составила 311 183 948 руб. 53 коп. и 50 процентов указанной суммы (155 591 974 руб. 27 коп.) были учтены Обществом в составе внереализационных расходов при формировании налоговой базы по налогу на прибыль в качестве убытка, полученного при уступке прав требования, на основании пункта 2 статьи 279 НК РФ.

Согласно пунктам 1 , 2 статьи 252 НК РФ налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в статье 270 НК РФ). Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных статьей 265 НК РФ, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком.

Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме.

Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

В пункте 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) определено, что право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

В силу пункта 2 статьи 279 НК РФ при уступке налогоплательщиком — продавцом товара (работ, услуг), осуществляющим исчисление доходов (расходов) по методу начисления, права требования долга третьему лицу после наступления предусмотренного договором о реализации товаров (работ, услуг) срока платежа отрицательная разница между доходом от реализации права требования долга и стоимостью реализованного товара (работ, услуг) признается убытком по сделке уступки права требования, который включается в состав внереализационных расходов налогоплательщика. При этом убыток принимается в целях налогообложения в следующем порядке: 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов на дату уступки права требования; 50 процентов от суммы убытка подлежат включению в состав внереализационных расходов по истечении 45 календарных дней с даты уступки права требования. Положения данного пункта также применяются к налогоплательщику-кредитору по долговому обязательству.

Анализ положений пункта 2 статьи 279 НК РФ позволяет сделать вывод о том, что признание в составе внереализационных расходов убытков от уступки права требования обеспечивает учет реальных убытков, понесенных налогоплательщиком (а не тех убытков, которые возникнут в будущем).

В соответствии с пунктом 3 статьи 271 НК РФ при использовании метода начисления для доходов от реализации датой получения дохода признается дата реализации товаров (работ, услуг), определяемая в соответствии с пунктом 1 статьи 39 НК РФ, независимо от фактического поступления денежных средств (иного имущества, работ, услуг) в их оплату.

Пунктом 1 статьи 39 НК РФ установлено, что реализацией товаров, работ или услуг организацией признается, в том числе, передача на возмездной основе права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу.

Другие статьи:  Пенсия в апреле повысится

Таким образом, в целях исчисления и уплаты налога на прибыль моментом реализации услуг является фактическое оказание услуг одним лицом другому лицу.

Согласно пункту 1 статьи 867 ГК РФ при расчетах по аккредитиву банк, действующий по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием (банк-эмитент), обязуется произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель либо дать полномочие другому банку (исполняющему банку) произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель.

Пунктом 2 статьи 870 ГК РФ предусмотрено, что, если исполняющий банк произвел платеж или осуществил иную операцию в соответствии с условиями аккредитива, банк-эмитент обязан возместить ему понесенные расходы. Указанные расходы, а также все иные расходы банка-эмитента, связанные с исполнением аккредитива, возмещаются плательщиком.

Таким образом, при расчетах по аккредитиву банк-эмитент обязуется, в частности, дать полномочие исполняющему банку произвести платежи получателю средств и возместить исполняющему банку понесенные расходы. В этой связи моментом оказания услуг плательщику при расчетах по аккредитиву является фактическое возмещение банком-эмитентом понесенных расходов исполняющему банку.

Учитывая изложенное, суды правомерно пришли к выводу о том, что убытки по сделке уступки права требования по непокрытому аккредитиву включаются налогоплательщиками в состав внереализационных расходов в размере отрицательной разницы между доходом от реализации права требования долга и размером фактического возмещения банком-эмитентом понесенных расходов исполняющему банку, поскольку только после указанного возмещения услуга может признаваться реализованной.

Как установлено судами и не оспаривается Обществом, при исчислении убытка от уступки права требования Обществом в качестве стоимости фактически реализованной услуги учтен не размер фактического возмещения исполняющему банку (72 702 074 руб. 52 коп.), а сумма, подлежащая перечислению последовательными полугодовыми платежами в течение 7 лет в соответствии с условиями кредитных договоров (1 015 433 94 руб. 53 коп.).

При указанных обстоятельствах суды пришли к правомерному выводу о том, что примененный Обществом порядок расчета убытка от уступки права требования противоречит нормам, установленным пунктом 2 статьи 279 НК РФ.

Из материалов дела следует, что в ходе проводимой Инспекцией налоговой проверки у Общества были запрошены документы по спорным договорам об открытии аккредитивов, в том числе подтверждающие производившиеся между сторонами расчеты.

Во исполнение указанного требования и в качестве подтверждения понесенных расходов Обществом были представлены «SWIFT-сообщения» от 01.10.2010, согласно которым в пользу исполняющего банка («Bayerische») в счет погашения части основного долга и комиссии по договорам аккредитива, было перечислено 2 382 690,25 долларов США (966 639,57 долларов США и 1 416 050,68 долларов США). Факт перечисления указанных средств «Bayerische» был подтвержден также пояснительной запиской отдела налогового учета и отчетности Общества.

Обществом также в ходе проверки, что отражено в оспариваемом решении Инспекции, были представлены «SWIFT-сообщения», согласно которым «Bayerische» подтверждено, что оплата основной суммы будет произведена в соответствии со стандартным кредитным соглашением:

«SWIFT-сообщение», согласно которому оплата 16 489 235,25 долларов США будет произведена в соответствии со стандартным кредитным соглашением от 13.08.2008/18.08.2008 N 3; «SWIFT-сообщение», согласно которому оплата

12 345 060 долларов США будет произведена в соответствии со стандартным кредитным соглашением от 13.08.2008/18.08.2008 N 2.

