Программа юстиция адвоката

В адвокаты в три этапа: Минюст показал новую концепцию регулирования юррынка

Минюст опубликовал новый вариант концепции регулирования рынка профессиональной юрпомощи. Обновленная программа предусматривает введение адвокатской монополии в России с 1 января 2023 года. В документе подробно расписано, как можно будет получить адвокатский статус в упрощенном порядке и какие требования будут предъявляться к иностранным юристам. За внедрение большей части нововведений будут отвечать Минюст и ФПА.

Первый этап: новые законы

Из опубликованного документа следует, что концепция будет реализовываться в три этапа. На первом из них в 2018 году собираются разработать нормативные акты по нескольким направлениям:

1) Создать возможности для выбора адвокатами существующих организационно-правовых форм коммерческих организаций, чтобы вести адвокатскую деятельность.

2) Обеспечить адвокатам возможность работать по трудовому договору с адвокатскими образованиями.

3) Детализировать режим налогообложения адвокатов и адвокатских образований в зависимости от той организационной формы, которую они выберут.

4) Обеспечить адвокатским образованиям возможность использовать средства индивидуализаци и участвовать в госзакупках.

5) Ввести правило о том, что иностранные юристы и защитники смогут оказывать в России юрпомощь только после регистрации в специальном реестре, который будет вести Минюст. Иностранцы смогут консультировать в нашей стране только по вопросам права своего зарубежного государства, если там власти дают аналогичную возможность для российских адвокатов (принцип взаимности).

6) Ввести правило о том, что иностранцы смогут получить статус адвоката в РФ, если они имеют высшее юридическое образование вуза России, СССР или иностранного университета той страны, где действует принцип взаимности с Россией.

7) Ввести требование к адвокатским образованиям, которое запретит прямой или косвенный контроль иностранных лиц над ними.

В документе указано, что для достижения перечисленных целей потребуется внести изменения в целый ряд актов: Закон об адвокатуре, Гражданский кодекс, Трудовой кодекс, Налоговый кодекс, в процессуальное законодательство и законодательство о госзакупках. На первом этапе реализации Концепции для укрепления статуса адвоката планируется при участии ФПА разработать предложения, которые будут обеспечивать повышение эффективности адвокатской деятельности: дальнейшее развитие института адвокатского запроса, защиты адвокатской тайны, упрощение процедур подтверждения работы адвокатов по назначению.

Второй этап: упрощенный экзамен не для всех

В 2019 году должен пройти второй этап реализации концепции, в рамках которого планируется разработать законы, регулирующие временный упрощенный порядок перехода юристов в адвокатуру. Чтобы получить адвокатский статус по облегченному механизму, надо будет успешно пройти тест на знания только законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре. Упрощенный порядок будет действовать в переходный период до 1 января 2023 года для тех специалистов, кто соответствует общим требованиям Закона об адвокатуре и одновременно отвечает ряду дополнительных критериев.

Всем остальным юристам придется сдавать квалификационный экзамен на получение статуса адвоката в общем порядке. Авторы концепции указывают на то, что сдачу экзамена надо сделать удобной и технологичной с использованием интернета. Разработкой такой системы займется ФПА. Правила предоставления статуса адвоката как в упрощенном порядке, так и в общем предстоит унифицировать, сделать максимально прозрачными и публичными. Их должны будут совместно утвердить ФПА и Минюст. Вопрос с уплатой взносов при вступлении в адвокатуру тоже предстоит упростить. Разработчики документа предлагают установить единый необременительный размер таких сумм.

В перспективе планируется предусмотреть преференции для адвокатских образований, которые оказывают помощь pro bono. В частности, наличие такой практики у адвокатов могут сделать обязательным условием для участия в гостендерах на оказание юруслуг. Число адвокатов будет стремительно расти, поэтому ФПА в 2019 году придется создать все условия для эффективной и системной работы квалификационных комиссий адвокатских палат субъектов РФ.

Финальный аккорд: сроки могут продлить

Последний этап реализации Концепции собираются провести за 3 года – с 2020 по 2022 год. За это время собираются принять в адвокатуру в упрощенном порядке всех желающих, которые отвечают заявленным требованиям. С 1 января 2023 года представительство во всех судах вправе будут осуществлять только адвокаты, а также госслужащие, муниципальные служащие, инхаусы в интересах своих компаний, законные представители, руководители организаций и НКО.

Кроме того, с этой же даты только адвокаты и адвокатские образования смогут оказывать юридическую помощь в РФ на возмездной основе. Всем юркомпаниям придется до этого времени привести свои фирменные наименования, учредительные документы, партнерские соглашения, трудовые договоры, а также соглашения с доверителями в соответствие с новыми правилами Закона об адвокатуре, и получить статус адвокатских образований.

