В 1787 году уголовный кодекс

Источники уголовного права США

Главная > Реферат >Государство и право

Министерство образования и науки Российской Федерации

Национальный исследовательский университет

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Южно-Уральский государственный университет

Кафедра уголовного права, криминологии и уголовно- исполнительного права

по дисциплине «Уголовное право зарубежных стран»

Тема: Источники уголовного права США

_____Проверила_ __________________2011 г.

Источники уголовного права США

В своем реферате я хочу рассказать о источниках уголовного права США, т.к. знание уголовного права зарубежных стран, как показывает не столь отдаленная по времени история подготовки нового, ныне действующего уголовного законодательства Российской Федерации, оказалось весьма полезным и в этом деле. На мой взгляд одним из интересных систем зарубежного уголовного права, являестя уголовное право США.

Уголовное право США формировалось под сильным влиянием системы английского права, в особенности общего. Уголовное законодательство США является двухуровневым. Оно состоит из федерального уголовного законодательства и уголовного законодательства штатов. Каждый штат имеет свой УК. В США нет федерального УК в его общепринятом понимании. Основными источниками федерального уголовного законодательства являются Конституция 1787 года, акты Конгресса, подзаконные акты. Актом Конгресса от 25.06.1948 года основная масса ранее действовавшего законодательства была «пересмотрена и кодифицирована» и включена в форме закона в раздел 18 Свода законов США. Действие федерального уголовного законодательства является ограниченным. Ни один нормативный акт, издаваемый в штатах, не может противоречить Федеральной Конституции.

Источники уголовного права США

В США нет единой, общенациональной уголовно-правовой системы, что обусловлено особенностями американского федерализма. В стране действуют 53 самостоятельные системы -50 штатов, федеральная, Округа Колумбия, где расположена столица, и «свободно присоединившегося государства» Пуэрто-Рико. Это породило такое характерное для США явление, как правовой дуализм, означающий, что на территории каждого штата действует право данного штата, а при определенных условиях — право федеральное.

Основными источниками уголовного права США являются общее или прецедентное право и статутное право, т.е. законодательство. Но поскольку к настоящему времени не осталось ни одного штата, где уголовная репрессия опиралась бы в основном на нормы общего права, а статутное право выступало бы в качестве дополнения к нему, и «все штаты стремятся к тому, чтобы сделать статутное право всеохватывающим», есть смысл начать рассмотрение источников уголовного права с законодательства.

Источниками федерального уголовного законодательства являются: Конституция США 1787 г., акты Конгресса, подзаконные акты, а также нормы международного уголовного права, в незначительной степени — право индейских племен.

Конституция США не позволяет четко разграничить компетенцию федерации и штатов в области уголовного законодательства. В разделе 8 ст. 1 после перечисления вопросов, по которым «Конгресс имеет право» принимать решения (в частности, устанавливать наказания за подделку государственных ценных бумаг, определять и карать морской разбой и пр.), отмечается, что он также может «издавать все законы, которые будут необходимы для осуществления как вышеуказанных прав, так и всех других прав, которыми настоящая Конституция наделяет Правительство Соединенных Штатов, его Департаменты и должностных лиц». Вероятно, это конституционное положение послужило основанием для чрезвычайно интенсивного развития федерального уголовного законодательства: первоначально на федеральном уровне было всего лишь несколько уголовных законов, основная их часть была принята в штатах. Конституция США содержит ряд положений либо непосредственно уголовно-правового характера, либо имеющих отношение к уголовному праву. Среди них такие, например, как запрет на издание законов, имеющих обратную силу, на применение жестоких и необычных наказаний, на лишение жизни, свободы и собственности без законного судебного разбирательства и другие. В Конституции (раздел 3 ст. 111) даже закреплено определение такого преступления, как измена.

В США нет федерального уголовного кодекса в его общепринятом понимании.