Суды, оценив представленные в материалы дела доказательства в порядке статьи 71 АПК РФ, установили, что Обществом не представлены доказательства в виде платежных документов, подтверждающих перечисление денежных средств «Bayerische» компании «Interglobe» согласно внешнеторговым контрактам от 19.06.2008 N 1190/08 и N 1191/08 (на 12 495 000 долларов США и 18 591000,25 долларов США соответственно), а также документы, предъявленные компанией «Interglobe», на основании которых «Bayerische» произвел оплату услуг по указанным контрактам.

Выводы суда основаны на имеющихся в деле доказательствах.

При таких обстоятельствах суды правомерно указали на то, что документы, подтверждающие фактический перевод денежных средств и их получение «Interglobe» в указанной Обществом сумме отсутствуют, в связи с чем фактические расходы, понесенные Обществом, составили только 72 702 074 руб.

Таким образом, учтенный Обществом в составе внереализационных расходов при исчислении налога на прибыль за 2010 год убыток в размере 155 591 974 руб. 27 коп. не отражает реального размера фактически понесенных потерь, при этом возможность учета в качестве убытков конкретного налогового периода прогнозируемых убытков, которые возникнут при условии осуществления Обществом в будущем выплат в счет оплаты аккредитива, нормами налогового законодательства не предусмотрена.

При таких обстоятельствах суды правомерно пришли к выводу о том, что изложенные в оспариваемом решении выводы Инспекции об отсутствии оснований для учета в составе внереализационных расходов в 2010 году убытка в размере 155 591 974 руб. 27 коп. являются обоснованными.

Довод Общества о неправомерности вывода Инспекции о наличии обстоятельств, свидетельствующих о направленности действий Общества и взаимозависимых с ним лиц на получение необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль за счет включения в состав внереализационных расходов убытка от спорных операций по уступке прав требования, правомерно отклонен судами.

Как установлено судами на основании материалов дела, уступая право требования, Общество не осуществило действий по взысканию задолженности, имея возможность применить все предусмотренные законодательством и условиями заключенных договоров меры, не реализовало предусмотренное пунктом 11.5 договоров аккредитива и пунктом 3.3.5 договора о залоге недвижимости (ипотеке) от 05.09.2008 право на обращение взыскания на предмет залога, ограничившись направлением контрагенту требования о досрочном погашении обязательств по договорам аккредитива, позволившим сформировать просроченное требование к ООО «Бизнес-Центр «Олимпийский».

Уступка права требования была произведена взаимозависимой организации, не располагавшей денежными средствами, достаточными для оплаты уступки. Право требования было уступлено ООО «Национальная Резервная Корпорация», единственным учредителем которой является Лебедев А.Е., одновременно являющийся председателем совета директоров Общества, доля участия которого составляет 58,98%.

Анализ выписок по расчетным счетам за период с 30.11.2010 по 30.05.2011 и данные бухгалтерской отчетности ООО «Национальная Резервная Корпорация» свидетельствуют о том, что указанная организация не имела доходов, сопоставимых с суммой, необходимой оплаты за приобретаемое право требование (сумма доходов за 2010 год согласно отчету о прибылях и убытках составила всего 291 000 руб.).

Поступление денежных средств в уплату за уступаемое право требования не носило реального характера, поскольку в качестве поступивших средств выступали денежные средства самого Общества, перечисленные им через «цепочку» взаимозависимых организаций. Основная часть средств, необходимых ООО «Национальная Резервная Корпорация» для оплаты уступаемого Обществом права требования, поступила на его расчетный счет от закрытого акционерного общества «НРК» (далее — ЗАО «НРК») в виде займа, при этом источником денежных средств, поступивших от ЗАО «НРК», являлось Общество, которое перечислило на счет ЗАО «НРК» дивиденды за 2010 год.

Поступление остальной части денежных средств было произведено с использованием открытых в Обществе расчетных счетов ООО «Национальная Резервная Корпорация», ЗАО «НРК», обществ с ограниченной ответственностью «Химмашэксим», «Принципал Плюс», «Эльф-Д» и «Бизнес-Информ», а также «NRC HOLDING LIMITED», являющихся взаимозависимыми с Обществом лицами.

При таких обстоятельствах суды правомерно указали, что Общество, заключая договор уступки права требования с взаимозависимым лицом, заведомо знало об отсутствии у последнего реальной возможности уплатить 704 250 000 руб. без предварительного получения на расчетный счет необходимой суммы от Общества (через счета взаимозависимых компаний), что свидетельствует о заключении договора уступки, не обусловленного разумными экономическими причинами (целями делового характера).

Суды, оценив имеющиеся в деле доказательства, пришли к выводу о том, что сделка уступки права требования, а также порядок расчетов и последующее приобретение Обществом залогового имущества в виде паев представляют собой совокупность согласованных действий, направленных на приобретение прав на залоговое имущества (в виде паев) и получение необоснованной налоговой выгоды в результате необоснованного применения Обществом положений пункта 2 статьи 279 НК РФ.

