Судебно психологическая экспертиза россия

§ 1. Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения

Тем не менее разумный взгляд на использование судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе и прежде всего по делам о несовершеннолетних пробил себе дорогу. На рубеже 60-х гг. гонения на нее постепенно прекратились. Началась активная исследовательская работа ведущими учеными-юристами страны (А.В. Дулов, Г.М. Минь- ковский, М.М. Коченов, А.Р. Ратинов, Л.И. Рогачевский, Я.М. Яковлев и др.), нацеленная на создание теоретического фундамента и внедрение ее практических рекомендаций в уголовный процесс[158]. Были проведены первые экспертные психологические исследования по конкретным уголовным делам.
В 1964 г. во всех юридических вузах страны в качестве обязательной учебной дисциплины вводится судебная психология. Это еще больше активизировало разработку проблем судебно-психологической экспертизы.
В 1978 г. в Прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного Суда СССР, учеными-юристами, психологами состоялось заседание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы. На этом совещании было принято решение о дальнейшем расширении исследовательских работ в области судебно-психологической экспертизы, более широком внедрении их результатов в практику борьбы с преступностью.

В институте прокуратуры в секторе психологических проблем борьбы с преступностью (проф. А.Р. Ратинов) была создана экспертная группа психологических исследований (рук. М.М. Коченов), на которую возлагалась разработка и координация научно-исследовательских работ в области судебно-психологической экспертизы, что дало свои положительные результаты. Например, если в 1969—1970 гг. по всей стране удалось выявить всего лишь около 20 уголовных дел, по которым проводилась судебно-психологическая экспертиза, то в последующие годы она заняла прочное, равноправное место среди других видов экспертных исследований.
В 1980 г. Прокуратурой СССР во все подведомственные прокуратуры было разослано методическое письмо, посвященное судебно-психологической экспертизе, которое, с одной стороны, явилось своеобразным итогом проделанной работы в этом направлении, а с другой — открыло еще больший простор применению психологических знаний в форме экспертизы при расследовании (рассмотрении в судах) уголовных дел[159].

1. История становления судебно-психологической экспертизы

В предыстории судебно-психологической экспертизы как обособленной области научного знания можно выделить следующие этапы.

Начало — середина XIX в. Психология как самостоятельная ветвь научного знания, как наука еще не обособилась, однако развитие психологических учений, стремление использовать их в практической деятельности привели к первым попыткам поиска взаимосвязи между психологией и юриспруденцией. Так, в первой половине XIX в. приобрел известность трактат швейцарского писателя И. Лафатера по физиогномике (конец VIII в.), в котором автор выразил стремление определить «внутреннее по внешнему» (психическое состояние и психический тип человека по анатомическим особенностям строения лица).

В это же время австрийский врач и анатом Ф. Галль заложил основы так называемой френологии. Он разработал своеобразную карту мозга, на которой каждой способности человека соответствовал определенный участок. Поскольку, по мнению Ф. Галля, развитие отдельных участков коры головного мозга влияет на форму черепа, то изучение поверхности последнего позволяет диагностировать способности личности. Были и другие попытки отыскать звенья, связывающие юриспруденцию и психологию. Своеобразным итогом подобных попыток явилась известная теория «преступного человека», созданная итальянским психиатром и криминалистом Ч. Ломброзо (1835—1909 гг.). И хотя большинство подобных учений не выдержало испытания на научность, все они имели позитивное значение, стимулируя развитие психологии.

Вторая половина XIX в. В этот период психология превращается в научную отрасль знания, чему способствовали соответствующие направления исследований в области физиологии и философии. Так, немецкий ученый Г. Гельмгольц, чьи работы составили основу современной физиологии органов чувств, впервые попытался преодолеть разрыв между сенсорными (чувственными) и интеллектуальными компонентами познавательного процесса. Идеи его психофизиологии содействовали разработке ряда собственно психологических категорий, формированию психологии как науки.

На данном этапе судебно-психологическая экспертиза рассматривалась как часть психиатрического исследования, или как особый инструментарий в судебно-психиатрической экспертизе (в связи с частичным совпадением предмета психологии и психиатрии и недостаточной самостоятельностью психологии на определенном этапе ее развития), или как специфическое педагогическое исследование.

Формируясь в самостоятельную отрасль знания, психология развивалась как экспериментальная наука. В тот период впервые стали говорить о судебной психологии. В России в ее становление большой вклад внесли работы Д. Дриля «Психофизические типы в их соотношении с преступностью и ее разновидностями (частная психология преступности)», «Преступность и преступники (уголовно-психологические этюды)».

По мнению ученых, занимающихся историей психологии, в начале 70-х годов XIX в. сложились условия для обретения психологией независимости.

