Судебная жалоба в рамках административной юстиции

Юридическая характеристика административной юстиции

Судебный контроль за управлением (управленческими действиями органов исполнительной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих) в Российской Федерации принято называть административной юстицией (или административным судопроизводством), реже правосудием по административным делам.

В рамках традиционного подхода административная юстиция характеризуется следующими общими чертами.

1. Наличие правового спора (административно-правового, управленческого спора) о публичном праве, возникшего в связи с реализацией публичного управления, исполнительной власти, управленческой деятельности государственных и муниципальных служащих, должностных лиц, т. е. в сфере управленческой деятельности. Однако рассмотрение возникшего спора происходит при применении норм не только публичного, но и частного права. Административно-правовой спор имеет публично-правовую природу. Он является одним из видов юридического конфликта. Административно-правовой спор (в смысле административной юстиции) представляет собой юридический конфликт (или юридическую коллизию), возникший между государственными органами, органами местного самоуправления, должностными лицами (с одной стороны) и иными субъектами права (с другой стороны) в связи с нарушением субъективных публичных прав физических или юридических лиц, осуществлением противозаконного административного нормотворчества. Административно-правовые споры разрешаются судами общей юрисдикции и арбитражными судами в рамках установленных правовых процедур, обеспечивающих реализацию в полном объеме установленного административно-правового статуса субъектов права, свободы и права которых нарушены. Таким образом, судебный контроль является процессуально-правовой формой разрешения административного правового спора.

2. Разрешение административно-правового спора в рамках осуществления правосудия, т. е. административная юстиция — это судебная власть.

3. Правовая защита субъективных публичных прав граждан как одна из главных целей административной юстиции.

4. Органы административной юстиции могут быть в известной мере независимы как от других ветвей власти (иных органов управления), так и от судов общей юрисдикции. Они осуществляют также внешний контроль за исполнительной властью, т. е. судебный контроль за работой органов управления и их должностных лиц. Часто эти органы называются квазисудебными, так как их деятельность отличается от общих судов, рассматривающих дела в рамках традиционного гражданского процесса.

5. Существование специальных субъектов «административно-юстиционного» правоотношения (граждане, органы публичного управления, субъекты исполнительной власти, должностные лица). Должностные лица (судьи), рассматривающие споры в области управления, обладают специальными знаниями и квалификацией в конкретных областях функционирования органов исполнительной власти.

6. Административно-правовые споры (т. е. споры граждан и других субъектов права с публичной властью) подведомственны либо общим судам, либо специальным административным судам, отделенным от общих судов, либо так называемым квазисудебным органам.

7. Административные споры рассматриваются по установленным процессуальным законодательством правилам, обеспечивающим участникам правового спора формальное (процессуальное) равенство, т. е. в рамках специально созданных процедур рассмотрения жалоб (или исков). При рассмотрении административного дела должны соблюдаться все принципы административного процесса (гласность, устность, законность, состязательность, непосредственность и т. д.).

8. Юридическим «результатом» административно-юстиционного процесса является признание административным судом (общим судом, квазисудебными органами) незаконности или недействительности (или, наоборот, законности и действительности) принятых органами управления (должностными лицами) административных актов или совершенных ими действий (бездействия).

В странах Западной Европы термин «административная юстиция», сыгравший позитивную роль в создании правовой защиты граждан от действий и решений публичного управления и его органов, получил широкое распространение еще в XIX в., когда судебный контроль за деятельностью администрации выделился в отдельную сферу государственной проверки и процессуальных действий. В Российской Федерации и в настоящее время термин «административная юстиция» используется в тех случаях, когда идет дискуссия об обжаловании (оспаривании) в суд действий и решений органов публичного управления (должностных лиц, государственных служащих и других субъектов права), о возможности создания в России самостоятельной системы административных судов или выделения в судах общей юрисдикции специализации (или коллегии) по административным спорам.

В начале XX в. так же, как и сегодня, существовали два подхода к практической организации административной юстиции, которые отражали два противоположных взгляда на этот правовой институт: первый подход заключался в подчинении вопросов публичного права компетенции общих судов (доктрина единой юстиции), а второй — в подчинении вопросов публичного права компетенции администрации в виде особых судебно-административных коллегий, которые учреждались бы в ведомстве управления (доктрина специальных административных судов). Этим двум направлениям теоретической мысли соответствовали две системы организации административной юстиции на практике: единая административная юстиция создавалась в Англии, Северо-Американских Штатах, Швейцарии, Дании, Норвегии, Бельгии; система специальных коллегий была установлена в ведомстве управления во Франции, Испании, Португалии, а также в Пруссии и других германских государствах.

