Вересов завещание ворона

Завещание ворона

Рас — стояние: версты, мили…

Нас рас — ставили, рас — садили…

По трущобам земных широт

Рассовали нас как сирот.

Кусала бы локти, если бы дотянулась

(июнь 1995, Колорадо)

Миссис Сесиль Вилаи, в девичестве Дерьян, глубоко вздохнула.

— И все-таки, я не знаю… Мы ведь раньше полуночи не вернемся. Оставить детей на целый вечер… Лучше поезжай один.

Крис даже ответить не успел, как волна детского протеста обрушилась словесным потоком на их чуткие, родительские уши.

— Но, мамочка, ты же обещала, сама нас учила, что обещания надо выполнять.

— Мамочка, не беспокойся, все будет хорошо, мы с Дейвом будем строить железную дорогу, а Джуди — рисовать.

— А Кончита лазогреет нам ужин в микловолновке!

— А мы поможем ей выкупать и уложить Джимми.

— И посуду сами помоем…

— И ровно в десять ляжем спать.

— В полдесятого! И не забудем почистить зубы…

— И проветрить спальню…

— И помолиться пелед сном…

«И на мордашках — ни тени лукавства, — усмехнулась про себя Сесиль. — Глаза правдивы и невинны — можно подумать, прямо ангелочки…» Мать четверых детей, которую не проведешь их хитростями, переводила взгляд с одного на другого. Чистенькие, здоровенькие, благовоспитанные до кончиков ногтей, до оттопыренных ушек первенца Дейва, до розового проборчика умницы Заки, до аккуратно причесанных каштановых кудряшек очаровашки Джуди… Сесиль перехватила гордый взгляд мужа и сразу поняла, о чем он сейчас думает… Да, Крис, да, дорогой, разумеется, именно из таких детей получатся настоящие люди будущего, люди двадцать первого века. Воспитанные в атмосфере строгой любви и разумной дисциплины, взаимного уважения и ответственности за ближнего, в доме, где более не властвует грех, и абсолютно неприемлемы ложь и сквернословие, где каждый стремится удаляться от духовной распущенности, где нет и не может быть праздности, а табак, алкоголь, кофе, чай — это, если уж называть вещи своими именами, то самое непотребство, о котором и говорится в апостольском учении… Ей давно уже не составляло ни малейшего труда читать мысли своего обожаемого супруга.

— Дорогая, дети абсолютно правы. Мы же дали слово Аланне и Алексу. К тому же, вспомни, с самого рождения Джимми ты выезжала из дома только в Собрание, в магазин, к доктору и в фитнес-центр. Конечно, ждать полноценного, «отдатливого» общения, как с братьями, не стоит. — Крис взял ее руку и прижал ладонью к своей груди. — Но ведь каждый день Бог посылает нас, как агнцев среди волков и…

Голос его звучал все выше и убедительней, но Сесиль уже не слушала мужа. Перед ее мысленным взором отчетливо предстала чашка горячего, крепкого эспрессо, рядом — дымящаяся в пепельнице сигарета и коньячный бокал, на донышке которого призывно плещется… непотребство.

— Да, муж, ты как всегда прав. Едем.

Она осторожно высвободила свою руку и поспешила наверх переодеваться.

Покорная жена и добропорядочная мать, Сесиль будто слышала, что ее муж сейчас уже молится, в благодарении Создателю за нее, которая в эту минуту не хочет, до чертей собачьих не хочет присоединиться к его молению искренне и смиренно. Потому что ему не объяснишь, что «все человеку можно, но не все полезно, что все человеку дозволено, но ничто не должно обладать им». Вверни она ему эти слова в каком-нибудь разговоре — головоломка Святого Петра поставила бы его в тупик, хотя Крис наверняка наизусть знает их… с Библией в руках.

— Черт! — с хрустом оторвалась пуговица на манишке. — Вот дерьмо!

Блуза разошлась на груди и Сесиль, сжав кулачки, зло уставилась в стойку гардероба.

