Власова на Досудебное производство в уголовном процессе

Сокращенная форма досудебного производства: об эффективности в уголовном процессе и судопроизводстве у мирового судьи (Губарев И.С.)

Дата размещения статьи: 31.10.2017

Российская Федерация согласно ст. 2 Конституции — правовое государство, высшей ценностью которого являются человек, его права, свободы и законные интересы. Основная цель Российского государства — обеспечение, соблюдение и защита изложенных реалий во всех сферах жизнедеятельности человека и государства.
Уголовное судопроизводство на протяжении всего своего существования, в том числе и до создания Российской Федерации, озадачено поиском новых, усовершенствованных форм судопроизводства и рассмотрения их в судах, которые позволяют более быстро и эффективно решать поставленные задачи, дают толчок к следующей ступени развития уголовно-процессуального права.
В современных условиях с учетом действующего закона и порядка, а также исторического опыта в данной области мы можем увидеть четко установленную тенденцию к упрощению досудебных форм производства, применяемых в практической деятельности сотрудников правоохранительных органов, при условии обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов физических, юридических лиц и организаций, пострадавших в результате совершенного преступления, и одновременно защиты личности от необоснованного и незаконного обвинения, от ограничения и лишения прав, свобод и законных интересов.
Одним из последних нововведений в уголовно-процессуальное законодательство, касающихся данной тематики, является принятие Федерального закона от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым в УПК РФ введена новая гл. 32.1 «Дознание в сокращенной форме» .
———————————
Федеральный закон от 4 марта 2013 г. N 23-ФЗ «О внесении изменений в статьи 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (с изм. и доп.) // СПС «КонсультантПлюс».

Необходимо отметить, что еще до появления в УПК РФ гл. 32.1 в России уже существовали различные варианты сокращенной процедуры досудебного производства.
Одним из первых проявлений так называемой сокращенной формы досудебного производства было создание в 1922 г. судебных приказов и дежурных камер. Их главной особенностью было при признании лицами, обвиняемыми в совершении преступления, своей вины и если дело, по мнению лиц, производивших задержание, не требовало особого расследования, данная категория лиц вместе с делом и вещественными доказательствами доставлялась сразу в дежурные камеры .
———————————
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 25 мая 1922 г., гл. 28 «Особые производства в народном суде», ст. 398 // СПС «КонсультантПлюс».

Позже появилась протокольная форма досудебной подготовки материалов, введенная Указом N 5362-6 Президиума Верховного Совета СССР 26 июля 1966 г. «Об усилении ответственности за хулиганство» и представляющая собой уголовно-процессуальную деятельность специализированных органов, осуществляющих предварительное расследование в форме дознания по сбору и подготовке материалов по совершенным деяниям, имеющим признаки состава преступления и не представляющим большой общественной опасности и сложности в расследовании .
———————————
Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1966 г. N 5362-6 «Об усилении ответственности за хулиганство» // СПС «КонсультантПлюс».

Данная форма первоначально применялась к делам о хулиганстве, позднее, в 1977 г., распространила свое действие на дела о мелких хищениях.
24 января 1985 г. появилась гл. 34 УПК РСФСР, которая называлась «Протокольная форма досудебной подготовки материалов». Данная глава включила в себя 20 составов преступлений (ст. 414 УПК РСФСР) .
———————————
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 24 января 1985 г., раздел 9, гл. 34, ст. 414 «Порядок производства» // СПС «КонсультантПлюс».

После принятия ряда законов, в частности таких как Закон РФ от 21 декабря 1996 г. N 160-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса РФ» , список преступлений, которые возможно было бы расследовать, используя протокольную форму досудебной подготовки материалов, увеличился до пятидесяти составов преступлений.
———————————
Закон РФ от 29 мая 1992 г. N 2869-1 «О внесении изменений и дополнений в закон РСФСР «О судоустройстве РСФСР», Уголовно-процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы РСФСР» // СПС «КонсультантПлюс»; Закон РФ от 21 декабря 1996 г. N 160-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР в связи с принятием Уголовного кодекса РФ» // СПС «КонсультантПлюс».

В последующие годы уже в УПК РФ появился еще один сокращенный вариант по уголовному судопроизводству, который был закреплен в гл. 40 УПК и имел название «особый порядок производства».
Данная форма могла быть применена в уголовном процессе только в том случае, если обвиняемый был согласен с предъявленным ему обвинением и с принятием судебного решения о назначении производства в особом порядке. Тем самым лицо, подвергаемое обвинению, позволяло суду принимать решение без проведения судебного разбирательства, что сокращало время всего хода расследования по уголовному делу за счет исключения судебного следствия.
Изложенное позволяет сделать вывод о том, что появление данных видов процессуальных форм в уголовно-процессуальном законодательстве свидетельствует о том, что законодатель стремится упростить систему уголовного расследования с целью сделать ее более эффективной. В связи с этим возникает вопрос о целесообразности создания такого правового института и его влиянии на общество, человека.
Как отмечает В.Г. Глебов, при рассмотрении вопроса об упрощении, сокращении процессуальной процедуры производства следует сделать два вывода:
если существует возможность сокращения — значит, имеется что-то лишнее, то, что устраняется либо упрощается;
необходимо тщательное исследование вопроса о том, насколько такие преобразования в системе уголовно-процессуального законодательства эффективны и безболезненны .
———————————
Дознание в сокращенной форме: вопросы законодательной регламентации и проблемы правоприменения: сб. ст. / Федер. гос. авт. образоват. учреждение высш. проф. образования «Волгогр. гос. ун-т»; общ. ред. и предисл. И.С. Дикарева; редкол.: И.С. Дикарев (отв. ред.) и др. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2013. 113 с. С. 15 — 21.