В соответствии с пунктом 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» налоговая выгода может быть признана необоснованной, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или указанная выгода получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. При этом в случае установления фактов, свидетельствующих о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, объем прав и обязанностей налогоплательщика определяется исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

Инспекция, установив, что действительный экономический смысл проводимых Обществом операций не соответствует закрепленным в пункте 1 статьи 252 НК РФ критериям направленности деятельности на получение дохода, в соответствии с приведенной выше позицией Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обоснованно определила объем налоговых обязательств Общества исходя из реального экономического содержания указанных операций, исключив из внереализационных расходов 2010 года суммы убытка, полученного по спорным операциям по уступке права требования.

Доводы, изложенные в кассационной жалобе, являлись предметом рассмотрения в ходе судебного разбирательства как в первой, так и в апелляционной инстанции. Доводы получили надлежащую правовую оценку. Выводов судов, изложенных в обжалуемых судебных актах, доводы подателя жалобы не опровергают.

При таких обстоятельствах при правильном применении судами норм материального и процессуального права, полном и всестороннем исследовании имеющихся документов и обстоятельств дела принятые по делу судебные акты являются законными и обоснованными.

Оснований для удовлетворения кассационной жалобы Общества не имеется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 286 , пунктом 1 части 1 статьи 287 , статьей 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа

решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 22.04.2013 и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.08.2013 по делу N А56-4150/2013 оставить без изменения, а кассационную жалобу открытого акционерного общества «Акционерный коммерческий банк «Национальный Резервный Банк» — без удовлетворения.

Залог прав требования по контракту

Выдержка из книги «Анализ кредитных рисков. Часть 2»
Автор – Костюченко Н.С.

Залог прав требования по контракту достаточно высокорискованный вид обеспечения. С одной стороны данный вид залога лучше, чем товары в обороте, с другой – больше относится к бланковому кредиту. Поэтому очень важно правильно определить платежеспособность заказчика/покупателя по контракту, по которому предлагается право требования.

Задача упрощается, если стороной по контракту является государственный заказчик, так как финансирование должно быть запланировано в расходной части бюджета субъекта РФ, в т.ч. в адресной инвестиционной программе. При этом целесообразно провести экспресс-анализ финансового положения субъекта.

  • Изменение в реквизитах контракта наименование Банка
  • Изменение графика финансирования или приостановление финансирования

В соответствии с ч.2 ст.708 ГК РФ стороны вправе изменить начальный, конечный, промежуточный (при наличии) сроки выполнения работ, указанные в Календарном плане выполнения работ в следующих случаях:

  • сокращения сроков выполнения работ
  • продление срока выполнения работ, в случае если работы не могут быть выполнены Подрядчиком в установленные сроки по вине Заказчика либо вследствие неопределимой силы
  • при сокращении соответствующими государственными органами в установленном порядке средств бюджета, выделенных на финансирование работ по настоящему контракту
  • в иных, предусмотренных законодательством РФ случаях:

● Право требования выручки по контракту не возникает, прекращается или утрачивается, если по контракту поступят авансы, так как залог распространяется на выручку за выполненные работы
● Необходимо письменное согласие заказчика/покупателя по контракту на залог прав выручки, в случае если данное требование предусмотрено договором.
● Наступление просрочки по кредитному договору не дает Банку прав распорядиться правом по своему усмотрению. В данном случае требуется обращение в арбитражный суд, а в дальнейшем реализация предмета залога с торгов (Закон «О залоге» не устанавливает специальной процедуры реализации заложенных прав).
● В период действия кредитного договора существует вероятность того, что залогодатель и его должник внесут изменения, в соответствии с которыми исключается возможность передачи кредитором своих прав по договору (п. 3 ст. 453 ГК РФ) на весь период действия договора (контракта) с даты его заключения в уже существующее обязательство, которые лишат банк реальной возможности обратить взыскание на предмет залога — на выручку, которая будет поступать на расчетный счет Банка после внесения таких изменений.

Способы минимизации рисков

  1. Заключение 3-х стороннего соглашения между Банком, Кредитором и стороной по договору о том, что все изменения к договору могут быть внесены только после их согласования Кредитором.
  2. Экспертиза контракта на его наличие в государственном реестре. Например, по СПб данный реестр можно посмотреть на сайте: www.dz-spb.ru/contract/seach.
  3. Анализ контрагентов заемщика путем получения информации из открытых источников и на основе данных, таких как история взаимоотношений, периодичность поставок, исполнительская и платежная дисциплина контрагента, полученных от самого заемщика.
  4. Уведомление заказчика о залоге прав требования по контракту. Например в течение 3-5 рабочих дней с момента подписания кредитного договора.
    Если в период действия кредитного договора, заказчик заключит с заемщиком дополнительное соглашение на запрет предоставления в залог прав требования по контракту, оно будет действовать только на договора залога оформленные после установления данного запрета. Именно поэтому, в целях снижения рисков, требуется данное уведомление.
  5. В случае, если договором не предусмотрен поквартальный/ежемесячный график работ, необходимо запросить внутренний график работ и на основании его планировать прогноз ДДС, а так же срок погашения и график погашения кредита.
  6. Необходимо учитывать специфику авансирования гос.контрактов, а также изменения графиков финансирования со смещением на конец года.
  7. Обязать заемщика условиями кредитного договора ежемесячно (например, не позднее 5-ти рабочих дней месяца следующего за отчетным) предоставлять в банк отчет о выполненных и оплаченных работах по договорам, а так же журнал учета выполненных работ по форме № КС-6а.
  8. Предусмотреть в кредитной документации условие о том, что текущая сумма задолженности по открываемой кредитной линии не может превышать 50%-90% (на усмотрение банка, в т.ч. в зависимости от консолидированного уровня риска) от оставшейся суммы неисполненных обязательств по контрактам.
  9. Если кредитным договором предусматривается КЛЛЗ с графиком погашения кредита, т.е. до момента окончательного срока использования линии поступления по контракту не направляются на погашение кредита, как предусматривается стандартной схемой такого вида кредитования, можно предусмотреть следующее:
    В случае, если остаток неоплаченной части по указанным контракта не будет соответствовать указанной выше пропорции, Заемщик обязан:

