Судебная защита гражданский правовой договор

Гражданско-правовой договор в отношениях с исполнителями — физическими лицами: выжить или нажить

В тяжелые для многих работодателей времена все более актуальным становится поиск различных «кадровых» решений, позволяющих снизить затраты и риски работодателя в трудовых отношениях с работниками.

Одним из возможных вариантов, на первый взгляд позволяющим решить большинство проблем, всегда было так называемое «оформление на работу по гражданско-правовому договору». Давайте разберемся в данном околоюридическом явлении, дадим ему должное определение и выясним: действительно ли заключение такого договора поможет работодателю обезопасить себя от «лишних» выплат, навязать свои условия работнику, оставаясь при этом в вольере законности.

Итак, что обычно подразумевается под оформлением по гражданско-правовому договору? В большинстве случаев речь идет о заключении между заказчиком и исполнителем/подрядчиком (отметим, что иногда этих субъектов точнее называть работодателем и работником; критерии определения этих случаев и являют собой объект исследования настоящей статьи) договора подряда или оказания услуг — по сути такого же, как и с другими контрагентами заказчика. При этом многие доверчиво полагают, что такое оформление отношений является одним из предусмотренных законодательством видов оформления трудовых отношений. К счастью, в нашей стране это не так. Трудовые отношения с работником должны быть оформлены в любом случае именно трудовым договором и иными документами, предусмотренными трудовым законодательством РФ. Заключая договор подряда или оказания услуг, его стороны являются равными участниками гражданских (не трудовых) отношений и действуют, как все иные участники гражданского оборота в рамках гражданского же законодательства.

В таком случае может возникнуть вполне логичный вопрос: где пролегает грань между трудовыми и гражданскими отношениями? В чем их отличие и в каком случае существует риск признания гражданских отношений трудовыми?

Возьмем, например, ситуацию, в которой организации требуется человек, который будет доставлять различную корреспонденцию контрагентам рассматриваемой компании — то есть, проще говоря, курьер. Компания может взять на работу, заключив трудовой договор, подходящего ей работника, а может обратиться с соответствующими требованиями к службе курьерской доставки или просто к любому человеку, который может оказывать такого рода услуги.

В первом случае правовые последствия достаточно ясны. Компания берет на работу сотрудника, выплачивает ему заработную плату, регулярно предоставляет отпуск, требует от него выполнения возложенных на него трудовых функций и обязанностей. При этом организация обязана соблюдать все требования, установленные трудовым кодексом и иными нормативными актами в отношении работника, предоставлять соответствующие льготы, гарантии и т.д. Расставаться с работником, в случае если его услуги по тем или иным причинам больше не нужны компании, тоже придется в полном соответствии с установленными трудовым законодательством требованиями (увольнение только по основаниям, предусмотренным трудовым кодексом, выплаты выходных пособий, компенсаций, и т.п.)

Во втором случае компания находит контрагента, готового оказывать услуги по доставке корреспонденции. Применительно к рассматриваемой ситуации остановимся на варианте, при котором компания находит подходящее физическое лицо и решает заключить с ним договор на оказание услуг по доставке. В таком случае компания становится заказчиком, а человек, оказывающий соответствующие услуги — исполнителем. Их отношения регулируются гражданским законодательством, в частности главой 39 гражданского кодекса РФ («Возмездное оказание услуг»). При этом у сторон существуют обязательства по исполнению условий договора (доставка корреспонденции со стороны исполнителя и оплата такой доставки со стороны заказчика). Каких-либо дополнительных обязательств, не предусмотренных договором или гражданским законодательством, у сторон не появляется.

Выгода заказчика услуг при этом видится более явной, так как в отличие от ситуации, описанной в первом случае, у организации не появляется обязанности по предоставлению каких-либо дополнительных гарантий или льгот, нет необходимости в предоставлении времени отдыха, соблюдении условий по оплате работы во внеурочное время (если это не предусмотрено договором) и других обязательств, установленных трудовым законодательством. При этом наиболее привлекательными является возможность расторжения такого договора по правилам гражданского права без обязательных выплат и иных гарантий и компенсаций в отношении исполнителя, а также существенное снижение налоговой нагрузки ввиду отсутствия необходимости выплаты налогов, имеющих место при трудовых отношениях.

При этом, если мы говорим именно о гражданско-правовых отношениях, а не об облечении трудовых отношений в маскхалат договора об оказании услуг, то для компании-заказчика также имеются и относительные неудобства. Так, компания не сможет требовать от исполнителя соблюдения локальных нормативно-правовых актов, принимаемых в организации (кроме случаев, если положения этих актов не будут включены в текст договора или иных соглашений); будут значительно затруднены требования, связанные с дисциплиной труда и постоянного нахождения исполнителя на территории заказчика (фактически на рабочем месте), а также постоянной доступностью исполнителя; сложнее будет «довесить» на курьера новую работу или «попросить» сделать что-то не входящее в его обязанности по договору (например, сделать копии отправляемых документов, дописать на месте точный адрес и т.п.). В этом случае неудобства заказчика корреспондируют удобству исполнителя по сравнению с форматом трудовых отношений.

Вместе с тем необходимо признать, что риск признания подрядных отношений трудовыми по требованию исполнителя довольно высок. В таком случае организация заказчик будет обязана заключить трудовой договор со всеми вытекающими отсюда последствиями, включая доначисление налоговых выплат, не уплаченных ранее. Порой для исполнителя это может стать довольно эффективным методом злоупотреблений с целью получения финансовой или иной выгоды от организации-заказчика.

В каких же случаях целесообразно заключать гражданско-правовые договоры с физическими лицами-исполнителями? Каким образом обезопасить себя от злоупотреблений другой стороны и притязаний государственных органов? Стоит ли вообще заключать такие договоры или риски настолько высоки, что проще и дешевле оформить трудовые отношения?

Для ответа на эти вопросы проанализируем легальные определения трудового договора, договора подряда и договора об оказании услуг.

Так, в соответствии со ст. 56 трудового кодекса РФ (далее — ТК), трудовой договор — это соглашение между работодателем и работником, в соответствии с которым работодатель обязуется предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции, обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и данным соглашением, своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату, а работник обязуется лично выполнять определенную этим соглашением трудовую функцию, соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

В соответствии с п. 1 ст. 702 гражданского кодекса РФ (далее — ГК), по договору подряда одна сторона (подрядчик) обязуется выполнить по заданию другой стороны (заказчика) определенную работу и сдать ее результат заказчику, а заказчик обязуется принять результат работы и оплатить его. А в соответствии с п.1 ст 779 ГК, по договору возмездного оказания услуг исполнитель обязуется по заданию заказчика оказать услуги (совершить определенные действия или осуществить определенную деятельность), а заказчик обязуется оплатить эти услуги.