Административная и судебная жалоба

Административная жалоба — это жалоба, подаваемая в административный или контрольно-надзорный орган. Данная жалоба представляет собой единое понятие, но имеющее две стороны. Материально-правовая сторона жалобы заключается в ее основном элементе — в притязании потерпевшего гражданина к виновному должностному лицу. Это притязание опирается на субъективное материальное право, которое может существовать и без жалобы, если должностное лицо не нарушает прав гражданина. Но если право нарушено и потерпевший обращается с жалобой в административный орган, то предполагается, что его притязание к администрации обосновано, и данное предположение проверяется административным органом. Для этого гражданин обязан подать жалобу, т.е. предъявить требование к органу управления о защите права, — в этом состоит ее процессуальная сторона.

И так, стоит четко выделить особенности общей административной жалобы:

— не ограничено по содержанию право на жалобу (могут быть обжалованы аморальные, незаконные действия государственных органов);

— по форме жалоба может быть письменной, индивидуальной, коллективной (устные жалобы принимаются при личном приеме граждан);

— запрещается направление жалобы на рассмотрение того органа, на действие которого подана жалоба;

— срок рассмотрения жалобы 30 дней со дня регистрации письменного обращения (допустимо продление срока не более чем на 30 дней с уведомлением об этом гражданина);

— жалоба подлежит обязательной регистрации в течении 3 дней с момента поступления в государственный орган;

— жалоба должна быть подписана;

— если нет ФИО и обратного адреса, то ответ не дается;

— предусматриваются случаи возврата жалобы – когда обжалуются судебные решения, при этом разъясняется порядок обжалования судебного решения;

— если жалоба содержит нецензурные или оскорбительные выражения, угрозы должностному лицу, то государственный орган вправе оставить жалобу без ответа по существу и сообщить гражданину о недопустимости злоупотребления правом;

— если текст жалобы не поддаётся прочтению – ответ не даётся;

— допускается прекращение переписки с гражданином в случае, если в жалобе содержится вопрос, на который уже давался ответ, таким образом, руководитель может решить о безосновательности переписки по данному вопросу;

Если гражданин сообщил ложные сведения, то расходы, связанные с рассмотрением данного дела, возлагаются на гражданина по решению суда. Таким образом, действующее законодательство и сложившаяся практика почти не знают ограничений права граждан на общую жалобу по содержанию. Также, очень широки возможности для обжалования и с точки зрения формы их реализации. Однако, существует ряд вполне оправданных ограничений для лиц, использующих право на общую административную жалобу. Такие ограничения содержатся в Федеральном Законе от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ».

Понятие и виды судебной жалобы.

Второй вид жалоб, который необходимо осветить в данной контрольной работе, являются судебные жалобы. Судебные, значит, рассматриваемые судами в процессе осуществления правосудия, в порядке уголовного, гражданского или конституционного судопроизводства. Иначе говоря, ко второму типу относятся обращения граждан в суд, решения по которым принимаются на основе норм УПК, АПК или ГПК. К этому типу жалоб относятся и жалобы, рассматриваемые конституционными (уставными) судами. Все остальные жалобы, рассматриваемые судьями, являются административными.

Обращения граждан в суд закон называет жалобами и исками, и общее название – судебная жалоба – является в определенной степени условным. Среди них можно выделить жалобы:

1. на административные акты, рассматриваемые в порядке административной юстиции;

2. по делам частного обвинения;

4. надзорные. Эти жалобы граждан являются юридическими фактами, приводящими в действие механизм правосудия, и результат рассмотрения которых – акт правосудия, решающий судьбу возбужденного жалобой уголовного или гражданского дела.

16. Право граждан на возмещение ущерба, причинённого незаконными действиями субъектов исполнительной власти.

Одной из форм судебной защиты является предусмотренное ст. 53 Конституции РФ право граждан на возмещение в судебном порядке ущерба, причиненного неправомерными деяниями государственных и муниципальных органов.

С 1 марта 1996 года возмещение ущерба регулируется гл. 59 ГК РФ. Так, согласно ст. 1069 «вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

Возложив на организации обязанность возмещать гражданам ущерб, причиненный неправомерным поведением их должностных лиц, законодатель создал наиболее благоприятные условия для защиты нарушенных имущественных прав. Такой порядок позволяет потерпевшему своевременно и полностью взыскать причиненный ему вред; обеспечивает надлежащую материальную базу для удовлетворения его требований. Возместив ущерб, администрация органа предприятия, учреждения выясняет причины допущенных нарушений законности, решает вопрос о дисциплинарной, и материальной ответственности непосредственных виновников.

В законе сказано, что организации отвечают за вред «на общих основаниях». Это значит, что ответственность наступает, если:

• совершенно противоправное деяние;

• причинен имущественный вред;

• существует причинная связь между неправильными действиями и вредом;

• ущерб наступил по вине учреждения, органа, их должностных лиц.

studopedia.org — Студопедия.Орг — 2014-2018 год. Студопедия не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования (0.002 с) .

