Мнимая сделка договора дарения

Дело о признании договора дарения квартиры недействительным

К адвокату Грибакову Александру Сергеевичу обратилась гражданка «Ш» с просьбой помочь ей в вопросе о признании договора дарения квартиры недействительным.

Изложение ситуации

Во время юридической консультации гражданка «Ш» сообщила, что между ней и ее сыном гражданином «Е» был заключен договор дарения квартиры.

Обстоятельства этой сделки выглядят следующим образом.

Гражданке «Ш» данная квартира принадлежала на праве собственности, что подтверждается договором купли-продажи. В данной квартире гражданка «Ш» фактически и проживала.

Гражданка «Ш» намеревалась, выйдя на пенсию, приобрести домик за пределами города. Ее сын гражданин «Е» предложил ей купить домик в курортном городе, т.к. у него была возможность приобрести хороший участок.

У гражданки «Ш» не было финансовой возможности для приобретения домика в курортном городе, для чего она решила взять кредит под залог своей квартиры. Но кредит ей банками не предоставлялся, т.к. она являлась пенсионеркой.

В связи с этими обстоятельствами гражданка «Ш» решила переоформить свою квартиру на сына, чтобы получить кредит на покупку домика в курортном городе, в свою очередь спорную квартиру отдать в залог банку, после чего через какое-то время сын гражданин «Е» вернул бы ей спорную квартиру. С сыном гражданка «Ш» также договорилась о том, что она будет выплачивать кредит, что будет проживать и фактически владеть квартирой, а также что в данную квартиру никого нельзя будет зарегистрировать.

По причине отсутствия на протяжении некоторого времени в городе, все вопросы, связанные с кредитом и покупкой участка она вела через сына — гражданина «Е».

Приехав через некоторое время в город, гражданка «Ш» обнаружила, что сын не занимался всеми этими вопросами, к тому же он нарушил их договоренности и зарегистрировался в спорной квартире. После чего гражданка «Ш» обратилась с просьбой к сыну возвратить ей квартиру, и переоформить право собственности обратно на нее, т.к. условия договора не были выполнены. Но сын стал избегать с ней встреч.

Подготовка искового заявления

Адвокат Грибаков А. С., выслушав обратившуюся гражданку «Ш», посоветовала ей обратиться в суд с иском о признании договора дарения недействительным по причине мнимости совершенной сделки Женщина приняла предложение адвоката и попросила составить иск и представить её интересы в суде первой инстанции.

Адвокат Грибаков А. С. подготовил иск в Люблинский районный суд города Москвы, в котором подробно изложил ситуацию, указал все существенные юридически значимые обстоятельства и заявил требования о признании договора дарения недействительным. Также адвокат указал, что такое решение должно послужить основанием для погашения записи о праве собственности сына гражданки «Ш» на квартиру в ЕГРП на недвижимое имущество и регистрации записи о праве собственности гражданки «Ш» на указанный объект.

Судебное рассмотрение спора

В судебном заседании было выяснено, что данный договор дарения недействителен, а сама сделка мнимая. Это было установлено на основании доказательств, предоставленных адвокатом Грибаковым А.С. Адвокат смог показать суду, что что сыном гражданки «Ш» (ответчиком) была составлена расписка, в которой он указал, что получил квартиру на основании дарственной, данной ему матерью. Он гарантирует, что полученная им квартира может быть передана в залог банку только единожды и выкуплена своевременно. Данная квартира не будет им сдаваться, продаваться, обмениваться, передаваться в собственность в третьи руки и отчуждаться каким-либо иным путем. Он гарантирует, что в данной квартире не будет регистрироваться ни одно лицо. Подпись ответчика была зарегистрирована нотариусом.

В тот же день был заключен договор дарения квартиры.

Переход права собственности был зарегистрирован в установленном законом порядке.

Согласно статьям 166 ГК РФ, 167 ГПК РФ, п. 1 ст. 551 п. 2 ст. 223 ГК РФ данный договор был составлен и оформлен надлежащим образом.

Доводы о мнимости договора дарения были признаны обоснованными, поскольку истец смог доказать, что все стороны, участвующие в сделке, не имели намерений ее исполнять или требовать исполнения.

В судебном заседании ответчик не признал иск, однако он не смог представить доказательств, что договор дарения не является мнимым. Из расписки следует, что ответчик не собирался реализовывать свои права собственника в полном объеме (как указано в ч. 2 статье 209).