Таким образом, для отнесения так или иначе оформленных отношений к трудовым или гражданским можно выделить несколько основных параметров, отличающих их друг от друга.

Прежде всего, это предмет договора

В соответствии с трудовым договором работник обязуется выполнять определенную трудовую функцию, а в соответствии с гражданско-правовым договором определенные работы/услуги/действия. Например, определение предмета договора как «выполнение работы в соответствии должностью курьера» явно относит такой договор к трудовому, а определение предмета как «оказание услуг по доставке корреспонденции по указанным адресам на основании соответствующей заявки заказчика» скорее относится к предмету гражданско-правового договора. Также важную роль играют такие особенности, как упоминание о должности или специальности работника/исполнителя — такое упоминание тоже может трактоваться как признак трудового договора.

Порядок оплаты

По трудовому договору работник получает заработную плату в соответствии с установленной системой оплаты труда (это может быть и ежемесячный оклад и сдельная оплата, зависящая от количества выполненной работы и др.). Заработная плата при этом выплачивается в соответствии с нормами трудового законодательства (не реже 2 раз в месяц, оплата не может быть ниже установленного МРОТ и т.п.).

При заключении гражданско-правового договора исполнителю оплачиваются определенное количество работ/услуг, которые им выполняются, при этом оплата происходит в соответствии с условиями заключенного договора.

То есть применяемая сторонами форма оплаты также может повлиять на признание отношений трудовыми или гражданско-правовыми.

Приемка результатов работы

При заключении трудового договора приемка результата работы как таковая обычно не проводится. Работник обязан надлежащим образом выполнять возложенные на него трудовые функции и должностные обязанности. При этом работодателем принимается не столько результат работы, сколько сам факт ее выполнения. При этом нарекания по качеству выполненной работы могут быть признаны либо браком, либо ненадлежащим выполнением своих должностных обязанностей.

При заключении гражданско-правового договора стороны вправе установить любой не противоречащий законодательству порядок приемки. Приемка обычно оформляется подписанием актов сдачи-приемки работ/услуг, работа считается выполненной с момента приемки ее заказчиком. При этом в случае ненадлежащего выполнения работ/оказания услуг исполнитель в соответствии с договором может быть обязан за свой счет устранять недостатки выполненных работ, оплачивать устранение недостатков силами заказчика или третьих лиц; заказчик может согласовать условия, при которых он вправе вообще не оплачивать работу, сделанную с допущением недостатков.

Немаловажным условием является возможность установления гарантийных обязательств исполнителя в течение определенного срока с момента выполнения работ/оказания услуг.

Ответственность сторон

Меры ответственности сторон по трудовому договору и гражданско-правовому договору довольно сильно различаются. Трудовое законодательство содержит ряд ограничений в отношении возможности наложения ответственности на стороны трудового договора, в особенности на работника (в целях защиты изначально более слабой стороны отношений). При заключении гражданско-правового договора стороны являются равными субъектами гражданских отношений и вправе устанавливать практически любые незапрещенные виды ответственности в согласованном объеме (с учетом принципа разумности и соразмерности).

Кроме того, при заключении гражданско-правового договора стороны вправе устанавливать различные обеспечительные меры. В трудовых отношениях работник и работодатель в любом случае подчиняются установленным положениям ТК и других нормативных актов в области трудового законодательства, устанавливающих пределы ответственности, максимальные объемы взысканий, порядок применения мер ответственности и др.

Также при рассмотрении «спорных» договоров большое внимание уделяется: наличию или отсутствию в договоре существенных признаков трудового договора (ст. 57 ТК), условиям о подчинении работника/исполнителя локальным нормативным актам организации, наличию/отсутствию положений о социальных гарантиях, предоставлению страхования работника/исполнителя и т.д.

Все указанные критерии относительны и при применении на практике требуют довольно тонкой и слаженной работы юристов, отдела кадров и бухгалтерии с целью обеспечения работы всего комплекса мер, призванных подтвердить наличие именно подразумеваемого сторонами вида правоотношений.

Указания в договоре на те или иные рассмотренные положения могут повлиять на суд или иной принимающий решение государственный орган при определении правовой природы отношений, оформленных рассматриваемым договором. Значит ли это, что «правильное» оформление гражданско-правового договора надежно избавит работодателя от рисков признания такого договора трудовым? К сожалению, категоричного ответа не последует ни в данном статье, ни в жизни. Судебная и применительная практика крайне разнонаправлена. Риск признания гражданско-правового договора трудовым велик даже при истинном намерении сторон урегулировать свои отношения гражданским правом. В то же время массовое увлечение компании камуфляжем гражданских отношений для злоупотребления по отношению к работнику, который в условиях кризиса не может позволить себе настоять на надлежащем оформлении с ним именно трудовых отношений, может остаться незамеченным или крайне сложнодоказуемым при соблюдении этой компанией определенных правил и привлечении грамотных юристов в сфере трудовых отношений. При этом говорить о неправомерности или аморальности действий такой компании, на наш взгляд, тоже не стоит. При надлежащей работе юриста и бухгалтера и такие действия могут оставаться в рамках закона.

Видится, что решение необходимо искать в единообразии правоприменительной практики, транспарентности критериев отнесения договоров к трудовым и гражданско-правовым, что неизбежно требует либо усовершенствования материального-правовых источников, либо судебного толкования на уровне высших инстанций. Наличие установленных правил игры в любом случае выгодно для обеих сторон рассматриваемых правоотношений и поможет избежать ненужных конфликтов и злоупотреблений, а значит затрат и временных потерь.

Авторы: Кирилл Орлов, Сергей Добрин

Судебная защита трудовых прав: соотношение трудовых и гражданско — правовых договоров

(«Российская юстиция», N 8, 1996)

СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА ТРУДОВЫХ ПРАВ:

СООТНОШЕНИЕ ТРУДОВЫХ И ГРАЖДАНСКО — ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ

Л. Грось, профессор юридического факультета Хабаровской государственной академии экономики и права.

Трудовые споры в СССР, РСФСР, РФ, эволюция их подведомственности судебным органам — пример тому, как понемногу становится реальной действительностью судебная защита трудовых прав. На памяти ныне здравствующих и осуществляющих правосудие судей известные перечни к Приложению N 1 союзного Положения о порядке рассмотрения трудовых споров и огромное количество иных ухищрений, препятствий на пути работника в суд.

Несмотря на то что Конституция РСФСР, как и действующая Конституция РФ, предусматривала равенство всех перед законом и судом, гарантировала возможность судебной защиты прав и свобод каждого гражданина, в области трудовых прав граждан отчетливо просматривалась линия государства на расширение несудебных процедур рассмотрения и разрешения трудовых споров, чинения препятствий для обращения работника в суд за защитой своих трудовых прав.