Актом Конгресса от 25 июня 1948 г. основная масса ранее действовавшего законодательства была, как сказано в нем, «пересмотрена, кодифицирована» и включена в форме закона в раздел 18 Свода законов США «Преступления и уголовный процесс». Часть 1 этого раздела («Преступления») насчитывает 86 глав, хотя номер последней главы — 123: остальные главы пропущены. Формально она не имеет ни Общей ни Особенной части. Фактически же первая глава («Общие положения») — мини-Общая часть, так как она состоит всего лишь из 22 статей, большинство из которых содержат определения используемых в указанном разделе терминов. Кроме того, три статьи (§ 2, 3 и 4) посвящены институту соучастия, а одна (§ 17) — невменяемости. Остальные главы расположены в алфавитном порядке. Поэтому в начале оказались статьи об ответственности за посягательства на животных и растения (гл. 3), в середине — об убийстве (гл. 51), а в конце — об ответственности за терроризм (гл. 113 В), измену (гл. 115) и военные преступления (гл. 118).

Однако далеко не все уголовно-правовые нормы, даже общего характера, собраны в ч. 1 раздела 18 Свода законов. Есть они в части II этого раздела, где рассматриваются вопросы наказаний (пробации, штрафа и тюремного заключения — гл. 227, а также смертной казни -гл. 228), разбросаны почти по всем остальным 49 разделам Свода законов США. Их около 3000. Столь огромное количество уголовно-правовых положений — результат казуистики, описательного характера норм, наличия устаревших и даже архаичных положений и в целом -неупорядоченности законодательства. Так, например, насчитывалось более 130 статей, относящихся к краже и мошенничеству, около 90 -к подделке и подлогу и т.п. Более 70 терминов используется при описании субъективной стороны преступления, что явилось следствием, в значительной степени, отсутствия общего определения вины и ее форм. Отмеченные и другие недостатки федерального уголовного законодательства дали основание американским ученым подвергать его уничтожающей критике. Одни (Браун и Шварц) говорят, что оно находится в «хаотичном состоянии», другие (Зиглер) — что оно является «фактически непригодным для использования и, несомненно, несправедливым». Конечно, такое состояние законодательства не могло не вызвать озабоченности властей. Было предпринято несколько попыток его реформирования, но все они оказались безуспешными.

Однако было сделано несколько важных шагов на пути его реформирования. В 1984 г. администрация Р. Рейгана провела через Конгресс так называемый Комплексный закон о контроле над преступностью, который в духе жесткой уголовной политики предусматривает меры борьбы с опасными преступниками и рецидивистами, регулирует другие вопросы. Часть этого закона — Закон о реформе наказаний, на основании которого была создана Комиссия по наказаниям. Она разработала «Основные направления по назначению наказаний», опубликованные в форме Руководств, которые были призваны устранить разнобой в назначении наказаний за федеральные преступления. В 1994 г. был принят закон о борьбе с насильственной преступностью, который газетой «Нью-Йорк Тайме» охарактеризован как самый репрессивный в современной истории США: он увеличил число случаев применения смертной казни до 60.

Большую роль в регулировании уголовно-правовых отношений на федеральном уровне играют подзаконные акты, издаваемые Президентом, министерствами и ведомствами федерального правительства. Как правило, эти акты детализируют, конкретизируют нормы федеральных законов. Но иногда и сами они устанавливают уголовную ответственность за те или иные деяния. Так, согласно исполнительному приказу президента Р. Рейгана 1986 г., изданному в рамках реализации экономических санкций против Ливии, те американцы, которые не покинули территорию этой страны к указанному сроку, могли быть подвергнуты тюремному заключению сроком до 10 лет и штрафу в размере до 50 тыс. долл. Говоря о значении подзаконных актов (федеральных и штатов), американские профессора Прайс и Битнер отмечают, что «они оказывают более непосредственное влияние на жизнь большинства из нас, чем законы, принимаемые коллегиально».