Суд удовлетворил исковые требования гражданки «Ш» о признании договора дарения недействительным в полном объеме.

В чем различие мнимой и притворной сделки? Последствия заключения и примеры.

Сделки мнимые и притворные относятся к недействительным соглашениям, которые не имеют юридической силы. Рассмотрим подробно, в чем их особенности и что нужно учитывать при заключении сделок.

○ Что говорит закон о мнимой и притворной сделках?

Данные виды соглашения рассматриваются в ст. 170 ГК РФ. В согласии с настоящим законом, мнимая сделка – это договор, заключенный только для вида. Намерения исполнять свои обязательства у одной из сторон нет изначально.

Притворная заключается с целью прикрытия другого соглашения, основанного на иных условиях.

○ Понятие и особенности мнимой сделки.

Мнимая сделка совершается только формально на бумаге. Стороны с самого начала не планируют исполнять обязательства по заключенному соглашению и не желают наступления ее правовых последствий.

При этом мнимая сделка имеет свои цели, обычно это стремление получить какой-то незаконный результат. Типичным примером такого договора является ситуация, когда собственник продает имущество, чтобы избежать его изъятия за долги в пользу государства. В этом случае он не хочет действительного перехода во владение иного лица. На самом деле он преследует незаконную цель – избежать ответственности.

Рассматривая подобное дело, суд основывает свое решение на факте реального перехода имущества другому лицу.

○ Понятие и особенности притворной сделки.

В случае с притворной сделкой стороны действительно вступают в юридические отношения, однако они отличаются от тех, которые указаны в договоре. Здесь нужно различать прикрывающую сделку, которая и является притворной, а также прикрываемую, которая и должна была быть заключена.

Например, если заключен договор на продажу квартиры за 2 млн. рублей, но в действительности она была продана за 2,5 млн. рублей. В данном случае прикрывающая сделка на 2 млн. оформлена для прикрытия второй и для уменьшения суммы подоходного налога.

○ Признаки мнимости сделки.

Мнимые сделки имеют характерные особенности, которые отличают их от других ничтожных соглашений.

✔ Неисполнение одной стороной условий сделки.

В данном случае незаконность сделки выгодна только одной стороне. Поэтому именно она предоставляет недостоверные сведения или совершает иные противозаконные действия, позволяющие инициировать судебный процесс по признанию сделки недействительной.

✔ Отсутствие акта приема и передачи.

Именно этот документ подтверждает факт перехода имущество к другому собственнику. Поэтому если нет акта приема и передачи, можно говорить о мнимой сделке, заключенной только на бумаге.

✔ Купленное имущество не обращено в собственность нового владельца.

Данный факт можно установить по следующим признакам:

  • Продавец продолжает проживать по прежнему адресу.
  • Не перезаключены договоры на предоставление жилищно-коммунальных услуг.
  • Не закрыт расчетный счет продавца для оплаты ЖКХ и т.д.

Подобные характеристики выявляются в ходе судебного процесса, когда устанавливается факт мнимости проведенной сделки.

✔ Счета за пользование имуществом оплачиваются бывшим владельцем.

Если продавец продолжает оплачивать не только предоставление жилищно-коммунальных услуг, но и налоговые сборы и прочие выплаты, это говорит о том, что переход имущества к другому лицу не был осуществлен. А это, в свою очередь, позволяет сделать вывод о том, что была проведена мнимая сделка.

○ Признаки притворной сделки.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила.
(п.2 ст. 170 ГК РФ)

Основная характеристика такого вида соглашений – несовпадение волеизъявления участников с их внутренней волей в момент подписания договора. Другими словами, они указывают на бумаге одно, а на деле совершают другие действия. Так, признаками притворной сделки может быть заключение договора купли-продажи вместо договора мены или договора дарения. В первом случае для получения налогового вычета получателем имущества, во втором – желание не платить налог с полученной недвижимости. Также при продаже авто часто выписывается доверенность вместо письменного оформления сделки – попытка упростить процедуру перехода ТС другому лицу и экономия на госпошлине.

○ Как доказать притворность или мнимость сделки?

Сами по себе эти два вида сделок являются недействительными уже с момента их заключения, потому что не соответствуют закону. Однако официально признать данный факт можно только путем обращения в суд.

✔ Исковое заявление в суд.

