Психологическая экспертиза порока воли

§ 10. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве

§ 10. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве

Одним из источников доказательств в гражданском процессе является заключение эксперта. Решение гражданских дел по существу в ряде случаев невозможно без судебно-психологической экспертизы.

К компетенции судебно-психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве относятся:

• установление степени понимания подэкспертным лицом содержания заключенных им сделок, способности принимать осознанные, транзитивные (с учетом всех необходимых условий) решения;

• выявление у дееспособного субъекта непатологических психических аномалий, препятствующих адекватному отражению действительности;

• установление психологической совместимости супругов, возможности снятия эпизодических конфликтов;

• установление психологической совместимости детей с каждым из родителей, усыновителей, опекунов;

• определение возможности конкретных лиц обеспечить воспитание детей;

• установление способностей свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела события и давать о них правильные (адекватные) показания.

Участие экспертов-психологов возможно по всем делам, содержанием которых являются межличностные отношения, взаимодействие людей с техникой.

Для определения психического состояния лиц с соматическими заболеваниями может быть назначена комплексная судебная медико-психологическая экспертиза.

Судебно-психологическая экспертиза назначается постановлением судьи, мотивированным определением суда, в которых указываются лицо, подлежащее экспертному обследованию, его процессуальный статус, кратко описываются обстоятельства дела, мотивируется необходимость назначения судебно-психологической экспертизы, указываются намеченные эксперты, место их работы и вопросы, поставленные на их разрешение.

В связи с чрезвычайной многосторонностью, сложностью и динамичностью объекта исследования судебно-психологическая экспертиза должна проводиться коллегиально — в составе двух-трех специалистов. В качестве экспертов привлекаются психологи со специальным образованием, имеющие практический опыт психолого-диагностических исследований.

Изучение около 900 гражданских дел, рассмотренных народными судами Москвы, решения которых были отменены кассационной или надзорной инстанцией, показало, что каждое двенадцатое судебное решение отменялось в силу того, что судом первой инстанции не были выявлены и учтены определенные психологические факторы, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела[80]. А по такой категории дел, как признание недействительными сделок, заключенных в условиях нарушенного волеизъявления, отмене подлежало каждое четвертое решение суда.

В гражданском праве предусмотрен ряд психологических оснований признания судом недействительности сделок: неспособность дееспособного субъекта понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения сделки, заблуждение, обман, насилие, угроза, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, стечение тяжелых обстоятельств.

Все указанные психические явления называются в юриспруденции пороком воли, обозначающим неполноценность волевой регуляции правозначимого поведенческого акта.

Деформации волевой регуляции могут быть вызваны как внутренними, так и внешними причинами. Причины деформации волевой регуляции субъекта индивидуальны. В сложной системе звеньев волевой регуляции может быть нарушено лишь одно какое-либо звено (неадекватность мотивации, необоснованность решений, дефектность программирования системы действий, исполнительских механизмов, неправильность итоговой оценки достигнутого результата). Наличие порока воли нельзя установить без выявления конкретного механизма волевой деформации у данного индивида. Все невротические, истерические, астенические типы личности проявляют склонность к сужению сознания, снижению интеллектуального потенциала в психически напряженных ситуациях. Причиной заблуждения могут быть и повышенная внушаемость (суггестивность), и неадекватная антиципация (неадекватное предвосхищение будущей ситуации), разное понимание содержания и объема используемых в межличностной коммуникации понятий, и ошибки восприятия, обусловленные сенсорной недостаточностью.

Установление конкретного порока воли должно быть предметом специального доказывания. Во многих случаях здесь нужна судебно-психологическая экспертиза.

Наличие порока воли устанавливает суд, однако свое решение он должен принимать на основе доказательств, в частности на основе материалов судебно-психологической экспертизы. Поводом для ее назначения служат обоснованные сомнения в возможностях стороны правильно понимать существенные элементы сделки при ее совершении.

Во многих случаях только выявление мотива поведения позволяет правильно квалифицировать противоправное поведение стороны, установить форму вины — умысел или неосторожность.

Вина, мотив, цели правозначимого поступка — предмет юридического исследования и оценки. Однако психологический механизм мотивации поведения может быть всесторонне выявлен лишь при помощи специалиста-психолога. Его заключение особенно необходимо для выяснения вопроса: не находилось ли лицо под влиянием психического насилия при совершении сделки?

Психологическая компетентность нужна при решении дел, связанных с защитой интересов ребенка. Судебный спор по этой категории дел возникает в случаях предположения о нарушении прав ребенка на воспитание, неисполнения или ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей. При этом необходимо достоверное установление личностных качеств родителей, их подлинных взаимоотношений и отношения к ребенку. С 10-летнего возраста ребенка решающее значение придается его желанию, истинность которого также должна быть установлена в экспертном порядке. Конфликтная обстановка в семье порождает у ребенка негативные эмоциональные состояния — чувство подавленности, страха, замкнутости, ситуативной антипатии. Дети могут находиться в состоянии повышенной внушаемости, запуганности. Для выявления их подлинных отношений к каждому из родителей нужна специальная работа психолога.

Ряд оснований для лишения родительских прав (жестокое обращение, оказание вредного влияния) имеет психологическое содержание, и соответствующие обстоятельства подлежат судебно-психологическому экспертному исследованию. Утверждения относительно «отрицательного влияния на детей» могут стать доказательствами лишь на основе соответствующего исследования. Суд должен воздерживаться от социально-стереотипных суждений, не поддаваться внешним впечатлениям.

Судебно-психологическая экспертиза может быть назначена при разрешении дел, связанных с автотранспортными и другими техническими происшествиями.

Заключение судебно-психологической экспертизы излагается письменно в требуемом законом порядке. В нем выделяются три части: вводная, исследовательская и заключительная.

Во вводной части экспертного заключения указываются время и место составления заключения, краткие сведения об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, ученая степень и звание, занимаемая должность), правовое основание проведения судебно-психологической экспертизы (название процессуального документа, должностного лица, назначившего экспертизу, время и место составления процессуального документа). Здесь же указываются время и место экспертизы; лица, присутствовавшие при ее проведении; фамилия, имя, отчество подэкспертного лица, его процессуальный статус и вопросы, поставленные экспертом. Указывается также, все ли необходимые материалы были представлены эксперту. Эксперт не вправе менять формулировки вопросов.

Судебно-психологическая экспертиза может быть проведена лишь при желании лица, направленного на экспертизу. Поэтому во вводной части экспертного заключения указывается позиция подэкспертного лица.

