Судебная практика 44-фз госзакупки

Решения ФАС по 44-ФЗ — судебная практика

Действия и решения ФАС России по проверке применения закона № 44-ФЗ

Можно выделить 2 группы решений ФАС:

  1. Решения, принимаемые на основании жалоб, поступивших в порядке, предусмотренном гл. 6 закона «О контрактной системе…» от 05.04.2013 № 44-ФЗ (далее — закон № 44-ФЗ). При этом антимонопольный орган может одновременно:
    • вынести предписание об устранении нарушения;
    • возбудить дело об административном правонарушении.

Как правило, жалобы подают участники закупки, интересы которых были нарушены.

Жалоба может быть подана одновременно по 2 закупкам (см. постановление 9-го ААС от 11.03.2016 № 09АП-3899/2016).

О сроках обжалования решений и требованиях к оформлению жалобы можно подробнее прочитать в статье «Составляем жалобу в ФАС — образец».

В случае нарушения срока подачи жалобы она возвращается без рассмотрения. Неправомерный возврат жалобы может быть обжалован в судебном порядке (см. постановление АС ВСО от 09.03.2016 по делу № А19-10283/2015).

Решения о включении сведений о контрагенте, уклонившемся от заключения контракта или нарушившем контракт, в реестр недобросовестных поставщиков (ч. 2 ст. 104 закона № 44-ФЗ).

Данное решение вправе обжаловать поставщик (см. Постановление 20-го ААС от 14.11.2014 по делу № А54-2314/201) . Заказчик же имеет право обжаловать отказ ФАС России включить сведения об участниках закупки в такой реестр (п. 42 Обзора ВС РФ от 28.06.2017).

Практика по организационному этапу закупки

Основные виды нарушений, по которым принимаются решения и выдаются предписания на этом этапе, можно сгруппировать следующим образом:

  • Нарушение требований к закупочной документации (описанию предмета, условиям проекта договора и др.). Например, постановлением АС ЗСО от 22.03.2016 по делу № А46-5839/2015 признано незаконным решение ФАС по всем 3 указанным в нем несоответствиям закупочной документации.
  • Нарушение правил установления требований к участникам закупки. Например, необоснованное требование о наличии лицензии или неуказание требования о ее наличии.
  • Неопределенность нестоимостных критериев, ограничивающая число участников закупки (об этом идет речь в постановлении АС ПО от 02.02.2016 № Ф06-4967/2015).
  • Несвоевременное размещение информации о закупке.

Практика по последующим этапам

На этапе отбора заявок и подведения итогов в судебной практике ФАС по проверке решений известны такие наиболее распространенные примеры:

  • необоснованное отклонение заявки или необоснованный допуск (подобная претензия антимонопольного органа была отклонена постановлением АС УО от 23.05.2016 № Ф09-4479/16, о необоснованном допуске говорится в постановлении АС СКО от 18.05.2016 № Ф08-2930/2016);
  • нарушения при оценке соответствия заявок установленным критериям, выявление которых иногда представляет сложность (см. постановление АС СЗО от 24.05.2016 № Ф07-3500/2016);
  • неполнота протокола конкурсной или аукционной комиссии.

На последующих этапах возможно уклонение победителя от заключения договора (см. постановление АС МО от 18.01.2016 по делу № А40-21126/15).

Некоторые особенности практики ФАС по 44-ФЗ

Отметим некоторые особенности, которые имеют решения ФАС по 44-ФЗ:

  • при проведении внеплановой проверки, проведенной по жалобе заинтересованного лица ФАС может обнаружить нарушение, на которое не ссылается заявитель жалобы, и вынести решение и предписание на основании этого найденного нарушения (см. постановление АС ПО от 18.03.2016 по делу № А65-14159/2015);
  • при вынесении решения ФАС должна оценивать не только правомерность действий, но и перспективы выполнения решения с точки зрения целесообразности, чтобы выполнение решения не могло привести к нарушению публичных интересов (см. определение ВС РФ № 309-ЭС16-11318 от 26.09.2016 по делу № А76-17272/2014).

Таким образом, ФАС России формирует самостоятельную практику по проверке соблюдения закона № 44-ФЗ. При обжаловании в суде решения антимонопольных органов проходят независимую судебную проверку, результатом которой может быть признание решения недействительным ввиду его незаконности или необоснованности.

Верховный суд обобщил практику по спорам о госзакупках по 44-ФЗ

Верховный суд опубликовал 73-страничный обзор практики рассмотрения дел, связанных с законодательством о контрактной системе в сфере закупок для государственных и муниципальных нужд. «Право.ru» обращает внимание на ключевые моменты обзора.