Другие статьи:  Приставы левобережного района телефон

● не менее 80% денежных средств, поступающих по контракту, направлять в погашение обязательств по открываемой кредитной линии до момента выполнения вышеуказанной пропорции
● оформить в залог Банку права требования по действующему/щим контракту/ам с остатком неоплаченных частей в сумме достаточной для выполнения вышеуказанной пропорции и сроком/ами исполнения не ранее истечения срока кредитного договора.

В случае неисполнения вышеуказанных условий Банк имеет право на признание ссудной задолженности срочной ко взысканию, а также право на безакцептное списание денежных средств со счетов Заемщика в погашение задолженности перед Банком.
Право банка отказать в предоставление очередного транша в счет кредитной линии, в случае если текущая задолженность по кредиту с учетом испрашиваемого транша превысит 80% от оставшейся суммы неисполненных обязательств по государственному контракту.
График погашения можно установить, если по контракту достаточно поступлений на весь срок кредитования, в т.ч на период графика погашения (например превышает в 2-3 раза). В противном случае, целесообразно предусмотреть «овердрафтную» схему кредитования – погашение задолженности происходит как только поступают денежные средства по контракту, при этом заемщик имеет право на возобновление кредитной линии при соблюдении установленного банком норматива в части остатка неоплаченной части контракта.
В кредитном договоре, данное условие можно озвучить так:

● предоставление траншей по кредитной линии осуществляется при условии, что совокупная величина ссудной задолженности заемщика перед Банком не превысит 80% остатка по контрактам
● заемщик обязан направлять в погашение своих обязательств перед Банком не менее 80% выручки, поступающей по контрактам.

  • Наличие иных договоров, поступления выручки по которым достаточно для погашения кредита.
  • В заключении необходимо отразить порядок оплаты и приемки работ, особые условия договора
  • Заключение трехстороннего соглашения о расчетах между Банком, Заказчиком и Клиентом или открытие аккредитива в пользу Клиента, при этом банк-эмитент или подтверждающий банк является приемлемым для Банка.
  • Необходимо проверить наличие статьи расходов в Адресной инвестиционной программой, предусмотренной Законом соответствующего субъекта РФ. Например в СПб, статью расходов по конкретному заказчику можно посмотреть в Законе «О бюджете СПб на 2010 год и плановый период 2011 и 2012 годов».
  • Наличие у подрядчика разрешительной документации на осуществление соответствующих видов работ. Например, у строительной организации это должно быть как минимум Свидетельство о допуске к определенному виду или видам работ, которые оказывают, который выдает СРО (саморегулируемая организация) и Ордер на производство плановых работ (земляные работы), который выдает Государственная административно-техническая инспекция.
  • Залог прав, вытекающих из договора, требует соблюдения определенных дополнительных условий, предъявляемых к этому договору. Т.е. требуется ряд дополнительных документов, подтверждающих наличие таких прав у кредитора. Указанными документами могут быть акты сверки взаимной задолженности между сторонами договора, а также документы, подтверждающие исполнение обязательств по контракту залогодателем.
  • Наличии оплаченной страховки. Как правило, сумма страховки предусматривается конкурсной документацией и оплачивается в момент заключения контракта.
  • Государственный контракт можно заложить в сейфинг на время действия кредита в целях минимизации рисков двойного залога.
  • Залог права требования

    Подборка наиболее важных документов по запросу Залог права требования (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

    Нормативные акты: Залог права требования

    Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Залог права требования

    Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

    Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

    Формы документов: Залог права требования

    Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

    Документ доступен: в коммерческой версии КонсультантПлюс

    Кредит под залог имущественных прав на выручку по контрактам

    Для восполнения дефицита собственных оборотных средств, возникающего в период с проведения расчетов с поставщиками и подрядчиками по факту выполнения ими работ до поставки техники/оборудования конечному заказчику (до поступления выручки по контракту)

    Основные преимущества продукта

    • возможность замещать в обороте более дорогие собственные средства;
    • возможность получения кредитов в разных валютах — рублях, долларах, евро;
    • возможность привлекать ресурсы на любой срок, в т.ч. на длительный срок;
    • возможность привлекать ресурсы без предоставления дополнительного обеспечения;
    • возможность досрочного погашения кредитов;
    • процентная ставка за привлечённые ресурсы может быть, как фиксированная, так и плавающая;
    • возможность оперативного привлечения финансирования на условиях, соответствующих условиям контракта.

    Условия кредитования определяются индивидуально, в зависимости от финансового состояния клиента и потребностей бизнеса.

    Кредитование под залог прав и уступку денежного требования

    Виды обеспечения кредита

    Для российского рынка корпоративных и структурированных кредитов характерен достаточно ограниченный набор используемых видов обеспечения: большинство из тех, на основе оценки которых (наряду с анализом финансового положения заемщика, экономики сделки и других факторов) принимается то или иное решение по кредитным заявкам, сводится к залогам тех или иных активов, включая имущественные права, поручительствам и банковским гарантиям. В то же время целый ряд других широко используемых в международной банковской практике видов обеспечения и инструментов структурирования кредитных сделок отсутствует или применяется редко (к ним относятся обеспечительная уступка, залог будущих прав требования и специальные обеспечительные, накопительные или залоговые счета). Соответственно для участников кредитной операции разнятся как собственно возможность, так и правовые последствия наступления залоговых случаев в том или ином правовом поле.