Конец XIX — начало XX в. Психология выделяется в самостоятельную отрасль научного знания. Это произошло, с одной стороны, благодаря внедрению в психологию эксперимента, а с другой — в результате того, что данное обстоятельство послужило импульсом для развития экспериментальной психологии, дало толчок новым (на ином качественном уровне) попыткам использовать достижения психологических исследований в юридической (в том числе судебной) практике. Именно к этому времени можно отнести первые опыты собственно судебно-психологической экспертизы, которые были предприняты в западноевропейских странах учеными К. Марбе, В. Штерном, Ж. Варендонком, А. Бине.

Заключения судебно-психологической экспертизы становятся самостоятельным источником доказательств на рубеже XIX— XX вв. Ее теоретические основы разрабатывались видными уче-

ными: в Германии — В. Штерном, Г. Гроссом, в Италии — Э. Ферри и Р. Гаррофало, в России — Л.Е. Владимировым, А.У. Фрезе, В.М. Бехтеревым и др. В это время появляется ряд работ, где затрагиваются вопросы, связанные с судебно-психологической экспертизой. Это труды К. Марбе «Психолог как эксперт в уголовном и гражданских делах», Р. Куве «Психотехника на службе железных дорог», В. Штерна «Показания юных свидетелей по делам о половых преступлениях» и «Психологические методы испытания умственной одаренности», Г. Гросса «Криминальная психология» и т. д.

Из истории становления судебно-психологической экспертизы в России. В России эмпирическая психология получает свой статус с 1885 г. Первая работа, посвященная судебно-психологическому экспериментальному исследованию, принадлежит В.М. Бехтереву (1902 г.) [2]. По инициативе его и Д. Дриля в России создается Психоневрологический институт (1907 г.), где впервые читается курс судебно-психологической экспертизы. Российские исследователи активно изучают зарубежный опыт проведения судебно-психологических экспертиз. Наиболее полный анализ первых опытов судебно-психологической экспертизы был проведен А.Е. Брусиловским в работе «Судебно-психологическая экспертиза. Ее предмет, методика и пределы», изданной в Харькове в 1929 г.

В это время в России наблюдался мощный всплеск интереса к экспериментальной психологии и к психологической экспертизе в частности. Основное внимание уделялось изучению и анализу психики подозреваемых, обвиняемых, свидетелей. Ученые стремились разработать такие методики, которые позволили бы им добытый при экспертном исследовании психологический материал соотнести с юридически значимыми категориями (например, определенное психологическое состояние или качество психических процессов с категорией вменяемости или невменяемости подозреваемого либо обвиняемого). При этом учеными действительно был обнаружен ряд интересных психологических явлений. Если говорить о наиболее распространенном виде судебно-психологической экспертизы, то таковым стала проверка достоверности показаний (особое внимание уделялось свидетельским показаниям, а также показаниям несовершеннолетних участников уголовного процесса).

Одновременно получили развитие исследования проблемы судебной психологии (особенностей психологии различных участников процесса, специфики психологической ситуации — самого судебного процесса). В России в начале XX в. этим занимались Л.Е. Владимиров, Л.Д. Киселев, О.Б. Гольдовский, В.К. Случевский, А.П. Боктунов и др.

Появились научно-практические работы по судебно-психологической экспертизе: М.М. Гродзинского «Единообразие ошибок в свидетельских показаниях», Я.А. Кантаровича «Психология свидетельских показаний», А.Р. Лурия «Психология в определении следов преступления», Г.И. Волкова «Уголовное право и рефлексология», В.А. Внукова и А.Е. Брусиловского «Психология и психопатология свидетельских показаний малолетних и несовершеннолетних» и др. В этих работах обосновывались методика и техника проведения судебно-психологических экспертиз по поводу свидетельских показаний, личности и психологии обвиняемого.

Особый практический интерес представляли психологические исследования свидетельских показаний (в России этот вид доказательств стал развиваться после судебной реформы 1864 г.). С этим институтом связывали перспективы развития судебно-психологической экспертизы.

В 1925 г. в нашей стране впервые в мире был создан Государственный институт по изучению преступности и преступника, который в течение первых пяти лет своего существования опубликовал множество работ по юридической психологии и психологической экспертизе. Специальные кабинеты по изучению личности преступника и преступности были организованы в Москве, Ленинграде, Саратове, Киеве, Харькове, Минске, Баку и в других городах.

Другие статьи:  Заявление на предоставление имущественного налогового вычета 2019 бланк

В тот период велись работы и в области исследования психологии свидетельских показаний, проведения психологической экспертизы и по другим проблемам. Интенсивные исследования проводились психологом А.Р. Лурия в лаборатории экспериментальной психологии, созданной в 1927 г. при Московской губернской прокуратуре. Изучались возможности применения методов экспериментальной психологии для расследования преступлений и расширения проведения психологических экспертиз.