— Сесиль, дорогая. Чмок-чмок… Сколько же мы не виделись? Прекрасно выглядишь…

Ответить на сладкую ложь Сесиль сумела лишь натянутой улыбкой. Четверо детей и месячная задержка, фигуру, мягко говоря, не усовершенствовали. Никакие сауны, массажи, диеты, пробежки и гимнастики не сумели поспособствовать обретению былой изящности. Сама себе Сесиль напоминала теперь глупый шарик на очаровательных туфельках. Ножек даже не видно. Слава Богу, еще не вылезли пигментные пятна — неизбежные спутники ее перманентной беременности.

В сравнении с ней Аланна казалась Дианой-охотницей, а Таня Розен — вообще Венерой Милосской. И это было особенно несправедливо — Аланна, по крайней мере, бездетна, природные обстоятельства не мешают ей сохранить девичью стройность до глубокой старости, а вот у Тани у самой трое, причем младший всего на два года старше Джимми.

— Стаканчик вина? Отличное калифорнийское… Ой, прости, я и забыла… Тогда сока?

— Можно и сока, — понуро согласилась Сесиль и подставила стакан.

В саду за домиком супругов Кайф было прохладно и очень уютно. Дамы сидели на плетеных стульчиках вокруг садового стола, поставленного под старой, раскидистой грушей, а мужчины колдовали над жаровней, где вместо привычных сосисок-гриль изготовлялось мясо, нанизанное на металлические прутья. Сесиль вспомнила, что у арабов это блюдо называется шиш-кабоб, а в России как-то иначе, кажется, шешлик… «Надо же, начисто забыла русский язык, а скоро начну забывать и родной французский…»

— Нет, по работе не скучаю, слишком много дел по дому… А вы заглядывали бы. Кстати, через две недели моей Джуди исполняется пять, я всех приглашаю. Таня, тебя, разумеется, с малышами. Устроим детский праздник… Ой, прости, я и забыла, что вы все должны быть в Ленинграде… в Петербурге.

— Может быть, к тому времени и вернемся… Жаль, ты не сможешь полететь с нами, — проговорила Таня медленно, со смешным акцентом, чем-то напоминавшим французский.

— А мне не жаль… Я, конечно, понимаю, это твоя родина, и все такое, но лично у меня с этим городом, да и с этой страной, никаких приятных воспоминаний не связано, это вообще не место для нормальных людей.

Таня Розен прихлебнула вина и усмехнулась.

— Стало быть, нас ты нормальными не считаешь?

— Но вы-то живете здесь… Как-то, когда Нил, мой бывший, вконец извел меня очередным приступом ностальгии… я, помнится, говорила, что он у меня тоже был русский… Так вот, я ему посоветовала вернуться и пожить там с полгодика, желательно без французского паспорта, без валюты, без обратного билета. Это навсегда излечило бы его от тоски по родине…

— Ну да, — вставила Аланна. — В позапрошлом году моя мама съездила на Украину и полностью излечилась.

Другие статьи:  Приказ мз рф 170 от 1994 года профилактика вич-инфекций

— И что он? Воспользовался советом? — спросила Таня.

— Не знаю. И, честно говоря, знать не хочу… Да, он был чертовски красив, обаятелен и неглуп. Но без

Вересов завещание ворона

при участии Ирины Демидчик

Ворон. Тень Заратустры

На Никиту Всеволодовича Захаржевского, несостоявшегося дипломата, несостоявшегося деятеля советского кино, несостоявшегося предпринимателя, неожиданно свалились огромные, по нынешним его обстоятельствам, деньги. Пятьдесят тысяч французских франков выделил ему один впадающий в маразм князь-эмигрант на генеалогические изыскания. Тщательно все обдумав, Никита решил деньги эти употребить по прямому назначению – на то у него имелись свои резоны.

Маршрут по семейному дереву пролегал, в числе прочего, через город Лондон, столицу Соединенного Королевства. В библиотеке Британского музея случай свел его с профессором-русистом Делохом. Рыжеусый чудак, назвавшийся на немецкий манер «Георгом», прочитав на бланке Никитиного формуляра фамилию «Zakharzhevski», отчего-то впал в величайшее возбуждение, наговорил Никите кучу всяких непонятностей и затащил к себе в гости.