Наиболее полно должна быть представлена исследовательская часть экспертного заключения. Здесь должны быть указаны задачи исследования, все использованные методы, методики, процедуры. (В приложении должны быть представлены протоколы исследований.) Здесь же могут быть приведены соответствующие формулы, графики, схемы, диаграммы, таблицы, итоговые показатели тестовых исследований (например, данные соответствующих профилей по MMPI). В исследовательской части экспертного заключения можно выделить аналитическую и синтетическую части. В синтетической части обсуждаются результаты инструментального исследования.

В заключительной части экспертного заключения даются ответы на поставленные вопросы, которые являются выводами проведенного исследования. Ответы должны быть ясными, четкими, не допускающими двусмысленного толкования. Если точный ответ не представляется возможным, это также указывается в заключении. Если для получения ответа на поставленные вопросы требуются знания из смежных отраслей науки, в заключении дается соответствующее предложение (назначить комплексную медико-психологическую, психолого-психиатрическую, психолого-техническую экспертизу).

В заключении комплексных экспертиз указывается, какие исследования проведены совместно и какие раздельно. Если заключительные ответы даются раздельно, то каждый ответ подписывается соответствующим специалистом. Эксперт-психолог не вправе давать ответы на юридические вопросы (о виновности отдельных лиц, правдивости их поведения, дееспособности и вменяемости отдельных лиц, причинах правонарушений).

Заключение судебно-психологической экспертизы должно предоставлять возможность проверки ее выводов. При недостаточной убедительности для суда материалов экспертизы возможно повторное ее назначение.

Особенности проведения СПЭ по делам о признании недействительными сделок с пороком воли

В настоящее время в гражданском процессе одной из наиболее востребованных, наряду с судебно-психологической экспертизой (СПЭ) по делам о воспитании ребенка, является установление степени понимания подэкспертным лицом содержания заключенных им сделок, его способности принимать достаточно обоснованные решения. Поскольку данное направление судебной психологии, несмотря на его востребованность в юридической практике, является малоисследованной проблемой, это обусловило необходимость рассмотрения данного вопроса в настоящей статье.

Экспертное заключение готовит судебный эксперт-психолог на основании постанов­ления следователя, прокурора, органа дознания, определения суда. По данному виду СПЭ ставится основной вопрос: «Мог ли подэкспертный понимать значение совершаемых им действий и руководить ими (на момент совершения юридического договора)?».

Заключение включает ряд обязательных разделов. В формальной части эксперт-психолог дает обоснованную характеристику своей компетенции, в которой подробно описывает: фамилию, имя, отчество, уровень образования (специальность, квалификацию, год окончания, номер диплома), место работы, место и время проведения СПЭ, основание ее проведения. Затем следует подпись эксперта о том, что он предупрежден за отказ от дачи экспертного заключения и об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения в соответствии со статьей 307 УК РФ [2]. Далее, в зависимости от квалификации судебного дела, указываются соответствующие статьи ГК РФ (177, 178, 179) [1], и излагается фабула дела.

В основной части СПЭ судебный эксперт-психолог подробно описывает результаты психологического исследования, которые включают в себя методы: опроса, психодиагностики, биографического метода, включенного наблюдения, контент-анализа материалов гражданского дела и т.п.

В заключительной части, на основании проведенной СПЭ, эксперт-психолог делает выводы только в рамках поставленного вопроса (вопросов), что исключает выхода им за рамки закона. В приложении указывается список литературы, а также прилагаются бланки тестирования.

Пример из практики. В АНО Консультационного центра «Поверенный» поступило определение суда по гражданскому делу № 27-3464/2016. На разрешение экспертизы был поставлен вопрос: «Могла ли Иванова Анна Ивановна 09.10.1935 года рождения, на дату подписания договора дарения от 14.01.2016, понимать значение совершаемых ею действий и руководить ими?»

Исследование проводилось с использованием методов опроса, биографического метода, включенного наблюдения, психодиагностических методик (MMPI, Дембо-Рубинштейна, методик «Слова наоборот», «Обратный счет», «Заучивание 10 слов», «Сюжетные картины»), метода сопоставления (сравнения данных, представленных документов и экспертного осмотра). Данные, полученные в ходе исследования, были обработаны в соответствии с ключами и инструкциями применявшихся психодиагностических методик, проинтерпретированы и проанализированы.

Согласно результатам психологического исследования, выявленные особенности выполнения тестов указывают на трудности оценки подэкспертной себя, своего поведения, которые характерны для людей с нарушениями когнитивных процессов (памяти, мышления, внимания). Причиной такого нарушения является невозможность сопоставить знание о своей личности, которое хранится в нашей памяти, используется в самооценке – и адекватно сравнить его с той информацией, которую предоставляет о нашей личности окружающий социум. Разрыв между взаимооценкой и самооценкой приводит к тому, что индивид не может гибко, адекватно «подстраиваться», адаптироваться к меняющимся условиям общения и деятельности.

Эффективность ее произвольного запоминания крайне низкая, внимание отвлекаемое, неустойчивое. Память резко нарушена. Произвольное запоминание малого объема и непрочное.

Анализ психологических тестов показывает, что подэкспертная смысловые связи не устанавливает (игнорирует подсказки в виде костюмов персонажей и т.п.), составить единый рассказ, т.е. указать, что делают персонажи, с какой целью, не может.

Не может самостоятельно и адекватно использовать новую, незнакомую информацию для регуляции своего поведения. Дополнительно следует отметить, что испытуемая не может без посторонней помощи правильно ориентироваться во времени.

Следует добавить, что нарушения воли, внимания, памяти — важные составляющие клинической картины сенильной (старческой) деменции. Проявленные в ходе выполнения данной диагностической пробы особенности мышления и речи показывают, что у подэкспертной аналитико-синтетическая деятельность снижена, смысловые связи, позволяющие оценить ситуацию всесторонне, она не устанавливает. Мышление конкретное, позволяет отражать лишь отдельные, эмоционально значимые и связанные с привычным стереотипом действия, события и обстоятельства. Сложные отвлеченные умозаключения подэкспертная не проводит.

Способность руководить своими действиями всецело зависит от способности субъекта понимать их значение. Подэкспертная имеет быстро утомляемое внимание, резко нарушенную память, она не устанавливает смысловые связи, не производит сложные отвлеченные умозаключения, ей не доступна сложная мнемическая деятельность.

Из проведенного исследования был сделан вывод о невозможности подэкспертной руководить своими действиями при производстве сложных умозаключений: «Иванова Анна Ивановна 09.10.1935 года рождения не могла на дату подписания договора дарения от 14.01.2016, понимать значение совершаемых ею действий и руководить ими».

Таким образом, при проведении СПЭ эксперт-психолог должен знать свои права и обязанности, закрепленные в ФЗ РФ «О государственной судебной экспертизе в РФ» [3]. Кроме того, владение им обширными познаниями в области общей, социальной, дифференциальной, юридической психологии, психологии личности, владение в совершенстве методами психодиагностики, служит гарантом проведения им СПЭ по делам о признании недействительными сделок с пороками воли, на высоком профессиональном уровне.