    Обеспечиваемое обязательство

    Кредитование под залог прав и уступку денежного требования относится к кредитным технологиям, применяемым преимущественно в структурированном торговом и проектном финансировании и получившим широкое развитие в международной банковской практике. Объектами кредитования могут быть как торговые, так и промышленные корпорации, представляющие топливно-энергетический, металлургический, лесопромышленный и другие сектора экономики, в первую очередь экспортно ориентированные, имеющие устойчивые рынки сбыта на выпускаемую продукцию и платежеспособных покупателей. Сроки кредитования могут различаться в зависимости от целей и специфики той или иной операции, состояния бизнеса и кредитоспособности заемщика: это могут быть как краткосрочные (от 6 до 12 мес.) сделки или операции по поддержанию ликвидности заемщика, так и среднесрочное или долгосрочное (до 5–8 лет) инвестиционное кредитование на цели технического перевооружения предприятий.

    Отличия от факторинга и форфейтинга

    Рассматриваемые кредитные технологии не следует отождествлять с факторинговыми сделками и форфейтингом, в основе которых лежат торгово-комиссионные транзакции, предусматривающие покупку (инкассирование) факторской компанией дебиторской задолженности клиента на условиях немедленной оплаты большей части стоимости отфактурованных товарных поставок и уплаты остальной части с учетом дисконта в строго определенные сроки независимо от поступления выручки от дебиторов. Форфейтинг, также представляющий собой покупку дебиторской задолженности без права регресса (права обратного требования) на продавца, от факторинга отличает лишь то, что, в то время как факторинговая компания обычно приобретает краткосрочные требования к компании-должнику, банк, занимающийся форфейтингом, покупает векселя (часто авалированные банком покупателя), представляющие собой среднесрочные и долгосрочные требования к дебитору.

    В отличие от факторинговых сделок и операций форфейтинга при отсутствии случаев невозврата при кредитовании под залог прав и уступку денежного требования, отчуждения прав заемщика на дебиторскую задолженность его контрагентов (по аналогии с покупкой дебиторской задолженности, но в форме обращения взыскания на залог соответствующих прав и их переход к кредитору) не происходит, и по погашении кредита предоставленный залог в соответствии с обычной практикой кредитования высвобождается.

    Примеры на российском рынке

    Кредитные технологии с применением обеспечительной уступки и залога права денежного требования использовались в соглашении по нефти и газу между Экспортно-импортным банком США (Эксимбанк), Банком России и Минфином России, в рамках которого в 90-х гг. от зарубежных кредитных институтов под гарантии Эксимбанка были привлечены кредитные ресурсы на финансирование инвестиционных программ российского нефтегазового комплекса. Аналогичные технологии применялись при структурировании обеспечения кредитов для лесопромышленной компании «Рослеспром», которая в тот же период подписала с Эксимбанком соглашение (меморандум) о взаимопонимании по финансовой поддержке проектов в российской лесопромышленной отрасли. Обязательным условием этих соглашений, наряду с обеспечительной уступкой и залогом в пользу иностранных кредиторов прав заемщика на получение экспортной выручки от реализации продукции, производимой на модернизируемых предприятиях, являлось открытие заемщиками в иностранных банках специальных обеспечительных счетов, на которые в определенном сторонами порядке и объеме зачислялись экспортные поступления для их последующего обращения на обслуживание долга.

    Рассмотрим более подробно механизм кредитования под залог прав и обеспечительную уступку денежного требования на примере организации финансирования коммерческими банками экспортных поставок российской машиностроительной продукции.

    Кредитование под залог прав

    По договору кредитования под залог прав указанный вид залога обеспечивает обязательства должника по уплате кредитору денежных сумм в том объеме, в котором требование кредитора в рамках заключенного соглашения будет иметь место к моменту его удовлетворения, в частности, по уплате/возмещению суммы:

    — комиссий и вознаграждений;

    — расходов кредитора по соглашению;

    — убытков, причиненных просрочкой исполнения обязательств;

    — расходов залогодержателя по взысканию долга;

    — расходов по обращению взыскания и реализации прав, составляющих предмет залога.

    Более подробно обязательство должника, обеспеченное залогом по договору кредитования под залог прав, включая размер и срок его исполнения, оговаривается в соответствующем соглашении, о содержании которого залогодатель ставится в известность. В обязательные для такого рода документов заверения залогодателя входят как достаточно стандартные для используемых в международной практике, так и специфические для данного вида залога статьи кредитного договора. Так, залогодатель заверяет, что:

    — права, составляющие предмет залога, принадлежат ему на законных основаниях, под арестом и в споре не состоят, не обременены каким-либо образом;

    — залогодатель не имеет препятствий в осуществлении прав, составляющих предмет залога (в т.ч. и путем обращения в суд, арбитражный суд или иными способами), вызванных действиями (бездействием) третьих лиц или его собственными;

    — кредитор является единственным залогодержателем предмета залога;

    — в отношении залогодателя не применяются процедуры, предусмотренные законодательством о несостоятельности (банкротстве), не возбуждено производство об их применении, а равно не принимались решения и не совершались иные действия, направленные на прекращение его деятельности;

    — залогодатель не совершал никаких действий, направленных на отчуждение предмета залога или передачу каких-либо своих прав на него, кроме как в соответствии с заключаемым договором;

    — залогодатель предпринял все корпоративные действия, необходимые для утверждения решения о заключении и выполнении настоящего договора, и все необходимые одобрения и разрешения, связанные с заключением договора, были им надлежащим образом получены;

    — договор подписывается уполномоченным лицом залогодателя и это лицо совершило все действия и выполнило все формальности для заключения договора и вступления его в силу.