При проведении сравнительного анализа существовавших и существующих сокращенных форм производства мы выделили два основных направления изменений:
— упрощение формы досудебного производства за счет сокращения процессуальных сроков производства;
— изменение прав и обязанностей участников уголовного судопроизводства.
Одной из главных предпосылок сокращенной формы производства было введение принципа «разумного срока уголовного производства», установленного ст. 6.1 УПК РФ, что, в свою очередь, требует выработки новых предложений, предусматривающих сокращение по уголовным делам процессуальных сроков досудебного производства.
Как установлено ранее проведенными исследованиями, срок предварительного следствия, по которым обвиняемый содержится под стражей, составляет 5 и 3 месяца по уголовным делам, расследуемым в форме дознания. Установленные процессуальные сроки существенно снижают эффективность производства по уголовному делу и применению мер принуждения в отношении лица, обвиняемого в совершении преступления, а также в части реализации конституционных прав потерпевшего, установленных ст. 52 Конституции РФ, на возмещение причиненного ему вреда и доступ к правосудию.
Идея законодателя о введении сокращенного дознания могла быть реализована только с учетом всех возможных последствий ее применения.
Во-первых, сокращение сроков судопроизводства означает сокращение всей процедуры дознания в целом, а следовательно, и упрощение уголовно-процессуальной деятельности всех ее элементов, т.е. уменьшение сроков производства дознания, что напрямую влияет на правовое положение участников уголовного процесса в доказывании.
Одним из примеров упрощения уголовно-процессуальной деятельности участников процесса является обязанность дознавателя в соответствии с ч. 2 ст. 226.5 УПК РФ производить только те следственные и иные процессуальные действия, непроизводство которых может привести к невосполнимой утрате следов преступления, ценной информации и иных доказательств. При всем этом дознаватель имеет право на упрощение процедуры производства с учетом конкретных обстоятельств дела.
С учетом этого возникает вопрос: «Где же в уголовно-процессуальном праве закреплены те категории обстоятельств, критерии их оценки, на основании которых дознаватель имеет право на упрощение производства?» Их нет. То есть дознаватель на основании своего личного мнения и опыта оценивает конкретные обстоятельства и принимает решение не проводить те или иные следственные действия. Данные действия дознавателя не всегда могут быть обоснованны и могут существенно влиять на все производство по уголовным делам и решение, выносимое по его окончании. Следовательно, эти действия затронут не только дознавателя, не оценившего в полной мере те или иные обстоятельства, но и всех участников уголовного процесса, в части соблюдения их прав и свобод.
Изложенное позволяет автору констатировать, что установленные законодателем процессуальные правила являются проблемой, которая может иметь потенциально-негативные последствия — введение презумпции достоверности в ходе сокращенного дознания. Что это такое? Презумпция достоверности полученных дознавателем доказательств, если они не были оспорены подозреваемым и его защитником, а также потерпевшим и его представителем в соответствии с п. 1 ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ, определяет рамки судебного разбирательства в установлении истины по уголовному делу на основании субъективного мнения некоторых участников уголовного процесса.
В ходе анализа введенных законодателем новелл в области сокращенного производства нами выявлено существенное противоречие этих новелл общим нормам УПК РФ в области доказывания. Так, согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ доказательствами признаются сведения и информация, полученные от участников процесса в ходе расследования при производстве допроса в соответствии со ст. 77 — 80 УПК РФ.
Согласно существующим нормам уголовно-процессуального законодательства допрос является следственным действием, однако дознаватель в соответствии с п. 2 ч. 3 ст. 226.5 УПК РФ имеет право не допрашивать лиц, в ходе проверки от которых были отобраны объяснения.
Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что в ходе сокращенного производства доказательствами должны являться объяснения. Но это не соответствует установленным общим нормам уголовно-процессуального законодательства, в частности ст. 75 УПК РФ, в соответствии с которой объяснения не включены в перечень доказательств.
По результатам исследования зарождения и последующего развития сокращенных форм выявлены теоретические недостатки существовавших ранее и существующих на данный момент сокращенных форм производства, способы и возможности применения их в практической деятельности. Сокращенная форма производства, в частности сокращенное дознание, с точки зрения правоприменительной практики является эффективным способом решения лицами, осуществляющими уголовное расследование, поставленных задач за счет сокращения сроков расследования и объема выполняемых на данном этапе процессуальных действий, носящих на практике нередко формальный характер.
При производстве уголовного расследования в форме сокращенного дознания существуют не только отдельные недостатки процедур расследования, но и по отношению к общим положениям уголовно-процессуального права в области обеспечения прав, свобод и законных интересов участников уголовного судопроизводства.
Таким образом, сокращение процессуальных сроков уголовного расследования и обязательного на сегодня объема проводимых дознавателем процессуальных действий призвано способствовать повышению эффективности расследования уголовных дел, при этом может пострадать качество расследования, а следовательно, снизится эффективность сокращенного дознания.
Однако процесс дальнейшей дифференциации форм уголовного судопроизводства должен развиваться путем внедрения в УПК новых форм досудебного производства, заимствования их из предыдущего отечественного и существующего зарубежного опыта, в частности протокольной формы досудебной подготовки материалов, с учетом действующих положений Конституции РФ.
На основании вышеизложенного предлагается внести ряд изменений в УПК РФ в области сокращенного производства с целью устранения противоречий в нормах уголовно-процессуального закона, а также обеспечения наиболее эффективного использования данной формы производства.
1. Предлагается переход на протокольную форму досудебной подготовки материалов. Так, Н.А. Власова справедливо считает, что институт протокольной формы досудебной подготовки материалов основан на испытанной историей практике и идее, что обычное производство по преступлениям небольшой тяжести является неоправданным из-за своей сложности и громоздкости, влечет излишние затраты. По мнению Н.А. Власовой, исключение протокольного производства из проекта УПК является решением поспешным, непродуманным и противоречащим нормам международного права, ориентированным на эффективный и упрощенный уголовный процесс .
———————————
Власова Н.А. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе. URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=1175298 (дата обращения: 03.04.2017).