Во время третьего этапа ФПА и Минюст будут вести мониторинг тех результатов, которые удалось достичь с 2018 по 2020 год в процессе реализации поставленных задач:

  • Установить число лиц, которые получили статус адвоката в упрощенном порядке, уточнить динамику увеличения численности адвокатского сообщества;
  • Оценить доступность адвокатских услуг для всех категорий граждан в денежном эквиваленте;
  • Подсчитать число вновь зарегистрированных адвокатских образований
    и их организационно-правовые формы;
  • Узнать число адвокатов, которые заключили трудовые договоры с адвокатскими образованиями;
  • Выявить проблемы правоприменения, которые возникли при реализации Концепции.

Если в ходе мониторинга выяснится, что к 1 января 2023 года численность адвокатов не обеспечивает потребностей граждан и организаций в получении квалифицированной юрпомощи либо имеются иные проблемные аспекты, то срок третьего этапа реализации концепции могут увеличить.

Тем временем сегодня Законодательный комитет Госдумы по итогам своего заседания рекомендовал принять в первом чтении законопроект, который предлагает альтернативные правила представительства для юристов в российских судах (см. «Представителей в судах обяжут иметь высшее юридическое образование»). Его автором является депутат Госдумы, председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

О законопроекте

Его идея состоит в том, чтобы прописать в законе требования о наличии специального образования у тех, кто хочет представлять чьи-либо интересы в суде. При этом представитель гражданина или организации должен иметь присвоенную в Российской Федерации ученую степень по юридической специальности или получить образование по программе с государственной аккредитацией. К иностранным гражданам законопроект предъявляет точно такие же требования.

Если проект примут, то в АПК вместо слов «иные лица» появится такое уточнение: «дееспособные граждане, имеющие высшее юридическое образование, полученное по имеющей российскую государственную аккредитацию образовательной программе, либо присвоенную в Российской Федерации ученую степень по юридической специальности, либо имеющие юридическое образование, полученное за рубежом, и сдавшие профессиональный экзамен по юридической специальности в общероссийской общественной организации граждан, которые имеют юридическое образование». Такую же норму пропишут в ГПК и КАС.

Что касается компаний, то представителями смогут быть как российские организации, так и иностранные. Последние при этом будут обязаны иметь специальную аккредитацию от «общероссийской общественной организации, определяемой Правительством».

С текстом законопроекта № 273154-7 «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» можно ознакомиться здесь.

Кабмин дал отмашку введению адвокатской монополии — опубликована госпрограмма «Юстиция»-2020

Правительство РФ опубликовало на госпортале правовых актов новую госпрограмму «Юстиция», рассчитанную на реализацию до 2020 года, которая утверждена 15 апреля постановлением кабмина.

Существенная часть программы, в частности, посвящена реформе и регулированию рынка юридических услуг в стране.

Так, в итоге реализации программы предусматривается ровно вдвое увеличить количество адвокатов в стране – доведя соотношение общего числа действующих адвокатов к населению РФ до 0,1 против 0,05 в настоящее время.

Планируется уже в этом году приказом Минюста России утвердить Концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусматривающую обеспечение доступа граждан и юридических лиц к получению квалифицированной юрпомощи.

Также Минюст, но уже в следующем году, должен подготовить проект федерального закона о профессиональной юридической помощи в РФ, «направленный на оптимизацию процедуры допуска к профессии адвоката и стандартизацию рынка профессиональной юридической помощи».

Кроме того, в будущем году предусматривается внести изменения «в части совершенствования порядка оплаты вознаграждения адвоката» в постановление правительства РФ от 1 декабря 2012 год № 1240 «О порядке и размере возмещения процессуальных издержек, связанных с производством по уголовному делу, издержек в связи с рассмотрением гражданского дела, а также расходов в связи с выполнением требований Конституционного суда Российской Федерации…».

Напомним, что при обсуждении концепции госпрограммы «Юстиция» год назад в правительстве РФ глава Минюста Александр Коновалов среди основных задач программы в сфере деятельности адвокатуры назвал поэтапный и постепенный переход «к единому адвокатскому статусу для тех, кто оказывает услуги на рынке юридических консультаций». «В том числе не исключаем постепенного перехода к адвокатской монополии на представительство интересов в суде», – подчеркнул министр. Предусмотренное программой двукратное увеличение численности адвокатского корпуса, по словам Коновалова, «может и должно произойти как раз за счет того самого слияния профессии юридических консультантов».

С полным текстом 93-страничного постановления правительства РФ от 15 апреля 2014 года № 312 «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Юстиция» можно ознакомиться здесь.