    Предмет залога и права сторон

    В обеспечение исполнения обеспечиваемого обязательства должника залогодатель предоставляет залогодержателю по договору кредитования в залог права требования на выручку, поступающую заемщику по соответствующим контрактам и (или) договорам комиссии на установленную сумму (обычно фиксируется ее минимальный размер и дается поконтрактная разбивка). Как правило, залоговая стоимость соответствует сумме закладываемых прав требования на выручку, хотя, так же как и при залогах материальных активов, возможно дисконтирование суммы прав требования с учетом сопутствующих операции коммерческих, финансовых, операционных и иных рисков. Иначе говоря, речь идет о применении того или иного повышающего коэффициента при определении минимально необходимого объема залога прав требования на будущие денежные поступления по заключенным и (или) уже «работающим» коммерческим контрактам.

    Права кредитора и залогодателя предусматривают, что кредитор имеет право на пересмотр залоговой стоимости предметов залога по согласованию с залогодателем, предмет залога остается у залогодателя, а все последующие его залоги допускаются только с согласия залогодержателя.

    Обязанности залогодателя

    — по требованию залогодержателя незамедлительно представлять залогодержателю должным образом заверенные копии документов, подтверждающих существование, действительность, условия осуществления, размер заложенных прав и иные существенные обстоятельства в отношении заложенных прав, а незамедлительно после обращения взыскания на предмет залога — подлинники таких документов;

    — совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности прав;

    — не отчуждать предмет залога, не передавать его во владение, пользование третьим лицам, не обременять его каким-либо образом и не распоряжаться им без письменного согласия залогодержателя;

    — не совершать действий, которые влекут прекращение прав или уменьшение их стоимости;

    — принимать меры, необходимые для защиты предмета залога от посягательств со стороны третьих лиц; совершать действия, которые необходимы для обеспечения действительности залога; сообщать залогодержателю о действиях третьих лиц против предмета залога и (или) об их притязаниях на него;

    — не изменять без согласия залогодержателя юридические основания, на которых существуют права, в части объема прав, порядка и способа их осуществления, порядка и способа осуществления денежных расчетов;

    Другие статьи:  Федеральный закон от 21121996 года 159 фз

    — в случае возникновения спора с третьими лицами о предмете залога добросовестно выполнять свои процессуальные обязанности, включая представление доказательств, подтверждающих принадлежность предмета залога залогодателю;

    — сообщить лицам, обязанным перед залогодателем по правам, о залоге прав;

    — сообщать залогодержателю по его требованию сведения об изменениях, связанных с предметом залога, и иную информацию о предмете залога.

    Залогодатель не имеет права зачета или удержания в отношении залогодержателя и, как правило, выражает согласие с тем, что договор обеспечивает также требования любого правопреемника кредитора по соглашению, хотя в определенных случаях возможно применение тех или иных согласовательных и (или) уведомительных процедур.

    Отдельные права залогодержателя

    Залогодержатель имеет право:

    — вступать в качестве третьего лица в дело при рассмотрении иска, касающегося предмета залога;

    — при нарушении залогодателем условий настоящего договора приостанавливать операции с предметом залога;

    — в случае непринятия залогодателем необходимых мер защиты предмета залога от посягательств со стороны третьих лиц самостоятельно принимать меры, необходимые для защиты предмета залога от нарушений со стороны третьих лиц;

    — контролировать сохранность предмета залога и выполнение условий настоящего договора, в том числе с привлечением по выбору залогодержателя третьих лиц;

    — при исполнении договора кредитования залогодержатель вправе производить все необходимые конверсии из одной валюты в другую по курсу, применяемому залогодержателем для своих клиентов на дату такой операции.

    Обращение взыскания

    В случае неисполнения должником обязательств по соглашению залогодержатель имеет право обратить взыскание на предмет залога по своему выбору как в судебном, так и во внесудебном порядке. Обращение взыскания на предмет залога во внесудебном порядке производится путем направления залогодержателем залогодателю соответствующего уведомления. С момента получения такого уведомления залогодатель обязан прекратить все операции с предметом залога и проводить их в дальнейшем только по распоряжению залогодержателя.

    Реализация предмета залога

    Реализация предмета залога, на который обращается взыскание, осуществляется в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом залогодержатель, основываясь на заключенном договоре, вправе самостоятельно реализовывать предмет залога или привлекать для этого третьих лиц. Суммы, полученные от реализации предмета залога, направляются в первую очередь на покрытие задолженности должника по соглашению, во вторую — на покрытие всех расходов, издержек, обязательств и задолженностей, оплаченных, понесенных или представленных к оплате кредитору в связи с осуществлением его прав по договору кредитования, в том числе в связи с обращением взыскания и реализацией предмета залога. Все расходы и сборы, связанные с хранением и реализацией предмета залога, осуществляются за счет залогодателя.