Действие федерального уголовного законодательства является ограниченным. Во-первых, оно применяется в случае совершения преступлений с так называемым «федеральным элементом»: в отношении федеральных должностных лиц (например, убийство, причинение телесных повреждений, воспрепятствование исполнению служебных обязанностей) или ими в связи с исполнением своих служебных обязанностей (например, взяточничество и хищение); за преступления, затрагивающие интересы нескольких штатов (например, похищение автомобилей и перегон их из одного штата в другой или сбыт наркотиков); за посягательства против федеральных учреждений и служб (например, почты) либо Соединенных Штатов в целом (измена, шпионаж и др.). Во-вторых, оно применяется в случае совершения любого преступления, но совершенного на территориях федерального значения: национальные парки, заповедники, суда, плавающие под американским флагом в открытом море, а также находящиеся в полете в воздушном пространстве над открытым морем, военные объекты и др. Если на этих территориях совершается посягательство, которое федеральным законодательством не предусматривается, то по аналогии применяется право штата, где такие территории расположены (§ 13 раздела 18 Свода законов).

Другие статьи:  Штраф за перевозку детей без автокресла в 2019 году

Основными источниками уголовного законодательства штатов являются: Конституция США, конституции штатов, уголовные законы, прежде всего уголовные кодексы, и подзаконные акты.

Ни один нормативный акт, издаваемый в штатах, не может противоречить Федеральной конституции. Применительно к уголовному праву конституции штатов имеют как сходство с нею, так и отличия от нее. Общее состоит в том, что они, как правило, закрепляют вышеперечисленные положения Конституции страны. Отличия заключаются в том, что они содержат либо более детальную их регламентацию, либо положения, которых в ней нет. Например, в конституции штата Орегон (§ 37 ст. 1) запрет налагать жестокие и необычные наказания дополнен указанием о том, что тяжкое убийство карается смертной казнью, если только присяжные не выскажутся за пожизненное тюремное заключение. Вообще в конституциях штатов вопросам наказания уделяется большое внимание. Это касается целей наказания, видов приговоров и способов их приведения в исполнение. Например, в конституции Аризоны сказано, что смертная казнь должна приводиться в исполнение с использованием удушающего газа. Однако в конституциях некоторых штатов можно встретить положения более общего характера, причем весьма важные. Например, конституция Огайо запрещает привлекать к ответственности и наказывать за одно и то же преступление дважды (§ 10), а также выдавать лицо за преступление, совершенное в этом штате (§ 12).

Состояние современного уголовного законодательства штатов трудно понять без хотя бы небольшого экскурса в его историю.

Лет 35 тому назад оно представляло собой картину весьма неприглядную. Считалось, что каждый или почти каждый штат имеет свой кодекс. Однако в большинстве случаев он был таковым лишь по названию, ибо состоял из принятых в разное время актов или норм, нередко расположенных в алфавитном порядке. Законодательство штатов, принятое в разное время, испытавшее влияние различных школ и направлений в карательной политике и доктрине уголовного права, а также социально-экономических и политических условий, отличалось друг от друга по всем основным параметрам: по структуре, по кругу уголовно наказуемых деяний, по регулированию вопросов общей и особенной части, по санкциям за сходные или одинаковые преступления. Так, кровосмешение в Калифорнии каралось лишением свободы сроком до 50 лет, а в Пенсильвании — до 5, гомосексуализм в одном штате можно было наказывать пожизненным тюремным заключением, а в другом — штрафом.

Вечернее пленарное заседание Госдумы 17 сентября 2008 года

На вечернем заседании председательствовал Олег Морозов

В ходе заседания депутаты отклонили:

— представленный в первом чтении от Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александром Москалец

Москалец
Александр Петрович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» проект федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» (об установлении уголовной и административной ответственности за незаконное производство, оборот этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции), инициированный Псковским областным Собранием депутатов («за» — 32);

— представленный в первом чтении от Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александром Москалец

Москалец
Александр Петрович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» проект федерального закона «О внесении изменений в статью 14.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (об установлении административной ответственности рекламодателей, рекламораспространителей, а также лиц, с которыми заключается договор на установку и эксплуатацию рекламной конструкции), инициированный членами Совета Федерации С.М.Мироновым, С.Э.Гордеевым, О.А.Оганяном («за» — 78).