В государственную программу «Юстиция» внесут изменения

Подготовлен проект постановления Правительства РФ «О внесении изменений в государственную программу “Юстиция”»

30 декабря Минюст России сообщил о подготовке проекта постановления Правительства РФ «О внесении изменений в государственную программу Российской Федерации “Юстиция”». Изменения затрагивают и регулирование сферы оказания квалифицированной юридической помощи.

Другие статьи:  Размер госпошлины за исковое заявление о взыскании денежных средств

Как сообщает Минюст России, внесение изменений в государственную программу осуществляется в целях уточнения ее целей и задач, состава и значений целевых показателей (индикаторов), а также приведения бюджетных ассигнований в соответствие с Федеральным законом от 19 декабря 2016 г. № 415-ФЗ «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

В частности, проектом предлагается перенести с 2017 г. на 2018 г. срок внесения в Правительство РФ Федерального закона «О профессиональной юридической помощи в Российской Федерации», направленного на «оптимизацию процедуры допуска к профессии адвоката» и «стандартизацию рынка профессиональной юридической помощи».

В качестве обоснования данных изменений в пояснительной записке к проекту постановления указывается, что данный федеральный закон может быть разработан только после утверждения Правительством РФ Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

«В настоящее время Минюстом России во взаимодействии с представителями профессионального юридического сообщества осуществляется доработка итогового текста проекта документа, после чего он будет в установленном порядке направлен на согласование в заинтересованные федеральные органы исполнительной власти для последующего внесения в Правительство РФ.

Концепцией определяются основные направления модернизации законодательства для объединения юридической профессии, меры, направленные на совершенствование института адвокатуры в целях повышения качества оказания квалифицированной юридической помощи на территории Российской Федерации, в том числе на оптимизацию процедуры допуска к профессии адвоката.

В рамках реализации Концепции предусмотрена подготовка проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов, направленных на внесение изменений в законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, а также внесение изменений и дополнений в процессуальное законодательство Российской Федерации», – говорится в пояснительной записке.

«В проекте постановления Правительства РФ подтвержден курс на реформирование сферы оказания юридической помощи. Более того, в пояснительной записке к проекту указано, что основной документ этой части государственной программы “Юстиция” – Концепция регулирования рынка квалифицированной юридической помощи – находится в стадии итоговой доработки. Данное утверждение развенчивает периодически появляющиеся слухи о том, что реформа отложена надолго, если не навсегда», – подчеркнул исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков.

Андрей Сучков согласился, что с учетом наблюдаемых темпов работы над Концепцией вполне закономерен перенос срока внесения соответствующего законопроекта на конец 2018 г. «Однако вызывает удивление, что в госпрограмме остается указание на необходимость разработки проекта федерального закона “О профессиональной юридической помощи в Российской Федерации”, в то время как содержание Концепции предполагает внесение изменений и дополнений в Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”, а не принятие нового закона. Полагаю, что в этой части в госпрограмму следует внести правки», – отметил он.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ коснулся и другого изменения, затрагивающего адвокатуру, а именно – отказа от программного показателя «Соотношение общего количества адвокатов, имеющих действующий статус, сведения о которых внесены в реестр, и населения Российской Федерации». «Данный ориентир был базовым в оценке реализации госпрограммы в этой части. Во всех странах с развитой правовой системой данный показатель является основным критерием обеспеченности населения квалифицированной юридической помощью. Доводы в пояснительной записке к проекту правительственного постановления о том, что он не влияет напрямую на достижение целей госпрограммы, совсем не убедительны. Скорее они убеждают в обратном: данный показатель должен остаться в госпрограмме и быть одним из основных критериев оценки ее реализации», – заключил Андрей Сучков.

Государственная программа «Юстиция»: кто может представлять наши интересы в суде

О. ЧИЖ — 16.35 в Москве.

Т. ДЗЯДКО – Мы приветствуем нашего гостя. Юрий Пилипенко — управляющий партнер юридической фирмы «ЮСТ», вице-президент федеральной палаты адвокатов. Будем говорить о государственной программе «Юстиция», кто может представлять наши интересы в суде. Так звучит наша тема. Добрый день.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Добрый день.

Т. ДЗЯДКО – +7-985-970-45-45, также есть твиттер аккаунт @vyzvon. Давайте начнем сначала, поясните, что это за государственная программа «Юстиция», что она из себя представляет.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Это официальный документ, который был утвержден постановлением правительства несколько месяцев назад. И речь в нем идет о тех мерах, которые министерство юстиции должно принять в области юстиции для того, чтобы юстиция была еще более эффективной в нашей стране. Но один из пунктов касается конечно адвокатуры и там есть замечательные вещи с моей точки зрения, которые говорят о введении в нашей стране адвокатской монополии на судебное представительство. Я в этой программе считаю эту идею ключевой и хотел бы остановиться на ней.