Заявление составляется в свободной форме с указанием следующих сведений:

  • Реквизиты получателя документа.
  • Данные истца и ответчика.
  • Суть обращения – указание на проведение недействительной сделки.
  • Приведение доказательной базы.
  • Просьба признать договор не имеющим юридической силы и компенсировать ущерб пострадавшей стороне.
  • Перечень приложений.
  • Дата и подпись.

Особенностью иска является то, что его цена определяется на основании стоимости имущества, которое стало предметом спора. Заявление может подать одна из сторон сделки либо любое лицо, чьи права и законные интересы пострадали в результате заключения договора.

✔ Доказательная база.

Успех судебного процесса напрямую зависит от количества и качества приведенных доказательств. Их роль могут исполнять:

  • Аудио-/видеоматериалы.
  • Переписка с ответчиком.
  • Свидетельские показания.
  • Документация, подтверждающая проведение незаконной сделки (например, указывающая на то, что бывший владелец остался фактическим собственником).

Таким образом, недействительные сделки, к которым относятся мнимые и притворные, заключаются с нарушением законов. Поэтому ответственность за их проведение ложится на каждого участника, который знал о совершении подобной сделки, но никак не воспрепятствовал подписанию договора.

Другие статьи:  Полномочия председателя правления

✔ Можно ли признать сделку мнимой, если между матерью и дочерью заключен договор дарения? Акт приема и передачи составлен не был, счета за квартиру оплачивает мать.

Если дочь не уплатила налог за полученную недвижимость, это является основанием для признания недействительности сделки и уклонения от закона.

✔ Действительно ли притворная сделка состоит из двух частей – реальной сделки и прикрывающей ее притворной?

Она не состоит из двух частей документально. Договор заключается только по той части соглашения, которую стороны хотят зафиксировать. Она и называется притворной. А реальная сделка совершается уже без письменного подтверждения. Например, заключен договор купли-продажи квартиры за 1 млн. рублей, а на самом деле продавец получил от покупателя 1,5 млн. Здесь заключенный договор купли-продажи прикрывает устную договоренность сторон друг с другом.

Специалист Оксана Дегтярева подробно расскажет о притворной и мнимой сделке и в каких случаях они являются недействительными.

Опубликовал : Вадим Калюжный, специалист портала ТопЮрист.РУ

О мнимом дарении. Судебная практика разрешения споров (Бычков А.)

Дата размещения статьи: 09.06.2015

Участники гражданского оборота вправе совершать между собой любые сделки с включением в них любых условий по своему усмотрению с тем только, чтобы они не противоречили закону (ст. 421 ГК РФ). Однако добровольное совершение сделки с принятием всех условий без замечаний не лишает в дальнейшем ее стороны или заинтересованных лиц права поставить вопрос о ее недействительности и применения двусторонней реституции для возврата всего полученного по такой сделке. Перечень оснований, для того чтобы опорочить сделку, установлен в § 2 гл. 9 ГК РФ. Одним из них является мнимость сделки, т.е. совершение ее лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия (п. 1 ст. 170 ГК РФ).