Отдельные исследователи видели цель судебно-психологической экспертизы личности в установлении наличия умысла, неосторожности или несчастного случая, а также мотивов деяния, социолого-психологического содержания социальной опасности личности. Здесь очевидна подмена деятельности юриста по установлению обстоятельств дела и особенностей личности психологическим исследованием.

В 1928—1929 гг. было проведено широкое обсуждение методологических ошибок при исследовании личности преступника и причин преступности. Резкая критика этих ошибок привела к их устранению, одновременно были прекращены исследования по некоторым темам юридической психологии, в том числе по психологической экспертизе. Дальнейшее успешное развитие судебно-психологической экспертизы оказалось невозможным. С конца 20-х годов XX в. прекратили существование многочисленные лаборатории и бюро судебно-психологических экспертиз, многие видные юристы объявили экспертизу персоной non grata, считая недопустимым ее использование в судебной практике как ненаучного, субъективного подхода (подобные высказывания можно найти у Р.Д.

Следующий этап развития судебно-психологической экспертизы приходится на 60-е годы. В 1965—1966 гг. началось чтение специальных курсов юридической и судебной психологии в юридических вузах Москвы, Ленинграда, Минска и некоторых других городов. В 1966 г. Министерством высшего и среднего образования СССР был проведен всесоюзный семинар по вопросам преподавания юридической психологии и основным проблемам этой науки.

Психологическая экспертиза в то время переживала свое второе рождение, но на качественно ином уровне, подготовленном предшествующим развитием общей психологии, накопленным теоретическим и практическим опытом. Пожалуй, первым среди юристов признал необходимость использования судебно-психологической экспертизы Г.М. Миньковский в 1959 г. в связи с делами о преступлениях несовершеннолетних. Освоение данного вида экспертизы в уголовном процессе идет по нарастающей; заключение эксперта-психолога становится полноправным доказательным средством. Были сформированы основы теории судебно-психологической экспертизы, создан ее понятийный аппарат, большое значение придавалось разработке частных предметов экспертизы, конкретных психологических методик.

Судебно-психологическая экспертиза получает и официальное признание. Верховный Суд СССР в 1968 г. подтвердил целесообразность привлечения к участию в судебном процессе (по делам о преступлениях несовершеннолетних) специалиста в области психологии в качестве эксперта для определения способности несовершеннолетних, имеющих признаки умственной отсталости, полностью сознавать значение своих действий и руководить ими. В 1978 г. на совместном заседании методического совета Прокуратуры СССР, научно-консультативного совета при Верховном Суде СССР и ученого совета Всесоюзного института по изучению причин и разработке мер предупреждения преступности обсуждался доклад известного ученого А. Р. Ратинова «О состоянии и перспективах судебно-психологической экспертизы». Наконец, в 1980 г. в Прокуратуре СССР было разработано и принято методическое письмо под названием: «Назначение и проведение судебно-психологической экспертизы». Оно сыграло (в известной степени) роль нормативной базы для более активного внедрения этого вида экспертного исследования в сферу уголовного процесса. Проблемам судебно-психологической экспертизы по уголовным делам посвящены многочисленные статьи психологов и юристов. Имеется ряд монографий, среди которых можно выделить работы А.Р. Ратинова, М.М. Ко-ченова, И.А. Кудрявцева, Н.Н. Станишевской.

Вместе с тем в гражданском процессе психологическая экспертиза недооценивается и используется недостаточно. Единичные публикации на эту тему появились в 80-е годы (авторы:

В.Л. Чертков, М.В. Костицкий, Т.В. Сахнова). Что касается практики, то некоторый опыт проведения данной экспертизы только накапливается (к примеру, по брачно-семейным делам). Т.В. Сахнова рассматривает типичный бракоразводный процесс следующим образом. Материально вполне благополучные люди, решившие расстаться, — не такая уж редкая, к сожалению, ситуация, но для ребенка, которому предстоит выбрать, с кем из родителей ему жить дальше, она часто приобретает драматический характер.

И здесь даже опытные судьи порой испытывают затруднения, которые не всегда преодолимы традиционными средствами доказывания, объяснениями сторон, показаниями свидетелей.

Проживание с кем из родителей будет в большей степени соответствовать интересам ребенка? Каковы мотивы, приведшие супругов к распаду семьи? Кто из супругов наилучшим образом сможет воспитать ребенка? Решение этих и других вопросов, ответы на которые должны быть даны в ходе судебного разбирательства, требует не только всесторонней профессиональной подготовки, жизненного опыта, но и использования психологических знаний.