Другие статьи:  Адвокат в дмитрове

Институт административной юстиции в судебной системе Российской Федерации

Административной юстиции как научной проблеме посвящено много работ, в которых она рассматривается в историческом, юридически содержательном и сравнительно-правовом аспектах. Опубликовано множество статей, посвященных исследованию понятия «административная юстиция», ее правовых особенности и перспективы развития этого института в Российской Федерации.

Следует отметить, что в России одним из первых обратил внимание на институт административной юстиции видный ученый-юрист и государствовед И.Е. Андреевский, который в «Русском энциклопедическом словаре» Н.Н. Березина за 1873 г. поместил статью, посвященную административным судьям. Административный суд И.Е. Андреевский определял как «особое разбирательство», учреждаемое по тем спорным делам, рассмотрение которых закон не предоставляет обыкновенным судам. Это — те дела, в которых одною стороною является частное лицо, другою — администрация. Автор отмечал, что элементы такого суда в России появились в результате судебных уставов 1864 г., вверявших разбирательство споров между частными лицами и органами государства общим судам и в немногих случаях мировым судьям.

Как уже отмечалось в историческом обзоре вопроса, проблема административной юстиции в процессе своего развития претерпела смену самых противоположных мнений: от полного отрицания в годы становления командно — административной системы до понимания необходимости создания специализированных административных судов.

Следует подчеркнуть, что за последние 10 лет несколько повысился интерес к проблеме административной юстиции со стороны ученых -юристов. Кардинальным образом изменилась сама точка зрения российского правительства на этот правовой институт, от полного отрицания его существования в социалистическом государстве (см., например, БЭС 1977 г., о которой уже упоминалось) до признания реальной необходимости его совершенствования.

Наилучшим образом официальную точку зрения по этому вопросу выразил в 2000 г. Председатель Верховного Суда РФ В. Лебедев в статье «От идеи судебного нормоконтроля к административному судопроизводству». «Мы считаем, что рассмотрение споров гражданина с государством требует высокого профессионализма и специализации, и эти дела не должны затеряться в огромной массе 5 миллионов гражданских дел, — отметил Вячеслав Лебедев. — К тому же, подобного рода споры должны рассматриваться быстро».

При этом В. Лебедев подчеркнул, что на практическом законотворческом уровне большим достижением является разработка Верховным Судом РФ проекта Федерального конституционного закона «О федеральных административных судах в Российской Федерации» и внесение его в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу осенью 2000 г., где указанный закон был принят в первом чтении 22 ноября 2000 г.

На важность развития института административной юстиции обратил внимание и Президент РФ В.В. Путин в своем выступлении на V Всероссийском съезде судей 27 ноября 2000 г.: «Административная юстиция важна и для защиты прав граждан, и для улучшения работы всех органов власти» В.Ф. Яковлев, выступая на этом съезде, в качестве важной задачи отметил первые шаги по созданию административных судов в системе судов общей юрисдикции, особо подчеркнув, что в системе арбитражных судов административные коллегии уже были созданы пять лет назад, и на сегодняшний день административные дела в общем объеме деятельности арбитражных судов занимают 46 процентов. Таким образом, «административное судопроизводство уже осуществляется, имеет организационную основу, по нему наработан большой опыт».

Однако, несмотря на поддержку создания административных судов как учеными — юристами, так и правительственными кругами, судебная реформа в сфере административного права идет медленными темпами. Прежде чем анализировать причины такой задержки, рассмотрим настоящее положение административной юстиции, как в литературе, так и в судебной практике.

Институт административной юстиции как самостоятельный раздел современной российской науки административного права не отличается достаточной разработанностью. Отдельные публикации в царской России и в СССР имели целью показать его значение для правильного функционирования органов государственного управления, в некоторых случаях имели практическую направленность, но в целом носили (особенно в СССР) эпизодический характер. В настоящее время, несмотря на то, что многие российские ученые-административисты (Н.Г. Салищева, Ю.Н. Старилов, Н.Ю. Хаманева и др.) периодически обращают внимание на проблемы, связанные с использованием института административной юстиции в системе судебных органов и органов исполнительной власти, целостной теории применения данного института к условиям российской правовой действительности не создано.

Тем не менее, в последние годы ученые — административном пытаются восполнить этот пробел.

Одно из классических научных определений понятия «административная юстиция» предложено Д. М. Чечотом. Согласно ему, административная юстиция — «это порядок рассмотрения и разрешения в судебной процессуальной форме споров, возникающих в сфере административного управления между гражданами или юридическими лицами, с одной стороны, и административными органами — с другой, осуществляемый юрисдикционными органами, специально созданными для разрешения правовых споров».

Таким образом, Д.М. Чечот подразумевает под органами, рассматривающими споры между гражданами и администрацией, специально созданные юрисдикционные органы, которые не обязательно могут являться судами.

Как отмечает Ю.Н. Старилов, критикуя данное определение, оно содержит одно существенное противоречие: для разрешения споров устанавливается судебная процессуальная форма, а дела рассматриваются юрисдикционными органами, т.е. не только судами, но и другими, несудебными, инстанциями. Однако отмеченное противоречие снимается, если трактовать понятие административной юстиции в широком смысле, учитывая при этом существование нескольких ее моделей в разных странах.