Другие статьи:  Госпошлина замена паспорта порча

Развитие российского трудового законодательства свидетельствует о восприятии прогрессивных идей социальной защищенности человека труда. Социальная политика государства, его вмешательство в регулирование трудовых отношений в острых критических ситуациях особенно необходимы во времена реформирования общества. Настоящий период общественного развития России характеризуется обострением различных противоречий, в том числе между интересами работодателя и работника. Первый заинтересован в улучшении качественных и количественных показателей труда работника, повышении производительности труда, росте прибыли. Работник — в повышении заработной платы и улучшении условий труда. Это нормальное противоречие сторон трудового правоотношения.

Важной формой цивилизованного разрешения этих противоречий является внедрение договорного (индивидуального и коллективного) метода в регулирование отдельных (элементарных) трудовых правоотношений при сохранении государственного регулирования основных социальных гарантий работника (установление минимальной заработной платы, минимального отпуска, оснований для увольнения, процедуры рассмотрения и разрешения трудовых споров). В настоящее время договорный метод воплощается в заключении коллективных договоров работников организации, филиала, представительства с работодателем; коллективных соглашений, в число участников которых наряду с работниками и работодателями на уровнях Российской Федерации, субъекта Российской Федерации, территории, отрасли, профессии входят органы исполнительной власти и местного самоуправления. Указанные договоры и соглашения регулируют социально-трудовые отношения работников и работодателей.

Наконец, условия труда конкретизируются в содержании трудового договора (контракта), заключаемого между работником и работодателем. Условия всех названных выше договоров не должны ухудшать положение работника в сравнении с действующим трудовым законодательством. Если коллективные договоры и соглашения являются одновременно и источниками норм права, и юридическими фактами, то договор работника и работодателя — важнейший юридический факт, влекущий возникновение индивидуального трудового правоотношения.

Трудовое законодательство не разграничивает термины в определении основания возникновения трудового правоотношения и самого трудового правоотношения, трудового обязательства. Так, термином «договор» и в законодательстве, и в теории трудового права подменяется обозначение явления, возникшего на его основании,- трудового правоотношения: основания прекращения трудового договора, продолжение действия срочного трудового договора, расторжение трудового договора. Не с договором это происходит, а с правовой связью, трудовым обязательством.

Трудовые договоры представляют собой сделки в трудовом праве, выражающие, как правило, свободные волеизъявления соответствующих субъектов. Свобода трудовых договоров прежде всего означает, что субъекты трудового права свободны в решении вопросов как о самом заключении договоров, так и их содержании. Понуждение к заключению договора, по общему правилу, не допускается. Однако трудовому праву известны договоры, заключение которых обязательно для одной из сторон. Так, заключение коллективных соглашений обязательно по требованию любой стороны для двух других сторон. Трудовое законодательство содержит указания на обстоятельства, влекущие обязанность работодателя заключить индивидуальный трудовой договор. Например, не может быть отказано в заключении трудового договора работнику, приглашенному на работу в порядке перевода из другой организации по согласованию между руководителями. Это положение трудового закона можно сравнить с предварительным и основными договорами в гражданском праве. Сравнимы и последствия — заключение основного договора обязательно, но для одной стороны — работодателя.

Существуют ограничения, запреты на заключение индивидуальных трудовых договоров. Так, работодатель не вправе заключать трудовые договоры с лицами, лишенными права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью в течение назначенного судом срока, или с государственными служащими, состоящими между собой в близком родстве или свойстве, если их служба связана с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного другому.

В теории договорного права бесспорна идея: если заключение договора обязательно для одной или более сторон, другая сторона вправе настаивать на его заключении, обладая при этом возможностью обращения в юрисдикционный орган с требованием о понуждении к заключению договора в случаях уклонения обязанной (обязанных) сторон.

Чего стоят меры административного и уголовного воздействия против работодателей, отказывающих в заключении договоров? Их, конечно, следует сохранить, но следует ввести в трудовые законы также специальные правила о судебном понуждении к заключению коллективного договора или соглашения.

Иное дело, когда обязательным для работодателя является заключение индивидуального трудового договора. Долгое время только в постановлениях высших судебных инстанций признавалось право лица требовать заключения с ним в такой ситуации трудового договора по суду. Лишь в 1992 году оно было закреплено законодательно (ч. 3 ст. 210 КЗоТ).

Являясь юридическими фактами в трудовом праве, трудовые договоры порождают трудовые права и обязанности субъектов, составляющие в совокупности содержание трудового правоотношения. Правомочия субъектов трудового правоотношения предполагают совокупность мер собственной свободы и права требовать определенного поведения от обязанных лиц, возможность требовать защиты субъективного права его нарушения. Обеспеченность принудительной силой государства составляет внутреннее содержание субъективного трудового права.

Специальной статьи, посвященной способам защиты субъективных трудовых прав, подобной ст. 12 ГК, КЗоТ не содержит. Безусловно, способы защиты субъективных трудовых прав сторон трудовых правоотношений специфичны, и не реально было бы механически переносить предусмотренные ст. 12 ГК способы защиты гражданских прав в трудовое законодательство. Однако анализ норм трудового права в сравнении с гражданско-правовыми ставит много вопросов. Почему, например, трудовому праву неизвестно понятие недействительности трудового договора, в связи с чем расторгается как законно заключенный трудовой договор с работником, ставшим впоследствии прогульщиком, так и договор, который не мог быть заключен в силу прямого запрета, установленного законом для обеих сторон. В гражданском праве недействительные сделки признаются таковыми по суду (оспоримые) либо независимо от признания судом (ничтожные) — и в том, и в другом случаях — с момента их совершения. Другими словами, закон отрицает за такими сделками значение юридического факта. Они не влекут юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с их недействительностью.

Заключение недействительного договора является правонарушением и должно влечь санкции для правонарушителей. Одного только расторжения договора недостаточно. Очевидно, решение этой проблемы требует анализа норм отраслей цивилистического цикла и закрепления в качестве самостоятельных способов защиты субъективных трудовых прав таких мер, как признание договора недействительным с установлением последствий его недействительности либо прекращения трудового правоотношения.

Гражданскому праву известно не только прекращение правоотношения в качестве способа защиты субъективных гражданских прав, но и его изменение. Споры, связанные с изменениями гражданских прав и обязанностей, подведомственны судам. К сожалению, никакой спецификой трудовых прав и обязанностей невозможно объяснить упорство законодателя в части установления несудебной процедуры рассмотрения подобных споров в сфере трудового права. Статьей 219 КЗоТ предусмотрено разрешение споров об установлении новых или изменении существующих условий труда конкретному работнику администрацией работодателя и соответствующим профсоюзом. Статья эта просто незыблема, несмотря на кардинальные изменения как среди профсоюзов, так и работодателей.