Суд далеко не всегда располагает сведениями о важных для дела фактах, сообщаемыми теми или иными лицами и адекватно отражающими реальную действительность. Это объясняется различными причинами и нередко объективными (например, особенностями условий восприятия и личностными свойствами субъекта, психологической спецификой поведенческой ситуации в целом). Выявление таких причин необычайно важно для достижения объективной истины. Более того, существует ряд психологических факторов, знание которых необходимо для верной правовой оценки предмета судебного разбирательства. И для установления подобных обстоятельств зачастую требуются специальные познания в области психологии. Ими владеют лица, производящие психологическую экспертизу.

Допустим, как быть в случае, если психически здоровый человек заключил сделку, а впоследствии настаивает в суде на том, что не понимал содержания своих действий, не мог в полной мере руководить ими, поскольку после сильного потрясения (смерти жены) был не в состоянии все здраво обдумать.

Можно ли такое заявление оставить без внимания или суд обязан проверить его, и если да, то какие доказательства будут наиболее эффективными? Здесь как раз специальные психологические знания должны присутствовать в процессуальной форме судебной экспертизы.

К общим методам психологического исследования можно отнести: эксперимент, психологическую диагностику, прогнозирование, проектирование, методы воздействия. В свою очередь, каждый из общих методов содержит комплекс специальных методов (методик).

Современное состояние развития психологической науки позволяет говорить о больших возможностях судебно-психологической экспертизы как одной из сфер прикладного использования психологических знаний. Конечно, это не означает, что такие возможности безграничны. Нерешенных проблем еще много. Например, нельзя пока констатировать возможность установления конкретного психологического мотива, но уже реально выявление содержания и иерархии основных мотивационных линий личности.

Надо отметить, что в период становления экспериментальной психологии попытки использовать ее для нужд юридической практики сводились в основном к разработке методик определения достоверности показаний участников уголовного процесса. Как пишет Т.В. Сахнова, с одной стороны, это знаменовало усиление внимания к изучению личности правонарушителя (ранее оно фокусировалось на самом правонарушении), что позволяло более точно и правильно квалифицировать совершенное правонарушение, учесть все объективные и субъективные моменты. С другой стороны, претендуя на установление достоверности показаний участников процесса, эксперт брал на себя задачу определить, насколько правдивы (или ложны) сведения лица, даваемые в ходе следствия или на суде.

Т.В. Сахнова приводит типичные примеры подходов, которые применялись при анализе личности в рамках экспертизы достоверности. На основе свободного рассказа испытуемого и ответов на вопросы эксперта делался вывод о наличии (или отсутствии) так называемых симптомов лжи, объективно обусловленных тем или иным типом личности. Так, предполагалось, что субъект, характеризующийся холодностью, угрюмостью, циничностью, готов на заранее обдуманную ложь, искажение фактов. Поэтому ценность его показаний неустойчива. Не вполне достоверными могли быть признаны показания лица с комплексом неисполненных желаний, но по другим мотивам: субъект, стремясь к признанию в глазах других, выдумкой как бы реализует такие желания. Считалось, что такого рода экспертизы наиболее эффективны в отношении несовершеннолетних свидетелей. Здесь нелишне заметить, что надежных, научно обоснованных методик всестороннего исследования личности тогда еще не было разработано, в силу чего экспертная задача объективно не могла быть надлежащим образом решена.

Но не в этом заключался главный порок экспертиз достоверности. Отвечая на вопрос о недостоверности показаний, эксперт-психолог переступал границы своих специальных знаний непроцессуальных полномочий и вторгался в пределы компетенции суда. Такая неправомерная переоценка возможностей психологической экспертизы на первом этапе ее развития, вероятно, в чем-то закономерна, поскольку уровень практической психологии явно отставал от запросов юридической практики. Это вело к несоразмерной, ошибочной постановке задач и неадекватному выбору средств решения.

На откуп психологической экспертизе отдавалось установление правовых обстоятельств — не только выявление достоверности показаний, но и проверка их надежности как средств доказывания, определение вины в действиях лица, совершившего правонарушение.

Другие статьи:  Заявление о приеме на работу учителем в школу

Некоторая недоверчивость не преодолена до конца и поныне, хотя, думается, оснований для этого уже нет. Скорее наоборот, имеет место недооценка возможностей современной психологической науки в условиях возросших потребностей совершенствующейся практики осуществления правосудия.

Серьезные исследования отечественных ученых (в частности, А.Р. Лурии, М.М. Коченова, А.Р. Ратинова, В.Л. Васильева, В.Ф. Пирожкова, А.В. Дулова, В.Ф. Енгалычева, С.С. Шипшина и др.) позволяют на качественно ином уровне ставить и решать психологические задачи применительно к целям уголовного и гражданского судебных процессов.