Другие статьи:  Иск вита отзывы

Список использованной литературы:

  1. Гражданский кодекс РФ.
  2. Уголовный кодекс РФ.
  3. О государственной судебной экспертной деятельности в РФ / ФЗ-73 РФ от 31.05.2001.

Дорогие читатели, спасибо за Ваше внимание к моим статьям!

Если вам понравилась статья, ставьте «спасибо», оставляйте свои отзывы.

Судебно-психологическая экспертиза проводится по адресу:

127018, г. Москва, ул. Складочная, д. 1, стр. 15 тел./ факс: +7(495) 745-09-81

Судебно-психологическая экспертиза сделок с пороками воли.

Любые студенческие работы — ДОРОГО!

100 р бонус за первый заказ

Экспертиза по делам о признании недействительными сделок с пороками воли и волеизъявления. (ст.159 ГК РК).Воля — означает свойство (процесс, состояние) человека, проявляющееся в его способности сознательно управлять своей психикой и поступками. Проявляется в преодолении препятствий, возникающих на пути достижения сознательно поставленной цели.
Порок воли в юридическом понимании — как основание для признания сделки недействительной — заключается в нарушении предусмотренных законодателем требований к субъективной стороне сделки (требований осознанности и / или полноценности волеизъявления) и устанавливается только судом.
При анализе сделок с пороком воли в юридической литературе делается вывод, что вовне порок воли может выражаться различным образом, а именно:
1)в несоответствии воли волеизъявлению (решение принято сознательно и свободно, но действия совершаются не в соответствии с ним, не направлены к достижению той цели, которую наметил себе субъект сделки);
2) в неадекватном формировании самой воли при формальном ее соответствии волеизъявлению (направленность действий соответствует избранной цели, но само решение принято не свободно).
Сделки с пороками воли и волеизъявления — это сделки, совершенные без внутренней воли (под угрозой насилия) и совершенные под неправильным сформированием воли (обман, обмен квартир с обманом).
Обман обычно характеризуют как умышленное введение в заблуждение другой стороны с тем, чтобы склонить ее к заключению сделки.
По юридическому определению, обман совершается для того, чтобы ввести в заблуждение других людей посредством лжи, утайки, умолчания, сознательного сокрытия чего-либо, преднамеренного совершения определенных действий.
С психологической стороны обман — всегда сознательное создание ложного представления о тех или иных обстоятельствах действительности в сознании другого субъекта.

Основаниями для признания судом сделки недействительной являются насилие и угроза, которые как порок воли имеют сходные характеристики. И в том и другом случае само содержание сделки формируется порочно: субъект не свободно, не в полной мере сознательно принимает решение совершить действие, а под влиянием насилия и угрозы (порочен интеллектуальный компонент действительности сделки).
Обратим внимание на особенности такого порока воли, как психическое насилие и угроза (хотя всякое физическое насилие также сопровождается и психическим насилием).
С психологической стороны, угроза — одна из форм психического насилия. Она характеризуется умыслом, относящимся, по мнению воспринимающего угрозу, к намерению ее осуществить. Для угрозы как порока воли неважно, действительно ли тот, кто угрожает, собирался ее реализовать, важно, что именно так ее воспринимает потерпевшая сторона.
В целом психическое насилие (угроза в том числе) направлено на создание у лица такого психического состояния, которое, не влияя на соотношение воли и волеизъявления, ограничивает, сужает свободу формирования воли (на этапе выработки решения). Иначе говоря, при психическом насилии способность к волевому управлению своим поведением непосредственно не деформирована; нарушается способность к свободному, осознанному принятию решения; к свободному выбору цели действия. Но тем самым деформируется и все поведение лица: если субъект совершает действия, хотя и формально свободно, но направленные к несвободно избранной цели, нельзя признать волеизъявление полноценным. Анализируя особенности названного порока воли, следует обращать внимание не только на интеллектуальную сферу личности, но на ее взаимосвязь с волевой.
Угроза — это предвосхищение человеком возможных опасных последствий воздействующей на него ситуации. В результате возникает состояние психической напряженности, а единственное средство снять ее человек видит в совершении навязываемого ему поведения (заключение сделки). Предполагаемые последствия должны быть настолько значимы, чтобы человек предпочел принять навязываемую ему ситуацию как единственный способ избавиться от насилия угрозы.
В подобных случаях возможно проведение психологической экспертизы. В компетенцию эксперта-психолога можно поставить такие вопросы: какими индивидуально-психологическими особенностями характеризуется испытуемый; каковы психологические особенности ситуации действия; в каком эмоциональном состоянии находился испытуемый в момент совершения действия; способен ли был испытуемый, с учетом выявленных обстоятельств, в полной мере свободно и осознанно принять решение и реализовать своими действиями.

Психологическая экспертиза порока воли

реферативно — науковий журнал «Судово — психологічна експертиза. Застосування поліграфа і спеціальних знань в юридичній практиці»

ISSN: 2521-1463

Поштова адреса: 01001, м. Київ-1, вул. Хрещатик, 22, абонентська скринька В-62

Mailing address: Khreshchatyk Str. 22. P.O. Box V-62, city Kiev-1, 01001, Ukraine

Засновник — В и д а в е ц ь:
к.психол.н, доц., поліграфолог, експерт-психолог Назаров Олег Анатолійович
Email: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Телефони для зв’язку:
(044) 228-76-15, +38 (093) 476-72-60, +38 (050) 493-72-81, +38 (068) 760-60-26.

Експертиза в малюнках

Экспертиза по делам о признании недействительными сделок с пороками воли

Психологическим критерием порока воли является неспособность дееспособного лица при совершении сделки понимать значение своих действий или руководить ими. Залогом успешного разрешения имущественных споров в гражданском судопроизводстве является всестороннее выявление и исследование психологических факторов, влияющих на сделкоспособность субъекта гражданско-правовых отношений, что невозможно без применения специальных познаний. Установление психологических факторов заключенных сделок: договора дарения, завещания и т.п. входит в компетенцию судебно-психологической экспертизы или экспертно-психологического исследования.

Подробное описание экспертизы

Обобщенным психологическим критерием порока воли является неспособность дееспособного лица при совершении сделки понимать значение своих действий или руководить ими вследствие особого эмоционального состояния, неправильного представления о цели деятельности или под влиянием внешнего воздействия (насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств).

И в повседневной жизни, и в сфере бизнеса мы регулярно имеем дело с разными видами сделок: купля-продажа, дарение, вступление в право наследования. По некоторым данным, больше 40% всех гражданских дел представляют иски о признании сделок недействительными. С целью защиты прав и свобод граждан, законодательством определены условия заключения сделки, при несоблюдении которых суд может признать сделку недействительной. Такие сделки получили название сделки с пороком воли. Данные сделки характеризуются тем, что у лица отсутствует желание на совершение сделки, у него нет внутренней воли на ее совершение, но, тем не менее, он ее совершает.