О. ЧИЖ — То есть получается, если я хочу, чтобы мои интересы в суде кто-то представлял, я не могу туда привести просто юриста. Я должна привести человека обязательно с адвокатским статусом.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Да. Очень хотелось бы, чтобы человек, который будет представлять ваши интересы в суде, обладал адвокатским статусом и соответствовал тем требованиям и стандартам, которые применяются к представителям в суде во всем мире.

О. ЧИЖ — А в чем проблема. Есть у меня человек, которому я сильно доверяю. Не доверяю я назначенному адвокату. А денег на то, чтобы его нанять, у меня нет. Почему я не могу привести человека, в котором я уверена?

Ю. ПИЛИПЕНКО — А вы бесплатно его поведете в суд?

О. ЧИЖ — Это вопрос моей договоренности с ним.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Проблема в чем. На самом деле конечно словосочетание «адвокатская монополия» многим представляется не вполне удачным, и все мы полагаем, что любая монополия ведет к ухудшению качества, увеличению цены и так далее. Но по поводу адвокатской монополии могу смело сказать, что это та монополия, которая является естественной. В нашей стране есть закон об естественных монополиях. Туда относится, по-моему, железнодорожный транспорт, газопроводы и еще что-то подобное. Но адвокатская монополия также естественна, как и врачебная. Ни у кого не вызывает сомнения, что любые медицинские манипуляции с заболевшим человеком должен делать человек, имеющий медицинское образование и определенный опыт работы. Целительство отдельная сфера, которой не хотелось бы сейчас касаться. То же самое в юриспруденции. Адвокат это особенный человек и он отличается от вашего знакомого, который является юристом, а может быть и не юристом. Я хотел бы рассказать о том, в чем отличия между просто знакомым юристом или не юристом, которого вы решили привлечь для помощи, от адвоката. Мы должны понимать, что у адвоката есть 5-7 отличий от простого обывателя, желающего помочь вам в суде. Но прежде всего адвокат должен быть дееспособным, а вот дееспособность другого человека, который решил вам помочь, она неизвестна. Адвокат должен иметь законченное высшее юридическое образование. А некоторое количество людей на практике в нашей стране сейчас представляют интересы граждан, не имея ни то что юридического образования, иногда просто высшего образования. Третье отличие – адвокатом может стать, только имея минимум двухлетний опыт работы по юридической специальности, что является дополнительным доказательством того, что у человека есть определенный опыт и жизненный и профессиональный. Далее адвокат сдает экзамены. Очень непростые. Для примера могу вам сказать, что в Москве примерно половина претендентов на адвокатский статус отсеивается на этапе экзаменов. Это дополнительное сито для профессионализма. Далее адвокат в силу закона обязан все время повышать свою квалификацию, следить за изменением законодательства, и так далее. Всего этого нет у тех людей, которые адвокатами не являются. Более того, адвокат входит в саморегулируемую организацию, у которой есть свой собственный кодекс профессиональной этики, профессиональные стандарты, и дисциплинарная ответственность. И вот все это на самом деле отличает адвокатов от тех людей, которые за деньги или бесплатно или по доброй воле хотят оказать вам помощь в суде. И наверное, вы согласитесь, что это является некой гарантией того что юридическая помощь будет более-менее квалифицированной и соответствовать определенным стандартам.

О. ЧИЖ — Но это не подспорье для определенного коррупционного фактора даже при сдаче тех же экзаменов. Потому что человеку в любом случае нужно работать, он вынужден сдавать экзамен.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Я думаю нет, и в частности по поводу Московской городской палаты адвокатов никто никогда еще не намекал относительно того, что есть такие моменты и так далее. Коррупция может быть, может не быть, но мы говорим об институтах, а не об исключениях. Мы говорим о правиле, а не об исключениях из правил. Более того, я хотел бы обратить внимание, что более конкурентной среды, чем адвокатская, в принципе нигде не существует. Дело в том, что сама адвокатская помощь оказывается на принципе автономии адвоката. Адвокат автономен. В нашей стране приблизительно 70 тысяч адвокатов. В Москве в частности их, наверное, 8,5 примерно. И каждый адвокат в силу того, что он независимая единица, конкурирует с другим адвокатом. И поэтому конкуренция среди адвокатов она естественна, она очень высока в силу природы самой адвокатской профессии.