Представитель Законодательного Собрания Пензенской области депутат Государственной Думы Сергей Егоров

Представитель Государственного Совета Республики Татарстан депутат Государственной Думы Ильдар Гильмутдинов

Гильмутдинов
Ильдар Ирекович Депутат Государственной Думы избран по избирательному округу 0027 (Московский – Республика Татарстан (Татарстан)) представил проект федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (в части установления ответственности за осуществление деятельности по организации и проведению азартных игр с нарушением законодательства, регулирующего деятельность игорных заведений).

— внесенный Новосибирским областным Советом депутатов проект федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (об установлении административной ответственности за нарушение требований законодательства к посещению игорного заведения);

— внесенный Законодательным Собранием Нижегородской области проект федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (в части установления административной ответственности за нарушение законодательства о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр);

— внесенный Законодательным Собранием Челябинской области проект федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» (об установлении ответственности за нарушение законодательства о государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр);

От Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Москалец

По представленным законопроектам выступил также Виктор Илюхин

В результате рейтингового голосования ни один из законопроектов не набрал необходимого числа голосов, проекты отклонены.

— внесенный Государственным Советом Удмуртской Республики проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (об определении порядка осуществления полномочий органов местного самоуправления по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту жительства и по месту пребывания в Российской Федерации);

— внесенный Законодательным Собранием Омской области проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (о наделении органов местного самоуправления полномочиями по регистрационному учету граждан Российской Федерации по месту жительства и по месту пребывания в Российской Федерации и о порядке осуществления данными органами указанных полномочий);

— внесенный Законодательным Собранием Вологодской области проект федерального закона «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (об определении прав, обязанностей и основных критериев финансового обеспечения деятельности органов местного самоуправления при осуществлении ими регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту жительства и по месту пребывания в Российской Федерации).

В результате рейтингового голосования ни один из рассмотренных законопроектов не набрал необходимого числа голосов, проекты отклонены («за» — 84, 44, 38 соответственно).

Представитель Думы Ханты-Мансийского автономного округа — Югры депутат Государственной Думы Владимир Асеев

Асеев
Владимир Михайлович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» представил в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «О недрах» и Бюджетный кодекс Российской Федерации» (о плате за геологическую информацию о недрах).

С содокладом от Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии выступила Наталья Комарова

В обсуждении законопроекта приняли участие Валентин Романов

Проект отклонен, «за» — 66.

От Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Рафаэль Гималов

Гималов
Рафаэль Имамович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» представил в первом чтении внесенный Законодательным Собранием Нижегородской области проект федерального закона «О внесении изменения в статью 65 Федерального закона «Об охране окружающей среды» (в части направления штрафов за нарушения законодательства об охране окружающей среды в бюджеты субъектов Российской Федерации) и рекомендовал отклонить рассматриваемый законопроект.

Проект отклонен, «за» — 10.

От Комитета по культуре Вячеслав Кущёв

Кущев
Вячеслав Митрофанович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» представил в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О библиотечном деле» (в части приведения в соответствие с действующим законодательством), внесенный В.А.Мироновым в период исполнения им полномочий члена СФ, и рекомендовал отклонить законопроект.

Проект отклонен, «за» — 44.

От Комитета по обороне Юрий Савенко

Савенко
Юрий Алексеевич Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» представил в первом чтении инициированный Законодательным Собранием Пермского края проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с сокращением срока военной службы по призыву» (о предоставлении отсрочки от призыва на военную службу отдельным категориям граждан) и рекомендовал отклонить законопроект.

Проект отклонен, «за» — 87.

Резник
Борис Львович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» представил в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в статью 26.11 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (в части установления возможности нахождения в собственности субъекта Российской Федерации имущества, необходимого для осуществления собственных полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации).