В настоящее время теория судебно-психологической экспертизы, несмотря на имеющиеся нерешенные проблемы, обладает достаточным арсеналом научных средств, позволяющих использовать достижения психологической науки для решения практических задач в различных сферах юридической деятельности.

Обзор видов судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе

Обязательный учет личностного фактора при совершении различного рода преступлений немаловажен в юридическом смысле, и поэтому должен повсеместно применяться в уголовном и исправительном процессах. Но при этом важно отметить, что и юристы, и психологи, и психиатры нередко расшифровывают понятие личности абсолютно различно. К тому же, в психологической литературе представлено значительное число разноплановых и далеко не в каждом случае совместимых подходов к этой проблеме, что, конечно же, препятствует полноценному и эффективному применению профессиональных знаний о личности подозреваемого или обвиняемого в рамках уголовного процесса.

Проблема личности в работе судебного психолога-эксперта

Проблема личности – это одна из центральных проблем в работе судебного психолога-эксперта. Психологическое исследование личности подэкспертного требуется почти во всех предметных видах экспертизы. Например, особенности смысловой и мотивационных сфер личности свидетелей способны влиять и на их возможность верно воспринимать значимые для конкретного дела обстоятельства, а также давать относительно них верные показания. Диагностика аффекта либо другого эмоционального состояния, которое способно оказывать значительное влияние на поведение обвиняемого или подсудимого, почти невозможна без грамотной оценки роли личности в их появлении и дальнейшем развитии. Определение правильного уровня личностного и интеллектуального развития имеет важнейшее значение при исследовании способности лиц, не достигших совершеннолетия, являющихся потерпевшими по сексуальным правонарушениям, верно воспринимать характер и значение совершаемых с ними действий, либо оказывать сопротивление совершающему преступление. В то же самое время СПЭ личности обвиняемых является и отдельным предметным видом судебно-психологических экспертиз.

Юридическим основанием этого вида экспертизы выступает пункт 3 части 1 статьи 73 УПК Российской Федерации, в котором среди возможных обстоятельств, которые подлежат доказыванию, описываются также обстоятельства, которые характеризуют личность обвиняемого. Учитывая, что согласно пункту 3 части 2 статьи 74 УПК РФ заключение эксперта считается доказательством по уголовному делу, в значительной части случаев появляется необходимость назначения экспертизы личности обвиняемого по данному делу, которая способна проводиться в рамках СПЭ или КСППЭ. Важность привлечения психолога-эксперта к судебному исследованию личности определяется двумя важнейшими, но не в полной мере проясненными проблемами: в первую очередь, дискуссионным остается вопрос касательно объема судебного исследования личности обвиняемого, и при этом не до конца разработан вопрос касательно предмета СПЭ индивидуальных особенностей обвиняемого.

Данные взаимосвязанные проблемы обуславливаются тем, что законодательная формулировка содержательно не в полной мере демонстрирует свойства личности обвиняемого, которые имеют уголовно-правовое значение и подлежат обязательному доказыванию, а также не уточняет, какие именно обстоятельства, характеризующие личность обвиняемого, имеются в виду.

При имеющей неоднозначности взглядов на эти проблемы, которые имеются в юридической литературе, общепринятым можно назвать положение о том, что с уголовно-правовой точки зрения понятие «личность преступника (либо обвиняемого)» нужно:

  • Для решения актуальных вопросов, которые касаются определения оснований уголовной ответственности.
  • Индивидуализации уголовной ответственности и, соответственно, наказания.

Какую именно роль в реализации указанных направлений деятельности суда может выполнять СПЭ оценки личности обвиняемого?

Характеристики личности как основание для уголовной ответственности

Разберем, какие именно характеристики личности совершившего преступление включены законодательством в состав преступления, выступающий основанием уголовной ответственности. Это, в первую очередь, общие и специальные признаки субъекта преступления, среди которых возраст уголовной ответственности, гражданство человека, его должностное положение и прочее, то есть такие свойства личности (в ее юридическом понимании), которые не выступают предметом психологического исследования, а являются преимущественно социально-демографическими характеристиками. В это же время невозможно однозначно сказать, что при определении должных оснований уголовной ответственности не существует необходимости использовать заключение, сделанное психологом-экспертом. Можно сказать, что экспертиза личности обвиняемого зачастую способствует верному нахождению мотивов преступления, которые могут быть важнейшим признаком состава преступления, либо выступать в роли квалифицирующего обстоятельства. Естественно, становление таких мотивов – это исключительно прерогатива суда.