Другие статьи:  Общепризнанные принципы и нормы международного права в уголовном судопроизводстве

2. Расширение перечня преступлений, расследование которых возможно по протокольной форме расследования.
3. Необходимо предусмотреть следующие основания сокращенного досудебного производства:
— начало производства расследования в отношении конкретного лица по признакам преступления, отнесенного к подследственности органа дознания (п. 1 ч. 3 ст. 150 УПК РФ);
— признание подозреваемым факта совершенного деяния, характера и размера причиненного вреда и согласие с правовой оценкой противоправного деяния;
— учет обстоятельств, исключающих производство дознания в протокольной форме, предусмотренных п. 1 — 5 ч. 1 ст. 226.2 УПК РФ.
4. Необходимо ограничение срока до двух суток расследования по протокольной форме досудебной подготовки материалов с возможностью продления еще на двое суток при возникновении обстоятельств, которые могут существенно повлиять на ход расследования уголовного дела.
5. Следует изменить процессуальное оформление сокращенной формы производства путем создания единой формы протокола, в котором будут описаны все производимые лицом, осуществляющим расследование, следственные действия и принятие заключительного решения, включая:
— постановление о принятии дела к производству;
— осмотр места происшествия;
— допрос подозреваемого и других участников уголовного процесса и разъяснение им их процессуальных прав без отбирания у них объяснения, так как в нем нет необходимости, поскольку обстоятельства дела очевидны, лицо, совершившее преступление, известно;
— назначение судебной экспертизы в случае только ее обязательности (ст. 196 УПК РФ);
— изъятие и приобщение к делу вещественных доказательств;
— обвинительный документ с последующим направлением уголовного дела прокурору для его утверждения и направления в мировой суд.
6. После получения обвинительного документа прокурору необходимо его рассмотреть и в срок не позднее 24 часов принять одно из решений:
— утвердить данный документ и направить для дальнейшего производства в мировой суд;
— вернуть уголовное дело для продолжения расследования в особом порядке в виде протокольной формы досудебной подготовки материалов;
— вернуть уголовное дело на дополнительное расследование в обычном порядке производства.
7. Предлагается расширение круга лиц, которым будет представлено право расследования в виде протокольной формы досудебной подготовки материалов. К ним помимо дознавателей следует отнести участковых уполномоченных, оперуполномоченных и других должностных лиц, обладающих навыками процессуальной деятельности.
Предлагаемый вариант новой модели сокращенного производства, по нашему мнению, способен решить указанные проблемы и разрешить противоречия, возникшие в уголовно-процессуальном законодательстве, что призвано обеспечить принцип неотвратимости наказания при условии обеспечения прав лиц, обвиняемых в совершении преступления, и даст возможность потерпевшему в полном объеме реализовать свои права на доступ к правосудию и возмещение причиненного вреда.

Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе Власова Наталья Анатольевна

Данный автореферат диссертации должен поступить в библиотеки в ближайшее время
Уведомить о поступлении

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — 240 руб., доставка 1-3 часа, с 10-19 (Московское время), кроме воскресенья

Власова Наталья Анатольевна. Проблемы совершенствования форм досудебного производства в уголовном процессе : Дис. . д-ра юрид. наук : 12.00.09 : Москва, 2001 405 c. РГБ ОД, 71:02-12/59-3

Содержание к диссертации

Глава 1. Теоретические основы совершенствования досудебного производства в уголовном процессе

1. Досудебное производство: содержание, современное состояние, основные направления реформирования 17

2. Развитие уголовно-процессуальной формы как один из спосооов совершенствования досудебного производства 32

3. Сущность и критерии дифференциации уголовно-процессуальной формы

Глава 2. Проблемы первоначальной стадии уголовного процесса и пути их разрешения

1. Сущность и содержание стадии рассмотрения и разрешения сообщений о преступлениях

2. Особенности процессуальной формы доказывания 94

3. Поводы и основания к возбуждению уголовного дела и производству предварительной проверки 122

4. Проблемы правовой регламентации деятельности по рассмотрению и разрешению сообщений о преступлениях 144

5. Совершенствование способов предварительной проверки сообщений о преступлениях 166

Глава 3. Организационные и правовые аспекты реформирования предварительного следствия и дознания

1. Исторический и зарубежный опыт организации следственного аппарата 214

2. Теоретические и правовые предпосылки создания само стоятельного следственного аппарата в системе правоохранительных органов 236

3. Понятие и сущность дознания: сравнительно-правовой аспект 261

4. Проблемы дознания и пути их решения 285

Глава 4. Закономерность существования сокращенных досудебных производств в уголовном процессе и концепция их развития

1. Сокращенные досудебные процедуры в отечественном и зарубежном законодательстве 303

2. Необходимость и возможность существования сокращенного досудебного производства 321

3. Перспективы развития сокращенного досудебного производства

Список литературы 372

Введение к работе

Актуальность темы исследования. В ожидании принятия нового УПК России ученые и практики подвергают переосмыслению и ревизии многие уголовно-процессуальные институты, они проверяются на соответствие общепризнанным мировым канонам. Эффективность реализации государственной функции охраны правопорядка, прав и свобод граждан, всех форм собственности во многом зависит от успешной деятельности на досудебных стадиях процесса. В связи с этим важнейшей проблемой реформирования уголовно-процессуального законодательства является разработка концептуальной модели досудебного производства, наиболее рационально обеспечивающей выполнение названной функции.

Необходимость этого вызывается также теми недостатками и негативными процессами, которые в своей совокупности характеризуют современное состояние досудебного производства, не способного оптимально решать поставленные перед ним задачи. Граждане, пострадав от преступления, порой оказываются беззащитными. Государство, принявшее на себя обязательства по восстановлению прав граждан, нарушенных в результате преступления, сегодня зачастую бессильно их выполнить.