О. ЧИЖ — А есть какие-то данные по количеству людей, которые работают в судах, не имея адвокатского статуса.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Федеральная палата адвокатов, вице-президентом которой я являюсь пыталась несколько раз выяснить количество партизан, как мы их называем в шутку и приходили каждый раз к разному выводу. Иногда нам казалось, что их сотни тысяч на нашу страну. Иногда, что их не так много. Но по моему представлению их примерно столько же, сколько адвокатов. Просто нужно понимать, что там, где есть хозяйственная деятельность, там, где есть средний класс, там, где возникает необходимость частого обращения в суд, по бытовым ли делам, коммерческим делам, там появляются люди, которые, не являясь адвокатами, предлагают свои услуги. А в тех местах, таких мест в нашей стране еще достаточно много, где экономическая жизнь еле теплится, там и адвокатов, претендующих на представительство в суде практически нет. Недавно разговаривал с коллегами из Тюмени, они убеждены, что лиц, не являющихся адвокатами, но представительствующих в суде примерно столько же, сколько адвокатов. В Москве говорят их примерно столько же. А вот в Брянской области, где я был недавно, там в принципе нет ни одного юриста, ходящего в суд по доверенности не адвоката. Потому что в них нет особой нужды, там нет рынка, там нет спроса на такого рода услуги.

Другие статьи:  Где получить гражданство на ребенка в ижевске

О. ЧИЖ — Ирина например, пишет: программа узаконивания монополии адвокатов это просто вымывание правозащитников. То есть они получается, выброшены из большого сегмента процесса.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Правозащитники и адвокаты это не совсем одно и то же. С другой стороны мы совпадаем. Поэтому никто не мешает правозащитнику, если он соответствует тем требованиям, которые предъявляются к адвокату, стать адвокатам. Более того, нужно обратить внимание на одно очень важное обстоятельство. Госпрограмма «Юстиция» не только нацелена на введение адвокатской монополии на судебное представительство, подчеркиваю, не просто на все консультации, она нацелена на то, чтобы включить в единую корпорацию всех тех юристов, не адвокатов, которые имеют к тому основания. В том числе и правозащитники могут стать адвокатами. Я не вижу к этому никаких препятствий.

Т. ДЗЯДКО – А какова процедура превращения в адвоката? Они должны сдать какие-то экзамены или что?

Ю. ПИЛИПЕНКО — Сейчас эта проблема обсуждается. Окончательного решения нет. Есть несколько точек зрения. В том числе одна из них говорит о том, что все желающие должны сдать какие-то дополнительные экзамены. Лично у меня есть свое представление о том, как те люди, которые не являются адвокатами в тот момент, когда будет введена адвокатская монополия, могут стать адвокатами. Я склоняюсь к тому, что для этого достаточно трех вещей. Вещь номер один. Это подтверждение наличия соответствующего высшего юридического образования. Это по-моему не вызывает ни у кого сомнений. Вещь номер два – подтверждение практики о том, что ты уже практикуешь в судах, что ты там бывал и так далее, либо где-то работал в качестве юриста. Это тоже по-моему не вызывает сомнений.

Ю. ПИЛИПЕНКО — И третье, это моя личная точка зрения, я пока не нашел сторонников, тем более я бы полагал, что достаточно было бы рекомендаций 2-3 адвокатов из той палаты адвокатской, куда кандидат собирается вступить. Но пока это в процессе разработки и поэтому окончательное решение, каким образом произойдет объединение, еще нет.

О. ЧИЖ — То есть когда полноценно заработает сама госпрограмма «Юстиция», с изменениями по адвокатской монополии, тогда может быть еще пересмотрен порядок получения статуса адвокатов.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Он еще не разработан на самом деле. Как вот это объединение произойдет, механизма пока нет. Он обсуждается. Еще кстати хотел бы обратить внимание на одно обстоятельство. Очень часто адвокатов укоряют в том, что они не очень профессионально поступили где-то не так, и эти укоры зачастую бывают справедливы. Но в чем проблема. Адвокатура это та организация, которая за последние 10 лет предположим, очень серьезно самоочистилась. Примерно 10% от общего количества адвокатов, которые были в ее рядах за последние 10 лет, были лишены статуса. Где вы найдете еще такую организацию, которая таким образом очищается от участников, членов, которые не делают чести, что называется. Но с другой стороны очищение не может быть эффективным, потому что человек, сегодня работающий в адвокатуре, вызвавший нарекание у клиентов, соответственно коллег, лишенный статуса, он просто идет и опять по доверенности начинает представительство в суде и таким образом эффективность от дисциплинарной ответственности адвокатской корпорации стремится в этой ситуации к нулю. Если мы хотим чтобы адвокатура была в том числе более эффективной, то нам нужно сделать так, чтобы не было такой лазейки, такой возможности, лишившись статуса, по-прежнему продолжать зарабатывать на жизнь, по-прежнему продолжать нарушать…

О. ЧИЖ — Изменилась строчка в бумажке, но он продолжает работать.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Конечно.