Большой вклад в развитие административной юстиции как подотрасли административного права внесла Н.Ю. Хаманева. В своей работе «Защита прав граждан в сфере государственного управления» она определяет административную юстицию как «порядок разрешения споров, возникающих между гражданином и органом государственного управления». Автор различает административную юрисдикцию, правосудие по административным делам и административную юстицию. Под правосудием по административным делам она понимает деятельность общих судов по рассмотрению административных споров. По мнению Н.Ю. Хаманевой, эту деятельность нельзя смешивать с административной юстицией, которую представляют административные суды, обособленные от общего судопроизводства. Понимая, однако, что в настоящий период по материальным и финансовым причинам очень сложно создать в стране административные суды, Н.Ю. Хаманева предлагает поэтапное осуществление этой реформы. На первом этапе предлагается выделить специализированные палаты в общих судах, где административные споры будут рассматривать административные судьи, а затем отделить их от общих судов, превратив в самостоятельные структуры во главе с Высшим административным судом. Эти суды, по мнению автора, имели бы полномочия рассматривать иски граждан к любым органам управления, вплоть до правительства.

Ю.Н. Старилов рассматривает административную юстицию как структурную часть административного права. По мнению автора, административная юстиция — это «судебный контроль за управлением (управленческими действиями органов исполнительной власти, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих) в Российской Федерации». Он также, как и Н.Ю. Хаманева, характеризует институт административной юстиции как наличие специальных административных судов (квазисудебных органов), отделенных от общих судов гражданской и уголовной юрисдикции, а также особых процедур рассмотрения жалоб на неправомерные административные акты и действия (бездействия). Ю.Н. Старилов обосновывает необходимость введения в нашей стране административного судопроизводства при непременном создании административных судов или административных коллегий при судах общей юрисдикции.

Похожую точку зрения высказывает и В.В. Бойцова в ряде статей, посвященных административной юстиции. Как указано в ее публикациях, «главный признак административной юстиции — наличие специальных административных судов, (квазисудебных) органов, отделенных от общих судов и организационно обособленных от «активной» администрации (т.е. органов, структур, выполняющих исполнительно-распорядительные функции)». В своих работах она отмечает, что с этой точки зрения «административной юстиции не было в СССР, нет ее и в современной России. Между тем ни одна страна не нуждается так сильно в этом институте, как Россия, где традиционно был высоким удельный вес государственного регулирования и участие государства (его чиновников) в делах общества всегда было огромным».

Несколько иной подход к институту административной юстиции встречается в работах Ю.А. Тихомирова. Он характеризует административную юстицию как отдельную ветвь правосудия. Ее объект -ненадлежащая управленческая деятельность, выраженная в форме действия или бездействия властного субъекта. От других ветвей судебной власти ее отличают в основном три элемента: кадры (административные судьи), акты (решения об отмене управленческих решений), процедуры. Автор также считает, что на современном этапе необходимость в создании института административной юстиции назрела. Однако вместо создания специализированных административных судов он предлагает создание коллегий в рамках судов общей юрисдикции, включающих Высшую Административную Палату на федеральном уровне и административные коллегии в Верховных Судах республик и областных судах.

Иной позиции придерживается Н.Г. Салищева. В своих работах она высказывает мнение, что создание специализированных административных судов для России на современном этапе будет преждевременным шагом. Анализируя высказанные в юридической литературе предложения о введении в России системы органов административной юстиции, Н.Г.Салищева приходит к выводу: «учитывая своеобразие ситуации в России, следовало бы начать с создания в общих судах специализированных присутствий (составов) по административным делам, имея в виду суды первой инстанции, а также коллегий по административным делам в судах субъектов Федерации и в Верховном Суде Российской Федерации». Она отмечает, что в ходе судебной реформы в России необходимо четко определить, какие структуры судебной власти будут выполнять функции органов административной юстиции. При этом Н.Г. Салищева предлагает создать в виде эксперимента при некоторых ведомствах квазисудебные учреждения, которые могли бы рассматривать административные споры между соответствующими органами (ведомствами) и гражданами. Составы таких органов могли бы быть смешанными и включать не только должностных лиц данного ведомства, но и представителей прокуратуры, министерства юстиции и т.д. В целях осуществления такой реформы Н.Г. Салищева предлагает принять Административно-процессуальный кодекс, в структуре которого нормы административного судопроизводства должны составлять особую, отдельную часть.