Объектом экспертизы порока воли служит психическая деятельность субъекта гражданско-правовых отношений в период формирования у него намерения к совершению сделки, изъявления ( декларации ) этого намерения и фактического совершения сделки.

Согласно требованиям ст. 627 ГК Украины, стороны свободны в заключены договора.

Волеизъявление участника сделки должно быть свободным и отвечать его внутренней воле (ч. 3 ст. 203 ГПК Украины). Если лицо, совершившее сделку, ошиблось относительно обстоятельств, которые имеют существенное значение, такая сделка может быть признана судом недействительной (ст. 229 ГПК Украины). Так же сделка признается недействительной, если на момент совершения сделки не соблюдены требования закона относительно условий его действительности, установленных ст. 203 ГК Украины (ч. 1 ст. 215 ГК Украины).

Признанные недействительными сделки не создают для сторон тех прав и обязанностей, которые они должны устанавливать, а порождают последствия, предусмотренные законом. И хотя реституция не предусмотрена в ст. 16 ГК Украины как один из способов защиты, однако норма ч. 1 ст. 216 ГК Украины является императивной и суд должен обеспечить указанные в ней правовые последствия. Реституцию вполне можно считать отдельным способом защиты гражданских прав, которые нарушаются в связи с недействительностью сделки, поскольку в ст. 16 ГК Украины нет исчерпывающего перечня способов защиты гражданских прав.

Недействительность завещания по иску заинтересованного лица устанавливается в случае, если судом будет установлено, что волеизъявление завещателя не было свободным и не отвечало его воле (ст.1257 ГК Украины). Согласно требований ч. 3 ст. 10 ГПК Украины каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований или возражений.

Сделка, которую дееспособное физическое лицо совершило в момент, когда оно не осознавало значения своих действий и (или) не могло руководить ими, может быть признан судом недействительным по иску этого лица, а в случае его смерти — по иску других лиц, чьи гражданские права или интересы нарушены (ст. 225 ГК Украины). Согласно постановлению Пленума Верховного Суда Украины от 06.11.2009 года № 9 «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» дела о признании сделки недействительной из этих оснований решаются с учетом как заключения судебно-психиатрической (прим. — психологической) экспертизы, так и других доказательств в соответствии с статьи 212 ГПК. Согласно Постановлению Пленума ВСУ от 06.11.2009 года № 9 «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными» при рассмотрении дел по искам о признании недействительными завещаний на основании статьи 225, суд в соответствии со статьей 145 ГПК по ходатайству хотя бы одной из сторон обязан назначить посмертную судебно-психиатрическую (психологическую) экспертизу. Вывод такой экспертизы должен касаться состояния лица именно на момент совершения сделки».

Ввиду отведения центрального места в рамках гражданского права, договорных отношений, пороков воли при заключении сделок таким понятиям как воля, волеизъявление и их соотношению, то следует остановится на их рассмотрении более детально. Понятие воли человека, в призме законодательства, чаще всего преобразуется в «истинные намерения» лица. При этом, воля человека это осознанное, автономное и самодостаточное «намерение». Воля сама по себе, пока она не выражена определенным образом, доступным для третьих лиц способом – не рассматривается и не может рассматриваться в качестве юридического факта, имеющего значение. Это проистекает из того, что воля, намерения человека – скрыты внутри него самого, и известны лишь ему. Соответственно – лишь определенное изъявление воли может рассматриваться как основа возникновения определенных последствий, в том числе и осуществления действий нотариусом, составления нотариального акта. Вместе с тем, более важным, чем форма волеизъявления, является его содержание. То, что человек высказывает, описывает либо иным способом выражает – должно соответствовать тому, что человек хочет совершить. В противном случае – возникает ситуация неадекватного, ошибочного отображения или умышленно-скрываемого истинного намерения, т.е. лишь совпадение воли и содержания волеизъявления, оформленного соответствующим образом, может рассматриваться как «истинное» и «бесспорное» и является одним из условий осуществления системой нотариата своих функций.

Момент возникновения самой воли человека, в контексте нотариальной деятельности, можно разделить на три вида:

a) лицо изначально обращается непосредственно к нотариусу, ошибочно предполагая необходимость участия нотариуса, при подготовки того или иного документа или процесса;

b) лицо изначально желает совершить некие действия, зная о том, что, решение данных вопросов находится в компетенции нотариуса, и обращается непосредственно к самому нотариусу;

с) лицо изначально не предполагает обращения к нотариусу, не знает о необходимости его участия в решении тех или иных вопросов, но делает это в силу указания третьих лиц;

Изначальное волеизъявление лица заключается в устном высказывании своих намерений, необходимости получения того или иного нотариального акта, нотариального действия. На этом этапе, в зависимости от истинных намерений лица, уровня образованности и правосознания лица, принадлежности к той или иной профессии, сложности или новизны нотариального действия, и т.п. — изложение воли может проистекать по разному:

1) лицо четко называет нотариальный акт или нотариальное действие, которое он желает получить;

2) лицо указывает на примерное требуемое нотариальное действие;

3) лицо ошибочно указывает на несуществующее нотариальное действие;

4) лицо не оговаривает какое-либо конкретное нотариальное действие, но подробно описывает ситуацию, в которой оно находится, и предполагаемое им решение, которое оно намеревается получить;

5) лицо только в общих чертах описывает существующую проблему, и не знает какое конкретное нотариальное действие ему требуется;

6) лицо не может описать сути вопроса, приведшего его к нотариусу.

Итак, после первичного выявления воли лица, основанного на его волеизъявлении, нотариус должен разрешить одну из самых главных проблем – установить: является ли волеизъявление истинным, т.е. соответствует ли то, что изложило лицо, тому, что оно на самом деле намеревалось сделать, имело ввиду и т.д. Данное действие важно не только при удостоверении сделок (в отношении которого законодательством прямо установлена необходимость проверки соответствия содержания сделки действительным намерениям сторон), но и в отношении любых других нотариальных действий. Это проистекает из того, что вне зависимости от нотариального действия / нотариального акта, нотариус в любом случае должен установить отсутствие нарушения норм законодательства и морали. Соответственно – если истинные намерения направлены против, либо находятся вне законодательного поля и морально-этических норм – нотариус должен «блокировать» со своей стороны исполнение подобной воли.

Другие статьи:  Оформить квартиру в подарок

Проведение судебно-психологической экспертизы позволяет выяснить, в каком эмоциональном состоянии находился участник сделки в момент ее осуществления. Как могло повлиять это эмоциональное состояние на познавательную деятельность, на способность воспринимать и оценивать информацию. Каков уровень развития интеллектуальной способности имеет человек, и позволяет ли ему этот уровень успешно ориентироваться в окружающей действительности.