О. ЧИЖ — Можно ли после этих изменений, после введения адвокатской монополии по-прежнему защищать самому себя в суде.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Да, мы исходим из того, что гражданин имеет абсолютно полное право сам представлять себя в суде, защищая свои собственные интересы, но возможно как вариант, есть европейский опыт, очень распространенный. В некоторых судебных инстанциях все-таки нельзя будет без профессионального представителя. Например, есть коллегиальное рассмотрение дела. Когда заседает трое судей. Почему их трое. Потому что, наверное, дела особой важности. Требуется дополнительная квалификация. Не один судья, а трое. И в этой связи, наверное, было бы правильно предполагать, что и представитель должен быть профессиональный. Потом высшие суды.

Т. ДЗЯДКО – Почему?

Ю. ПИЛИПЕНКО — Потому что высокая степень ответственности.

Т. ДЗЯДКО – Человек сам определяет, что он себя хочет защищать сам.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Совершенно верно. Но я вам говорю о европейском опыте. Во многих европейских странах в коллегиальных составах защищать интересы гражданина может только официальный представитель. В высших судах например. А так конечно никто гражданина права защищать свои интересы не собирается лишать. Более того, я предполагаю, что не все категории дел в принципе нуждаются в том, чтобы только адвокат представительствовал в суде. Потому что возможно трудовые споры например, или административные разбирательства, которых в стране большое количество. Просто даже если адвокаты объединятся не с адвокатами, то они навряд ли смогут объять все это количество судебных дел. Поэтому здесь предстоит еще очень большая работа щепетильная для того, чтобы понять, где адвокаты обязательно нужны, а где гражданин может справиться сам. Более того, я так понимаю, что идея предстоящей адвокатской монополии исходит из того, что и юридические лица корпорации, компании могут представлять свои собственные интересы, в том числе через штатных сотрудников, как и было несколько лет назад, лет 10 примерно назад, арбитражно-процессуальный кодекс предусматривал, что в арбитражном суде представительствовать могут либо адвокаты, либо сотрудники этих компаний. В этом смысле ни госпрограмма, ни ее идеология не покушаются на права юридических лиц представлять свои собственные интересы через своих представителей.

О. ЧИЖ — То есть она коснется именно физических лиц, граждан.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Да. Я исхожу из того, что речь идет о гражданах, о судах общей юрисдикции. Арбитражных судах, там, где нет представительства сотрудников этих компаний.

О. ЧИЖ — Но вот есть слушатели, которые с вами не соглашаются. Виталий: это не совсем естественная монополия, такая система есть в Германии, но их уровень развития права и демократии несколько отличен от нашего, кстати, даже там я пострадал от местного адвоката, что же будет здесь.

Ю. ПИЛИПЕНКО — От адвоката можно пострадать везде, и там и здесь. Но мы же говорим не о частном случае, мы говорим об институте. Я вообще убежден в том, что среди юристов не адвокатов встречаются совершенно позитивные, очень профессиональные люди. И я готов это подтвердить. У меня есть знакомые среди такого рода людей. Но я хотел бы сказать, что мы должны говорить не о личностях, а об институтах. И адвокатская монополия это вопрос института, а не вопрос о том, как конкретный человек хорош или плох.

О. ЧИЖ — Вы говорили, в том числе о том, что адвокатская монополия поможет все-таки профессиональному сообществу саморегулироваться. То есть люди, которые были отсечены, лишены статуса за какие-то нарушения, они таким образом не смогут практиковать. Для них большая проблема заново получить адвокатский статус?

Ю. ПИЛИПЕНКО — Конечно, проблема. Дело в том, что сейчас современное регулирование предусматривает следующее. Если адвокат лишен статуса, то претендовать на восстановление в рядах он может не ранее чем через 3 года.

Т. ДЗЯДКО – То есть своеобразный волчий билет такой.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Да, вообще мне кажется, в этом ничего удивительного нет, это не запрет на профессию. Это определенного рода дисциплинарное взыскание. И вы же понимаете, которым людям не место в адвокатуре. И у вас наверняка есть примеры и у меня. Когда люди совершенно зря обладают адвокатским статусом. Но мы вынуждены с этим мириться, потому что какова польза делу, если сегодня он будет лишен статуса. А завтра без статуса продолжит практику в суде. Я не знаю, смог ли я убедить вас и радиослушателей. Но примерно такова моя позиция. И позиция федеральной палаты адвокатов.

Т. ДЗЯДКО – Андрей вам пишет: вы лишаете людей права выбора и ставите какие-то институты выше прав личности. Что ответите?

Другие статьи:  Оформить стол молодоженов

Ю. ПИЛИПЕНКО — Эта коллизия не очень естественная. В отличие от адвокатской монополии я бы не стал сталкивать интересы институтов и интересы личности. Интерес личности вне института никогда не может быть защищен.

Т. ДЗЯДКО – Нет, Андрей пишет, вы лишаете людей права выбора, выбора между конкретными людьми. Которые будут представлять интересы этого человека в зале судебного заседания.