Статистические данные свидетельствуют о низкой эффективности деятельности правоохранительных органов, осуществляющих досудебное производство. Так, например, несмотря на значительное увеличение численности следственного аппарата МВД и снижение нагрузки (с 93 уголовных дел на одного следователя в 1992 г. до 46,5 дел — в 2000г.), качество следственной работы заметно не улучшилось. Удельный вес дел, возвращенных на дополнительное расследование,колеблется в пределах 6% от числа направленных в суд,а в некоторых регионах этот показатель составляет от 20,9 до 25,2%. Число оправданных и лиц, дела в отношении которых прекращены органами предварительного расследования по реабилитирующим основаниям, составило соответственно 1145 чел. и 1608 чел. При этом 973 (35,3%) из них незаконно содержались под стражей1. К этому следует добавить, что в 2000г. за совершение преступлений к ответственности привлечено 3534 сотрудника органов внутренних дел. Большинство из них (1904 чел.) совершили должностные преступления и преступления против правосудия. При этом на 27,4% увеличилось количество преступлений, совершенных следователями2.

Все эти явления происходят на фоне беспрецедентного роста тяжких и особо тяжких преступлений. Так, в 2000г. по сравнению с 1999г. количество преступлений, связанных с внешнеэкономической деятельностью, возросло на 69,1%, финансово-кредитной системой — на 36,8%, потребительским рынком -на 36%, приватизацией — на 22,8%; существенно возросло (на 84,9%) количество выявленных фактов легализации (отмывания) денежных средств, приобретенных незаконным путем. Более чем в полтора раза (+54,4%) увеличилось число преступлений, совершенных в особо крупном размере; в составе организованных групп совершено на 71,3% преступлений больше3.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что ждать каких-либо позитивных изменений в состоянии преступности, а следовательно, улучшения работы органов, осуществляющих досудебное производство, не приходится, и поэтому настоятельно необходимы преобразования в этой сфере.

Досудебное производство — одна из тем научных исследований, которая постоянно находится в центре внимания. В различные годы ей посвятили свои труды такие ученые как В.Д.Арсеньев, Н.С.Алексеев, Ю.Н.Белозеров, В.П.Божьев, А.Д.Бойков, М.М. Выдря, Н.В.Жогин, В.Н.Григорьев, А.П.Гуляев, К.Ф.Гуценко, В.Г.Даев, Е.А.Доля, С.П.Ефимичев, Л.М.Карнеева, Л.Д.Кокорев, З.Ф.Коврига, Э.Ф.Куцова, А.М.Ларин, А.П.Лупинская, В.Н.Махов, Н.Е.Павлов, П.Ф.Пашкевич, И.Л.Петрухин, И.Д.Перлов, Р.Д.Рахунов, А.П.Рыжаков, В.М.Савицкий, А.Б.Соловьев, М.С.Строгович, В.Т.Томин, Л.Т.Ульянова, Ф.Н.Фаткуллин, И.Я.Фойницкий, Г.П.Химичева, А.А.Чувилев, В.С.Шадрин,

В.Н.Шпилев, Н.Г.Шурухнов, С.П.Щерба, М.Л.Якуб, Ю.К. Якимович, Н.А.Якубович и др.

В последнее время вопросам оптимизации и рационализации досудебного производства посвятили свои исследования молодые ученые — С.П.Сереброва (1995г.), А.В.Ленский (1997г.), Ю.В.Деришев (1999г.).

Тем не менее эта проблема остается чрезвычайно актуальной. Она является настолько дискуссионной и сложной, что, как правило, в результате проведенных исследований в этой области различные авторы делают диаметрально противоположные выводы и вносят взаимоисключающие предложения. Поиск путей повышения эффективности досудебного производства в науке уголовного процесса продолжается постоянно.

Необходимость дальнейшей разработки концептуальных положений досудебного производства подтверждает и анализ проекта УПК, принятого Государственной Думой во втором чтении 20 июня 2001г.1, в котором не нашли отражения многие глубоко продуманные и обоснованные предложения ученых и практиков.

Реформирование досудебного уголовного производства обусловлено необходимостью более надежного и полноценного обеспечения прав и законных интересов граждан, вовлекаемых в сферу уголовного процесса. В связи с этим остро стоит проблема критического анализа существующих и предлагаемых законодателем новых форм производства, от которых в немалой степени зависит защищенность личности от преступных посягательств и необоснованного применения уголовных репрессий.

Вместе с тем в период затяжного экономического кризиса, в котором пребывает наша страна, на первый план выходит вопрос процессуальной экономии, рационального использования имеющихся правовых и материальных средств. Особо актуальной становится задача создания процессуального механизма, который бы требовал минимальных материальных затрат. В связи с этим одним из перспективных направлений совершенствования уголовно-процессуального законодательства является углубление дифференциации процессуальной формы, разработка ее теоретических проблем.

Создание новой модели досудебного производства наряду с процедурными изменениями требует решения и организационных вопросов, определенного реформирования органов, его осуществляющих. В этой связи приобретают особую актуальность и вызывают интерес в науке уголовного процесса неразрешенные до сих пор вопросы оптимальной организации предварительного расследования, определения места следственного аппарата в государственно-правовом механизме с учетом его генетической и правовой природы; определение в правоохранительной системе роли и места органов, которые должны осуществлять дознание и сокращенное производство. То есть реформирование досудебного производства предполагает рационализацию не только процессуальных, но и организационных его форм — деятельности до возбуждения уголовного дела, предварительного следствия, дознания, сокращенного досудебного производства.

Исследование проблем стадии возбуждения уголовного дела требует, в первую очередь, изучения точного определения понятия и содержания данной части уголовного судопроизводства. По мнению диссертанта, она является существенной правовой гарантией от необоснованного привлечения граждан к уголовной ответственности.