Специфичность данной области экспертных познаний, заключается в том, что объектом исследования является личность человека, причем оценке подлежат все механизмы и особенности человека, влияющие на процессы восприятия, отражения, памяти, воли и регуляции поведения. Безусловно, необходима и оценка эмоционально волевой сферы при проведении судебно-психологической экспертизы, поскольку следует давать полную, всестороннюю и многогранную характеристику личности, во всей динамике ее взаимоотношений с окружающим миром.

Вопросы, выносимые на судебно-психологическую экспертизу по делам о признании недействительными сделок с пороками воли:

1. Какие индивидуально-психологические особенности имеет подэкспертный?

2. Какая личностная значимость для подэкспертного обстоятельств, при которых было проведена сделка?

3. В каком эмоциональном состоянии был подэкспертный во время свершения действия заключения сделки?

4. Способен ли был подэкспертный, с учетом определенных обстоятельств, в полной мере свободно и осознанно принимать решение и реализовывать его своими действиями?

5. Способен ли был подэкспертный, с учетом определенных обстоятельств, сознавать — и в какой мере — фактическое содержание собственных действий и их последствия?

6. Способен ли был подэкспертный в полной мере прогнозировать последствия собственных действий?

7. Способен ли был подэкспертный в полной мере осознанно принимать решение, адекватное ситуации, и в полной мере осознанно реализовывать его?

Судебная практика

Судебная практика в Украине — это массив судебных решений, который создается в процессе деятельности судебных органов, прежде всего судов высших инстанций выражающийся в форме: приговоров, решений, постановлений или определений суда.

В связи с тем, что Украина принадлежит к романо-германской правовой семье, то судебная практика в нашей стране рассматривается как неформальный, вторичный источник права , который может служить убедительным обоснованием для судебного решения только при объединении его со ссылками на соответствующую норму закона или другой формальный первичный источник права.

Психологическая экспертиза порока воли

СПб., 2004. Стр. 415-427.

Раздел VII. ПСИХОЛОГИЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ РЕГУЛЯЦИИ И ГРАЖДАНСКОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА

Глава 4. Судебно-психологическая экспертиза в гражданском судопроизводстве

«Психология — это стихия, которая окружает суд со всех сторон», — говорил известный русский юрист А. Е. Брусиловский. При этом следует, конечно, различать психологию как поведенческое явление и научную психологию как теорию этого явления.

Например, истец настаивает в суде на том, что плохо понимал смысл своих действий, заключая оспариваемую теперь сделку, не мог в полной мере руководить своими действиями, так как находился в состоянии сильного потрясения в связи со смертью своего сына. Суд обязан проверить это заявление.

Однако и получив заключение эксперта-психолога, он должен оценить его и принять или не принять в качестве доказательства. Для этого необходимы познания в области современной психологической диагностики, общая ориентация в системе психических состояний, в закономерностях взаимодействия человека со средой в обычных и напряженных ситуациях, понимание личностных особенностей поведения.

Находился ли завещатель в состоянии аффекта, в состоянии так называемого «суженного сознания»? При решении этого вопроса также нужна научная компетенция психолога. В ряде случаев возникает потребность в психолингвистической экспертизе различных письменных документов с целью определения по различным признакам письменной речи психического состояния их исполнителей.

В гражданском процессе одним из источников доказательств является заключение эксперта. Решение гражданских дел по существу в ряде случаев невозможно без судебно-психологической экспертизы.

К компетенции судебно-психологической экспертизы в гражданском судопроизводстве относятся:

  • установление степени понимания подэкспертным лицом содержания заключенных им сделок, способности принимать осознанные, транзитивные (с учетом всех необходимых условий) решения;
  • выявление у дееспособного субъекта непатологических психических аномалий, препятствующих адекватному отражению действительности;
  • установление психологической совместимости супругов, возможности снятия эпизодических конфликтов;
  • установление психологической совместимости детей с каждым из родителей, усыновителей, опекунов;
  • определение возможности конкретных лиц обеспечить воспитание детей;
  • установление способности свидетелей правильно воспринимать имеющие значение для дела события и давать о них правильные (адекватные) показания.

Участие экспертов-психологов возможно по всем делам, содержанием которых являются межличностные отношения, взаимодействие людей с техникой. Оно необходимо и в нормотворческом процессе.

Для определения психического состояния лиц с соматическими заболеваниями может быть назначена комплексная судебная медико-психологическая экспертиза.

Судебно-психологическая экспертиза назначается постановлением судьи, мотивированным определением суда, в которых указываются лицо, подлежащее экспертному обследованию, его процессуальный статус, кратко описываются обстоятельства дела, мотивируется необходимость назначения судебно-психологической экспертизы, указываются намеченные эксперты, место их работы и вопросы, поставленные на их разрешение.

В связи с чрезвычайной многосторонностью, сложностью и динамичностью объекта исследования судебно-психологическая экспертиза может проводиться комиссионно — в составе двух-трех специалистов. В качестве экспертов привлекаются психологи со специальным образованием, имеющие практический опыт психолого-диагностических исследований. Организация судебной экспертизы состоит из следующих этапов:

  • предварительное исследование материалов дела, ознакомление с объектом исследования;
  • выяснение обстоятельств, дающих возможность экспертного исследования;
  • экспериментальное исследование или длительное наблюдение, использование психодиагностических тестов;
  • составление заключения;
  • оглашение заключения на суде.

Руководитель комиссии не выделяется, функции координатора в комплексных комиссиях осуществляет судебный психолог.

Судебно-психологическая экспертиза обычно проводится амбулаторно, как правило, по месту работы экспертов. В стационарных условиях проводится комплексная психолого-психиатрическая экспертиза. В этих условиях возможно более полное экспертное исследование.

Продолжительность экспертизы не ограничена. Допускаемая законодательством письменная консультация психолога (в порядке получения дополнительных материалов) не может быть приравнена к экспертному исследованию.

Проводя судебно-психологическую экспертизу, эксперт-психолог использует систему методов и процедур психологической диагностики, инструментальные личностные методики, методики изучения отдельных сфер поведения (эмоциональных, волевых, интеллектуальных) и общих психодинамических характеристик деятельности. На заключительном этапе делаются выводы об общей психологической структуре личности.

Изучение около 900 гражданских дел, рассмотренных народными судами Москвы, решения которых были отменены кассационной или надзорной инстанцией, показало, что каждое двенадцатое судебное решение отменялось в силу того, что судом первой инстанции не были выявлены и учтены определенные психологические факторы, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела. А по такой категории дел, как признание недействительными сделок, заключенных в условиях нарушенного волеизъявления, по указанному основанию отмене подлежало каждое четвертое решение суда.