Ю. ПИЛИПЕНКО — В адвокатуре сейчас 72 тысячи человек. В Москве 8,5 тысяч. Мы очень рассчитываем, что в момент узаконивания адвокатской монополии количество адвокатов удвоится за счет, в том числе не адвокатов. И у гражданина будет возможность выбирать из этих 170-180-200 тысяч человек любого представителя своих интересов. Никакого ущемления права на выбор я здесь не вижу.

О. ЧИЖ — Рупрехт так идет в лоб: скажите честно, просто хотите зачистить рынок. А что будет с рынком, по каким-то компаниям это может нанести серьезный удар.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Интересов компаний это вообще никак не касается. Здесь явная передержка. Лично меня как практикующего адвоката, управляющего партнера одной из компаний московских и российских, адвокатская монополия мало как интересует, потому что мы в этой связи не выигрываем, не проигрываем. Я в данном случае агитирую, доказываю необходимость адвокатской монополии как вице-президент федеральной палаты адвокатов. Я, честно говоря, бьюсь за интересы сословия. Но я подразумеваю под этим и интересы граждан. Потому что еще раз хочу подчеркнуть, человек без статуса зачастую без образования, без дисциплинарной ответственности, без саморегулирования представляет большую опасность для граждан в общем и целом, а не в частном случае. Чем все-таки адвокаты, с которыми можно работать, на которых можно действовать через органы самоуправления, через кодекс профессиональной этики, через дисциплинарную ответственность.

О. ЧИЖ — Но вот интересы граждан это хорошо, но если меня как гражданина ставят перед необходимостью нанимать именно профессионального адвоката, а назначенному адвокату я не доверяю…

Ю. ПИЛИПЕНКО — Нанимать и назначенный это все-таки разные вещи.

О. ЧИЖ — То есть я не доверяю тому адвокату, которого могу получить бесплатно, но в любом случае это должен быть адвокат со статусом. Не является ли это причиной поднять цены на услуги?

Ю. ПИЛИПЕНКО — Во-первых, не дай вам бесплатно получать адвокатов, потому что бесплатный адвокат, как правило, по уголовным делам в порядке 51 статьи УПК. Давайте говорить лучше о той ситуации, когда вам лучше нанимать, когда у вас гражданский спор. Какие-то семейные дела, наследство и так далее. Если вам не нравится этот адвокат, вы вполне если вы говорите о найме либо приглашении, что более все-таки интеллигентно звучит, вы имеете право выбрать. Что касается повышения цен. Я еще раз хочу сказать, мы соединяем два процесса. Введение адвокатской монополии и объединение всех юристов в одну корпорацию. То есть никуда люди с рынка не денутся. И количество людей, которые способны представлять вас в суде, останется тем же. И поэтому никаких оснований для увеличения цен на рынке юридических услуг в этой связи я не вижу.

О. ЧИЖ — То есть конкуренция сама себя отрегулирует.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Конечно. Более конкурентной среды, чем адвокатуры в нашей стране нет.

Т. ДЗЯДКО – А когда эта государственная программа начнет работать?

Ю. ПИЛИПЕНКО — Она начала уже работать, потому что она принята и утверждена постановлением правительства, у нее есть этапы и я сейчас конечно, навряд ли смогу совершенно точно назвать. Но это на ближайшие 2-3 года. Эта программа рассчитана для реализации на ближайшие 2-3 года.

Т. ДЗЯДКО – Это будет этапно или сразу с завтрашнего дня условно представлять интересы в судах смогут только адвокаты.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Здесь ничего невозможно совершить внезапно. Дело в том, что меры, о которых идет речь в госпрограмме, они предусматривают изменение действующего законодательства. Это соответственно проработка, подготовка, текст, обсуждение, внесение в ГД, дискуссии. Первое, второе, третье чтение и так далее.

О. ЧИЖ — А закона нет.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Закона как меры для реализации этих идей, они в настоящее время готовятся.

Т. ДЗЯДКО – То есть эти процедуры пока прорабатываются.

Ю. ПИЛИПЕНКО — Да. Внезапности не будет.

О. ЧИЖ — Ну что же. Юрий Пилипенко — управляющий партнер юридической фирмы «ЮСТ» и вице-президент федеральной палаты адвокатов.

Одно из важных положений программы касается реформы системы юридических услуг. Документ предлагает ввести так называемую адвокатскую монополию, когда профессионально защищать граждан в судах смогут только адвокаты.

На разработку закона о переходе к обязательному адвокатскому статусу для юристов, желающих практиковать в судах, предлагается отвести два года — до 31 декабря 2017 года. Напомним, что недавно министерство юстиции внесло в правительство концепцию реформирования системы юридических услуг. Предполагается, что после утверждения концепции должна начаться работа над законопроектом.