Другие статьи:  Гпк рф исковое заявление в суд

От Комитета по делам Федерации и региональной политике выступил Руслан Хаджебиеков и рекомендовал отклонить законопроект.

Проект отклонен, «за» — 51.

От Комитета по строительству и земельным отношениям Михаил Хесин

Хесин
Михаил Яковлевич Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Политической партией «Либерально — демократическая партия России» представил в первом чтении проект федерального закона «О внесении изменений в статью 31 Федерального закона «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (в части отнесения к собственности субъектов Российской Федерации земельных участков фонда перераспределения), внесенный Законодательным Собранием Приморского края, и рекомендовал отклонить законопроект.

От Комитета по строительству и земельным отношениям Михаил Хесин

Хесин
Михаил Яковлевич Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Политической партией «Либерально — демократическая партия России» представил в первом чтении внесенный Законодательным Собранием Еврейской автономной области проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «Об основах регулирования тарифов организаций коммунального комплекса» (в части уточнения распределения полномочий в сфере регулирования тарифов между органами регулирования субъекта Российской Федерации и органами местного самоуправления) и рекомендовал отклонить рассматриваемый законопроект.

Управление по связям с общественностью и взаимодействию со СМИ

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 21 апреля 2017 г. по делу N 22-1787/2017

Апелляционное постановление Ставропольского краевого суда от 21 апреля 2017 г. по делу N 22-1787/2017

Ставропольский краевой суд составе:

председательствующего судьи Гукосьянца Г.А.,

при секретаре Стрельниковой И.А.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по апелляционной жалобе осужденного Павленко А.Л. на постановление Георгиевского городского суда от 10.11.2016, которым постановлено:

Павленко А.Л., . , о приведении приговора Пятигорского городского суда от 19.06.2015 в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 3.07.2016 N 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» — удовлетворить;

— приговор Пятигорского городского суда от 19.06.2015 привести в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 03.07.2016 N 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»;

— из обвинения Павленко A.Л. по п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ исключить квалифицирующий признак «причинение значительного ущерба», его действия квалифицировать по ч.1 ст. 161, п. «а» ч.2 ст. 158, ч.4 ст. 150, ч.1 ст. 150, ч.3 ст.30, п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ и снизить наказание;

— Павленко А.Л. считать осужденным и назначить наказание:

по ч.1 ст. 161 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

по п. «а» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году 10 месяцам лишения свободы;

по ч.4 ст. 150 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы;

по п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ч.1 ст. 150 УК РФ к 2 годам лишения свободы;,

по ч.3 ст.30, п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

на основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний, окончательно назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 10 месяцев;

— приговор Георгиевского городского суда от 14.12.2013 привести в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 3.07.2016 N 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»;

— исключить из приговора квалифицирующий признак «с причинением значительного ущерба», действия Павленко А.Л. квалифицировать по ч.1 ст. 159 УК РФ и назначенное наказание снизить;

— Павленко А.Л. считать осужденным по ч.1 ст. 159 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 15 % заработка в доход государства;

— постановление Георгиевского городского суда от 26.06.2013 привести в соответствие с изменениями, внесенными Федеральным законом от 03.07.2016 года N 323-Ф3 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»;

— считать наказание, назначенное по приговору Георгиевского городского суда от 14.12.2013 в виде исправительных работ замененным на лишение свободы сроком на 2 месяца.

Доложив об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, заслушав выступление адвоката Бачуриной А.В. в интересах осужденного Павленко А.Л. и самого осужденного Павленко А.Л., поддержавших доводы жалобы, мнение прокурора Попова Т.О., об оставлении постановления без изменения, суд

— 14.02.2013 приговором Георгиевского городского суда Павленко A.Л. осужден по ч.2 ст. 159 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием 15% из заработка в доход государства;

— 26.06.2013 постановлением Георгиевского городского суда наказание, назначенное по приговору от 14.02.2013 в виде исправительных работ заменено на лишение свободы сроком на 4 месяца. Освобожден по отбытии наказания;

— 19.06.2015 приговором Пятигорского городского суда от Павленко А.Л. осужден:

— по ч.1 ст. 161 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

— по п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

— по ч.4 ст. 150 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы;

— по п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

— по ч.1 ст. 150 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

— по ч.3 ст.30, п.п. «а,в» ч.2 ст. 158 УК РФ к 1 году 8 месяцам лишения свободы;

— на основании ч.3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет.