Другие статьи:  Приказ 643 командующего тоф

Однако отечественная практика первоначальной стадии уголовного процесса выявила немало трудностей, связанных с необходимостью реагирования на совершенное преступление и соблюдения при этом конституционных прав личности. Изучение некоторых проблем предварительной проверки сообщений о преступлениях (ее оснований, предмета, пределов, методики и тактики проведения, значения ее результатов в процессе доказывания) свидетельствует о том, что в теории уголовного процесса они остаются дискуссионными и однозначного разрешения в юридической литературе не получили. Ни действующий закон, ни проект УПК не уделяют должного внимания регламентации предва рительной проверки, что является существенным пробелом, влекущим многочисленные нарушения на практике.

Одной из самых тревожных является проблема укрытия преступлений. Несмотря на все усилия, направленные на искоренение этого уродливого и крайне опасного для общества явления, оно продолжает не только существовать, но и имеет тенденцию к возрастанию. Поэтому необходимо проанализировать причины этого явления и выработать меры, направленные на его искоренение.

Существование двух одинаковых, дублирующих друг друга форм расследования — следствия и дознания требует определения сущности и назначения каждой из них, а также критериев, по которым необходимо проводить их разграничение.

Дознание в полной форме вызывает справедливые нарекания. Возникновение этого института связано с кадровыми и организационными проблемами в следственных аппаратах и не имеет под собой достаточных правовых оснований. Несмотря на многочисленные предложения упразднить дознание как особую форму расследования, законодатель постоянно расширяет перечень дел, по которым предварительное следствие не обязательно. В несколько модернизированном виде эта форма расследования сохранена и в проекте УПК.

Не отвечает потребностям практики и требует существенных изменений и так называемая «классическая» форма дознания, основным назначением которой должно стать раскрытие преступлений.

Институт досудебной подготовки материалов в протокольной форме в отечественном законодательстве основывается на выдержавшей испытание практикой идее, согласно которой по преступлениям небольшой тяжести обычное производство из-за своей громоздкости и сложности является неоправданным, влекущим излишние затраты, и потому для этих случаев целесообразна упрощенная процедура. Тем не менее после 35 лет успешного применения возобладала точка зрения противников протокольного производства оно исключено из проекта УПК. По мнению автора, такое решение непродуманно и поспешно. Оно, к тому же, противоречит требованиям международно-правовых норм, ориентирующих на быстрый, эффективный, упрощенный уголовный процесс.

Таким образом, необходимость теоретического осмысления указанных проблем и исключительная важность их разрешения для потребностей практики определяют актуальность и направление настоящего диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования стал комплекс правоотношений, складывающихся в процессе досудебного производства по уголовным делам деятельность правоохранительных органов по рассмотрению и разрешению сообщений о преступлениях, производству дознания, предварительного следствия и досудебной подготовки материалов в протокольной форме.

Предметом исследования является совокупность норм и институтов уголовно-процессуального права, относящихся к досудебному производству; научные разработки, в том числе и зарубежных авторов; действующее и проектируемое законодательство в этой области, ведомственные нормативные акты, а также практика их применения.

Сравнительному исследованию в диссертации подвергнуто уголовно-процессуальное законодательство дореволюционной России и некоторых зарубежных стран.

Цели и задачи исследования. Основные цели диссертационного исследования заключаются в том, чтобы на основе комплексного анализа научных теорий, уголовно-процессуального законодательства, исторического и зарубежного опыта разработать теоретическую концепцию форм досудебного уголовного производства (научная цель), определить перспективы их развития и пути совершенствования правового регулирования правоприменительной деятельности (практическая цель).

Для достижения указанных целей диссертант поставил и предпринял попытку разрешить следующие задачи: выявить закономерности развития досудебного производства и определить основные направления его совершенствования; проанализировать имеющиеся научные теории и конкретизировать содержание уголовно-процессуальной формы, выявить тенденции ее развития; выяснить сущность и критерии дифференциации уголовно-процессуальной формы; проанализировать регламентацию досудебного производства, предложенную разработчиками проекта Уголовно-процессуального кодекса; определить содержание стадии рассмотрения и разрешения сообщений о преступлениях и разработать предложения по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, регламентирующего деятельность в первоначальной стадии процесса; выявить закономерности развития института предварительного следствия в уголовно-процессуальном праве России и зарубежных стран; определить место следственного аппарата в государственно-правовом механизме; путем исторического и сравнительно-правового анализа раскрыть гносеологическую сущность дознания и сформулировать предложения по дальнейшему совершенствованию правового регулирования данной формы расследования; обобщить отечественный и зарубежный опыт сокращенных досудебных производств; разработать теоретические основы регламентации сокращенного досудебного производства.

Методология и методика исследования. Методологической основой диссертационного исследования является диалектическая теория познания, позволяющая изучить во взаимосвязи комплекс общественных явлений и процессов, происходящих в сфере правоприменения.

Исследование строилось на основе обобщения и критического анализа фундаментальных работ отечественных и зарубежных авторов, представляющих различные школы и направления современной научной мысли в сфере уголовно-процессуального права, криминалистики, оперативно-розыскной дея тельности, теории государства и права, прокурорского надзора, социологии, философии, теории управления, криминологии.

Автором использовались исторический, сравнительно-правовой, формально-логический, системно-структурный, статистический методы, а также методы научного толкования и конкретно-социологических исследований.

Нормативной базой диссертации являются Конституция Российской Федерации, отечественное дореволюционное, действующее и проектируемое уголовно-процессуальное законодательство, иные нормативные акты, в том числе и ведомственные. Учитывались постановления Конституционного Суда и Пленума Верховного Суда Российской Федерации. В работе также использованы международные правовые акты по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина, а также рекомендации Совета Европы в области уголовного судопроизводства; законодательство Франции, Германии, Италии, Австрии, Бельгии, Польши, Чехии, Венгрии, Великобритании, США и стран СНГ.