Другие статьи:  Увольнение собственника при ликвидации предприятия

Другой точки зрения придерживается Д.Н. Бахрах. Он предлагает различать административную юстицию в широком и узком смысле. В широком смысле это правосудие, осуществляемое на основе обращений граждан по поводу законности действий органов управления и должностных лиц, включая гражданские дела по искам граждан к исполнительной власти о восстановлении на работу, взыскании ущерба, причиненного незаконными действиями государственных органов, о незаконной выдаче ордера на жилую площадь и пр. В узком смысле под административной юстицией он понимает рассмотрение судами жалоб граждан на акты должностных лиц (служащих) и органов управления. Автор особо отмечает, что административной юстицией в России считается правосудие по административным делам, осуществляемое по нормам гражданского судопроизводства. Д.Н. Бахрах выделяет также понятия общей и специальной жалобы. Обжалование по общему праву (общая жалоба) регламентировано Законом Российской Федерации от 27 апреля 1993 г. (в ред. Федерального закона от 14 декабря 1995 г.) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан». Судебное обжалование на основе специальных норм устанавливается в специальных законодательных актах (например, порядок обжалования постановления по делу об административном правонарушении, глава 30 Кодекса об административных правонарушениях).

Таким образом, он не считает создание института административной юстиции непременно связанным с созданием специализированных органов для рассмотрения дел по административным спорам, полагая работающий в России институт достаточным. На наш взгляд, данная точка зрения является весьма спорной, поскольку действующее законодательство в области административной юстиции доказало свою несостоятельность, о чем говорится и в публикациях таких известных административистов, как Ю.Н. Старилов, Н.Ю. Хаманева, Н.Г. Салищева, так и в заявлениях представителей законотворческих органов, а также практиков (председателя Верховного Суда РФ В.М. Лебедева, председателя Высшего Арбитражного Суда РФ В.Ф. Яковлева). Подтверждается это и данными статистики, приведенными ниже.

Следует отметить, что нет единства во взглядах ученых — административистов не только на определение административной юстиции, но и на ее содержание.

Так, Д. М. Чечот выделяет три общие черты административной юстиции:

1. отнесение к ее ведению споров, возникающих в сфере административного управления между гражданами или юридическими лицами, с одной стороны, и административными органами, с другой (т.е. спор об административном праве);

2. создание специального органа для рассмотрения указанных споров;

3. рассмотрение споров при соблюдении судебной процессуальной формы.

Как уже отмечалось, Д.М. Чечот не акцентирует внимания на том, какой именно орган должен решать споры об административном праве, принадлежащий к судебной или к административной ветви власти.

В.Е. Усанов, определяя административную юстицию как структурированное системное образование, относит к ней четыре группы правовых норм, действующих в качестве четырех правовых институтов:

1. институт права жалобы (административного иска);

2. институт рассмотрения административной жалобы;

3. институт рассмотрения административного иска;

4. институт ответственности должностных лиц (органов управления) за действия и решения, нарушающие права и свободы граждан.

Таким образом, он выделяет в административной юстиции как отдельные структурно — функциональные единицы институт рассмотрения административных жалоб и институт рассмотрения административных исков, а также исполнительное производство по административным делам.

А.К. Соловьева выделяет в проблеме административной юстиции три основных аспекта:

1. материальный, связанный с природой спора (административно-правового спора);

2. организационный, обусловленный наличием специальных органов по рассмотрению указанных споров;

3. формальный, т.е. наличие специальных процессуальных норм и порядка рассмотрения публично-правовых споров.

Наиболее полно, на наш взгляд, содержание административной юстиции раскрыл в своих работах Ю.Н. Старилов. Автор характеризует административную юстицию следующими чертами:

1. Наличие правового спора (административно-правового, управленческого спора) о публичном праве, возникшего в связи с реализацией публичного управления, исполнительной власти, управленческой деятельности государственных и муниципальных служащих, должностных лиц, т.е. в сфере управленческой деятельности.

2. Разрешение административно-правовых споров в рамках осуществления правосудия (административная юстиция — это, прежде всего судебная ветвь власти).

3. Наличие предмета административной юстиции — нарушения субъективных публичных прав граждан. При этом нарушения, вызванные незаконными действиями и решениями органов управления и должностных лиц, могут касаться и других субъективных прав граждан и юридических лиц.

4. Максимальная независимость органов административной юстиции как от других ветвей власти (иных органов управления), так и от судов общей юрисдикции.

5. Существование специальных субъектов «административно-юстиционного» правоотношения (граждане, органы публичного управления, субъекты исполнительной власти, должностные лица). При этом должностные лица (судьи), рассматривающие споры в области управления, должны обладать специальными знаниями и квалификацией в конкретных областях функционирования органов исполнительной власти.

6. Рассмотрение административных споров по установленным процессуальным законодательством правилам, обеспечивающим участникам правового спора формальное (процессуальное) равенство, т.е. в рамках специально созданных процедур рассмотрения жалоб (или исков). При рассмотрении административного дела должны соблюдаться все принципы судебного процесса (гласность, устность, законность, состязательность, непосредственность и т. д.).

7. Наличие юридического «результата» административно- юстиционного процесса — признание административным судом незаконности или недействительности (или, наоборот, законности и действительности) принятых органами управления (должностными лицами) административных актов или совершенных ими действий (бездействия).