Осужденный обратился в суд с ходатайством о приведении приговора Пятигорского городского суда от 19.06.2015 в соответствие с изменениями в уголовном законе, внесенными Федеральным законами и смягчении наказания вследствие издания уголовного закона, имеющего обратную силу в соответствии со ст. 10 УК РФ.

В апелляционной жалобе осужденный Павленко А.Л. с постановлением суда не согласен, в связи с неправильным применением уголовного закона. Считает постановление суда несправедливым. Выражает несогласие с переквалификацией его действий с ч. 2 ст. 159 УК РФ на ч. 1 ст. 159 УК РФ и назначенным наказанием.

Проверив дело, обсудив доводы апелляционной жалобы, апелляционный суд находит постановление суда законным и обоснованным.

Действительно, в соответствии со ст. 9 УК РФ преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действующим во время совершения этого деяния.

При этом, на основании ст.10 УК РФ, обратную силу имеет закон, устраняющий преступность деяния, смягчающий наказание и иным образом улучшающим положение лица, совершившего преступление, т.е. распространяется на лиц, совершивших соответствующие деяния до вступления такого закона в силу, в том числе и на лиц, отбывающих наказание или отбывших наказание, но имеющих судимость.

Суд обоснованно снизил назначенное осужденному Павленко А.Л. наказание по приговору Георгиевского городского суда от 14.12.2013 (с учетом изменений от 26.06.2013) в соответствии с Федеральным законом РФ N 323-ФЗ от 03.07.2016. С учетом обстоятельств по делу, назначенное наказание и окончательное наказание апелляционный суд считает справедливым.

Суд обоснованно снизил назначенное осужденному Павленко А.Л. наказание по приговору Пятигорского городского суда от 19.06.2015 в соответствие с изменениями в уголовном законе, внесенными Федеральным законом РФ N 323-ФЗ от 03.07.2016. С учетом обстоятельств по делу, назначенное наказание и окончательное наказание апелляционный суд считает справедливым.

Выводы суда основаны на законе, подробно мотивированы в постановлении.

С 01.01.2017 вступил в силу Федеральный закон N 420-ФЗ от 07.12.2011 в части возможности назначения осужденным принудительных работ. С учетом данных о личности осужденного, обстоятельств совершенных преступлений по приговору от 19.06.2015, апелляционный суд не находит оснований для применения ст.53.1 УК РФ

Вопреки доводам жалобы суд обоснованно пересмотрел приговор от 14.02.2013 и постановление от 26.06.2013.

Апелляционный суд не усматривает оснований для отмены постановления суда по доводам апелляционной жалобы.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ст.ст. 389.20, 389.28 УПК РФ, апелляционный суд

Постановление Георгиевского городского суда от 10.11.2016 в отношении

Павленко А.Л. оставить без изменения, апелляционную жалобу без удовлетворения.

Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

В 1787 году уголовный кодекс

09 января 2018 года 13:26

31 декабря 2017 года на Официальном интернет-портале правовой информации опубликован Федеральный закон от 31 декабря 2017 года № 501-ФЗ «О внесении изменений в статьи 205 и 207 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Опубликованным законом статья 207 Уголовного кодекса Российской Федерации излагается в новой редакции. В части второй статьи 207 УК РФ устанавливается ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма в отношении объектов социальной инфраструктуры либо за указанное сообщение, повлекшее причинение крупного ущерба, с максимальной санкцией в виде лишения свободы на срок от трех до пяти лет. Частью 3 статьи 207 УК РФ устанавливается ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма в целях дестабилизации деятельности органов власти. За это преступление устанавливается, в частности, наказание в виде лишения свободы на срок от шести до восьми лет. Часть 4 указанной статьи устанавливает ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, повлекшее по неосторожности смерть человека или иные тяжкие последствия, с максимальной санкцией в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Изменения, внесенные в статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, полномочиями по расследованию уголовных дел о новых составов преступлений наделяют следователей органов внутренних дел. Федеральный закон вступит в силу по истечении 10 дней со дня его официального опубликования. С его текстом можно ознакомиться по ссылке http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201712310018.