Достоверность и обоснованность результатов диссертационного исследования обусловлена репрезентативностью эмпирических данных. Автором в различных регионах страны (Краснодарский и Приморский края, Воронежская, Иркутская, Липецкая, Московская, Нижегородская, Омская области, города Москва и Санкт-Петербург) в 1998-2001 годах изучена правоприменительная деятельность органов дознания, следствия, прокуратуры, судов.

Сбор эмпирического материала проводился одновременно с проведением исследований по темам № 6.6 плана НИР-99 и № 5.1.1 плана НИР-2000 ВНИИ МВД РФ «Совершенствование форм досудебного производства в уголовном процессе», в которых автор участвовал в качестве руководителя.

Программа исследования, проведенного лично диссертантом, включала:

1. Изучение и анализ: 318 уголовных дел, по которым была проведена предварительная проверка в стадии возбуждения уголовного дела; 263 уголовных дела, по которым было проведено дознание; 426 уголовных дел с протокольной формой досудебной подготовки материалов.

2. Анкетирование: 270 сотрудников органов дознания МВД РФ; 214 следователей; 95 прокуроров; 87 судей.

Досудебное производство: содержание, современное состояние, основные направления реформирования

Исследование проблем досудебного производства и путей его совершенствования требует, в первую очередь, точного определения понятия и содержания данной части уголовного процесса.

Общепризнанным является деление уголовного процесса на стадии. Однако при продвижении уголовного дела по стадиям четко просматривается их деление на досудебные и судебные. Таким образом, стадии в определенной совокупности могут представлять собой качественно иной уровень общности, например, досудебное производство и судебное производство.

Впрочем, такое деление судопроизводства не является новым для теории Российского уголовного процесса. И.Я. Фойницкий, анализируя общую картину продвижения процесса перед судебным производством, выделял единый этап прохождения уголовного процесса — предварительное расследование, состоящий из ряда действий частных и должностных лиц, направленных на собирание материала для судебного разбирательства1. Однако так же он условно делил все уголовное судопроизводство на предварительное и окончательное. В первую часть наряду с предварительным расследованием он включал стадию предания суду и подготовительные к суду распоряжения, т.е. деятельность судебную. Но здесь необходимо учитывать особенности строения и организации дореволюционного российского уголовного процесса, а также условный характер данной градации. М.В Духовский также делил уголовное судопроизводство на две части — предварительное производство и судебное производст В современной теории аналогичное определение структуры уголовного процесса признается многими авторами. Тем не менее в юридической науке термин «досудебное производство» употребляется в нескольких значениях. Например, имеется мнение о том, что термины «предварительное производство» (т.е. досудебное) и «предварительное расследование» равнозначны. B.C. Шадрин полагает, что в настоящее время досудебное производство имеет три формы — предварительное следствие, дознание, досудебную подготовку материалов в протокольной форме».

Однако анализ действующего уголовно-процессуального законодательства позволяет сделать вывод, что производство по уголовному делу, предшествующее рассмотрению его в судебных инстанциях представляет собой единую фазу уголовного процесса, охватывающую две стадии — стадию возбуждения уголовного дела и стадию предварительного расследования. Таким образом, досудебное производство — понятие более широкое, чем предварительное расследование. Следует согласиться с Ю.К. Якимовичем, который считает, что стадии уголовного процесса в определенной совокупности могут представлять качественно иную форму общности — досудебное производство и судебное производство .

Между тем в последнее время в литературе появились новые оригинальные суждения. Так, например, А.В. Ленский считает, что досудебное производство — это единая стадия уголовного процесса, которая обладает определенной спецификой, отграничивающей его от судебной части уголовного судопроизводства. К числу таких специфических черт он относит: а) особые задачи; б) круг субъектов; в) способы реализации принципов уголовного процесса. Автор утверждает, что задачей стадии досудебного производства является подготовка материалов для рассмотрения дела в суде и разрешения его по существу, она характеризуется спецификой субъектов деятельности и их процессуальным положением, своеобразием реализации принципов уголовного судопроизводства, спецификой процессуальной деятельности и ее правового регулирования. При этом стадия возбуждения уголовного дела должна быть исключена.

СП. Сереброва также полагает, что до производства по уголовным делам в суде первой инстанции должна быть признана единая стадия — досудебное производство, которая включила бы в себя предварительное следствие, дознание, досудебную подготовку материалов в протокольной форме и действия сторон по обеспечению судебного разбирательства по делам частного обвинения. При этом под досудебным производством автор понимает деятельность любых, кроме суда, органов по подготовке материалов или уголовных дел для судебного разбирательства. Вся уголовно-процессуальная деятельность должна быть разделена на три стадии — досудебное производство, производство в суде первой инстанции и контрольно-проверочные производства. Определение жесткого места института возбуждения уголовного дела и рассмотрение его в качестве самостоятельной стадии уголовного процесса нецелесообразно

Развитие уголовно-процессуальной формы как один из спосооов совершенствования досудебного производства

В период реформирования уголовно-процессуального законодательства остро встает проблема критического анализа существующих уголовно-процессуальных форм производства и определения путей их совершенствования. В гражданском обществе, которое стремится создать наше государство, уголовно-процессуальная форма в конечном счете определяет степень защищенности личности от преступных посягательств и необоснованного применения уголовных репрессий.

Уголовно-процессуальная форма является одной из фундаментальных категорий науки уголовного процесса, к которой регулярно обращались и обращаются многие ученые-процессуалисты. Однако многочисленные исследования приводили авторов к различным выводам о сущности процессуальной формы, ее назначении и путях совершенствования.