По делам о расторжении брака самым распространенным основанием для отмены решений народных судов служит их необоснованность в связи с невыявлением подлинных причин разлада в семье, возможности сохранения семьи. Объяснения супругов в большинстве случаев не подкрепляются доказательствами из других источников. Решаются подобные дела лишь на основе житейского опыта, без выявления обстоятельств, имеющих психологическую природу.

Во всех случаях, когда суду нужно установить индивидуально-психологические особенности каждого из супругов, особенности их взаимоотношений, социально-ценностные ориентации и установки, реальные и мнимые причины семейных конфликтов, особенности социально-ролевого поведения, психологическую совместимость членов семьи — во всех этих случаях необходима судебно-психологическая экспертиза. Заключение эксперта в этих случаях является основным источником доказательств. Круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, решается судом.

Судья должен иметь некоторую ориентацию для определения обоснованности, достоверности экспертных исследований, иметь общие представления о методах и методике комплексного психологического исследования личностных особенностей. Среди диагностических методов исследования в последнее время широкое распространение получили: тест MMPI (Миннесотский многофазный личностный опросник), Тематический апперцептивный тест (ТАТ), различные методики исследования мышления.

В ряде случаев возникает необходимость назначения психолого-технической (инженерно-психологической) экспертизы.

Так, во время дежурства Б. возникла аварийная ситуация. В силу ее внезапности Б. не сумел адекватно отреагировать и не совершил действий по предотвращению ее вредных последствий. Предприятие предъявило Б. регрессный иск о возмещении ущерба.

Назначенная по делу судебно-психологическая экспертиза позволила суду принять во внимание повышенную стрессогенность данной аварийной ситуации, эмоциональную неустойчивость Б., имеющиеся у него признаки невротизма, состояние психической астении (ослабленности) после недавно перенесенной тяжелой болезни, понизившей скорость и точность его психомоторных реакций.

Нестандартность данной аварийной ситуации резко затруднила принятие оптимального решения, программирование системы антиаварийных действий. Заключение эксперта было принято в качестве доказательства по делу, что позволило правильно решить вопрос об ответственности Б.

Судебно-психологическая экспертиза основана на системном анализе индивидуально-регуляционных особенностей индивида. Экспертному анализу подлежат лишь те психические явления, диагностика которых методически разработана. Экспертизе не подлежат парапсихические, необычные феномены. Необходимо четко отграничивать бытовое психологизирование от строгого научно-психологического исследования.

Заключение эксперта-психолога не имеет заранее установленной доказательственной силы. Суд вправе отклонить экспертное заключение с соответствующей мотивировкой в своем постановлении.

Объективно доказательственная сила экспертного заключения зависит от его содержания, фактической обоснованности. Качество же судебно-психологической экспертизы во многом зависит от правильной постановки вопросов для экспертного разрешения.

При назначении судебно-психологической экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы.

Находилось ли лицо при соответствующих обстоятельствах в состоянии физиологического (непатологического) аффекта? Если да, то как отразилось это состояние на способности лица в этих условиях осознавать свое поведение и руководить им?

Находилось ли лицо в другом эмоционально-конфликтном состоянии и как это состояние повлияло на его возможность отдавать отчет в своих действиях и руководить ими?

Для психологической характеристики несовершеннолетних существенно выяснить, не характеризуется ли лицо отставанием в психическом развитии, умственной непатологической отсталостью? Не характеризуется ли лицо какими-либо аномалиями эмоционально-волевой и интеллектуальной сферы? Если да, то как могли эти особенности его психики повлиять на осознание им своих действий и способность руководить ими?

В отношении свидетелей могут быть поставлены перед экспертом-психологом следующие вопросы.

Могло ли лицо с учетом его индивидуально-психологических особенностей в определенных условиях правильно воспринимать имеющие значение для дела обстоятельства (дается перечень конкретных обстоятельств)?

Обладает ли лицо необходимым уровнем сенсорной чувствительности для восприятия раздражителя (указывается какого) в имевшей место ситуации (дается описание ситуации)?

При нарушении тех или иных органов чувствительности у данного лица выясняется возможность его компенсаторной чувствительности. Выясняется также способность лица правильно воспринимать значимые для дела обстоятельства в зависимости от уровня его внушаемости.

При выяснении сущности межличностных конфликтов представляется возможным выявление эмоциональных особенностей личности, ее доминирующих установок, иерархии ведущих мотивов.

Для выявления психорегуляционных особенностей индивида при его взаимодействии с техникой могут быть поставлены следующие вопросы.

  • Находилось ли лицо в каком-либо конфликтном эмоциональном состоянии (стрессе, фрустрации, аффекте) во время интересующего суд события (указывается конкретное событие)?
  • Как могло отразиться это состояние на его способности сознательно руководить своими действиями?
  • Могло ли лицо действовать соответственно требованиям ситуации?
  • Не превышает ли ситуация психофизиологические возможности данного лица?
  • Каковы особенности психомоторных реакций данного лица?

Для постановки вопросов эксперту-психологу суд должен элементарно ориентироваться в психических особенностях индивида. У суда должны возникнуть обоснованные сомнения в адекватности поведения соответствующего субъекта гражданского процесса. Необходимо четко дифференцировать ситуации, требующие назначения психологической, а не психиатрической экспертизы.

Психические аномалии не следует смешивать с психопатологическими явлениями. Патологические изменения психики связаны с общей личностной деформацией. Эти изменения — предмет психиатрического исследования. Психологические же аномалии связаны лишь с неадекватностью поведения в отдельных ситуациях, временной неадекватностью в экстремальных ситуациях. Эксперт-психолог выявляет индивидуально-психологическую значимость ситуации, соответствие ее психическим возможностям индивида.

В случае кратковременных психических расстройств может быть назначена комплексная психолого-психиатрическая экспертиза

Необходимость назначения судебно-психологической экспертизы зависит и от конкретной нормы права — психологический элемент, содержащийся в этой норме, должен иметь самостоятельное значение. На основании данного критерия выделяются следующие группы гражданских дел, при рассмотрении которых возможна судебно-психологическая экспертиза:

  • дела о признании недействительными сделок, заключение которых связано с пороками воли;
  • дела по спорам о праве на воспитание детей и другим делам, связанным с личными семейными отношениями;
  • дела о причинении вреда гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими, о возмещении вреда при решении вопроса о грубой или простой неосторожности как потерпевшего, так и причинителя, дела по реверсивным искам о возмещении вреда.
Другие статьи:  Пушкино независимая экспертиза

Если участниками указанных категорий дел являются несовершеннолетние (в случае их самостоятельного участия в процессе) и лица с сенсорными нарушениями, назначение судебно-психологической экспертизы обязательно.

Рассмотрим некоторые судебно-психологические проблемы, возникающие в пределах выше обозначенных категорий гражданских дел.