Если заказчик указывает в документации аукциона особые характеристики товара, которые отвечают его потребностям и необходимы с учетом специфики использования предмета закупки, это нельзя трактовать как ограничение круга ее потенциальных участников.

В качестве примера ВС приводит следующее дело: медучреждение, выступающее заказчиком, оспаривало в арбитраже решение и предписание ФАС, которая признала его нарушившим ч. 2 ст. 33 закона о контрактной системе (правила описания объекта закупки). В документации тендера на закупку медикаментов было указано, что лекарство непременно должно поставляться во флаконах или эквивалентной упаковке, позволяющей обеспечить ее герметичность после вскрытия. Антимонопольщики потребовали отменить протоколы рассмотрения заявки на участие в аукционе и поправить документацию, исключив из нее требования к первичной упаковке.

Суд первой инстанции признал решение ФАС незаконным, посчитав, что требования заказчика закона о контрактной системе не нарушают. В ч. 1 и 2 ст. 33 сказано, что заказчики при описании объекта закупки должны определить требования к нему так, чтобы, «с одной стороны, повысить шансы на приобретение товара именно с теми характеристиками, которые им необходимы, соответствуют их потребностям, а с другой стороны, необоснованно не ограничить количество участников закупки», указывает ВС.

Указание на необходимость поставки лекарства в герметичной упаковке было обусловлено спецификой его назначения и способа применения: препарат в ампуле после того, как ее вскроют, нельзя будет хранить, чтобы воспользоваться им еще раз, флакон же решит это проблему. Это приведет к экономичному использованию лекарства и обеспечит соблюдение принципа эффективного использования источников финансирования. Вместе с этим будет соблюдаться и принцип конкуренции, поскольку иных ограничений, например, по количеству действующего вещества или дозировке в документации не было.

Возможное сужение круга участников закупки с одновременным повышением эффективности использования финансирования (обеспечением его экономии), исходя из положений п. 1 ст. 1 закона о контрактной системе, не может само по себе рассматриваться в качестве нарушения требований закона о защите конкуренции.

Да и то, что круг участников закупки сузился, антимонопольщики не доказали: в госреестре зарегистрированы два производителя, которые выпускают нужное лекарство во флаконах, и все семь участников закупки были готовы поставить препарат от обоих.

А вот включение в документацию требований, которые указывают на конкретного производителя товара, в отсутствие специфики его использования, нарушает ст. 33 закона о контрактной системе.

Другой заказчик, который тоже закупал медикаменты, указал в документах такие требования к форме таблетки, способу ее деления и фасовке, которым соответствовал только препарат одного конкретного производителя. Один из участников тендера подал жалобу в ФАС, но ведомство признало ее необоснованной, и тот отправился в суд. Первая инстанция и апелляция согласились с антимонопольщиками, а арбитражный суд округа – нет.

Он указал, что заказчик включил в аукционную документацию такие требования (лекарственная форма, дозировка, форма выпуска), которые «не относятся к фармакологическим свойствам лекарственного препарата, никак не связаны с терапевтической эффективностью и не обусловлены спецификой назначения и применения закупаемого препарата», зато прямо указывают на его единственного производителя.

При этом доказательств того, что любой из участников закупки мог обеспечить поставку именно этого препарата, не было. Поэтому суд вполне обоснованно сделал вывод о том, что заказчик нарушил правила размещения документации, что «привело к созданию необоснованных препятствий для участников спорной закупки, повлекших сокращение их количества, что является признаком ограничения конкуренции».

Если закон запрещает проводить госзакупку товаров, происходящих из иностранных государств, то участники аукциона должны приложить к заявке документы, подтверждающие страну происхождения товара, который они предлагают.

Заказчик отклонил заявку участника тендера, потому что в документах к ней не было подтверждения, что товар производится в России, хотя в аукционной документации такое требование имелось. Несмотря на это, ФАС решила, что заказчик нарушил ч. 7 ст. 69 закона о контрактной системе, то есть приняла решение об отклонении заявки по основаниям, не предусмотренным ч. 6 все той же ст. 69, и предписала устранить нарушения. Заказчик вместо этого пошел в суд, требуя признать решение и предписание антимонопольщиков недействительными.