Другие статьи:  Федеральный закон 131 со всеми изменениями

Вы можете найти эту страницу по следующему адресу:

Институт современной России

Последние статьи

Дело Дадина: возвращение к большевистскому праву?

В последние недели дело Ильдара Дадина, первого в России осужденного по статье 212.1 УК РФ за неоднократные нарушения правил проведения массовых мероприятий, привлекло особое внимание СМИ и правозащитников. В письме жене Дадин сообщил о том, что его избивали и пытали сотрудники ФСИН в колонии в Сегеже, где он отбывает срок. Эксперт ИСР, правовед Екатерина Мишина анализирует дело Дадина, отмечая, что со временем оно войдет в учебники как наиболее яркий пример возрождения большевистского уголовного права в постсоветской России.

Ильдар Дадин во время задержания на одном из митингов. Фото: protestactions.info

– В чем основное отличие Конституции СССР 1936 года

и Конституции США 1787 года?

– Конституция СССР предусматривала свободу

митингов шествий и демонстраций,

а Конституция США – свободу ПОСЛЕ митингов,

шествий и демонстраций.

Часто задаваемый вопрос на лекциях

по сравнительному конституционному праву

Летом 2014 года Уголовный кодекс России был дополнен статьей 212.1 «Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». В декабре 2015-го оппозиционеру и гражданскому активисту Ильдару Дадину выпала горькая участь стать первым, кто был обвинен и затем осужден по этой статье, которую и члены Совета по правам человека при президенте, и лучшие российские адвокаты подвергли резкой критике и сочли противоречащей Основному закону страны и Европейской конвенции по правам человека. Великий Генри Резник прямо указал на то, статья очевидно неконституционна и что никакая множественность и повторяемость административных правонарушений не дает оснований считать их преступлением, то есть деянием с существенно более высокой степенью общественной опасности. Резник также отметил еще одно вопиющее нарушение: в момент возбуждения уголовного дела в отношении Ильдара Дадина некоторые из решений по административным делам Дадина еще не вступили в законную силу, и, соответственно, обвинение по статье 212.1 УК РФ было предъявлено незаконно.

Дело Ильдара Дадина я незамедлительно включила в перечень кейсов по сравнительному конституционному праву. Как и следовало ожидать, мне не удалось объяснить американским студентам, почему в отношении человека, несколько раз вышедшего на улицу с плакатом, было возбуждено уголовное дело; в чем именно он был признан виновным; и за что его приговорили к трем годам лишения свободы. Но я, собственно, и не пыталась это сделать и в ответ на шквал вопросов предлагала проникнуться величием фразы «Учение Маркса всесильно потому, что оно верно». Студенты осознавать глубину ленинского тезиса отказывались и требовали аргументированного ответа, который я и постаралась дать. Отвечая, я перечислила те моменты, которые меня больше всего поразили в деле Дадина.

Во-первых, и сама статья 212.1, и уголовное дело Ильдара Дадина, возбужденное на основании этой статьи, со временем войдут в учебники в качестве наиболее яркого примера возрождения большевистского уголовного права в постсоветской России. Связь между знаменитой ленинской фразой и криминализацией «неоднократного нарушения установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования» в том, что и фраза, и криминализация являются «законными преемниками лучшего». Марксизм – «законный преемник лучшего» из того, «что создало человечество в XIX веке в лице немецкой философии, английской политической экономии, французского социализма» [1], статья 212.1 – «законный преемник лучшего» из того, что было в первых советских уголовных кодексах.