Во-первых, все, о чем идет речь в ст. 219 КЗоТ, можно назвать изменением трудового правоотношения — оно наполняется новым содержанием как при установлении новых, так и при изменении существующих условий труда. Во-вторых, независимо от того, по чьей инициативе это происходит, сторонами в споре являются работник и работодатель, и нельзя передавать его разрешение на усмотрение одной из сторон в споре — работодателя, чью трудовую дееспособность выражает вовне орган работодателя — его администрация. Нельзя быть судьей в своем споре! Непонятно, какие препятствия видит законодатель для передачи таких споров на рассмотрение суда. Впрочем, и сегодня судебную подведомственность таких споров можно обосновать ссылкой на ст. 46 Конституции РФ. Но, как повелось, судьям нужно дать об этом «руководящее разъяснение».

К сожалению, в Комментарии судебной практики (1995 г., вып. 2) А. Ставцева консервативна в рассуждениях о подведомственности споров, названных в ст. 219 КЗоТ. Ее мнение могло иметь значение для формирования судебной практики по рассмотрению и разрешению споров, связанных с изменением трудового правоотношения.

В литературе по трудовому праву споры, названные в ст. 219 КЗоТ, определяют «неисковыми». Почему? Почему в гражданском праве, гражданском и арбитражном процессах речь идет об исках по поводу изменения гражданских прав и обязанностей как способе защиты субъективных гражданских прав и обязанностей, а наука трудового права объявляет подобные требования в трудовом праве неисковыми?

Гражданскому процессу известны 3 вида судопроизводства — исковое; по делам, возникающим из административно-правовых отношений; особое производство. Едва ли кто-либо из юристов рискнет отнести требования об изменении содержания трудового правоотношения к двум последним видам.

Для споров, возникающих при изменении и дополнении условий коллективных трудовых договоров и соглашений, как было отмечено выше, установлены примирительные процедуры внесудебного характера. Однако, если коллективный спор посредством примирительных процедур не разрешился либо работодатель уклонился от примирительных процедур, а равно не выполняет соглашение, достигнутое в ходе разрешения коллективного трудового спора, работники вправе использовать забастовку как высшую форму протеста. Порядок объявления забастовки, условия ее законности урегулированы Законами «О коллективных договорах и соглашениях», «О порядке разрешения коллективных трудовых споров». Вмешательство суда в разрешение коллективных трудовых споров возможно лишь в связи с обращением работодателя в суд соответствующего субъекта РФ с просьбой принять одно из трех решений: о признании забастовки незаконной; о ее приостановлении; об отложении забастовки.

Нельзя считать, что такими решениями защищается исключительно право работодателя. Разобравшись, суд может вынести решение об отказе в удовлетворении соответствующего иска, защитив тем самым интересы работников. Забастовка используется работниками в качестве крайней меры протеста против уклонения работодателя от примирительных процедур, невыполнения соглашения, достигнутого в ходе разрешения коллективного трудового спора. Забастовка является стадией разрешения коллективного трудового спора, если примирительные процедуры не дали результата.

Рассматривая иски о признании забастовки незаконной либо ее приостановлении или отложении, суд не касается в своих исследованиях и выводах существа коллективного трудового спора — достаточно ознакомиться с содержанием ст. 17 Закона «О порядке разрешения коллективных трудовых споров». Складывается ситуация, когда конечный итог коллективного трудового спора «зависает» — создается тупиковая ситуация. Меры административного и уголовного воздействия, как и при уклонении работодателей, органов исполнительной власти и органов местного самоуправления от заключения коллективных договоров и соглашений, не могут заменить решения суда по существу требований работников об установлении и изменении условий труда, заключении, изменении и выполнении коллективных договоров, соглашений по вопросам социально — трудовых отношений. Очевидно, необходимо расширение судебной подведомственности и таких требований работников при условии, что примирительные процедуры и забастовка не привели к разрешению коллективного трудового спора либо работодатель уклоняется от примирительных процедур, либо не выполняет достигнутое соглашение.

Действующее трудовое законодательство не содержит специальных норм, определяющих понятие исковой давности, основания приостановления, перерыва течения исковой давности, порядок применения исковой давности судом. Однако такие нормы о конкретных сроках защиты субъективных трудовых прав, возникающих из трудовых договоров, существуют. Они сосредоточены в главе КЗоТ, посвященной порядку рассмотрения трудовых споров под видом сроков «обращения за разрешением трудового спора» (ст. 211 КЗоТ), «обращения в комиссию по трудовым спорам» (ст. 205 КЗоТ).

Анализ норм, посвященных указанным срокам, не оставляет сомнений: это не процессуальные сроки; никакими сроками право на обращение в КТС или суд не ограничено. Заголовки ст. ст. 205 и 211 КЗоТ могут ввести в заблуждение. Не рассеивают неясности исследования ученых в области трудового права. Исковая давность, ее состояние по конкретному делу является лишь одним из фактов предмета доказывания, а не предпосылкой к перенесению трудового спора в юрисдикционный орган. Рассмотрение вопроса об этих сроках в контексте процессуальных особенностей рассмотрения и разрешения трудовых споров возможно лишь в части факта предмета доказывания, но не в аспектах подведомственности либо порядка обращения в юрисдикционный орган.

Переквалификация гражданско-правового договора в трудовой

Несомненно, бывают ситуации, в которых уместно заключать с исполнителями работ договоры не трудовые, а гражданско-правового характера. Но на практике по-прежнему весьма распространены незаконные попытки скрыть трудовые отношения и подменить трудовые договоры «ни к чему не обязывающими» гражданскими. Напомним, что в случае, если подмена обнаружится (а такое может произойти, если «работник» обратится в суд), гражданско-правовой договор, вполне вероятно, будет признан в судебном порядке трудовым. Поэтому так важно разграничивать эти договоры и четко понимать, при каких обстоятельствах должен быть заключен именно трудовой договор, а когда возможно оформление договора гражданского.

Трудовой договор — это, по сути, соглашение между работником и работодателем по вопросам регулирования отношений, связанных с использованием наемного труда. Однако это соглашение в значительной степени отличается от договоров гражданско-правового характера, в том числе и от тех из них, предметом которых также выступает выполнение определенной работы (например, договоры подряда, возмездного оказания услуг и т. п.).

В регулировании трудовых отношений принцип свободы договора носит гораздо более ограниченный характер, нежели в гражданско-правовых отношениях. Это связано с необходимостью правовой защиты наиболее слабой в экономическом отношении стороны договора — работника. В этой связи положения трудового договора могут расширять права и социальные гарантии работника, установленные трудовым законодательством, коллективными договорами, соглашениями, но не могут их ограничивать.