Первая инстанция и апелляция требования удовлетворили, указав, что затребованная заказчиком декларация «не является допустимым доказательством, позволяющим идентифицировать товар как происходящий с территории определенного географического объекта», а иные документы, позволяющие определить страну происхождения предложенных к поставке товаров в заявке не значились. Арбитражный суд округа акты нижестоящих инстанций отменил, указав, что в силу п. 3 ч. 5 ст. 66 закона о контрактной системе заказчик не вправе в момент подачи заявок требовать документов о стране-производителе, которые по закону передаются уже вместе с товаром, да и нормами п. 2 ст. 456 ГК (обязанности продавца по передаче товара) такая обязанность не предусмотрена.

В результате дело попало в ВС, где экономколлегия отменила постановление кассации, оставив в силе решение суда первой инстанции и постановление апелляции. Судьи напомнили о постановлении правительства № 1224 «Об установлении запрета и ограничений на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» от 24 декабря 2013 года и постановлении № 9 «Об установлении запрета на допуск товаров, происходящих из иностранных государств, работ (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок товаров, работ (услуг) для нужд обороны страны и безопасности государства» от 14 января 2017 года. Оба они не допускают закупку иностранных товаров и услуг для нужд обороны и безопасности, за исключением случаев, когда в России они не производятся в принципе или не соответствуют требованиям заказчика. ВС указал, что заказчику товар был необходим именно для таких нужд, а значит, он имел право требовать документы, удостоверяющие страну происхождения. Но запрашивать ему стоило не декларацию, а, например, сертификат о происхождении товара, выдаваемый по правилам определения страны происхождения товаров в СНГ от 20 ноября 2009 года.

Стороны не могут допсоглашением изменять сроки выполнения работ по государственному (муниципальному) контракту, если иное не прописано в законе и заключенном в соответствии с ним контракте.

Муниципалитет и застройщик заключили договор на строительство многоквартирного жилого дома, который должны были сдать до 1 ноября 2013 года. Позже выяснилось, что достроить его вовремя строительная компания не может, и стороны подписали дополнительное соглашение, которым откладывался ввод многоэтажки в эксплуатацию до 31 августа 2014 года. Прокурор посчитал, что оно противоречит закону о контрактной системе, и обратился в суд, требуя признать соглашение недействительным.

Первая инстанция и апелляция отказали в иске, посчитав, что если сдать объект вовремя невозможно по объективным обстоятельствам, стороны могут изменить сроки допсоглашением. АС округа акты предыдущих инстанций отменил, сославшись на п. 2 ст. 34 закона о контрактной системе, где говорится что при заключении и исполнении контракта его условия должны оставаться неизменными за редкими исключениями (перечислены в п. 1 ст. 95 все того же закона). А временной невозможности исполнения обязательств, на которую ссылался застройщик, в этом перечне нет.

Суд счел, что проведение аукциона на одних условиях, а после фактическое их изменение (продление срока) для победителя «ограничило конкуренцию между участниками размещения заказа, что могло повлиять на цену контрактов».

Стороны государственного (муниципального) контракта не вправе заключать допсоглашение, предусматривающее увеличение цены контракта более чем на 10%. Такое условие допсоглашения является ничтожным, если иное не следует из закона.

Администрация муниципалитета по итогам конкурса заключила контракт с организацией на поставку оборудования. В ходе его исполнения выяснилось, что нужно закупить дополнительные единицы товара. По предложению заказчика стороны заключили допсоглашение, предусматривающее в том числе условие об увеличении цены контракта на сумму более 20%. Однако после поставки товара в новом объеме заказчик отказался оплачивать стоимость дополнительного оборудования, поэтому поставщик обратился с иском в суд. Первая инстанция и апелляция полностью удовлетворили исковые требования. Суды указали, что документация о закупке предусматривала возможность изменения условий контракта, при этом поставщик доказал факт заключения допсоглашения с заказчиком и то, что последний принял товар.

АС округа отменил акты нижестоящих инстанций и удовлетворил требования поставщика частично: в размере, соответствующем 10% от цены контракта. Согласно п. 1 ст. 95 закона о контрактной системе изменение существенных условий государственного (муниципального) контракта возможно лишь при одновременном соблюдении двух условий: 1) такая возможность предусмотрена в документации о закупке и контракте, 2) если по предложению заказчика увеличивается количество товара с последующим пропорциональным увеличением цены, но не более чем на 10% от цены контракта. Таким образом, закон предусматривает ограничения для изменения цены контракта. Эти ограничения касаются как поставщика, так и заказчика, и объясняются тем, что заключению контракта предшествует выбор поставщика на торгах, при проведении которых участники предлагают условия поставки заранее, и победитель определяется исходя из предложенных им условий. В документации о закупке и контракте, заключенном сторонами, предусмотрена возможность его изменения по соглашению сторон. Вместе с тем условие допсоглашения, согласно которому цена контракта увеличивается более чем 10%, является ничтожным, поскольку противоречит закону и при этом посягает на публичные интересы и права третьих лиц – других участников закупки.