Разговор получился преинтереснейший.

А через несколько дней…

Когда Никита очнулся и слегка приоткрыл глаза, он обнаружил, что находится в большой, незнакомой ему комнате, на кровати.

Он тут же вновь закрыл глаза. Наверное, лучше еще ненадолго притвориться спящим…

Пусть те, кто уложил его в эту кровать, думают, что он еще не пришел в себя, и тем самым дадут ему время на то, чтобы обдумать свое положение.

– И где я? Идея? Идея нахожуся? – припомнил Никита фразу из старинного, еще времен Аркадия Райкина анекдота.

Ну, раз уж чувство юмора ему еще не изменяет, значит еще не все потеряно, – решил он про себя.

А и правда, где это он?

Последнее, что помнилось, – это пьяная компания в клубе «Рэт-Бэт-Блу» на Юстон-Роуд…

Самый пристойный гей-клуб во всем Лондоне, между прочим! По крайней мере, так его отрекомендовали в рисепшн отеля «Маджестик»…

Довольно известная группа играла превосходный ритм-энд-блюз в стиле Алексиса Корнера из самого начала пятидесятых годов. И даже губная гармошка у нынешнего, вызывающе юного мулата с дюжиной тонких косичек, что был у здешних музыкантов кем-то вроде пэйсмейкера, звучала совсем как у старика Сирила Дэвиса…

Синий дым стелился пластами, как перистые облака в горах Гималаев.

Гибкий педик извивался вокруг стриптизерского шеста…

Никита пил свое пиво и болтал с какими-то бритоголовыми туземцами в камуфляже и в черных кожаных фуражках… Как раз им про их фуражки и говорил – кабы были они последовательны в своем антиобщественном замахе, то надо было бы идти до конца и прилепить на околыши мертвую голову, а над ней – раззявившего пасть и раскинувшего лапки веером британского леву…

Скинхеды вроде как не сразу врубились.

Толи изъяснялся Никита по-английски недостаточно бегло, то ли лексики не хватало, чтобы адекватно выразить мысль… То ли скины были тупыми и пьяными.

Однако сидеть за столом в шапках, как говорила их домработница Клава, означает для русского человека одно – в шапках за столом сидят только басурмане.

А теперь вот еще и бритоголовые педики, что, по всей видимости, одно и то же!

– Пидорасы вы, вот вы кто, – по-русски говорил Никита англичанам.

А те скалились и гоготали, ничего не понимая.

А потом, на выходе из клуба, кто-то дал ему по голове…

Врезали чем-то тяжелым. Он не сразу потерял сознание и помнил, как его засовывали в багажник автомашины.

А потом, как это бывает в детских кошмарных снах, – хочешь закричать, а язык тебя не слушается, и хочешь побежать, а ноги и не бегут.

Кто-то тихо так вошел, почти неслышно, но Никита почувствовал.

– Уже не спим? Уже проснулись и притворяемся, мистер Захаржевский! – чисто, с легчайшим прибалтийским акцентом произнес по-русски чей-то молодой голос.

Никита поморщился, изображая естественную реакцию напрасно потревоженного во время отдыха человека.

– Не спим! – радуясь своей правоте, заключил голос.

– Вы кто? – спросил Никита, размыкая глаза.

Над ним склонился один из давешних педиков. Только теперь на нем была не камуфляжная куртка с заклепками и молниями, а белый больничный халат поверх добротного костюма и белая крахмальная сорочка, подвязанная модным галстуком.

– А где второй пидорас? – спросил вдруг Никита…

– А второй, как вы изволите выразиться, пидорас, уважаемый мистер Захаржевский, его имя, кстати – мистер Джон Дервиш… Оно вам ничего не говорит? – Педик внимательно посмотрел на Никиту.

– А вас как зовут? – спросил Никита.

– Пардон, забыл представиться. Меня зовут мистер Роберт.

– Роберт – это имя или фамилия? – спросил Никита.