Между тем существует порочная практика привлекать наемный персонал не на основании трудовых договоров, а по договору гражданско- правового характера. Работодателю это позволяет значительно «сэкономить»: не выплачивать отпускные, не оплачивать сверхурочную работу, не компенсировать работу в выходные и нерабочие праздничные дни, не выплачивать денежную компенсацию за все неиспользованные отпуска при прекращении договора, избежать обязательных выплат при увольнении по отдельным основаниям, предусмотренным ТК РФ, и т. д.

Другие статьи:  Просрочена осаго на 1 день

Однако в некоторых ситуациях уместно и законно использовать именно гражданско-правовой договор.

Например, ТК РФ предусматривает возможность заключения срочного трудового договора для проведения работ, выходящих за рамки обычной деятельности работодателя (реконструкция, монтажные, пусконаладочные и другие работы) (ч. 1 ст. 59 ТК РФ). Вместе с тем в данной ситуации вполне реально и заключение гражданско-правового договора.

При этом, конечно же, способы выполнения работы и оплаты труда в первом и во втором случаях будут различаться, о чем мы еще скажем ниже. В подобных ситуациях нужно быть крайне осторожным при выборе договора, поскольку ошибки могут привести к значительным «издержкам».

Нам требуется сотрудник на склад. В его обязанности должна входить работа с товарно-материальными ценностями. Кандидат предложил вместо заключения трудового договора оформить с ним гражданский договор. Директор вполне серьезно стал рассматривать такой вариант оформления: проконсультировался с юристом и считает, что организации выгоднее заключить именно договор возмездного оказания услуг, поскольку по гражданскому договору такой «работник» будет нести ответственность за причиненный ущерб в полном размере. Подскажите, так ли это, и чем мы рискуем, заключив с «кладовщиком» гражданский договор?

В первую очередь напомним, что договоры о полной материальной ответственности, т. е. о возмещении работодателю причиненного ущерба в полном размере за недостачу вверенного работникам имущества, могут заключаться только с работниками, достигшими возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающими или использующими денежные, товарные ценности или иное имущество (ст. 244 ТК РФ).

Постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85 утверждены Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества (далее — Перечень должностей и работ), и Перечень работ, при выполнении которых может вводиться полная коллективная (бригадная) материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества.

Если в указанных перечнях отсутствует соответствующая профессия или работа, то заключение с данным работником договора о полной материальной ответственности не допускается. Как известно, в таком случае работодатель может рассчитывать лишь на возмещение вреда в размере среднего заработка работника (ст. 241 ТК РФ), да и то если докажет его вину (по договору о полной материальной ответственности, напротив, работник должен доказать свою невиновность).

Если же заключается договор гражданско-правового характера, то возмещение убытков будет производиться в полном размере, т. е. не только реального ущерба, но и упущенной выгоды (неполученных доходов) (ст. 15 Гражданского кодекса РФ; далее — ГК РФ).

С другой стороны, если работодатель злоупотребляет своим правом и заключает гражданско-правовой договор для того, чтобы избежать предоставления работнику предусмотренных трудовым законодательством прав и социальных гарантий, суд может применить норму ст. 11 ТК РФ. Согласно данному положению, если в судебном порядке будет установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения, к таким отношениям будут применяться положения трудового законодательства. В этом случае окажется, что с работником не был заключен договор о полной материальной ответственности, хотя у работодателя была возможность это сделать, и суд откажет в возмещении реального ущерба в полном объеме.

Аналогичная ситуация стала предметом рассмотрения в суде.

СПК колхоз-племзавод обратился в суд с иском к Б. о возмещении ущерба, причиненного работником при исполнении трудовых обязанностей. Б. работал старшим чабаном в бригаде, с ним был заключен договор подряда, в соответствии с которым Б. принял на себя ответственность за сохранность принятых материальных ценностей, в том числе 819 голов овец. Проведенная проверка выявила у Б. недостачу овец в количестве 109 голов, чем хозяйству был причинен ущерб в размере руб. Согласно договору подряда Б. несет полную материальную ответственность за все материальные ценности, принятые по акту. В случае утраты овец он обязан возместить истцу фактическое поголовье утраченных животных либо выплатить денежную сумму, равную их рыночной стоимости.

На основе анализа трудовых обязанностей Б., характера выплаты ему вознаграждения (в деле имелась справка о его среднемесячном заработке, представленная истцом) суд пришел к выводу, что между сторонами имели место трудовые отношения, основанные на соглашении между работником Б. и работодателем СПК колхозом-племзаводом о личном выполнении работником за плату трудовой функции, подчинении работника правилам внутреннего распорядка при обеспечении работодателем надлежащих условий труда.

В тех случаях, когда судом установлено, что договором гражданско-правового характера фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям применяются положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

В соответствии со ст. 238 и 241 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. За причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднемесячного заработка, если иное не предусмотрено действующим законодательством. Случаи полной материальной ответственности перечислены в ст. 243 ТК РФ. Доказательств того, что согласно перечисленным в этой статье случаям Б. должен нести материальную ответственность в полном размере за причиненный СПК колхозу-племзаводу ущерб, истец не представил.

В суде было установлено, что договор о полной материальной ответственности с Б. за вверенные ему материальные ценности истцом не заключался, хотя в соответствии со ст. 244 ТК РФ запрета для заключения с ним письменного договора о полном возмещении ущерба не было. Более того, работы по выращиванию, откорму, содержанию и разведению сельскохозяйственных и других животных включены в Перечень должностей и работ, при выполнении которых может вводиться полная материальная ответственность за недостачу вверенного работникам имущества.

Суд постановил взыскать с ответчика материальную ответственность в размере его среднего заработка.

ПРИЗНАКИ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА

Важно выделить признаки трудового договора, позволяющие отличать его от смежных гражданско-правовых соглашений. Согласно Определению Конституционного Суда РФ от 19.05.2009 № 597-О-О суды общей юрисдикции, разрешая подобного рода споры и признавая сложившиеся отношения между работодателем и работником либо трудовыми, либо гражданско-правовыми, должны не только исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т. п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в статьях 15 и 56 ТК РФ.

В соответствии со ст. 56 ТК РФ трудовой договор — это соглашение, сторонами которого являются работодатель и работник, связанные взаимными обязанностями.

  • предоставить работнику работу по обусловленной трудовой функции;
  • обеспечить условия труда, предусмотренные трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами и самим трудовым договором;
  • своевременно и в полном размере выплачивать работнику заработную плату.
  • лично выполнять определенную договором трудовую функцию;
  • соблюдать правила внутреннего трудового распорядка, действующие у данного работодателя.