Поставка товаров, выполнение работ или оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в отсутствие контракта не дает исполнителю право требовать их оплаты.

Компания на основании доверенностей, выданных администрацией муниципального образования, представляла ее интересы в суде. При этом договор стороны не заключали. Сославшись на то, что администрация не оплатила услуги, фирма обратилась в суд с иском о взыскании с нее неосновательного обогащения. Первая инстанция удовлетворила исковые требования. Она исходила из того, что администрация получила услуги от компании, а следовательно, должна их оплатить. Апелляция отменила это решение и отказала в удовлетворении иска, с ней в дальнейшем согласилась кассация.

Дело дошло до ВС. Оказывая услуги без муниципального контракта, заключение которого является обязательным в соответствии с нормами закона о контрактной системе, фирма не могла не знать, что работы выполняются ей в отсутствие обязательств, указал ВС. Следовательно, в силу п. 4 ст. 1109 ГК она не вправе взыскивать с администрации плату за фактически оказанные услуги. Другой подход допускал бы поставку товаров, выполнение работ и оказание услуг для государственных или муниципальных нужд в обход норм закона о контрактной системе. В итоге ВС оставил постановление суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа без изменения.

При этом нельзя отказывать в удовлетворении иска об оплате услуг, оказанных в отсутствие госконтракта или с превышением его максимальной цены, в случаях, когда из закона следует, что их оказание является обязательным для исполнителя вне зависимости от его волеизъявления.

Государственное медицинское учреждение заключило с частной медорганизацией договор по оказанию специализированной медпомощи пациентам. Когда срок договора истек, стороны по итогам открытого аукциона заключили новый госконтракт на оказание медуслуг. Однако исполнитель указал, что оказывал помощь пациентам, направляемым заказчиком, также в период между истечением первого договора и заключением второго. Задолженность компания решила взыскивать через суд. Первая инстанция и апелляция отказались удовлетворить ее иск, указав, что услуги оказывались в спорный период в отсутствие госконтракта.

Однако кассация отменила вынесенные ими акты. Гемодиализ (метод заместительной почечной терапии) оказывается пациентам с хронической болезнью почек, то есть является жизненно важной процедурой, которую нельзя прерывать. Поэтому медорганизация была не вправе отказать в оказании жизненно необходимой медпомощи из-за превышения объема финансирования для оплаты оказанных медуслуг. Кроме того, лечебная организация в силу закона «Об обязательном медицинском страховании в РФ» не вправе отказать в медпомощи обратившимся застрахованным гражданам.

Довод заказчика о том, что исполнитель должен был перенаправить пациентов в лечебное учреждение заказчика для продолжения лечения, кассация отклонила как не основанный на положениях законодательства РФ. При этом бездействие заказчика, а именно непроведение им конкурса и незаключение госконтракта в необходимый для бесперебойного оказания медпомощи срок, в таких случаях не может служить основанием для прекращения или приостановления выполнения государственно и социально значимых функций, заключила кассация.

Собственник помещения в здании обязан оплачивать расходы по содержанию и ремонту общего имущества в силу закона. Эта обязанность не обусловлена наличием договорных отношений и заключением государственного (муниципального) контракта.

Управляющая компания обратилась в суд с иском к муниципалитету, которому принадлежит помещение в многоквартирном доме. УК потребовала взыскать с собственника задолженность за услуги по содержанию и ремонту общего имущества. Первая инстанция и апелляция отказали в удовлетворении иска, указав, что договорные отношения с муниципалитетом возможны только на основании заключенного муниципального контракта. Однако стороны его не заключали.

Кассация отменила акты нижестоящих инстанций. Арбитражный суд округа пришел к выводу, что обязательство собственника нежилых помещений по оплате расходов на содержание и ремонту общего имущества возникает в силу закона и не обусловлено наличием договорных взаимоотношений с УК. Последняя также в силу закона обязана оказывать услуги по содержанию общедомового имущества в многоквартирном доме, и она не могла отказаться от этих обязательств даже при отсутствии контракта с муниципалитетом. А тот факт, что он не заключил соответствующий контракт, не освобождает его от внесения платы за содержание общедомового имущества.