По мнению одних ученых, процессуальная форма — это форма, в которую облекается то или иное процессуальное действие, а также сроки его производства ; другие считают, что процессуальная форма — это установленная законом совокупность условий, в которых выполняются процессуальные действия»; третьи определяют процессуальную форму как «точно регламентированный законом порядок осуществления уголовно-процессуальной деятельности» или «порядок уголовного судопроизводства» ; четвертые — как совокупность установленных законом правил, регламентирующих порядок осуществления правосудия5 или систему норм, регулирующую отношения, возникающие в процессе деятельности субъектов уголовного процесса, порядок принятия решений и условий их пересмотра6 и т.д.

Другие статьи:  Как получить паспорт израиля в москве

Все названные представления о сущности процессуальной формы можно условно разделить на два основных:

а) процессуальная форма — это установленный законом порядок осуще ствления процессуальной деятельности;

б) процессуальная форма — это совокупность норм, регулирующих поря док процессуальной деятельности.

На наш взгляд, последняя точка зрения является следствием смешения уголовного процесса и уголовно-процессуального права. Дело в том, что ни одна отрасль права, кроме процессуального, не получает в теории двоякого обозначения: и как право, и как процесс. Вместе с тем, уголовно-процессуальное право и уголовный процесс — понятия не тождественные и не равнозначные, их нельзя смешивать. Уголовный процесс — явление более сложное, чем уголовно-процессуальное право. Слово «процесс» обозначает ход, развитие какого-нибудь явления, последовательную смену состояний в развитии чего-нибудь . Таким образом, уголовный процесс — это система развивающихся процессуальных действий и связанных с ними процессуальных отношений. Уголовно-процессуальная деятельность складывается из трех основных компонентов: познания фактических обстоятельств уголовного дела; применения норм уголовного права и применения норм уголовно-процессуального права. Кроме того, если преступлением причинен материальный ущерб, в уголовном процессе применяются и нормы гражданского права.

Разумеется, между уголовно-процессуальным правом и уголовным процессом существует тесная и неразрывная связь, одно без другого немыслимо. Как не может быть уголовного процесса, не урегулированного нормами права, так и абсурдно существование уголовно-процессуальных норм, не порождающих уголовно-процессуальных отношений и, следовательно, не регламентирующих уголовно-процессуальную деятельность.

Анализируя различные трактовки понятия уголовно-процессуальной формы, необходимо отметить, что философский подход предполагает обязательное существование категориальной пары — «форма» и «содержание». Поэтому наиболее последовательны те авторы, которые рассматривают уголовный процесс как единство формы и содержания2, где под внутренним содержанием понимают уголовно-процессуальную деятельность и уголовно-процессуальные отношения, возникающие в ходе этой деятельности, а под внешней формой — порядок, последовательность, сроки осуществления этой деятельности.

Отрицание такого подхода ведет к неприемлемому выводу, что уголовно-процессуальная форма — это деятельность участников уголовного процесса. Сторонники этой точки зрения, на наш взгляд, непоследовательны в своих суждениях. Например, М.Л. Якуб, считая неприемлемым разделение уголовного процесса на внутреннее содержание и внешнюю форму, в то же время пишет: «В процессуальной форме находит свое выражение содержание уголовного процесса. Законодатель устанавливает порядок судопроизводства в соответствии с задачами, поставленными им перед процессом, с содержанием и характером следственной и судебной деятельности. . Процессуальная форма оказывает непосредственное влияние на содержание уголовного судопроизводства»

Сущность и содержание стадии рассмотрения и разрешения сообщений о преступлениях

Исследование проблем стадии возбуждения уголовного дела требует, в первую очередь, точного определения понятия и содержания данной части уголовного судопроизводства.

Под возбуждением уголовного дела в юридической литературе подразумевают три совершенно разных понятия: а) первоначальную стадию уголовного процесса; б) процессуальный акт; в) уголовно-процессуальный институт.

Так, например, Н.В.Жогин и Ф.Н.Фаткуллин утверждают, что «возбуждение уголовного дела» — это, во-первых, уголовно-процессуальный институт, нормы которого определяют условия, порядок и иные обстоятельства возникновения уголовного дела; во-вторых, этап уголовного процесса, состоящий из действий и правоотношений, которые имеют место при принятии и рассмотрении первичных сведений о преступлении; в-третьих, отдельный процессуальный акт, однократное процессуальное действие, выражающееся в вынесении надлежащими должностными лицами решения о том, что по данному конкретному общественно-опасному деянию начинается уголовное дело1.

Мало кто оспаривает, что возбуждение уголовного дела является уголовно-процессуальным институтом. При этом отмечается, что этот институт представляет собой «совокупность процессуальных норм, устанавливающих порядок при решении вопроса о возбуждении уголовного дела» ; «нормы, регулирующие производство предварительной проверки»3; «совокупность пра вовых норм, которые определяют порядок приема, рассмотрения, проверки и разрешения заявлений (сообщений и иной информации) о преступлении. Сюда же входят нормы, определяющие порядок осуществления прокурорского надзора за законностью в стадии возбуждения уголовного дела»1 и т.д. С подобными утверждениями действительно трудно спорить, поскольку в действующем УПК РСФСР возбуждению уголовного дела посвящена специальная восьмая глава (ст. 108-116). В ней определяются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, сроки и способы их проверки, права и обязанности должностных лиц и граждан, порядок возбуждения, отказа в возбуждении уголовного дела, направления заявления или сообщения по подследственности или подсудности, надзор прокурора за законностью возбуждения уголовного дела. В несколько сокращенном варианте, но аналогичная глава имеется и в проекте УПК.

Гораздо сложнее обстоит дело с признанием возбуждения уголовного дела в качестве самостоятельной стадии уголовного процесса.