Признаки мнимой сделки

Существенными признаками мнимой сделки являются следующие:
— стороны совершают ее, заранее зная, что она не будет исполнена;
— стороны преследуют иные цели, нежели те, что предусмотрены в договоре.
Мнимая сделка может производиться в любой форме, даже пройти государственную регистрацию в установленном законом порядке, тем не менее, если эта сделка не преследует цели наступления соответствующих ей последствий, она может быть признана мнимой.
Правовое значение для квалификации сделки в качестве мнимой имеет вопрос о действиях сторон с целью обмана определенных лиц, не участвующих в этой сделке, создав у них ложное представление о намерениях участников сделки (Определение Свердловского областного суда от 08.11.2011 N 33-15921/2011).
Для признания сделки мнимой необходимо доказать, что стороны не намеревались создать соответствующие ей правовые последствия, т.е. заключенную сделку фактически не исполняли и исполнять не намеревались (Определение Свердловского областного суда от 21.06.2011 N 33-8597/2011). Следует при этом учитывать, что норма п. 1 ст. 170 ГК РФ применяется только в случае, если все стороны, участвующие в сделке, не имеют намерений ее исполнять или требовать исполнения. Факт неисполнения одной из сторон сделки своих обязательств сам по себе не свидетельствует о ее мнимости (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 31.08.2005 N Ф08-3843/2005).
Мнимая сделка может быть совершена в надлежащей форме, зарегистрирована или нотариально удостоверена, она даже может быть фактически исполнена, однако эти обстоятельства не исключают возможности признания ее недействительной, если будет доказано, что истинной целью такой сделки являлись не те последствия, которые для нее характерны (Апелляционное определение Волгоградского областного суда от 18.10.2012 N 33-10364/2011).
Если, например, речь идет о договоре дарения квартиры, то обстоятельствами, свидетельствующими о его мнимом характере, могут быть следующими:
— оставление квартиры в фактическом владении дарителя, отсутствие подписанного передаточного акта (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 03.03.2014 N 33-1980/2014);
— факт того, что одаряемый не вселяется в квартиру и не принимает попыток к вселению (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2013 N 11-19226);
— несение дарителем бремени расходов по содержанию квартиры (Апелляционное определение Верховного Суда Республики Башкортостан от 04.09.2014 N 33-12530/2014);
— совершение сделки дарения одновременно с принятием ее сторонами на себя каких-либо иных обязательств (например, заемных), которые могут служить объяснением их действительной воли (Апелляционное определение Московского городского суда от 26.08.2014 N 33-29854);
— отсутствие у дарителя иного пригодного для проживания жилого помещения (Апелляционные определения Ульяновского областного суда от 08.04.2014 N 33-1127/2014, Ярославского областного суда от 31.05.2013 N 33-2754 и др.).
Согласно абз. 2 п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом; при этом суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
Под заинтересованным лицом в данном случае следует понимать лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются в результате совершения недействительной сделки (Определение ВС РФ от 22.11.2011 N 23-В11-6). Это лицо, не являясь стороной оспариваемой сделки, должно иметь материально-правовой интерес относительно ее последствий (Определение Приморского краевого суда от 27.04.2011 N 33-3988). Так, заинтересованным лицом может быть кредитор должника, который совершил мнимую сделку, чтобы уберечь свое имущество от взыскания.