Судебная практика

Безосновательные попытки с помощью встречного иска сэкономить на оплате исполненного госконтракта обречены на провал
Какие бы изощренные способы уклониться от оплаты исполненного госконтракта ни предпринимал заказчик, если им подписаны акты приема-передачи работ, вряд ли он сумеет добиться желаемого. Конечно, как говорится, попытка не пытка, но по представленному ниже примеру из судебной практики становится понятно, что, не имея железобетонных аргументов, подкрепленных соответствующими документами, шансы убедить суд в своей правоте равны нулю.

Игнорируя сроки, определенные законом, надеяться на решение суда в свою пользу опрометчиво
Cтав победителем конкурсной процедуры, не стоит долго почивать на лаврах, а необходимо во избежание неблагоприятных последствий очень оперативно и грамотно взаимодействовать с заказчиком, а также неукоснительно соблюдать условия контракта. Если же пренебрежительно относиться к своим обязательствам и закону, то результат может оказаться плачевным и никакие попытки исправить ситуацию уже не помогут.

Крайне неоднозначные ситуации в спорах заказчиков и поставщиков дошли до верховного суда.
В числе многочисленных судебных разбирательств, связанных с ненадлежащим исполнением контрактов (договоров), помимо довольно очевидных случаев, встречаются и такие, где очень трудно встать на чью-то сторону: восстановление справедливости в отношении одного из контрагентов выглядит явной несправедливостью в отношении другого. Мы приведем примеры двух подобных дел, дошедших до Верховного Суда РФ, причем в одном из них высшая судебная инстанция поддержала поставщика, а в другой – заказчика. При всей непохожести этих дел в них есть одно общее: необходимость четко прописывать в контрактах (договорах) все условия и соблюдать эти условия. Именно так принято действовать в правовом государстве.

Суды указали объем полномочий ФАС в закупках по 223-ФЗ.
Многолетний спор о границах полномочий Федеральной антимонопольной службы – ФАС при рассмотрении жалоб на закупки отдельных видов юридических лиц, похоже, близится к своему завершению. Первая судебная практика применения ч. 13 ст. 3 Закона № 223-ФЗ указала на однозначное толкование правовых норм: в ходе рассмотрения жалобы комиссией ФАС могут рассматриваться только доводы, изложенные в ней, и никакие больше. Вместе с тем необходимо отметить, что с началом текущего года объем полномочий ФАС в сфере обжалования корпоративных закупок существенно вырос. Сложившуюся ситуацию можно трактовать как определенный компромисс между противоположными позициями антимонопольного ведомства и заказчиков по 223-ФЗ, позволяющий принимать решения, строго исходя из буквы закона.

Верховный Суд систематизировал практику разрешения споров по 223-ФЗ.
Верховный Суд РФ подготовил и опубликовал обзор судебной практики по вопросам применения Закона № 223-ФЗ о закупках отдельных видов юридических лиц. В него вошли примеры решений арбитражных судов по делам, связанным с информационным обеспечением закупок, реализацией принципов закупочной деятельности, контрольными полномочиями Федеральной антимонопольной службы – ФАС и рядом других вопросов. Отметим, что с учетом рамочного характера 223-ФЗ и отсутствия в нем ряда специальных норм, имеющихся в контрактной системе госзаказа, суды нередко руководствовались положениями Гражданского кодекса РФ и Закона № 135-ФЗ о защите конкуренции. Приведенные в обзоре примеры судебных решений следует рассматривать как правовые позиции Верховного Суда, выработанные с целью обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, связанных с закупками по 223-ФЗ. Несколько таких примеров будет рассмотрено ниже.

Несколько примеров из практики арбитражного суда.
К числу основных причин судебных разбирательств в сфере госзаказа относятся споры о расторжении контрактов по инициативе заказчика и о начислении неустоек поставщику. Мы кратко опишем несколько подобных дел, рассмотренных Арбитражным судом города Москвы – АСГМ в марте-апреле текущего года. Отметим, что принципиальное значение для исхода разбирательства имеет точное соблюдение обеими сторонами всех положений, прописанных в контракте. Если заказчик сам нарушает условия контракта, то его шансы добиться расторжения или выплаты неустоек сильно снижаются.

Как показывает практика рассмотрения споров о закупках в Арбитражном суде города Москвы, суд не намерен мириться со злоупотреблениями заказчиков и поставщиков, ведущими к ограничению конкуренции. А победители торгов и исполнители контрактов, не выполнившие своих обязательств, имеют мало шансов на судебное обжалование решений Федеральной антимонопольной службы – ФАС об их включении в Реестр недобросовестных поставщиков – РНП. Отметим также, что недавно участниками судебного разбирательства о тендерной процедуре стали два крупнейших российских банка.