Наибольшую близость к трудовым отношениям имеют те гражданско-правовые отношения, которые складываются в связи с выполнением определенных работ либо оказанием услуг. В качестве примера можно назвать отношения, возникающие из договоров подряда, возмездного оказания услуг. Как и трудовые, эти отношения возникают из договора, заключаемого равноправными сторонами, носят возмездный характер и связаны с трудом.

С другой стороны, основное их содержание составляют имущественные отношения, возникающие по поводу результата труда, тогда как трудовое право регулирует имущественные отношения лишь в качестве элемента трудовых отношений.

Фондом социального страхования РФ было подготовлено письмо от 20.05.1997 № 051/160-97 «О рекомендациях по разграничению трудового договора и смежных гражданско-правовых договоров». Согласно этим рекомендациям главным отличительным признаком трудового договора является зачисление работника по определенной должности или профессии в соответствии со штатным расписанием.

Прием на работу оформляется приказом работодателя, где указывается профессия или должность, размер заработной платы, дата начала работы и т. д., а также вносится запись о работе в трудовую книжку. Однако в ряде случаев работник может быть принят и на нештатную должность. В такой ситуации требуется анализ конкретных условий работы.

Какие условия договора могут свидетельствовать о возникновении между сторонами именно трудовых отношений?

Можно выделить следующие условия трудового договора, отличающие его от договора гражданско-правового характера (договора возмездного оказания услуг).

Условие 1. Прием работника на должность по определенной профессии с указанием квалификации в соответствии со штатным расписанием организации.

Условие 2. Оплата процесса труда, а не его конечного результата в соответствии с установленным должностным окладом работника.

Условие 3. Обеспечение работнику соответствующих условий труда и условий обязательного социального страхования.

Условие 4. Соблюдение работником правил внутреннего трудового распорядка организации.

По этим признакам договоры, заключенные организацией с физическими лицами, могут быть квалифицированы как трудовые.

Основания для признания гражданско-правового договора трудовым

Можно назвать следующие признаки, которые позволят суду в случае спора переквалифицировать гражданско-правовой договор в трудовой.

Признак 1. Характер поручаемой работы.

Участники гражданско-правовых отношений выполняют индивидуально определенное задание, а не трудовую функцию. Так, по договору подряда, с которым в большинстве случаев приходится сталкиваться на практике, подрядчик обязуется выполнить по заданию заказчика обусловленную договором конкретную работу и сдать ее результат.

Д. обратилась в суд с иском к ООО о признании отношений трудовыми, выплате пособия по временной нетрудоспособности, восстановлении на работе и возмещении морального вреда в размере руб., указав, что с 1 апреля 2002 г. работала по договорам подряда, заключаемым между ней и ООО. С указанного периода по 30 сентября 2002 г. договоры заключались нерегулярно. В дальнейшем, с 1 апреля 2003 г. по 18 февраля 2005 г., истица работала ежемесячно. Несмотря на то, что с ней заключались договоры подряда, считает отношения трудовыми, поскольку в течение длительного периода работы выполняла однообразную работу, подчинялась определенному графику работы и внутреннему трудовому распорядку ООО.

В судебном заседании подтвердилось, что истица на протяжении длительного времени (с апреля 2002 г. по март 2005 г.) работала у ответчика в качестве рабочего по озеленению территории по ежемесячно заключаемым с предприятием договорам, что свидетельствует о постоянном характере ее работы.

В договорах подряда, заключенных с Д., не была указана индивидуально-определенная работа, ей вменялось в обязанность выполнять работы по озеленению территории, по благоустройству и ремонту дорог и тротуаров — в зависимости от времени года. При этом схем, в которых бы указывалось, где озеленитель должен работать, в договорах не содержалось.

Д. наравне с работниками, состоящими в штате предприятия, обеспечивалась рабочим инвентарем, средствами индивидуальной защиты, перед приемом на работу она проходила инструктаж по технике безопасности, что не оспаривалось ответчиком в суде.

Судебная коллегия по гражданским делам пришла к выводу о сложившихся трудовых отношениях между истицей и ответчиком.

Наличие именно трудовых отношений может быть подтверждено ссылками на тарифно-квалификационные характеристики работы, должностные инструкции и любым документальным или иным указанием на конкретную профессию, специальность, вид поручаемой работы.

Напротив, для обоснования правомерности заключения гражданско-правового договора работодатель должен представить доказательства, что исполнителю поручалось не выполнение определенной работы, а «заказ» конкретного результата труда (например, оформление клумб по конкретному адресу, формирование кроны деревьев на определенном участке посадок и т. д.). Подтверждением такого «заказа» служат акты выполненных работ, согласно которым исполнитель передает заказчику конкретный результат труда.

Признак 2. Конкретные условия труда.

Для гражданских отношений конкретные условия труда значения не имеют. Участники гражданско-правовых отношений самостоятельно организуют свою деятельность в соответствии с заключенным договором. От них не требуется соблюдения каких-либо правил внутреннего трудового распорядка, а за нарушение своих обязательств они несут не дисциплинарную, а гражданско-правовую ответственность (возмещение убытков).

Характерным признаком трудового договора служит установление для работников четких правил внутреннего трудового распорядка и обеспечение работодателем предусмотренных законодательством условий труда.

К. обратился в судебный участок мирового судьи г. Анадырь с иском о признании договоров возмездного оказания услуг недействительными, установлении наличия трудовых отношений с 1 марта 2005 г., внесении в трудовую книжку записи о работе у ответчика, предоставлении отпуска за отработанный период времени. В обоснование иска К. указал, что в период с 1 марта 2005 г. по 30 июня 2007 г. выполнял обязанности сторожа объектов гаража ООО по договорам возмездного оказания услуг. 31 мая 2007 г. он обратился с заявлением к руководителю ООО о предоставлении ежегодного оплачиваемого отпуска за два года работы. 1 июня 2007 г. в предоставлении отпуска с оплатой проезда ему было отказано по той причине, что он работал не по трудовому договору, а по договорам гражданско-правового характера.

Решением мирового судьи г. Анадырь от 11 июня 2009 г. в удовлетворении исковых требований К. отказано. Апелляционным решением Анадырского городского суда от 10 ноября 2009 г. в удовлетворении исковых требований также отказано.