– Просто Роберт, – настойчиво повторил «скинпед».

Никита отвел от визитера глаза и уставился в потолок.

– Кто вы и зачем меня сюда привезли? – спросил он устало.

– Всему свое время, мистер Захаржевский, всему свой час, а пока – поднимайтесь, вас ждет горячая ванна, бритвенный прибор, легкий континентальный завтрак и процедурная медсестра…

– А медсестра зачем? – поинтересовался Никита.

– Вы больны, уважаемый мистер Захаржевский, у вас серьезные проблемы со здоровьем, и вам необходимы процедуры, которые назначил вам врач.

– Я не болен, и мне ничего не назначали, – возразил Никита.

– Не надо спорить, тем более что вы не просто не правы, но ваша неправота усиливается отсутствием у вас какого-либо права возражать. Здесь никого не интересует ваше мнение, больны вы или здоровы, здесь все решаем мы…

– Я в сумасшедшем доме? – поинтересовался Никита.

– Хуже, – ответил первый. – Вы в доме милейшего мистера Лермана, практически у себя дома, мистер Захаржевский…

К медицинским сестрам Никита был, мягко говоря, индифферентен.

Но даже если бы на нем и висел не смытый к сорока трем годам грех подростковых вожделений, питаемых когда-то к школьной фельдшерице, то при виде местного медперсонала любым трепетным воспоминаниям тут же пришел бы конец. В сестрице были все сто девяносто сантиметров роста, и на белоснежном крахмале форменного халата, в том месте, где у женщин бывает грудь, у нее был приколот бадж, удостоверявший, что она – «нерс» и что кличут ее Ингой.

– А вы случайно не служили под началом штандартенфюрера Менгеле? – поинтересовался Никита, уставившись на массивную, в пол-лица челюсть и руки, крупные, как у фламандского дровосека.

– Нет, не служила, – ответила фройляйн Инга, сдирая пластиковую обертку с разового шприца.

– Что будете колоть? – поинтересовался Никита.

Другие статьи:  Лишили прав какой штраф

– Что доктор прописал, – деловито отвечала медсестрица, надламывая острую стеклянную горловинку большой ампулы и наполняя шприц.

– Куда? – спросил Никита.

– Ложитесь на живот и приспустите трусы, – ответила Инга.

– Если немного усилится слюноотделение, – сказала она, прибирая за собой обертки и стекляшки, оставшиеся после процедуры, – то не пугайтесь, это скоро пройдет… И вообще, все скоро пройдет…

«All things will pass away», – повторил про себя Никита и вдруг почувствовал себя необычайно беззаботным.

– Как мироощущение? – спросил его вошедший в комнату Роберт.

Инга все еще топталась в комнате, убирая в чемоданчик последние следы галоперидоловой терапии.

– Жду повышенного слюноотделения, – ответил Никита, выжидая, когда уйдет медсестра. – Откуда вы набираете медперсонал? Война с Гитлером уж пятьдесят один год как кончилась, а у вас откуда-то еще берутся такие экземпляры… В каком она звании? Унтершарфюрер?

Роберт ухмыльнулся, похлопал Никиту по плечу и сказал, присаживаясь на краешек кровати:

– Скоро вам станет совсем хорошо, и никакие проблемы не будут вас мучить, а пока давайте поговорим о вашем блестящем будущем, покуда не пришел мистер Дервиш… Джон Дервиш – не забыли? Пока он не подошел, я вам кое-что постараюсь объяснить.

Завещание Ворона

  • Название:Завещание Ворона
  • Автор: Дмитрий Вересов
  • Жанр:Детективы: прочее, Любовные детективы
  • Серия:Черный Ворон
  • ISBN: 5-7654-2504-6, 5-94850-482-4
  • Страниц:92
  • Перевод:
  • Издательство:ОЛМА-ПРЕСС Звездный мир, Нева
  • Год:2003
  • Электронная книга

    Рас — стояние: версты, мили…

    Нас рас — ставили, рас — садили…

    По трущобам земных широт

    Рассовали нас как сирот.