Как уже отмечалось, в гражданском праве предусмотрен рад психологических оснований признания судом недействительности сделок: неспособность дееспособного субъекта понимать значение своих действий или руководить ими в момент совершения сделки, заблуждение, обман, насилие, угроза, злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной, стечение тяжелых обстоятельств.

Все указанные психические явления называются в юриспруденции «пороком воли», обозначающим неполноценность волевой регуляции правозначимого поведенческого акта, неспособность субъекта осознавать значение совершаемых действий и руководить ими. Однако среди вышеуказанных психологических факторов упомянуты явления разного порядка. Одни из них являются причиной волевой деформации, другие — следствием.

Нарушение волевой, сознательной саморегуляции имеет двойственный характер: оно происходит либо как несоответствие воли (цели) волеизъявлению, ее внешнему выражению; либо как неадекватное формирование самой цели — психической модели желаемого результата. В последнем случае дефектна интеллектуальная сторона волевой регуляции.

В сделке, совершенной под влиянием заблуждения, воля и волеизъявление субъекта совпадают. Однако при этом происходит неадекватное отражение условий формирования цели, представление о цели формируется искаженно, под влиянием ошибочных представлений о ней.

Разделение в доктрине гражданского права интеллектуального и волевого признака с позиций научной психологии необоснованно. Способность руководить своими действиями всецело зависит от способности субъекта понимать значение своих действий. Свобода воли, ее неограниченность означает возможность действовать со знанием дела.

Деформации волевой регуляции могут быть вызваны как внутренними, так и внешними причинами. Причины деформации волевой регуляции субъекта индивидуальны. В сложной системе звеньев волевой регуляции может быть нарушено лишь одно какое-либо звено (неадекватность мотивации, необоснованность решений, дефектность программирования системы действий, исполнительских механизмов, неправильность итоговой оценки достигнутого результата).

Наличие «порока воли» нельзя установить без выявления конкретного механизма волевой деформации у данного индивида. Все невротические, истерические, астенические типы личности проявляют склонность к сужению сознания, снижению интеллектуального потенциала в психически напряженных ситуациях.

Причиной заблуждения могут быть и повышенная внушаемость (суггестивность), неадекватная антиципация (неадекватное предвосхищение будущей ситуации), разное понимание содержания и объема используемых в межличностной коммуникации понятий, ошибки восприятия, обусловленные сенсорной недостаточностью. Установление конкретного «порока воли» должно быть предметом специального доказывания. Во многих случаях здесь нужна судебно-психологическая экспертиза.

Что может вызвать неспособность дееспособного лица понимать значение своих действий и руководить ими? Это один из сложных вопросов современной теоретической и диагностической психологии. На него нельзя правильно ответить, исходя лишь из житейской мудрости. Необходимы широкие познания в области аномальных психических состояний, познания специалиста-психолога.

Наличие «порока воли» устанавливает суд, однако свое решение он должен принимать на основе доказательств, в частности на основе материалов судебно-психологической экспертизы. Поводом для ее назначения служат обоснованные сомнения в возможностях стороны правильно понимать существенные элементы сделки при ее совершении.

Принятие же субъектом решения при обмане его контрагентом вообще нельзя отнести к категории явлений, обозначаемых термином «порок воли». Обман — умышленное введение в заблуждение другой стороны, сознательное создание у нее неправильных представлений об обстоятельствах действительности посредством передачи ложной информации. Во многих случаях только выявление мотива поведения позволяет здесь правильно квалифицировать противоправное поведение стороны, установить форму вины — умысел или неосторожность.

Вина, мотив, цели правозначимого поступка — предмет юридического исследования и оценки. Однако психологический механизм мотивации поведения в ряде случаев может быть всесторонне выявлен лишь при помощи специалиста-психолога. Его заключение особенно необходимо для выяснения вопроса: не находилось ли лицо под влиянием психического насилия другой стороны при совершении сделки?

Психологическая компетентность нужна при решении дел, связанных с защитой интересов ребенка. Судебный спор по этой категории дел возникает в случаях предположения о нарушении прав ребенка на воспитание, неисполнения или ненадлежащего исполнения родителями своих обязанностей. При этом необходимо достоверное установление личностных качеств родителей, их подлинных взаимоотношений и отношения к ребенку.

С 10-летнего возраста ребенка решающее значение придается его желанию, истинность которого также должна быть установлена в экспертном порядке. Конфликтная обстановка в семье порождает у ребенка негативные эмоциональные состояния — чувство подавленности, страха, замкнутости, ситуативной антипатии. Дети могут находиться в состоянии повышенной внушаемости, запуганности. Для выявления их подлинного отношеня к каждому из родителей нужна специальная работа психолога.

Ряд оснований для лишения родительских прав (жестокое обращение, оказание вредного влияния) имеет психологическое содержание, и соответствующие обстоятельства подлежат судебно-психологическому экспертному исследованию. Утверждения относительно «отрицательного влияния на детей» могут стать доказательствами лишь на основе соответствующего исследования. Суд должен воздерживаться от социально-стереотипных суждений, не поддаваться внешним впечатлениям.

Судебно-психологическая экспертиза может быть назначена по делам, возникшим вследствие гражданских правонарушений, по делам, связанным с возмещением ущерба. В этих случаях встает вопрос о вине и мере юридической ответственности участников материального правоотношения.

Закон обязывает возместить вред, причиненный и без вины. Но вина должна устанавливаться при рассмотрении дел, возникших вследствие нарушения и ненадлежащего исполнения обязательств или виновного причинения вреда. Но и во всех иных случаях закон предполагает, а суд обязан дать дифференцированную оценку поведению и причинителя вреда, и потерпевшего. От этого зависит объем гражданско-правовой ответственности. При грубой неосторожности потерпевшего человек, нанесший вред, освобождается от обязанности возместить вред.

В результате большинства аварий причиняется, как правило, значительный материальный ущерб. Лицу, управлявшему источником повышенной опасности, предъявляется регрессный иск. Удовлетворение иска зависит от вины действовавшего в этих условиях лица.

Однако во многих случаях субъект, управляющий техникой, оказывается не в состоянии овладеть ситуацией, принять адекватные решения и совершить действия, предотвращающие аварию. Авария может произойти и в силу небрежности, и в силу недостаточной компетентности, и в силу превышения требований ситуации психофизиологических возможностей индивида.

При судебном рассмотрении дел этой категории неизбежно возникает вопрос о виновности лица, решение которого невозможно без выяснения индивидуально-типологических регуляционных особенностей индивида. Адекватность принимаемых решений в нестандартной ситуации зависит от его интеллектуальных, психодинамических и профессиональных качеств. При этом нельзя ограничиться лишь технической экспертизой.