Президиум суда Чукотского автономного округа вышеназванные судебные решения отменил и удовлетворил требования К. Суд отметил, что согласно п. 1.1 договоров возмездного оказания услуг, заключаемых с истцом в обозначенный выше период, в его обязанности входило следующее:

  • охрана производственных, складских, бытовых помещений гаража ООО в будние дни в ночное время с 18 ч 00 мин до 9 ч 00 мин следующего дня, в выходные и праздничные дни с 9 ч 00 мин до 9 ч 00 мин следующих суток;
  • своевременное оповещение администрации филиала и, в необходимых случаях, соответствующих городских служб о непредвиденных происшествиях, составляющих угрозу системам жизнеобеспечения;
  • поддержание чистоты и порядка в помещениях гаража;
  • уборка прилегающей к гаражу территории.
Другие статьи:  Квартиранты съехали не заплатив есть договор

К. по договорам возмездного оказания услуг выполнял работу в соответствии с графиками дежурств, составленными механиком гаража. В своей работе сторож подчинялся непосредственно заместителю директора или механику гаража.

Как усматривается из материалов дела, режим работы участка сторожевой охраны определен в п. 16 Правил внутреннего трудового распорядка для работников. Начало работы (передача смены) для работников этого участка определено в 9 ч 00 мин согласно графику сменности. При этом для данной категории работников введен суммированный учет рабочего времени.

Из представленных в деле договоров возмездного оказания услуг, заключенных между истцом и ответчиком, следует, что порученную работу по охране производственных, складских, бытовых помещений гаража, принадлежащих ответчику, истец выполнял не произвольно, в удобное для него время, а в строго установленные ответчиком часы.

Таким образом, истец, работая по договорам возмездного оказания услуг, выполнял обязанности сторожа, подчинялся графику работы, установленному работодателем, время начала и окончания работы также определялось работодателем. На этом основании суд пришел к выводу, что фактически имели место не гражданско-правовые, а трудовые отношения.

Особо отметим, что некоторые виды работ вообще не позволяют заключать гражданско-правовой договор вместо трудового в силу того, что требуют постоянного присутствия работника на рабочем месте.

Между сторонами был заключен договор подряда с 13 по 25 мая 2009 г., согласно которому М. принял на себя обязательства по охране объекта. Суд признал возникшие отношения трудовыми на том основании, что М. работает охранником в ООО с 2003 г. вахтовым методом: 15 суток работает, 15 суток отдыхает, во время отдыха уезжает в Республику Мордовия, где постоянно проживает. Вахтовый режим работы означает подчинение работника правилам внутреннего трудового распорядка и свидетельствует о наличии трудовых отношений.

В другом деле суд, напротив, отказался признать факт возникновения трудовых отношений, аргументируя это самостоятельным характером труда исполнителя.

Суд указал, что одним из основных критериев разграничения трудовых и гражданско-правовых отношений служит самостоятельность или несамостоятельность труда. При несамостоятельном труде работником управляет работодатель, который обеспечивает необходимые условия труда, предусмотренные ТК РФ, локальными нормативными актами организации. Работник в таких случаях обязан выполнять трудовую функцию лично, подчиняться принятым у данного работодателя правилам внутреннего трудового распорядка и нести дисциплинарную ответственность за их нарушение.

В рамках гражданско-правовых отношений лицо, являющееся подрядчиком, самостоятельно организует деятельность по выполнению предусмотренной договором подряда работы: определяет условия труда, планирует время, необходимое для выполнения работы, характер и объемы выполненных заданий и др. Лицо, выполняющее работы по гражданско-правовому договору, не обязано подчиняться действующим у заказчика правилам внутреннего трудового распорядка.

В судебном заседании было установлено, что представленными истцом договорами подряда, заключенными с ответчиком, конкретные трудовые функции не определены: по договору от 27.01.2009 истец обязался по заданию заказчика выполнить плотницкие работы; по договору от 11.06.2009 — сборку деревянных конструкций. Выполняемая работа постоянного характера не носила. Имели место лишь разовые работы различного вида в целях выполнения строительных работ по различным объектам, которые исполнитель обязался выполнить в определенный срок. Конкретное рабочее место, на котором бы истец выполнял определенную работу, ни представленными договорами подряда, ни иным соглашением с ответчиком не предусмотрено.

В судебном заседании также установлено, что работы истцом выполнялись самостоятельно: с самостоятельной организацией процесса работы, условий труда, планирования времени. Судом установлено, что режим рабочего времени (начало и окончание рабочего дня, обеденный перерыв) истцом определялся самостоятельно. Правила внутреннего распорядка, которые бы определяли режим работы истца, у ответчика отсутствовали. Со стороны ответчика имело место лишь указание на объект, на котором должны быть выполнены работы, и принятие результата работ на этом объекте после его сдачи истцом.

Судом не установлено, что договорами гражданско-правового характера, заключенными между истцом и ответчиком, регулировались трудовые отношения как между работником и работодателем, поэтому к таким отношениям не должны применяться положения трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. Нарушений в действиях ответчика суд не обнаружил.

Признак 3. Порядок и форма оплаты труда.

По гражданско-правовым договорам цена выполненной работы (услуги), порядок ее оплаты определяются, как правило, по соглашению сторон и устанавливаются непосредственно в договоре, а выдача вознаграждения производится обычно после окончания работы. Допускаемая гражданским законодательством выдача аванса не изменяет характера таких договоров, так как окончательная оплата всегда производится после сдачи результатов труда заказчику, а выданный аванс может быть возвращен при определенных условиях.

Обратите внимание! С 1 января 2013 г. МРОТ составляет 5205 руб. в месяц

Кроме того, законодатель не ограничивает минимальный размер вознаграждения по гражданско-правовому договору, который может и не достигать минимального размера оплаты труда (МРОТ).

Оплата же труда работника, работающего по трудовому договору, производится в порядке, установленном законом, т. е. не реже двух раз в месяц (ст. 136 ТК РФ), и не может быть меньше МРОТ, предусмотренного федеральным законом (ч. 1 ст. 133 ТК РФ).

Ш. обратилась в суд с иском к ЗАО о признании правоотношений трудовыми, внесении в трудовую книжку записи о приеме на работу, указав, что в августе 2008 г. она по объявлению о приеме на работу пришла в представительство ООО, где ей предложили работу в качестве специалиста по оформлению страховых полисов. Представители ответчика забрали у нее трудовую книжку и допустили к работе. Ей сказали, что оформление на работу будет произведено после окончания срока испытания. По истечении трех месяцев ей сообщили, что она принята на работу, но так ничего и не оформили. В декабре 2008 г. выяснилось, что она оформлена курьером по договору возмездного оказания услуг.

Суд признал, что гражданско-правовые договоры возмездного оказания услуг, заключенные между ЗАО и Ш., носили формальный характер, фактически между сторонами возникли трудовые правоотношения, к которым применяются нормы трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права. В обоснование такого вывода, помимо прочего, суд указал, что оплата труда истице производилась два раза в месяц (10-го и 25-го числа каждого месяца), акты об оказании услуг стороны не составляли и не подписывали, что свидетельствует о наличии трудовых отношений между истицей и ответчиком.