В теории уголовного процесса вплоть до конца 30-х годов XX века возбуждение уголовного дела, бесспорно, считалось частью предварительного расследования2. Впервые против этой позиции выступил М.С. Строгович. Однако и он считал, что в том случае, когда уголовное дело возбуждает и расследует один и тот же орган, возбуждение уголовного дела входит в стадию предварительного расследования». Многие процессуалисты поддержали М.С. Стро-говича, но вплоть до принятия Уголовно-процессуального кодекса 1960г. и даже некоторое время после его принятия преобладающим оставалось мнение, что возбуждение уголовного дела не представляет собой самостоятельной стадии процесса.

По мнению Н.С.Алексеева, В.Г. Даева, Л.Д. Кокорева, примерно в середине 60-х годов в процессуальной литературе в основном прекратилась дискуссия о том, является ли возбуждение уголовного дела самостоятельной стадией уголовного процесса и положительное решение этого вопроса необходимо считать бесспорным1.

Тем не менее анализ литературы показывает, что и в настоящее время некоторые процессуалисты отрицают существование такой стадии. Например, В.И. Зажицкий пишет, что «познавательная деятельность, направленная на обнаружение признаков преступления, не является частью, стадией уголовного процесса. Общепризнанно, что каждая стадия уголовного процесса характеризуется наличием непосредственных задач, особым кругом участников и итоговым решением. Эти слагаемые имеются и в рассматриваемой познавательной деятельности. Однако наличие их не свидетельствует о единой природе деятельности, направленной на обнаружение признаков преступления и деятельности, осуществляемой по уголовному делу». Свою точку зрения он аргументирует тем, что «стадия возбуждения уголовного дела не известна законодательству и теории уголовного процесса ряда европейских государств. Деятельность, направленная на установление основания для начала производства по уголовному делу, конечно, имеется. Однако по своей значимости она не приравнивается к стадии предварительного производства и другим стадиям процесса, поэтому возведение ее в ранг таких стадий считается не оправданным»2.

Исторический и зарубежный опыт организации следственного аппарата

Совершенствование досудебного производства предполагает наряду с процедурными изменениями определенное реформирование органов, его осуществляющих. В этой связи приобретают особую актуальность и вызывают интерес в науке уголовного процесса вопросы оптимальной организации предварительного расследования, определения места следственного аппарата в государственно-правовом механизме. Однако без хотя бы беглого взгляда на историю и зарубежный опыт организации предварительного следствия, трудно объяснить и оценить его нынешнее состояние, понять характерные для него традиции и стереотипы.

Предварительное следствие в дореволюционной России. В первой половине XIX века, до 1860г. правила производства предварительного следствия определялись такими нормативными актами, как Свод Законов Уголовных (СЗУ), Свод учреждений Губернских Уставов о казенных селениях, а также первым уголовно-процессуальным кодексом России «О судопроизводстве по преступлениям», содержащимся в 15 томе Свода законов Российской Империи 1835г. и т.д.1 В соответствии с названными актами производство следствия, главным образом, осуществляла городская земская полиция (ст. 883 СЗУ). При этом ученые отмечали, что следователь в то время был главной фигурой процесса. В понимании общества он был выше суда, который «ревизует только его действия»

Характерными чертами полицейского расследования были произвол, незаконные обыски и лишение свободы, широкое применение физического и психического насилия над арестованными, взятки. В 50-х годах XIX века на всю Москву были известны «аскольдовы могилы» — семь абсолютно темных подвалов в здании Басманной полицейской части, откуда заключенные выходили ослепшими . Предварительное расследование переживало глубокий кризис, деятельность полиции была несовместима с уголовным процессом цивилизованного государства. Все это требовало незамедлительной реформы следственного аппарата.

Одна из первых попыток реформирования предварительного расследования была сделана еще в 1837г., когда вторым отделением собственной Его Императорского Величества канцелярии совместно с министерством юстиции был разработан проект «О следствии», в соответствии с которым планировалось изъятие предварительного следствия из ведения полиции. Однако этот проект так и не был претворен в жизнь. В 1859г. был разработан новый проект реорганизации следственного аппарата, который определял следователя как представителя юстиции, власти судебной. Между тем реформаторы, желая сделать следственный аппарат независимым, опасались полностью вывести его из под контроля исполнительной власти. В результате появилось положение о назначении судебных следователей не Министром юстиции, как предполагалось, а губернатором по представлению губернского прокурора. Вместе с тем, одобрив законопроект именным Указом от 8 июня 1860 года, Александр-И ввел в 44 Российский губерниях 993 должности судебных следователей. Контроль за деятельностью следователей возлагался на суды. Только они имели право приостановить, прекратить производство следствия, давать следователям предписания, рассматривать жалобы на их действия. Должность судебного следователя приравнивалась к должности члена уездного суда и по «табели о рангах» относилась к 8 классу с соответствующим жалованием и привилегиями.

Однако по мнению некоторых исследователей основной причиной, вызвавшей реформу следственных органов, была не забота правительства о придании следственному аппарату независимости и об улучшении его работы, а стремление накануне крестьянской реформы усилить административную власть1.

Условия работы судебных следователей были крайне сложными: они обслуживали огромные территории, в связи с чем была непомерной нагрузка по уголовным делам и кроме того, они были полностью зависимы от губернаторов, которые назначали и перемещали следователей по участкам и решали вопрос об их увольнении. Таким образом сразу же после учреждения нового следственного аппарата стали проявляться его недостатки. Практика показала, что реформа не смогла радикально повысить эффективность предварительного следствия. Учреждение института судебных следователей 1860 года явилось промежуточным, первым шагом эпохи великих реформ.

Накануне судебно-правовой реформы 1864г. в юридических кругах остро встал вопрос о построении аппарата расследования в России. Высказывались предложения о его слиянии с розыскными службами полиции. Прогрессивные юристы России резко и весьма аргументировано выступили против этого.

29 сентября 1862г. были приняты Основные положения об устройстве судебных мест в России, которые окончательно отделили судебно-следственную власть от власти административной и провозгласили следователей членами окружных судов.