Начальник управления контроля размещения госзаказа Федеральной антимонопольной службы – ФАС Артем Лобов представил обзор решений арбитражных судов, принятых минувшей зимой по искам к антимонопольному ведомству. Они были связаны с четырьмя строительными госзаказами, а также с поставкой оборудования в рамках Закона № 223-ФЗ.

При наличии веских оснований и юридически грамотном подходе любой участник госзакупок вправе рассчитывать на принятие Арбитражным судом решения в свою пользу. Главное – аргументированно и своевременно изложить претензии, как в двух рассматриваемых ниже случаях из судебной практики.

Судебная практика по 44-ФЗ о контрактной системе

Рассмотрим в статье судебную практику по 44-ФЗ по госзакупкам, в частности, по штрафам, экспертизе по 44-ФЗ и по дроблению закупок.

Судебная практика по госзакупкам 44-ФЗ — это решения судов по тематике госзаказа. Они используются как при доказывании своей позиции во время судебных споров заказчиков с поставщиками, так и при решении сложных вопросов во время проведения закупки и исполнения контракта. Изучать актуальную судебную практику по закону 44-ФЗ полезно: это помогает не допускать ошибок, за которые можно получить штраф.

Для получения полного доступа к порталу ПРО-ГОСЗАКАЗ.РУ, пожалуйста, зарегистрируйтесь. Это займет не больше минуты. Выберите социальную сеть для быстрой авторизации на портале:

Судебная практика по госзакупкам 44-ФЗ

Судебную практику по 44-ФЗ лучше всего смотреть в двух основных источниках: в обзорах, которые периодически готовит Верховный суд РФ, и на сайте с решениями арбитражных судов. На этом портале доступен поиск по следующим критериям:

  • ключевым словам;
  • виду спора;
  • участникам дела;
  • наименованию суда;
  • номеру дела;
  • дате разбирательства.

Наиболее предпочтительным вариантом при изучении правоприменительной практики являются выводы Верховного Суда (ВС) России. Правовым позициям, сформулированным ВС как наивысшей инстанцией по гражданским и имущественным делам следует придерживаться судам всех остальных звеньев судебной системы РФ.

Выделим четыре основных момента, привлекающих внимание при судебном разбирательстве:

1. Проблема соотношения норм Закона 44-ФЗ с нормами Гражданского кодекса (ГК) РФ. Примечательно, что позиция ВС РФ по этой проблеме поддерживает мнения большинства судей: если положения ГК РФ и Закона 44-ФЗ противоречат друг другу, то применяется принцип, известный из римского права «Lex specialis derogat lex generalis» (Специальный закон имеет приоритет над общим). Верховный Суд уточнял, что нормы Закона 44-ФЗ применяются во взаимосвязи с положениями Гражданского кодекса. Если отсутствуют подходящие специальные нормы Закона о контрактной системе, то в таком случае применяются положения ГК. Таким образом, иерархия выстраивается сверху вниз от Закона 44-ФЗ к ГК РФ.

Изменения 2018 года в закупках и обзоры судебной практики по 44-ФЗ и 223-ФЗ

Роман Семенов, заместитель начальника Управления контроля размещения государственного заказа ФАС России

Роман рассказывает об изменениях 2018 года, анализирует и приводит примеры судебной практики – для заказчиков по 44-ФЗ и 223-ФЗ. Обзор поможет исключить ошибки и избежать штрафов.

2. Верховный Суд не обошел стороной проблему установления заказчиком требований к приобретаемым товарам: поскольку одной из целей Закона 44-ФЗ было развитие свободной конкуренции в сфере закупок, требования не должны ущемлять права участников торгов, конкурсов или аукционов на равное положение в конкурентной борьбе. Заказчик должен привести обоснованные доводы к тому, почему он выставил именно такие требования.

К примеру, если заказчик укажет в числе ключевых требований новую версию операционной системы компьютера и обоснует ее необходимость обыкновенной новизной версии, этого может быть недостаточно. А вот объяснение такого требования через то, что программы, используемые в организации, не поддерживают прежние версии операционной версии, может стать достаточным для заявления такого требования.

3. Насущной проблемой для заказчика является составление документации к закупке расходных материалов к техническим средствам (таким как картриджи к принтерам или фильтры к кондиционерам). Четкой правовой позиции по этому вопросу в обзорах ВС РФ не вынесено, однако, как становится понятно из отдельных кассационных жалоб, Федеральная антимонопольная служба (ФАС) может встать на сторону участника закупок, которого не допустили к аукциону или конкурсу из-за формального несоответствия требованиям, которое ни коим образом не влияет на характеристики приобретаемой продукции (как, например, несоответствие наименованию товара). Судебные инстанции поддерживают такой подход ФАС. (см. определение ВС РФ от 24 июля 2018 г. N 310-КГ18-10323).