    Глава первая
    Кусала бы локти, если бы дотянулась
    (июнь 1995, Колорадо)

    Миссис Сесиль Вилаи, в девичестве Дерьян, глубоко вздохнула.

    — И все-таки, я не знаю… Мы ведь раньше полуночи не вернемся. Оставить детей на целый вечер… Лучше поезжай один.

    Крис даже ответить не успел, как волна детского протеста обрушилась словесным потоком на их чуткие, родительские уши.

    — Но, мамочка, ты же обещала, сама нас учила, что обещания надо выполнять.

    — Мамочка, не беспокойся, все будет хорошо, мы с Дейвом будем строить железную дорогу, а Джуди — рисовать.

    Читать онлайн «Завещание ворона» автора Вересов Дмитрий — RuLit — Страница 66

    — Я поведу машину, все свободны.

    Нил вцепился в пилота железной хваткой. Самолет тем временем уже набрал высоту и лег на курс.

    — Сэр, вам лучше пройти в салон, вы неважно выглядите. Боюсь, сегодня лучше вам не управлять машиной. Полет будет сложным и долгим, вот отдохнете, и тогда, как обычно, я передам вам управление.

    Пилот ни на секунду не потерял самообладания и незаметно нажал тревожную кнопку. За спиной Нила бесшумно возник его охранник. Нила просто втащили в салон, с трудом разжав его хватку. Старый охранник был поражен небывалой силой своего шефа, хотя удивляться было ему несвойственно — это не входило в его обязанности. Вот охранять босса — это другое дело, даже если опасность для жизни исходит от него самого. Нила пристегнули к креслу и подали виски, рядом сел охранник и достал зажигалку. Сигарета прыгала в пальцах Нила, виски разлилось.

    — Мне нельзя умирать, идиоты! У меня сын, он совсем один! Я должен ему столько рассказать. Вы все сговорились убить меня! Вы обязаны подчиняться мне! Дайте мне управление! Вы все уволены немедленно! — Нил орал в лицо охраннику. — Том, пусти меня, я должен выжить, ты же отвечаешь за мою жизнь. Там сын, понимаешь, мой сын. — он уже не кричал, а просительно ныл.

    Но старый Том Грисби бесстрастно сидел рядом, не вступая в контакт с боссом. На такой случай тоже были прописаны инструкции, и он тупо следовал им. Главное — безопасность.

    Он опустил шторку на иллюминаторе и дал Нилу стакан воды. Нил выпил и откинулся на сиденье.

    — Как же, как же там начиналось. «Отче наш, иже еси на небеси. Да святится имя твое. » Мальчик мой, как долго я ждал тебя, Лиз моя — царствие тебе небесное! — Нил закрыл глаза. — Лиз, дорогая, мы обязательно будем играть в шахматы на веранде, как ты мечтала.

    Снотворное, которое дал охранник, проконсультировавшись с землей, начало действовать, и через несколько минут экипаж вздохнул спокойно. Том так и остался сидеть рядом. Только одно заставило его задуматься — на каком языке босс бредил. Перебрав весь свой запас иностранных слов, он решил, что на французском. «Надо заняться изучением, это может пригодиться», — помечтал Том, он не любил не понимать, что говорят люди в его присутствии.

    Самолет начал снижаться, но Том разбудил Нила, только когда машина коснулась земли. Летчик, который давно уже служил у господина Баррена, был пилотом экстра-класса, да и погода на острове не создала никаких неприятностей при приземлении. Нил виновато пожал руку командиру и поспешно спустился по трапу к встречающим его незнакомцам, одетым, как и полагается, во все черное.

    Еще издалека он увидел особняк, окруженный старым садом, явно специально посаженным, с претензией на регулярность, но сильно заросший. Вокруг царила тишина, никого из людей не было видно.

    Нил первым нарушил молчание, которое с самого начала тяготило его.

    — Мальчик. — Нил запнулся, и ему не дали закончить вопрос.

    — Да, сэр, лорд Морвен младший прибудет завтра. Его родители уже подтвердили время прилета. Завтра утром они будут на острове, — адвокат Кауфманн говорил по-английски с чуть заметным акцентом.