Применение психологических знаний для правильной характеристики личности обвиняемого

Для решения актуальных вопросов касательно индивидуализации уголовной ответственности и дальнейшего наказания определение и применение психологических знаний во время установления обстоятельств, которые характеризуют личность обвиняемого, становится более значимым. В данном аспекте для судебно-следственных органов обоснованная научно оценка личности обвиняемого выступает, в первую очередь, в качестве явных предпосылок установления точных обстоятельств, значительно влияющих на степень и характер ответственности, то есть обстоятельств смягчающих. Естественно, далеко не все обстоятельства, которые непосредственно влияют на степень и характер ответственности, причисляются к личностным характеристикам, но важно знать, что в соответствии с частью 2 статьи 61 УК РФ судом при назначении какого-либо наказания допускается использование в качестве смягчающих и тех обстоятельств, которые не предусмотрены первой частью данной статьи. А как становится понятно из долговременной практики судопроизводства – в роли таких нередко выступают обстоятельства, которые характеризуют личность виновного.

Во-вторых, судебно-психологическая оценка личности подозреваемого помогает суду более подробно раскрыть те обстоятельства, которые поспособствовали совершению данного преступления (часть 2 статьи 73 УПК РФ). Также обширное исследование личности обвиняемого способствует верному решению вопроса о назначении определенного вида наказания (часть 3 статьи 60 УК РФ). Законодателем указывается, что при назначении осужденному вида наказания необходимо проявлять индивидуальный подход, учитывая среди остальных обстоятельств и личность конкретного человека, виновного в совершении преступления. О значительной роли СПЭ личности обвиняемого говорит и то, что недостаточное выяснение обстоятельств, которые характеризуют личность виновного, рассматривается в судебной практике (в случае невозможности закрыть данный пробел во время судебного заседания) как явное основание направления дела для проведения дополнительного расследования.

Получается, что в большей степени общими основаниями назначения СПЭ ИПО обвиняемого для следственных, а также судебных органов можно назвать следующее: потребность в точном установлении обстоятельств, которые повлияли на степень и характер ответственности, выяснении конкретных мотивов и механизма преступления, раскрытии причин и условий (то есть обстоятельств), которые поспособствовали совершению конкретного преступления, а также в определении подходящего вида наказания с учетом строго индивидуального подхода – в таких случаях, когда достижение всего этого сложно без всесторонней и полной оценки личности подозреваемого, которая не может быть достигнута обычными средствами, имеющимися в распоряжении следователя либо суда, а требует использования особых знаний в области психологии.

Судебно психологическая экспертиза россия

ГОСТ Р 57344-2016

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Термины и определения

Forensic psychology examination. Terms and definitions

* По данным официального сайта Росстандарта и ИУС 4-2016 ОКС 01.040; 01.040.01,

здесь и далее. — Примечание изготовителя базы данных.

Дата введения 2017-04-01

1 РАЗРАБОТАН Федеральным бюджетным учреждением «Российский федеральный центр судебной экспертизы при Министерстве юстиции Российской Федерации» совместно с Федеральным государственным бюджетным учреждением «Федеральный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П.Сербского» Минздрава России

2 ВНЕСЕН Техническим комитетом по стандартизации ТК 134 «Судебная экспертиза»

4 ВВЕДЕН ВПЕРВЫЕ

5 ПЕРЕИЗДАНИЕ. Август 2018 г.

Правила применения настоящего стандарта установлены в статье 26 Федерального закона от 29 июня 2015 г. N 162-ФЗ «О стандартизации в Российской Федерации». Информация об изменениях к настоящему стандарту публикуется в ежегодном (по состоянию на 1 января текущего года) информационном указателе «Национальные стандарты», а официальный текст изменений и поправок — в ежемесячном информационном указателе «Национальные стандарты». В случае пересмотра (замены) или отмены настоящего стандарта соответствующее уведомление будет опубликовано в ближайшем выпуске ежемесячного информационного указателя «Национальные стандарты». Соответствующая информация, уведомление и тексты размещаются также в информационной системе общего пользования — на официальном сайте Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии в сети Интернет (www.gost.ru)

Установленные в настоящем стандарте термины расположены в систематизированном порядке, отражающем систему понятий в области судебно-психологической экспертизы.

Для каждого понятия установлен один стандартизованный термин.

Приведенные определения можно при необходимости изменять, вводя в них производные признаки, раскрывая значения используемых в них терминов, указывая объекты, входящие в объем определяемого понятия. Изменения не должны нарушать объем и содержание понятий, определенных в настоящем стандарте.

Другие статьи:  Договор купли-продажи транспортного средства 2019 бланк в рассрочку

Стандартизованные термины набраны полужирным шрифтом, их краткие формы, представленные аббревиатурой, — светлым.