4. Немало головной боли приносит антимонопольному органу и судам случаи, которые напоминают картельный сговор. Картелем именуют соглашения (в устной или письменной формах) между хозяйствующими субъектами, конкурирующими друг с другом, которые могут привести к:

  • поддержанию цен или тарифов на рынке на выгодном им уровне или изменению цен на торгах;
  • дележу отраслевого рынка по территориальному или иным признакам;
  • отказу от заключения контрактов с конкретными участниками рынка и т.д.

Обзоры судебной практики по 44-ФЗ

Верховный суд периодически готовит обзоры судебной практики по отдельным законам и даже конкретным статьям. Касаемо госзаказа, приведем в пример Обзор, утвержденный Президиумом Верховного Суда РФ 28.06.2017.

Также существуют тематические обзоры. Например, Обзор судебной практики по делам, связанным с наличием между заказчиком и участником конфликта интересов. Напомним, что под ним понимают родство между должностными лицами заказчика и работниками компании-участника, которое может повлиять на исход закупки. Этот обзор был утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 28.09.2016 г. и собрал в себя 10 дел, объединенных одной темой.

Картельный сговор

При проведении электронных аукционов обнаруживается наиболее распространенная ситуация, при которой выявляется картельный сговор. Стратегии недобросовестных участников отличаются в деталях, в целом они схожи между собой: 2 из участников сговора в течение короткого промежутка времени (на первых минутах торгов) поочередно снизили цену лота на существенную величину с тем, чтобы добросовестные участники аукциона, введенные в заблуждение, отказались от конкурентной борьбы в ходе аукциона. Затем третий участник сговора на последних секундах аукциона предлагал цену, незначительно ниже цены, предложенной добросовестными участниками аукциона и становился победителем аукциона.

Поскольку выявление картельных соглашений, в особенности заключенных в устной форме, методологически очень трудное дело, суд при установлении факта сговора пользуется комплексом косвенных доказательств. Так, например, суд или уполномоченный орган может доказать наличие между хозяйствующими субъектами сговора через доказывание синхронности и единообразия их действий в отсутствие объективных экономических причин для подобных действий конкурентов. Это означает, что такие действия не могли быть осуществлены, кроме как в случае картельного сговора. (Решение УФАС по Тульской области от 08.02.2018)

Смотрите также по теме:

Судебная практика: взыскание штрафа по 44-ФЗ

В качестве примера судебной практики по делам, касающимся неустойки, рассмотрим Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу № А76-38439/2017 от 13.06.2018. Подрядчика оштрафовали за нарушение техники безопасности при ремонте дороги, несмотря на то, что по итогу у заказчика не возникло претензий к качеству работ.

ФКУ УПРДОР «Южный Урал» выступало заказчиком по контракту на капремонт дороги М-5 «Урал» Москва – Рязань – Пенза – Самара – Уфа – Челябинск. Подрядчиком стала компания «ДСУ-1». Госучреждение обвинило подрядчика в нарушении одного из пунктов контракта, который предусматривал установку и содержание временных технических средств организации дорожного движения в соответствии с утвержденными схемами, а также ответственность за безопасность в зоне ремонта. В итоге заказчик рассчитал сумму штрафа – 837 тыс. руб. Подрядчика такой исход не устроил. Он сообщил, что не нарушал условия контракта, и сослался на односторонний характер составленного акта выявленных недостатков. Компания назвала штраф незаконным и обратилась в суд, чтобы вернуть деньги.

В ходе разбирательства выяснилось, что в контракте в качестве мер безопасности значились установка временных технических средств организации дорожного движения и нанесение разметки. Стороны заранее обговорили и согласовали схемы организации движения и ограждения мест дорожных работ. В них был определен порядок расстановки знаков и другие нюансы.

За что штрафуют по 44-ФЗ

Заказчиков по Закону № 44-ФЗ контролеры штрафуют за нарушения на всех этапах закупочной деятельности: от планирования до оплаты по контракту.

Заказчика не устроило отсутствие полимерных блоков, направляющих конусов в рабочей зоне. Он провел проверку на месте и выявил нарушения. В подтверждение своих слов о нарушениях со стороны подрядчика заказчик предоставил в суд фото и акт выявленных дефектов. В документе содержались результаты инструментальных измерений расстановки знаков и светофора, сведения об отсутствии блоков в зоне отгона и направляющих конусов.