    Кредитование под уступку денежного требования

    Предмет договора

    В соответствии с договором о кредитовании под уступку денежного требования банк-кредитор (или его финансовый агент) обязуется предоставить клиенту кредитную линию с установленным лимитом задолженности и сроком погашения на условиях, оговариваемых сторонами в соответствующем соглашении о предоставлении кредитной линии, а клиент обязуется передать (уступить) банку права требования на получение выручки в оговоренной сумме, причитающейся клиенту в оплату поставляемых инвестиционных товаров (имущества) по контракту (договору), заключенному между клиентом и его контрагентом (должником), как существующие, так и те, которые возникнут в будущем. Права требования передаются (уступаются) банку в целях обеспечения исполнения обязательств клиента по соглашению в соответствии с нормами главы 43 ГК РФ. Допускается дальнейшая беспрепятственная уступка прав требования и иных прав по договору, хотя стороны могут договориться о тех или иных предварительных согласовательных и (или) уведомительных процедурах.

    Порядок исполнения договора

    Незамедлительно после подписания договора о кредитовании под уступку денежного требования клиент обязан уведомить должников об уступке им прав требования и о том, что в соответствии с заключенным договором платеж, совершенный должником по контракту по требованию банка, будет являться надлежащим, а также предоставить банку копию такого уведомления и доказательства его вручения должнику. Права требования переходят к банку в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения клиентом любого из своих денежных обязательств перед банком по соглашению на тех условиях, которые будут существовать на момент их перехода. При наступлении указанного случая перехода банк уведомляет об этом клиента.

    С момента получения клиентом уведомления о наступлении случая перехода прав требования они переходят к банку и клиент не вправе самостоятельно требовать от должника платежей по контракту до момента полного погашения клиентом задолженности по соглашению. Любое такое требование платежей может быть заявлено клиентом только при наличии письменного разрешения со стороны банка, и такие действия будут рассматриваться как совершаемые клиентом в качестве представителя банка в пределах полномочий, предоставленных банком в указанном письменном разрешении.

    После наступления случая перехода права требования клиент не вправе без согласия банка распоряжаться денежными средствами, поступающими от должника по контракту на его счета, открытые в этом банке. В случае необходимости получения дополнительных разрешений государственных органов, предусмотренных действующим законодательством РФ, для исполнения договора клиент предоставляет банку право действовать от своего имени для выполнения всех необходимых действий и формальностей (с выдачей банку соответствующей доверенности по его требованию). Наряду с этим клиент безотзывно и безусловно предоставляет банку право в любой момент после наступления случая перехода прав требования без дополнительных распоряжений выполнить за клиента все действия, необходимые для осуществления действующих в период договора о финансировании мер валютного регулирования и контроля в отношении валютной выручки по контракту, поступающей на открытые в банке транзитные валютные счета клиента. При этом банк не несет ответственности перед клиентом за возможные убытки, связанные с осуществлением таких мер валютного регулирования и контроля, если только убытки не вызваны умыслом либо грубой неосторожностью со стороны банковских служащих.

    Соотношение уступки прав требования и кредитного соглашения

    Существенным является тот факт, что состоявшаяся уступка прав требования сама по себе не влечет за собой каких-либо изменений в правах и обязанностях сторон по кредитному соглашению, в том числе не затрагивает обязанности клиента погасить задолженность по соглашению в порядке и на условиях, в нем предусмотренных. Суммы, полученные банком по контракту, направляются им на погашение задолженности клиента по соглашению. Если таких сумм окажется недостаточно для полного погашения задолженности, то клиент остается ответственным за остаток задолженности. Если такие суммы превысят размер задолженности клиента по соглашению, банк будет обязан вернуть клиенту сумму превышения.

    Обязанности клиента

    — без предварительного письменного согласия банка не расторгать и не изменять контракт, не отказываться от прав требования, не уступать права требования третьим лицам, не передавать их в доверительное управление и не обременять их каким-либо иным образом;

    — незамедлительно после заключения договора и соглашения предоставить банку заверенные копии контракта, документов, свидетельствующих о его исполнении, и иных документов, имеющих значение для осуществления прав требования, а немедленно после наступления случая перехода — подлинники таких документов;

    — по требованию банка предоставлять иные документы и информацию, имеющие, по мнению банка, значение для осуществления прав требования.

    Нормативно-правовые вопросы и способы их решения

    Необходимо иметь в виду, что согласно превалирующей на российском банковском кредитном рынке оценке качества залогов, ранжированных по нисходящей, наиболее часто рассматриваемые в статье имущественные права оказываются на последнем месте, уступая таким видам залогового обеспечения, как ипотека, считающаяся наилучшим и в наибольшей степени обеспечивающим интересы кредитора видом залога. Далее следует любое другое ликвидное имущество (например, оборудование), хотя с его реализацией у банка могут возникнуть проблемы, и даже такой вид залога, который реально выполняет лишь функцию оптимизации резервов банка-кредитора, как товары в обороте. Представляется, что залог имущественных прав в широком смысле (это относится и к другим правам, например инвестиционным) и прав денежного требования в частности имеет недостаточно четкую процедуру обращения взыскания (действительно, как заставить контрагента платить банку, т.е. получить и юридически закрепить за собой эти права и, тем более, выполнив процедуру обращения взыскания, продать их третьему лицу?). Существуют как нормы Закона РФ от 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге», регламентирующие порядок внесудебного взыскания, так и положения ГК РФ об уступке прав на основании соответствующего соглашения. Следовательно, закономерен вопрос: залог прав равнозначен уступке прав? Поэтому при отказе заемщика заключить такое соглашение (приравниваемое к соглашению о внесудебном порядке взыскания задолженности) контрагент, который не готов перечислять кредитору деньги или передавать имущество, может использовать эту некую двусмысленность законодательства о залоге и Гражданского кодекса. В этом случае банку придется обращаться в суд и требовать перевода на себя прав, а также совершать прочие длительные юридические процедуры (торги), за время которых являющиеся предметом залога права могут… «исчезнуть».