В настоящее время административное судопроизводство существует в двух основных формах:

— рассмотрение дел об административных правонарушениях;

— рассмотрение жалоб физических и юридических лиц на действия (бездействие) и правовые акты управления государственных и муниципальных органов, их должностных лиц, государственных и муниципальных служащих (административная юстиция).

В связи с этим Ю.Н. Старилов отмечает, что предметами административного судопроизводства, с одной стороны, является «административное правонарушение, а, с другой — административный спор (спор об административном праве)».

Поэтому для обозначения предмета административного судопроизводства в литературе предлагается использовать более общую категорию — «административно-правовой конфликт».

Как подчеркивает Ю.Н. Старилов, административно-правовой спор представляет собой юридический конфликт или юридическую коллизию, возникшие между государственными органами, органами местного самоуправления, должностными лицами (с одной стороны) и иными субъектами права (с другой стороны) в связи с нарушением субъективных публичных прав физических или юридических лиц, осуществлением противозаконного административного нормотворчества.

Согласно текущему законодательству, административно-правовые споры разрешаются судами общей юрисдикции и арбитражными судами в рамках установленных правовых процедур, обеспечивающих реализацию в полном объеме установленного административно-правового статуса субъектов права, права и свободы которых нарушены.

Таким образом, судебный контроль является процессуально — правовой формой разрешения административного правового спора.

Как справедливо отмечает А.Б. Зеленцов, именно судебная процессуальная форма (в отличие от регулирования их административными органами) обеспечивает равенство процессуального положения участников судебного разбирательства — государственных и муниципальных органов и физических или юридических лиц. Подчеркивая преимущества судебной формы решения административных конфликтов, А. К. Соловьева отмечает, что совершение незаконных действий, невыполнение должностными лицами установленных для них обязанностей, издание административными органами незаконных актов являются правонарушениями. Это, в свою очередь, подчеркивает именно правовой характер управленческого спора.

Поддерживая точку зрения Ю.Н. Старилова, мы также считаем, что административная юстиция есть судебная правовая защита субъективных публичных прав.

В теоретической правовой литературе различают три категории субъективных прав человека и гражданина.

Так, в соответствии с классификацией Б.С. Эбзеева, традиционно различают следующие субъективные права:

1. Права в сфере признаваемых государством отношений, которые не могут быть объектом притязаний самого государства. В эту группу субъективных прав входят, например: право на неприкосновенность личности и жилища; тайна переписки; свобода передвижения; свобода мысли, совести и религии; свобода слова, печати, собраний, уличных шествий и демонстраций. Государство защищает данную сферу субъективных прав граждан от незаконных действий органов публичной власти.

2. Права на участие в управлении государством и обществом. Это, например, право избирать и быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления, участвовать в референдуме.

3. Право гражданина требовать от публичной власти, государства и его органов обеспечения признанных за личностью прав и свобод. К этой категории прав относятся, например, право на труд, образование, материальное обеспечение в старости, по болезни и т.д. К этой группе прав относится и конституционное право гражданина на обжалование действий администрации.

Таким образом, как отмечает Ю.Н. Старилов, субъективные публичные права направлены на усиление социальной роли государства, обеспечение действенности основных принципов правового государства, ограничение публичной власти. Они устанавливают независимость личности и обеспечивают публичные интересы, а в необходимых случаях — и совершение государством и его органами (должностными лицами) соответствующих действий и решений.

Анализируя вышесказанное, можно сделать вывод, что административная юстиция является механизмом, обеспечивающим защиту прав и свобод граждан в случаях, когда действия (бездействие) органов управления и их должностных лиц ограничивают субъективные публичные права граждан.

В настоящее время политики, государственные деятели и ученые, отмечают нереализованность в России многих прав человека, провозглашенных в Конституции РФ. Так, Н.И. Матузов отмечает, что вся система субъективных прав и свобод российских граждан представляет собой «совокупность возможностей — либо уже реализуемых, либо еще нереализованных, либо вообще нереальных».

В связи с этим, по нашему мнению, особенно важно дальнейшее развитие административной юстиции как права гражданина на судебную защиту от действий органов управления. Административная юстиция — важнейшая правовая гарантия осуществления правового статуса личности.

Таким образом, с одной стороны, место административной юстиции в структуре судебно-правовой защиты можно определить как механизм обеспечения реальности использования гражданами предоставленных им законом правовых возможностей. С другой стороны, как отмечает Ю.Н. Старилов, административная юстиция — это одна из форм осуществления судебного надзора за публичным управлением, в рамках которого судом проверяется законность совершенных административных действий и принятых органами управления административных актов (правовых актов управления), принимаются меры по восстановлению нарушенных прав и законных интересов, привлекаются к ответственности лица, виновные в нарушениях закона.