Для определения виновности лица, допустившего аварию в экстремальной ситуации, должны быть исследованы обстоятельства, имеющие психологическую сущность. Поведение человека в психически напряженной ситуации требует специального психологического анализа.

Все аварийные ситуации, как правило, связаны с нарушением привычных автоматизмов, необходимостью перехода на развернутый сознательный контроль сложного комплекса действий. Это значительно удлиняет время поведенческого акта. Нередко происходит неадекватный перенос стереотипных действий в принципиально иную ситуацию.

Таковы лишь некоторые факторы оптимальности и неоптимальности человеческого поведения в системе «человек — машина». Установление вины, причастности психофизиологических возможностей субъекта к деликту в этих случаях может быть доказано лишь на основе экспертного психологического исследования.

Психологический анализ, как правило, нужен и при разграничении умысла и неосторожности, неосторожности грубой и простой.

Так, народным судом Москвы рассматривался иск П. к У. о возмещении вреда, причиненного здоровью истца наездом автомобиля ответчика. Истец, требуя удовлетворения своих притязаний, объяснил, что переходил дорогу на перекрестке, правил дорожного движения не нарушал, а У. внезапно выехал из-за угла дома и сбил его. Ответчик утверждал, что ехал с дозволенной скоростью, но дорога была скользкой (шел дождь), а П. появился перед машиной неожиданно, после поворота, поэтому он не сумел предотвратить происшествие, хотя и пытался это делать.

Народный суд удовлетворил иск на 50% — по мнению суда, действия потерпевшего характеризовались грубой неосторожностью, что и способствовало наступлению вредных последствий. Президиум Мосгорсуда отменил вынесенное постановление и передал дело на новое рассмотрение. Надзорная инстанция указала, что народный суд не исследовал всех обстоятельств дела при определении вины потерпевшего и причинителя вреда, что вывод о грубой неосторожности истца сделан лишь на основе объяснений сторон.

Правильное разрешение данного дела требовало специального исследования: способен ли был У. по своим психофизиологическим возможностям действовать в данной ситуации надлежащим, адекватным образом? Могли он вовремя затормозить или своевременно свернуть, чтобы избежать столкновения с пешеходом? Для получения доказательств вины У. нужна была судебно-психологическая экспертиза, следовало выяснить конкретные психофизиологические возможности ответчика в данной поведенческой ситуации.

В гражданско-правовой доктрине принято положение о том, что юридической оценке подлежат только сознательные действия субъекта. Однако по данным современной научной психологии более половины актов человеческого поведения организуется на подсознательном, стереотипном, привычном уровне — при свернутости сознательного контроля.

Решить проблему взаимосвязи сознательного и подсознательного в сложном акте человеческого поведения в ряде случаев могут только высококвалифицированные специалисты в области поведенческой психологии.

Судебно-психологическая экспертиза может предоставить доказательственный материал для правильного разрешения гражданским судом вопроса о моральном вреде и его признаках.

На разрешение СПЭ ставятся следующие вопросы.

Имеются ли признаки посттравматических изменений в психическом состоянии подэкспертного лица и в чем они заключаются?

Нанесен ли ответчиком ущерб базовым жизненным ценностям подэкспертного лица, вызвавший у него устойчивый психический дискомфорт и ухудшение его физического состояния?

Заключение судебно-психологической экспертизы излагается письменно в требуемом законом порядке. В нем выделяются три части: вводная, исследовательская и заключительная.

Во вводной части экспертного заключения указываются время и место составления заключения, краткие сведения об эксперте (фамилия, имя, отчество, образование, ученая степень и звание, занимаемая должность), правовое основание проведения судебно-психологической экспертизы (название процессуального документа, должностного лица, назначившего экспертизу, время и место составления процессуального документа).

Здесь же указываются время и место экспертизы; лица, присутствовавшие при ее проведении; фамилия, имя, отчество подэкспертного лица, его процессуальный статус и вопросы, поставленные экспертом. Указывается также, все ли необходимые материалы были представлены эксперту. Эксперт не вправе менять формулировки вопросов.

Судебно-психологическая экспертиза может быть проведена лишь при желании лица, направленного на экспертизу. Поэтому во вводной части экспертного заключения указывается позиция подэкспертного лица.

Наиболее полно должна быть представлена исследовательская часть экспертного заключения. Здесь указываются задачи исследования, использованные методы, методики, процедуры, могут быть приведены соответствующие формулы, графики, схемы, диаграммы, таблицы, итоговые показатели тестовых исследований.

В итоговой части экспертного заключения даются ответы на поставленные вопросы, которые являются выводами проведенного исследования. Ответы должны быть ясными, четкими, не допускающими двусмысленного толкования. Если точный ответ не представляется возможным, это также указывается в заключении.

Если для получения ответа на поставленные вопросы требуются знания из смежных отраслей науки, в заключении дается соответствующее предложение (назначить комплексную медико-психологическую, психолого-психиатрическую, психолого-техническую экспертизу).

В заключении комплексных экспертиз указывается, какие исследования проведены совместно и раздельно. Результаты по исследованиям приводятся раздельно. Если заключительные ответы даются раздельно, то каждый ответ подписывается соответствующим специалистом. Эксперт-психолог не вправе давать ответы на юридические вопросы (о виновности отдельных лиц, правдивости их поведения, дееспособности и вменяемости отдельных лиц, причинах правонарушений).

Заключение судебно-психологической экспертизы должно предоставлять возможность повторной проверки ее выводов. При недостаточной убедительности для суда материалов экспертизы возможно повторное ее назначение.

Заключение судебно-психологической экспертизы подлежит судебной оценке. В целях получения разъяснений и дополнений возможен допрос эксперта в суде, результаты которого фиксируются в протоколе судебного заседания (которые затем подписываются судьей и экспертом). Заключение экспертизы оценивается по внутреннему убеждению суда, но на определенном правовом основании. Определяются научная обоснованность и достоверность экспертного заключения. Признание судом экспертного заключения обоснованным и достоверным делает заключение источником прямых и косвенных доказательств.

Заключение судебно-психологической экспертизы не имеет преимуществ перед другими источниками доказательств. Оно оценивается не только судьями, но и другими участниками процесса. При несогласии с выводами экспертизы они могут ходатайствовать перед судом о назначении повторной или дополнительной экспертизы.

Экспертное судебно-психологическое исследование должно осуществляться со строгим соблюдением прав личности. Методы и приемы исследования не могут сопровождаться психическим и физическим принуждением. При этом должны быть соблюдены все процессуальные права участника гражданского процесса.

Назначая судебно-психологическую экспертизу, суд разъясняет лицу цели экспертизы и ее значение для правильного разрешения дела. Назначенное на экспертизу лицо вправе заявить отвод эксперту, ходатайствовать перед судом об оглашении экспертного заключения в закрытом судебном заседании.