    Нил испуганно взглянул в лицо адвоката, но не решился ничего спросить. Несколько секунд он приходил в себя. Какие родители? Какой лорд? Все эти вопросы так и остались не заданными. Нил давно научился не спешить. Одно решение было уже принято: молчать и ждать. До приезда сына почти сутки, значит, будет время все выяснить.

    Нила проводили в его комнату и пригласили к столу через четверть часа. После обеда, к которому даже привередливый Нил не смог предъявить претензий, адвокат пригласил его в кабинет, где передал ему ключ от сейфа, что оказалось тоже прописанным в инструкции, составленной хозяином перед кончиной.

    Нил поймал себя на мысли, что с первой минуты чужой дом принял его как старого хозяина. Даже запахи казались ему знакомыми, вещи не удивляли своей историей, а прислуга не смотрела на него специально вежливо. Нил положил ключ от сейфа в карман и обратился к адвокату с просьбой осмотреть дом.

    — Здесь теперь вы хозяин, поэтому делайте все, что посчитаете нужным. Комнаты все открыты, гараж и водитель в вашем распоряжении. Протокол церемонии у распорядителя. Вам его представят после ужина, который будет ровно в восемь, если вы не возражаете. Напитки все в баре, будьте как дома, что и соответствует настоящему положению дел. Ваши сопровождающие размещены во флигеле для гостей, все необходимое им уже предоставлено. Телефон и компьютер в вашем распоряжении. А пока я должен заняться приготовлением к печальной процедуре, с вашего позволения.

    Другие статьи:  Возврат товара по чеку в течении

    Адвокат поклонился и вышел, оставив Нила самого решать, с чего начать распутывать клубок тайн.

    Нил непроизвольно повернулся и встретился взглядом со стариком, чей портрет в простой рамке стоял на громоздком письменном столе. Нил взял портрет и чуть тут же не выронил его. На него смотрели мамины глаза. Сомнений не было ни на йоту, это был его дед.

    Из списка в своем мобильнике Нил выбрал слово «мама», нажал зеленую кнопку и почти сразу услышал родной голос:

    — Нил, я ничего не понимаю! Меня вызывают на похороны на край света. Ты где? Это какая то чудовищная ошибка! — Ольга Баренцева была, как всегда, на грани истерики.

    — Мама, это не ошибка, твой отец не погиб на войне. Завтра похороны и оглашение завещания. Ты в Париже? Вылетай первым же рейсом на Афины. — Нил понял, как он соскучился по ней, той самой, которая раздражала его всегда своим несносным характером. — Я уже на месте. Тебя встретят, только береги себя. Тебя ждет много новостей и потрясений. Я жду тебя, мам, пока. — Нил не дал ей продолжить серию бесконечных вопросов и уточнений и нажал на отбой.

    «Странно, — подумал Нил, не спешно обходя комнату за комнатой. — Дом старика, а даже духу старческого нет». Нила мало интересовали спальня, столовая и прочие комнаты. Он искал только его комнату, но ничего, похожего на детскую, так и не обнаружил. На кухне, где хозяйничали две женщины, молодая и пожилая, с ним приветливо поздоровались, ничуть не удивившись его появлению. И Нил, против своих принципов спросил о мальчике.

    — Вы спрашиваете про Нила, правнука бедного старика Макса? Так говорят они приедут завтра утром. Мы сами очень соскучились без него. Вот и игрушки его все перемыли, перечистили, правда, он это любит сам делать, но сейчас ему не до этого будет. Да еще у него кондиционер в комнате сломался, мастер обещал быть еще с утра, а все нет. А так, все уже готово к приему нашего ангела.

    — Я посмотрю, немного понимаю в такой технике. Проводите меня.