Другие статьи:  Как оформить приказ о штрафе

Определяя, таким образом, место и роль административной юстиции в современной судебной системе РФ, необходимо раскрыть также практическую сторону вопроса.

Как уже отмечалось, на современном этапе административные споры решаются по правилам гражданского процессуального и арбитражного процессуального производства.

В связи с изменением законодательства, закрепившим право граждан на обжалование действий администрации в судебном порядке (Закон РФ от 1993 г. «О порядке обжалования гражданами действий»), за последние 10 лет отмечается устойчивая тенденция к увеличению доли дел об административных правонарушениях.

Согласно данным, приведенным Председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедевым, ежегодно рассматривается более 5 млн. гражданских дел, 1 млн. 270 тыс. — уголовных и 1 млн. 800 тыс. — дел об административных правонарушениях.

Таким образом, доля дел об административных правонарушениях составляет 22,3 % в общем количестве рассматриваемых судом дел, и 26,5 % из дел, рассматриваемых в порядке гражданского производства. При этом, как отмечает В. Лебедев, количество дел увеличилось по сравнению с 1994 годом почти в три раза.

При этом особенно быстрыми темпами увеличивается количество рассматриваемых в суде жалоб на действия (бездействие) органов государственной власти и должностных лиц.

Согласно литературным данным, число граждан, обратившихся в суд за правовой защитой по этим делам, составило: в 1992 г. 10 112 жалоб, в 1993 г. — 20 326 (при этом в военные суды обратились 3 504 человека), в 1994 г. — 27000, в 1995 г. — 34000.

По статистике, приведенной В.М. Лебедевым, в 1999 г. в федеральных судах общей юрисдикции было рассмотрено 350 ООО дел по административным спорам, в том числе 3 899 дел по жалобам о признании незаконными нормативно-правовых актов, 134 355 — жалобы на действия должностных лиц и коллегиальных органов власти, управления и общественных объединений, 83 427 — жалобы на нарушения налогового законодательства, 2 320 — жалобы на нарушения избирательных прав граждан и др.

Интересная статистика приведена также в статье «Работа районных судов общей юрисдикции в первом полугодии 2000 года», напечатанной в журнале «Российская юстиция» № 12 за 2000 г. и № 1 за 2001 г.

Согласно опубликованным данным, в первом полугодии 2000 г. количество жалоб на действия органов административной власти, рассмотренных районными судами общей юрисдикции, увеличилось. При этом количество дел о признании правовых актов незаконными увеличилось с 1 672 до 1 744 (на 4,3 %), на неправомерные действия должностных лиц и коллегиальных органов, ущемляющих права граждан, — с 76,2 тыс. до 82,2 тыс. (на 7,9%).

При этом количество принятых федеральными судами общей юрисдикции (а именно Верховными судами республик и приравненными к ним судами) к производству по первой инстанции дел, вытекающих из административно-правовых отношений, в первом полугодии 2000 г. увеличилось с 412 до 640 (на 55,3%). В том числе количество дел о признании правовых актов незаконными увеличилось с 251 до 295 (на 17,5%); о нарушениях избирательного законодательства — с 90 до 262 (в 3 раза).

Вместе с этим следует отметить, что в указанный период сократилось количество жалоб, рассмотренных судами этого уровня, на неправомерные действия должностных лиц и коллегиальных органов, ущемляющих права граждан, с 60 до 45 дел (или на 25%). По делам, возникающим из административно-правовых отношений, число обоснованных обращений увеличилось, в том числе по нарушениям избирательного законодательства, -с 23 до 50; вместе с тем сократилось количество обоснованных обращений о признании правовых актов незаконными — со 115 до 80.

Всего же за 2000 г. рассмотрено 430 тыс. административных дел (по сравнению с 350 тыс. в 1999 г.).

Увеличение числа дел становится очевидной тенденцией и в арбитражных судах. Согласно данным Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации В.Ф. Яковлева, их ежегодный прирост составляет почти 20%. Число рассмотренных арбитражными судами России споров, вытекающих из административных правоотношений, в 1995 г. составило 23 629, в 1996 г. возросло по сравнению с 1995 г. на 87,4%, а в 1997 г. — более чем на 80% по сравнению с 1996 г. Число разрешенных арбитражными судами в первом полугодии 2000 г. споров, возникающих из административных правоотношений, увеличилось на 23,9% и составило почти половину от общего количества дел (46%)’.

О перегруженности судов общей юрисдикции административными делами говорят также следующие цифры. По данным заместителя Генерального директора Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, сегодня на районного судью приходится рассмотрение 10 уголовных, 40 гражданских дел и более 15 административных дел в месяц.

Приведенная в литературе статистика подтверждается и нашими исследованиями. Количество дел, рассмотренных районными судами общей юрисдикции г. Тюмени (включая мировых судей), представлено в табл. 1.1.