1 Область применения

Настоящий стандарт устанавливает термины и определения, применяемые в судебно-психологической экспертизе. Стандарт предназначен для применения лицами, проводящими судебно-психологические экспертизы.

Требования стандарта распространяются как на государственных судебных экспертов, так и на негосударственных судебных экспертов. Термины обязательны для применения при использовании в документации, относящейся к судебно-психологической экспертизе, при проведении работ по стандартизации.

2 Термины и определения

Общие понятия судебно-психологической экспертизы

1 судебно-психологическая экспертиза; СПЭ: Одна из основных форм применения специальных психологических знаний в судопроизводстве, часть судебной психологии как раздела юридической психологии.

2 объект судебно-психологической экспертизы: Психическая деятельность подэкспертного лица в юридически значимых ситуациях.

3 юридически значимая ситуация: Юридически значимый период времени, в котором протекает подвергаемая экспертному исследованию психическая деятельность подэкспертного лица.

Примечание — Юридически значимым периодом времени в уголовном процессе являются предкриминальная, криминальная, посткриминальная, следственная, судебная ситуации, в гражданском процессе — досудебная, судебная, постсудебная.

4 предмет судебно-психологической экспертизы: Фактические данные о закономерностях и особенностях протекания и структуры психической деятельности человека, имеющие юридическое значение и влекущие определенные правовые последствия, устанавливаемые с помощью специальных знаний и практических навыков эксперта в области психологии путем исследования объектов, представленных на исследование.

5 специальные знания, необходимые для проведения СПЭ: Психологические знания о закономерностях и особенностях протекания и структуры психической деятельности человека, имеющих юридическое значение.

Примечание — Специальные знания получаются в результате специальной профессиональной психологической подготовки, они должны быть внедрены в практику судебной экспертизы.

6 метод судебно-психологической экспертизы: Метод экспертного исследования, характеризующийся универсальностью и применяющийся в производстве всех видов и подвидов психологической экспертизы и на всех ее стадиях.

Примечание — К общим методам относятся: наблюдение, беседа, психодиагностические методы, метод ретроспективного психологического анализа материалов дела.

7 методика судебно-психологической экспертизы: Методика психодиагностического исследования, характеризующаяся валидностью и надежностью, рекомендованная и внедренная в практику судебной экспертизы.

Предметные виды СПЭ в уголовном процессе

8 индивидуально-психологические особенности обвиняемого; ИПО обвиняемого: Собирательное понятие, включающее особенности темперамента, характера, эмоциональной, волевой и мотивационной сфер, направленность личности, социокультурно обусловленные ценностные ориентации, особенности смыслового восприятия различных ситуаций, познавательной деятельности, стереотипы поведения и эмоционального реагирования.

9 существенное влияние индивидуально-психологических особенностей обвиняемого на криминальное поведение: Такое влияние, при котором индивидуально-психологические особенности обвиняемого ограничивают его способность к смысловой оценке и волевому контролю своих противоправных поступков.

Примечание — Ограничение выражается в неспособности в полной мере осознавать значение своих действий или осуществлять их произвольную регуляцию и контроль в момент совершения инкриминируемых ему деяний.

10 аффект у обвиняемого: Эмоциональная реакция, которая возникает внезапно у обвиняемого и на высоте своего развития резко ограничивает его способность к осознанно-волевой регуляции своих криминальных действий.

11 физиологический аффект: Стремительно и бурно протекающая эмоциональная реакция взрывного характера, возникающая у обвиняемого внезапно в ответ на психотравмирующее воздействие со стороны потерпевшего, сопровождающаяся частичным сужением сознания и нарушениями произвольной регуляции действий.

12 кумулятивный аффект: Выраженная эмоциональная реакция, возникающая у обвиняемого внезапно в длительной психотравмирующей ситуации, связанной с поведением потерпевшего, и представляющая собой разрядку накопленного эмоционального напряжения.

Примечание — При кумулятивном аффекте разрядка накопленного эмоционального напряжения может протекать как реакция взрывного характера и как резкое нарастание эмоционального напряжения, сопровождающиеся частичным сужением сознания и нарушениями произвольной регуляции действий.

13 эмоциональное состояние, оказавшее существенное влияние на сознание и поведение: Эмоциональное напряжение, возникающее не внезапно, однако обусловленное психотравмирующим воздействием со стороны потерпевшего или длительной психотравмирующей ситуацией, связанной с поведением потерпевшего, и ограничивающее способность обвиняемого к осознанно-волевой регуляции своих криминальных действий.

14 психическое состояние матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка: Психическое состояние обвиняемой в момент совершения убийства новорожденного ребенка, которое выражается в форме психического расстройства, не исключающего вменяемости, или в форме повышенной эмоциональной напряженности, вызванной психотравмирующей ситуацией.