Таким образом, в тех случаях, когда оплата производится за фактически отработанное время, а не по результатам выполнения работ, есть основания полагать, что между сторонами сложились трудовые отношения. Приведем еще один пример из судебной практики.

Г. обратился в суд с иском к ООО о признании отношений трудовыми и взыскании заработной платы. Исковые требования мотивированы тем, что 1 июня 2010 г. между ним и ответчиком заключен договор на срок с 1 июня 2010 г. по 31 августа 2010 г., согласно которому он обязался предоставлять ответчику услуги по оказанию немедленной помощи людям, терпящим бедствие на воде.

Судом было установлено, что заказчик должен был оплачивать подрядчику за выполнение услуги денежную сумму из расчета руб. за 1 час работы на основании актов выполненных работ; за качественно выполненную работу — дополнительное вознаграждение в размере 100 % от указанной суммы; за спасение утопающего — руб.; за предотвращение несчастного случая — руб. Денежные суммы подлежали выплате подрядчику за вычетом 13 % (НДФЛ) в течение пяти дней после подписания сторонами акта выполненных работ. Исходя из этого, суд признал вознаграждение по договору заработной платой и установил факт возникновения трудовых отношений.

Признак 4. Обязательное социальное страхование.

Принятие работодателем обязанности по обеспечению социального страхования работника косвенно свидетельствует о фактически сложившихся трудовых отношениях.

Гражданско-правовой договор не должен содержать условия об обеспечении социального страхования работника, иначе он может быть переквалифицирован в трудовой договор.

5 мая 2008 г. между ООО и Г. был заключен агентский договор, согласно которому ООО поручил, а Г. взял на себя обязательство совершать от имени и за счет ответчика фактические действия, выражающиеся в получении к реализации товарно-материальных ценностей со складов и передачи их в определенные торговые точки, а ООО — выплачивать агентское вознаграждение.

Рассматривая данное дело, суд отметил, что отличие гражданско-правовых договоров, предметом которых является выполнение работ (оказание услуг), от трудовых заключается и в том, что по договорам гражданско- правового характера одна сторона выполняет определенные в договоре виды работ или услуг (вне зависимости от квалификации или специальности, должности, без подчинения внутреннему распорядку организации и т. д.) для другой стороны (сторон) и не обеспечивается при этом различными видами пособий, предоставляемых работодателями наемным работникам, работающим на условиях трудовых договоров (оплата отпусков, больничных и т. д.).

Между тем из страхового медицинского полиса к договору обязательного страхования граждан, заключенному между ООО и ЗАО «Капитал Медицинское страхование», следует, что Г. имеет право получать медицинскую помощь по договору обязательного медицинского страхования граждан от 28.12.2007 на период действия договора в соответствии с программой обязательного медицинского страхования. Согласно ответу ЗАО «Капитал Медицинское страхование» от 14.04.2010 полис обязательного медицинского страхования на имя Г. выдан на основании представленного реестра застрахованных ООО.

Проанализировав все обстоятельства дела, суд пришел к выводу о фактическом возникновении трудовых отношений.

Выделенные нами признаки следует применять в совокупности, это позволит провести разграничение указанных договоров даже в сложных ситуациях.

Обратите внимание: нередко причины переквалификации гражданско-правового договора в трудовой могут быть и чисто формальные, т. е. текстуальные ошибки, например использование терминологии, характерной для трудового договора и трудовых отношений (рабочее время, работник, материальная ответственность и т. п.).

Для разработки интернет-сайта наша организация заключает договор подряда с физическим лицом. Подскажите, что нужно учесть при составлении такого договора, чтобы в случае возникновения спора его не признали трудовым?

Чтобы свести к минимуму риск признания гражданских отношений трудовыми, при составлении договора подряда следует учитывать следующие моменты.

1. Сторонами договора подряда являются «заказчик» и «исполнитель», а не «работодатель» и «работник».

2. Предмет договора — результат труда. Процесс труда в таком договоре не важен и не должен регламентироваться.

3. В качестве оплаты по договору определяется цена подлежащей выполнению работы. В договоре подряда может быть предусмотрена предварительная оплата выполненной работы или ее отдельных этапов. В случае отсутствия данного условия в договоре оплата производится заказчиком после окончательной сдачи результатов работы.

4. В договоре определяется срок выполнения работы.

5. Результат работы оформляется актом выполненных работ.

Помните, что в гражданско-правовом договоре не допускается привязка к каким-либо локальным нормативным актам организации, например правилам внутреннего трудового распорядка. Продолжительность работы подрядчика над созданием сайта для вашей компании не фиксируется в табеле учета рабочего времени. Не следует «привязывать» выплату вознаграждения за выполненную работу к дням выплаты заработной платы в организации.

Включение в гражданско-правовой договор, связанный с использованием результатов трудовой деятельности, условий, характерных для трудового договора, может послужить причиной переквалификации такого договора в трудовой.

Л., К. и П. — каменщики. В октябре 2009 г. они обратились в ООО с целью трудоустройства. C каждым из них был заключен договор подряда, после чего они были допущены к работе на объектах ООО.

Рассматривая данное дело, суд пришел к выводу, что договоры подряда, которые были заключены с истцами, содержат условия, характерные для трудовых договоров: в них содержатся сроки действия договора (п. 2), трудовая функция и условия оплаты труда (п. 3) (ст. 57 ТК РФ). При этом договор содержит условия о подчинении правилам внутреннего трудового распорядка и санкции за его неисполнение (п. 17), что характерно именно для трудовых отношений (ст. 15 и 21 ТК РФ). При таких обстоятельствах суд указал, что сложившиеся между сторонами отношения носят характер трудовых правоотношений и к возникшему спору должны быть применены положения ТК РФ.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА НЕЗАКОННУЮ ПОДМЕНУ

Весьма интересным представляется вопрос о квалификации незаконной подмены трудового договора договором гражданско-правового характера. С позиции трудового и административного законодательства можно говорить о факте нарушения ст. 11 ТК РФ. Указанной нормой предусматриваются и последствия такого нарушения — применение к сложившимся отношениям положений трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права.

Еще раз напомним, что согласно ст. 11 ТК РФ решение о применении к возникшим отношениям трудового законодательства может принять только суд.

Несколько иная картина складывается в сфере налогообложения и осуществления налогового контроля. При налоговой проверке уполномоченные органы, как правило, самостоятельно переквалифицируют гражданско-правовой договор в трудовой и доначисляют взносы в части ФСС России. Возникает вопрос о правомерности такой переквалификации. В судебной практике этот воп