Количество административных дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции в г. Тюмени, неуклонно растет. При этом растет также количество дел, рассматриваемых судами общей юрисдикции по делам, вытекающим из административно — правовых отношений. Количество таких дел за последние 5 лет увеличилось примерно в 6 раз. В 2003 г. количество дел, вытекающих из административно — правовых отношений, составило 13 % от всех гражданских дел, рассмотренных судами общей юрисдикции, в 2004 году — 19%, а в 2005 году — 20,5 %.

Таким образом, можно сделать вывод, что количество дел, подведомственных административной юстиции, неуклонно растет. При этом по нашему мнению, после организации специализированных административных судов, когда судебный способ защиты от действий администрации будет более доступным населению, можно прогнозировать рост числа такого рода дел в несколько раз.

В рамках настоящего исследования нами было изучено 2834 протокола судебных решений судов общей юрисдикции г. Тюмени и Тюменской области по делам, вытекающим из административно — правовых отношений, рассмотренным в 2004 г.

При этом выяснилось, что из них 1163 дела (или 56,7 %) — об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц, 293 дела (14,3 %) — о признании нормативно-правовых актов недействительными, 185 дел (9 %) -о нарушении избирательных прав, остальные 410 дел (20 %) — по другим вопросам (жалобы на действия органов управления и т.д.).

Также было рассмотрено 2423 протокола судебных решений судов общей юрисдикции г. Тюмени по делам, вытекающим из административно — правовых отношений, рассмотренным за 10 месяцев 2005 г.

При этом выяснилось, что из них 1227 дела (или 72,7 %) — об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц, 212 дела (12,5 %) – о признании нормативно-правовых актов недействительными, 157 дел (9,3 %) — по жалобам на неправомерное наложение административных взысканий, остальные 92 дел (5,5 %) — по другим вопросам.

Таким образом, как видно из статистики, проблема создания административных судов является не только теоретическим спором ученых — административистов. Необходимость создания специализированного института по решению дел между органами администрации и ее отдельными должностными лицами и гражданами продиктована практикой.

В целом, уже сейчас, при отсутствии административных судов, как минимум 10 % дел, ежегодно рассматриваемых судами общей юрисдикции, можно отнести к подведомственности административных судов. При этом после создания таких органов можно уверенно прогнозировать рост данной категории дел.

Изложенное позволяет сформулировать ряд выводов об особенностях действующего института административной юстиции в России, а также его роли в отечественной судебной системе.

Согласно текущему законодательству, дела, вытекающие из административно-властных полномочий органов государственной власти и местного самоуправления, целесообразно разрешать судами общей юрисдикции. Однако требовать от них быстрого и качественного рассмотрения растущего в свете реформы объема административных дел невозможно. Как отмечает В. Лебедев, суды перегружены гражданскими спорами, судьи переходят в частные структуры на более высокооплачиваемую работу. Кроме того, вызывает сомнение и объективность выносимых судьями общей юрисдикции решений в отношении региональных начальников, так как из-за недостатка финансирования суды получают от них определенную материальную поддержку.

В связи с вышеизложенным необходимость кардинального реформирования института административной юстиции признается как учеными — административистами, так и законодательными органами.

Однако механизмы осуществления реформы вызывают множество спорных вопросов.

Анализ имеющихся научных позиций дает возможность выделить два подхода к практической организации административной юстиции. Первый подход заключается в подчинении вопросов публичного права компетенции общих судов (доктрина единой юстиции), а второй — в подчинении вопросов публичного права компетенции администрации в виде особых судебно-административных коллегий, которые учреждались бы в ведомстве управления (доктрина специальных административных судов).

Исходя из этих двух основных концепций, в современной юридической литературе можно встретить несколько вариантов реформирования административного судопроизводства:

1. Создание административных судов, не зависимых от администрации и отделенных от судов общей юрисдикции (Н.Ю. Хаманева, Ю.Н. Старилов, В.В. Бойцова). При этом создание административных судов может осуществляться поэтапно через выделение специализированных судебных палат на базе судов общей юрисдикции с последующим их отделением (Н.Ю. Хаманева, Ю.Н. Старилов) либо механизм таких преобразований не рассматривается (В.В. Бойцова).

2. Создание административных коллегий в рамках судов общей юрисдикции (Ю. А. Тихомиров).

3. Создание судебных присутствий по административным делам в судах общей юрисдикции и одновременно создание института «квазисудебных» органов, которые рассматривали бы административные споры между отдельными ведомствами и гражданами (по типу административных трибуналов) (Н. Г. Салищева).

4. Создания специализированных органов и выделения административных судов из судов общей юрисдикции не требуется.

Административная юстиция — часть гражданского процесса. Реформирование должно пойти по пути совершенствования гражданского процессуального законодательства (Д. Н. Бахрах).

Однако прежде чем рассматривать мероприятия, необходимые для реформирования административной юстиции, необходимо проанализировать состояние текущего законодательства, регламентирующего рассмотрение жалоб граждан на действия административных органов.