Те, кто предложил ввести уголовную ответственность за неоднократное нарушение правил организации и проведения митингов, демонстраций и т.п., руководствовались вовсе не соображениями общественной опасности данного деяния, ибо ее попросту нет. Авторы этого законодательного нововведения сочли подобные нарушения угрожающими основам существующего строя – в лучших традициях ст. 5 УК РСФСР 1922 года. Максимальный срок наказания, предусмотренный санкцией ст. 212.1, – до пяти лет лишения свободы, то есть это преступление средней степени тяжести [2].

Cтатья 212.1 – это официальное признание того, что законодатель рассматривает закрепленную в Конституции свободу выражения своих убеждений как подрыв основ существующего строя

Для сравнения: аналогичное максимальное наказание действующий УК предусматривает за убийство двух и более лиц, совершенное в состоянии аффекта (ч.2 ст. 107 УК РФ) и доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ). Опять же для сравнения: максимальное наказание за истязание без отягчающих обстоятельств (ч.1 ст. 117) – до трех лет лишения свободы; таким образом, это преступление небольшой тяжести. Иными словами, с точки зрения российского законодателя XXI века, истязание человека менее опасно для общества, нежели неоднократное нарушение правил проведения митингов, шествий и демонстраций. И в этом еще одно сходство данной статьи с нормами раннего советского уголовного права, согласно которым преступления против государства обладали большей общественной опасностью, нежели преступления против личности.

Во-вторых, как и в случае Pussy Riot, для правоохранительных органов главным было не то, что совершил Ильдар Дадин, а сам Дадин как «общественно опасный элемент». Вновь ситуация развивалась по сценарию первого советского УК, инструктировавшего судей при определении меры наказания учитывать степень и характер опасности как самого преступника, так и совершенного им преступления, «выяснять личность преступника, поскольку таковая выявилась в учиненном им преступлении и его мотивах и поскольку возможно уяснить ее на основании его образа жизни и прошлого» [3]. И назначение наказания было произведено судебными органами «по их социалистическому правосознанию»: прокурор просил два года лишения свободы для подсудимого, но судья сочла это недостаточным. Ильдар Дадин был приговорен к трем годам лишения свободы.

В-третьих, отец Ильдара Дадина дал показания против собственного сына. И ведь имел полное право молчать на основании 51 статьи Конституции. Даже украшающая наш УК с июля нынешнего года статья 205.6 содержит примечание, устанавливающее, что лицо не подлежит уголовной ответственности за несообщение о подготовке или совершении преступления его супругом или близким родственником, а в 2015 году этой статьи еще и в помине не было. Видимо, сработала генетическая память сталинских лет – законодательные нововведения 1930-х годов поощряли доносительство и стукачество. И если не страх, то желание Ильдуса Дадина выслужиться перед постсоветской государственной машиной оказалось сильнее родительской любви.

В-четвертых, наказание, предусмотренное ст. 212.1, открыто нарушает принцип соразмерности, являющийся одним из основных принципов уголовного права. Согласно ст. 43, наказание применяется в целях восстановления социальной справедливости, а также в целях исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений. Действия, криминализованные ст. 212.1 УК, не нарушают социальную справедливость: с точки зрения уголовного права, они, будучи совокупностью административных правонарушений, не являются общественно-опасным деянием, так что и задача исправления осужденного на повестке дня не стоит. Включение данной статьи в Уголовный кодекс было продиктовано исключительно мотивами политической целесообразности и борьбы с инакомыслием. Что же касается наказания, то как и в феодальные времена, в данном случае наказание носит характер устрашения, чтоб другим неповадно было.

Статья 212.1 и применение ее положений в отношении Ильдара Дадина не просто разрушает основы уголовного права постсоветской России. Данная статья – это официальное признание того, что законодатель закрепленную в Конституции свободу выражения своих убеждений [4] рассматривает как подрыв основ существующего строя.

Источники:

[1] В.И.Ленин. Три источника и три составных части марксизма. ПСС. Т. 23.