    И, не приняв возражений в сопровождении, как оказалось, старой няни Агаши, русской по происхождению, Нил пошел по коридорам, которые были им только что безрезультатно осмотрены. Агаша остановилась в конце коридора и, нажав на незаметную кнопку в стене, отошла чуть в сторону, пропуская Нила вперед. Одна из панелей, которыми был отделан весь коридор, бесшумно поехала в сторону, и перед Нилом открылся лифт. Они поднялись на этаж выше и очутились в таком же коридоре, потолок которого был сделан из стекла темного цвета. Агаша провела Нила в первую комнату и уже в который раз попыталась включить кондиционер.

    — Наш электрик живет по соседству, и мы вызываем его по надобности. Видимо, запаздывает по уважительной причине. Говорили, что у него жена приболела. Если вам что надо будет, инструменты все в мастерской на первом этаже. Я покажу.

    Но Нил уже не слышал ничего. Он жадно осматривал жилище своего сына, пытаясь узнать о нем, о его характере, привычках, увлечениях. Как только закрылась дверь, Нил, как опытный разведчик, начал осмотр. Комната была совсем не похожа на детскую в привычном понимании. Это был большой зал, в котором было все, что только можно было придумать для мальчишки. Нил выбирал для детального просмотра те вещи, которые давно утратили товарный вид, а значит, были особенно любимы маленьким Нилом. Он отметил, что детская железная дорога и коллекция моделей автомобилей и самолетов находятся в идеальном порядке. И тут же вспомнил, как был руган, когда разобрал дорогущие паровозики, привезенные мамой из Германии. Приятно удивил компьютерный центр последнего поколения. Но больше всего Нила привлекли роботы от совсем маленького до громадного, выше его роста.

    Дмитрий Вересов: Завещание ворона: Роман

    Аннотация к книге «Завещание ворона: Роман»

    Оказавшись на грани гибели, Татьяна Захаржевская, ныне леди Морвен, попросила у ада и неба отсрочку на год, чтобы привести в порядок свои земные дела. Ей предстоит распутать клубок чужих судеб. Нил Баренцев, которого она полюбила с неведомой ей прежде страстью. Сын Нила, воспитанный Татьяной, наследник двух огромных состояний. Дочь Татьяны Нюта, международная аферистка, бесстрашно играющая с опасностью. Татьяна никогда не думала, что ее тщательно выстроенный план может не сработать.
    Спокойная жизнь Татьяны Лариной-Розен в очередной раз летит под откос, когда ее муж оказывается в тюрьме по обвинению в растлении несовершеннолетней.

    Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей рекомендацией. Проверить баланс всегда можно в «Личном пространстве»

    Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей ссылкой. Проверить баланс всегда можно в «Личном пространстве»

    Завещание ворона :: Вересов Дмитрий

    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5

    Рейтинг книги: 4.0/5 (голосов: 20)

    книга проверена 12.08.10, вирусов не найдено

    Комментариев к книге пока нет

    СЛУЧАЙНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ

    Минута расставания настала
    Ты знаешь, кто из нас тут виноват.
    Мы начинали много раз сначала
    Как, оказалось, было глупо повторять.

    Ведь я так сильно был в тебя влюблён,
    Рядом с тобой я забывал всех близких.
    А ты с каким-то пышным богачём
    Каталась за городом в мерсе серебристом.

    И понял я, настал всему конец. >>

    13.05.10 — 09:18
    Автор неизвестен

    Хотите чтобы ваше произведение или ваш любимый стишок появились здесь? добавьте его!

    Завещание ворона

    Оказавшись на грани гибели, Татьяна Захаржевская, ныне леди Морвен, попросила у ада и неба отсрочку на год, чтобы привести в порядок свои земные дела. Ей предстоит распутать клубок чужих судеб. Нил Баренцев, которого она полюбила с неведомой ей прежде страстью. Сын Нила, воспитанный Татьяной, наследник двух огромных состояний. Дочь Татьяны Нюта, международная аферистка, бесстрашно играющая с опасностью. Татьяна никогда не думала, что ее тщательно выстроенный план может не сработать. Спокойная жизнь Татьяны Лариной-Розен в очередной раз летит под откос, когда ее муж оказывается в тюрьме по обвинению в растлении несовершеннолетней.

    Отзывы на книгу Завещание ворона автор Вересов Дмитрий