Подрядчик сообщил, что в день проверки со стороны заказчика проводились лишь небольшие работы с незначительной захваткой по 150-160 м и выявленные ответчиком нарушения применительно к рабочей зоне 1000 м не соответствуют действительности. Также, по его словам, в акте освидетельствования выявленных недостатков не определена рабочая зона, из этого документа невозможно установить период производства истцом работ. Нашлось у компании и оправдание насчет отсутствия конусов. Их якобы сместили на непродолжительный период для маневрирования автомобилей.

Все эти доводы суд назвал предположительными и документально не обоснованными. Иск подрядчика о возврате штрафа отклонили.

Дробление закупок по 44-ФЗ: практика

Рассмотрим пример из административной практики — Решение Красноярского УФАС России от 08.05.2015 г. по делу № 90-16-15. Заказчик проводил аукцион на отлов и содержание бездомных собак. Начальная цена составила 3 484 312 руб. Процедуру признали несостоявшейся, так как после оценки осталась одна соответствующая требованиям заявка. Контролирующий орган отказал в согласовании единственного участника закупки по причине отсутствия в проекте контракта условий о порядке и сроках осуществления заказчиком приемки оказанных услуг и других нарушений.

Любопытно, что после отказа заказчик заключил 47 муниципальных контрактов на те же услуги (отлов собак), исполнителем по которым был тот самый ИП, чья заявка была признана надлежащей.

Учитывая тождественность предмета контрактов, временной интервал, в течение которого они заключены, УФАС пришло к выводу о наличии дробления указанных контрактов на сумму до 100 000 руб. Комиссия выяснила, что заказчик руководствовался одной целью: избежать проведения конкурентной закупки. Его действия признали нарушением.

При рассмотрении дел о дроблении контролеры и суды проверят, какими датами подписывали контракты с едпоставщиками, обратят внимание на предмет закупки. По каким признакам контролер определит, что заказчик дробит закупку, смотрите в таблице

Судебная практика по экспертизе по 44-ФЗ

Примером судебной практики по делам, связанным с экспертизой контракта, служит Решение Арбитражного суда Сахалинской области по делу А59-5709/2017 от 26.04.2018 г. Заказчика не устроили результаты исполнения контракта на строительство детсада. Он предложил подрядчику устранить недостатки. Подрядчик заявил, что в процессе эксплуатации оборудования был выявлен заводской брак, обязался устранить замечания в течение 60 рабочих дней, однако недостатки не устранил. Заказчик начислил предусмотренную контрактом неустойку за ненадлежащее исполнение обязательств, но деньги так и не получил.

Подрядчик объяснил, что заказчик не доказал наличие недостатков, так как в нарушение пункта контракта не провел экспертизу для определения характера неисправности и причин ее возникновения.

Согласно контракту, заказчик вправе заказать проведение экспертизы в случае неявки представителя подрядчика для составления акта обнаруженных дефектов, отказа представителя подрядчика от подписания акта о дефектах, а также при несогласии с выводами заказчика. Однако из переписки сторон видно, что подрядчик согласился исправить недочеты. В итоге доводы подрядчика суд не принял и взыскал с него всю сумму штрафа.

Смотрите на примерах, как без ошибок провести приемку и экспертизу, кого привлечь в качестве эксперта и как взыскать неустойку за то, что контрагент не исполнил либо исполнил контракт с нарушениями.

Еще один пример — Решение Арбитражного суда Тюменской области по делу № А70-15985/2017 от 25.04.2018 года. Между заказчиком и исполнителем был заключен контракт на услуги по изготовлению и поставке сувенирной продукции. В ходе исполнения контракта заказчик решил его расторгнуть. Часть продукции так и не была поставлена, продукцию должны были изготовить и поставить для торжественного мероприятия, посвященного 100-летию органов ЗАГС, а оно уже прошло.

Выяснилось, что заказчика не устроило качество сигнальных образцов. В качестве доказательства соответствия сигнальных образцов и макетов сувенирной продукции требованиям описания объекта закупки поставщик предоставил заключение по результатам экспертного исследования. Однако суд не счел его надлежащим.

Заключение не приняли, поскольку в нем не было записи о предупреждении специалиста об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Помимо этого суд напомнил, что специалистом должно являться лицо, обладающее необходимыми знаниями по соответствующей специальности. Иск исполнителя удовлетворять не стали.

Другие статьи:  Уточненка по ндс порядок заполнения