По словам исполнительного вице-президента Федеральной палаты адвокатов России Андрея Сучкова, эта часть программы в последнее время стала темой горячих дискуссий практикующих юристов.

Проект концепции, которая внесена сейчас в правительство страны, разрабатывался минюстом с привлечением адвокатского сообщества, корпоративных юристов, некоммерческих и общественных организаций, юристов частной практики.

«Большинство высказанных пожеланий учтены в тексте концепции», — говорит Андрей Сучков. Одно из обсуждавшихся условий — льготный период, который предполагается установить для практикующих юристов. В течение определенного срока они смогут получить статус адвоката на облегченных условиях. Правда, в концепции этого пункта нет.

«Отсутствие упоминания в тексте о льготном переходном периоде для частнопрактикующих юристов и о разнообразии новых форм адвокатских образований (в том числе и в виде хозяйственных обществ), что было одобрено в ходе обсуждения созданной минюстом межведомственной рабочей группой, следует расценить как редакционную недоработку, которую следует исправить на дальнейших этапах работы», — поясняет Андрей Сучков.

Проект поправок в программу «Юстиция» предлагает изменить срок подготовки федерального закона о профессиональной юридической помощи в Российской Федерации, скорректировать некоторые количественные показатели госпрограммы, а также размеры бюджетных средств, выделяемых для реализации программы, и т.п.

«Многие из правок вполне ожидаемые: уточнены цели и задачи госпрограммы, изменены перечень и значения целевых показателей (индикаторов), процедуры формирования государственного бюджета отразились на ресурсном обеспечении программы», — говорит Андрей Сучков.

Он обращает внимание, что программа «Юстиция» правится не в первый раз. Ситуация вполне объяснимая и закономерная. При реализации многих сложных проектов нередко приходится вносить коррективы, так как возникает необходимость глубже проработать какие-то вопросы. Некоторые ассигнования на программу будут снижены. При этом особо указывается, что ведомство будет анализировать практику оказания бесплатной юридической помощи. Это станет одним из индикаторов программы.

С.-ПЕТЕРБУРГ, 16 мая — РАПСИ, Михаил Телехов. Реформа рынка юридических услуг принципиально коснется только оказания платной помощи по представительству интересов граждан в судах, безвозмездным защитникам не придется получать статус адвоката, заявил заместитель министра юстиции РФ Денис Новак на встрече с участниками VIII Петербургского международного юридического форума.

«То есть, в проекте концепции, который мы готовим на утверждение правительства РФ, речь идет о регулировании профессионального рынка. Мы понимаем, что есть и неимущие граждане и в городах, и в деревнях, которым тоже нужна юридическая помощь. Возможно, им будут оказывать помощь адвокаты, которым будут оплачивать их работу из бюджета. Но, возможно, ему согласятся безвозмездно помочь представители общественных некоммерческих организаций или родственники, законные представители, быть может, даже сосед, который не имеет диплома юриста, но разбирается в определенном вопросе. Поэтому мы против законопроекта Верховного суда РФ, который уже сейчас требует от представителей в судах иметь диплом о высшем юридическом образовании», — пояснил Новак позицию Минюста.

Одновременно он признал, что такая позиция может стимулировать рост серого рынка, но отметил, что этот вопрос можно решить дополнительными опциями к будущему пакету законопроектов реформы. «Безвозмездные защитники не смогут взыскивать госпошлину, расходы на представителя и так далее. А, может быть, будет предусмотрена административная или уголовная ответственность за оказание возмездных услуг в судах гражданином, не имеющим статуса адвоката», — предположил замминистра.

По его словам, реформа рынка юридических услуг в рамках федеральной программы «Юстиция» пройдет в два этапа. Сначала должен быть изменен закон об адвокатуре, в котором должно быть предусмотрено право адвоката работать по трудовому договору. Вторым этапом, как сказал Новак, должен стать упрощенный порядок перехода сотрудников юрфирм в статус адвокатов, а также глобальное социологическое исследование доступности юридических услуг во всех концах нашей страны. «И вот когда мы поймем, что наберем столько адвокатов, что их хватит всем нуждающимся в помощи, только тогда будет утверждаться второй этап реформы. Пока эта дата назначена на 2 марта 2023 года», — сказал Новак.

Программа форума предусматривает проведение с 15 по 19 мая более 100 деловых мероприятий: дискуссий, лекций, презентаций и сателлитных мероприятий по 11 основным правовым направлениям. Среди заявленных участников форума — представители государственных органов, структур и ведомств, политики, экономисты, деятели культуры и руководители крупнейших юридических фирм России и зарубежья. Всего в этом году зарегистрировано 4200 участников из 90 стран. Организатором форума выступает Министерство юстиции при поддержке президента РФ.