    Тем не менее кредитование под залог прав и уступку денежного требования не противоречит нормам российского права и является нормальной, хотя и редко применяемой банковской практикой. При правильной организации данного вида кредитования поступающая выручка зачисляется на счет заемщика в обслуживающем банке и в безакцептном порядке списывается в погашение кредита. Поэтому чаще всего в качестве кредитного продукта используются кредитные линии.

    Использование кредитных технологий, в основе которых лежат не «прописанные» или не имеющие надлежащей нормативно-правовой базы финансовые и другие обеспечительные инструменты, вызывает необходимость стыковки и гармонизации применяемых норм корпоративного права по российскому и зарубежному законодательству. Следует заметить, что понятие «обеспечительная уступка» применимо не только к случаям перехода от заемщика к кредитору прав денежного требования (дебиторской задолженности), но и целого ряда других прав заемщика, равно как и иных участников операции, вытекающих из соответствующих договоров и соглашений (банковские гарантии, поручительства, инжиниринговые, строительные и коммерческие контракты, толлинговые соглашения и др.).

    Одной из применяемых на практике кредитных технологий с использованием обеспечительной уступки и залога прав денежного требования в отсутствие адекватной нормативной базы по российскому законодательству является совместная организация кредитования таких операций российскими банками и их партнерами — зарубежными финансовыми учреждениями. За российским банком-резидентом в этом случае закрепляются такие функции, как ведение текущих рублевых и валютных счетов заемщика и контроль за его финансовыми потоками по «работающим» экспортным контрактам, оформление паспортов экспортных сделок, формирование и управление имеющимся обеспечением в виде принадлежащих заемщику на правах собственности имущественных комплексов, оборудования и иных активов, проведение по поручению клиента конверсионных операций и др.

    В рамках данной конструкции иностранный кредитный институт по согласованию с экспортером и российским банком-партнером может отвечать за структурирование и реализацию соглашений об обеспечительной уступке и залоге прав денежного требования с подчинением соответствующей договорной документации зарубежному праву, имеющих необходимую базу для регулирования правоотношений сторон по такого рода договорам. При этом на основании соответствующего соглашения между участниками операции являющаяся источником погашения кредита экспортная выручка предоставляемого российскому экспортеру кредита аккумулируется либо на корреспондентском счете «ностро» российского банка в иностранном банке, либо на счете, открываемом в иностранном банке непосредственно экспортером. Как правило, для таких банковских счетов устанавливается особый режим зачисления и списания денежных средств, вытекающий из соответствующей договорной (коммерческой) документации. Что же касается собственно кредитования, то при наличии принципиального одобрения заемщика этот вопрос решается уже на межбанковской основе: банки-партнеры определяются, кто из них и в каком объеме (соотношении) обеспечивает предоставление необходимых кредитных ресурсов. Это может быть и прямой кредит иностранного банка российскому экспортеру, и зарубежное фондирование кредита, предоставляемого заемщику российским банком, и финансирование клиента банками-партнерами на паритетных началах. Здесь важно сформировать четкую межбанковскую договорную базу и обеспечить слаженную работу банков-партнеров, с тем чтобы выдача денежных средств не опережала реальное возникновение и надлежащее юридическое оформление соответствующих видов обеспечения (т.е. использование кредита было бы возможно только при наличии надлежащего основания для оформления залоговых прав). Это особенно актуально, когда в качестве залога рассматриваются будущие права денежного требования, которые в тех или иных ситуациях могут и не возникнуть.

    Рассмотренные кредитные технологии, в течение длительного времени успешно применяющиеся в международной банковской практике, представляется целесообразным шире использовать на российском банковском рынке. Такие технологии могут применяться финансовыми учреждениями как в качестве вторичного обеспечения кредита, так и автономно, в том числе при отсутствии какого-либо иного обеспечения кредита, если, тем не менее, по тем или иным причинам заинтересованность в финансировании сделки с данным клиентом у кредиторов имеется, а финансовое положение клиента, организация бизнеса, контрактная база и перспективы развития сотрудничества отвечают банковским требованиям, например, когда клиентами выступают предприятия и компании нефтяной и газовой промышленности. Другой возможностью может быть применение рассмотренных технологий кредитования в «пакете» с традиционными на российском кредитном рынке видами обеспечения, то есть их «встраивание» в качестве компонентов в более сложную и развернутую структуру обеспечения кредита. Такими видами обеспечения, а также финансовыми инструментами, усиливающими позицию кредиторов, могут, наряду с упомянутыми, являться, например, обязательства основных акционеров заемщика по поставкам собственной ликвидной продукции, наступающие ранее их прямых платежных обязательств в рамках договора поручительства, а также резервные кредиты, в течение определенного периода «страхующие» основного кредитора от сбоев в обслуживании задолженности и таким образом предоставляющие выигрыш во времени для урегулирования проблем с погашением кредита в случае их возникновения.