15 состояние повышенной эмоциональной напряженности, вызванное психотравмирующей ситуацией: Состояние стресса, внутриличностного конфликта или фрустрации, определяющее аффективную мотивацию криминальных действий матери, направленных против новорожденного ребенка, и снижающую ее способность к их осознанно-волевой регуляции.

16 отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством: Возрастная личностная незрелость при исключении ее психопатологического характера и сочетания с какими-либо психическими расстройствами.

17 способность несовершеннолетнего обвиняемого в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, а равно бездействия, либо руководить ими: Потенциальная способность к осознанному и волевому руководству своими действиями с учетом социальных, правовых норм и актуальная возможность ее реализации в ситуации правонарушения.

Примечание — Включает в себя способность к сознательному целеполаганию в виде принятия решения о цели действий на основе адекватного восприятия ситуации, практической и социальной оценки своих действий, прогноза их результата и последствий, а также к осознанно-волевому достижению цели (результата) посредством планомерной, контролируемой и корректируемой субъектом реализации действий.

18 способность свидетеля и потерпевшего правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания: Способность воспринимать внешнюю сторону и внутреннюю сторону событий и в последующем их воспроизводить.

Примечание — К способности воспринимать внешнюю сторону событий относится способность к восприятию времени, места преступления, внешности преступника, последовательности его действий и действий других участников события. К способности воспринимать внутреннюю сторону событий относится способность к осмысленному восприятию и пониманию событий.

19 повышенная внушаемость: Превышающая возрастную норму подверженность субъекта влиянию других людей, сочетающаяся с пониженной критичностью к их и своим собственным суждениям и действиям.

20 повышенная склонность к фантазированию: Превышающее возрастную норму продуцирование субъектом фантазий с недостаточно критичным к ним отношением.

Примечание — Следует отличать от склонности к вымыслам с конкретной мотивацией.

21 способность потерпевшего по половым преступлениям понимать характер и значение совершаемых с ним действий: Способность понимать сексуальную направленность и социальное значение совершаемых с ним/с нею насильственных действий.

22 способность потерпевшего по половым преступлениям оказывать сопротивление: Способность осуществлять защиту от посягательства при понимании его сексуальной направленности и социального значения путем целенаправленного осознанно-волевого поведения в конкретной ситуации.

Примечание — Отсутствие данной способности (а равно каких-либо ее компонентов) служит квалифицирующим признаком беспомощного состояния потерпевшего.

23 психическое состояние лица, окончившего жизнь самоубийством: Психическое состояние подэкспертного лица в период, предшествовавший самоубийству.

Примечание — Включает в себя уровень социально-психологической дезадаптации, суицидогенный психологический конфликт, динамику суицидогенной деятельности, эмоциональное состояние, мотив (личностный смысл) суицида, индивидуально-психологические факторы суицидального и антисуицидального риска.

Предметные виды СПЭ в гражданском процессе

24 порок воли: Нарушение способности субъекта гражданско-правовых отношений к свободному формированию или свободному выражению осознанной цели, направленной на установление, изменение или прекращение определенного правоотношения.

Примечание — Нарушение может быть результатом особого состояния, либо неправильного представления о цели деятельности (при заблуждении и обмане), либо ограничения свободы принятия решения (при внешнем воздействии в виде угрозы, насилия и др.) и составляет экспертно-психологическое содержание юридического понятия «порок воли».

25 способность гражданина понимать значение своих действий или руководить ими при совершении сделки: Способность субъекта в период, относящийся к совершению сделки, к свободному и осознанному целеполаганию, принятию решения и его целенаправленному исполнению, реализации.

26 заблуждение при совершении сделки: Неадекватное представление о цели сделки, ее характере, результате действий и их последствий, возникшее у субъекта из-за его неспособности к правильному восприятию и пониманию обстоятельств вследствие особенностей познавательной деятельности субъекта и/или недостаточности, искаженности данных, имеющих значение для принятия решения в юридически значимой ситуации как экспертно-психологическое содержание юридического понятия «заблуждение».

27 негативное влияние индивидуально-психологических особенностей отца, матери на психическое состояние и психическое развитие ребенка: Негативное влияние личностных особенностей родителя, его стиля воспитания, отношения к ребенку на психическое состояние и полноценное психическое развитие ребенка.

28 моральный вред: Особенности психической деятельности субъекта, обусловленные нарушением неимущественного или нематериального права как психотравмирующим событием, выражающиеся в наличии изменений психического состояния, сопровождающихся преобладанием отрицательно эмоционально окрашенных переживаний, что влечет за собой нарушение социальной адаптации на различных уровнях, в одной или нескольких сферах деятельности личности как психологическое содержание юридического понятия «моральный вред».