Как доказать мнимость сделки

Предмет доказывания по делу о признании сделки мнимой и применении последствий ее недействительности включает такое обстоятельство, как наличие между заинтересованным лицом и стороной оспариваемой сделки неисполненного денежного обязательства, в котором такое заинтересованное лицо является кредитором, а сторона оспариваемой сделки — должником. При этом доказывать наличие такого неисполненного обязательства заинтересованное лицо может любыми способами (предъявлением вступившего в законную силу судебного акта, постановления о возбуждении исполнительного производства, документов, подтверждающих возникновение обязательства, которое не исполнено, и др.), поскольку в законе не предусмотрено подтверждение данного обстоятельства каким-либо строго определенным доказательством.
Следует учитывать, что судебные акты о взыскании задолженности по оплате товаров, работ и услуг, кредитных и иных долгов, о возмещении убытков и др. не являются тем юридическим фактом, на основании которого возникают обязательства. Судебный акт, в котором рассматривается дело по существу, подтверждает наличие и размер таких обязательств, но сами обязательства появляются в результате таких фактов, как заключение договоров, причинение убытков и др.
Следовательно, в доказательство наличия неисполненного обязательства заинтересованное лицо вправе предъявить не только судебные акты, которых, кстати, может и не быть, но и иные документы, подтверждающие наличие и размер неисполненного обязательства (постановление о привлечении к административной ответственности, акты, справки, договоры, платежные документы, переписка и пр.). Кредитор недобросовестного должника может просто не успеть обратиться в суд с основным требованием о взыскании задолженности или убытков, либо вести такой процесс параллельно. Однако это не исключает его возможности требовать признания мнимыми сделки по отчуждению имущества и подтверждать свои аргументы иными допустимыми доказательствами.
Однако кредитору необходимо иметь в виду, что относительно иска о признании мнимой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности по мотиву того, что действительной целью должника при ее совершении являлась не передача права на отчужденное имущество, а его увод от взыскания, применяется достаточно высокий стандарт доказывания. Кредитор обязан доказать, что у должника перед ним существовало неисполненное обязательство, подтвержденное вступившим в законную силу решением суда, которое должником не было оспорено. Дополнительными аргументами служат наличие возбужденного против должника исполнительного производства и наложение ареста на его имущество. В такой ситуации совершение должником сделки в отношении имущества в условиях его ограниченной оборотоспособности будет прямо свидетельствовать о ее мнимом характере.
Однако более проблематичной станет ситуация, когда судебное разбирательство против должника не окончено по существу и решение не принято, никакие аресты на его имущество не накладывались. В этом случае должник вправе свободно его отчуждать на любых условиях по своему усмотрению, и кредитор не сможет совершенные им сделки оспорить как мнимые. В практике был случай, когда против должника велось судебное разбирательство о возмещении ущерба, причиненного пожаром, и должник подарил часть имущества своей дочери, с тем чтобы уберечь его от взыскания. Несмотря на то что суд первой инстанции посчитал такую сделку недействительной, вышестоящие суды с ним не согласились и в иске отказали (Определение судьи ВС РФ Гетман Е.С. от 22.02.2013 N 4-КФ13-86). При этом суды исходили из того, что в силу принципа свободы договора должник был вправе подарить имущество дочери, невзирая на то что против него велось судебное разбирательство о возмещении убытков на крупную сумму. Суды посчитали, что никакие обязательства у должника перед кредитором не возникли, поскольку по существу спор о возмещении причиненного пожаром ущерба в судебном порядке разрешен не был.
Тот факт, что после отчуждения своего имущества в пользу дочери должник продолжал им пользоваться, суды посчитали недостаточным для квалификации совершенных сделок как мнимых без намерения создать соответствующие им правовые последствия, несмотря на то что при рассмотрении дела судом первой инстанции должник отрицал этот факт, а на стадии апелляционного разбирательства свою позицию изменил и признал, что продолжал пользоваться имуществом после отчуждения его в пользу дочери.
Вывод судов о том, что на момент отчуждения спорного имущества в пользу своей родной дочери у должника перед кредитором никаких обязательств не существовало, был основан только на том, что на момент его отчуждения окончательного решения суда, которое вступило в законную силу, по делу о возмещении ущерба, причиненного пожаром, не было.
Спор о возмещении ущерба, причиненного пожаром, действительно не был разрешен на момент совершения спорных сделок, однако вина должника была установлена вступившим в законную силу постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было представлено в материалы дела. Само деликтное обязательство между кредитором и должником существовало, однако суды этого не учли.
Должник переоформил имущество на дочь, однако продолжал им пользоваться, при этом в суде первой инстанции он это отрицал, а в суде апелляционной инстанции свою позицию резко поменял и стал утверждать обратное. Суды апелляционной, кассационной и надзорной инстанций, отказывая кредитору в удовлетворении иска о признании сделки мнимой и применении последствий ее недействительности, посчитали данное обстоятельство не имеющим юридического значения.
Суды указали на то, что на момент совершения оспариваемых сделок в отношении имущества должника отсутствовали ограничения и запреты, поэтому он был вправе как собственник им распорядиться по своему усмотрению. Между тем суды не дали никакой оценки тому обстоятельству, что, располагая информацией о возбужденном против должника деле на крупную сумму, он злоупотребил своим правом и произвел отчуждение имущества в пользу дочери, посчитав, что данное обстоятельство также не имеет юридического значения.

Другие статьи:  Требования для мясного магазина

Решение Конституционного Суда РФ

Вопрос о конституционности п. 1 ст. 170 ГК РФ был поставлен перед Конституционным Судом РФ со ссылкой на то, что мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна, по нашему мнению, не соответствует ч. 3 ст. 17 и ч. 1 ст. 19 Конституции РФ в истолковании, допускаемом судами общей юрисдикции, согласно которому:
— устанавливается необходимость принимать во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости только вступившие в законную силу судебные решения, вынесенные против должника, совершившего такие сделки, и исключает возможность учета иных допустимых и относимых к делу доказательств, подтверждающих факт возникновения между должником и кредитором обязательства, для уклонения от исполнения которого должником совершаются такие сделки, в частности учета самого факта принятия судом искового заявления к должнику, производство по которому возбуждено и ведется;
— рассматривается отсутствие запретов и ограничений на распоряжение должником своим имуществом как безусловное основание для вывода об отсутствии признаков мнимой сделки при отчуждении должником этого имущества в ситуации, когда против него возбуждено и ведется судебное разбирательство по иску кредитора;
— принцип свободы договора ставится выше принципов добросовестного поведения участников гражданского оборота и недопущения злоупотребления правом, нарушается принцип равной правовой защиты прав и законных интересов всех участников гражданского оборота, что дает необоснованные преимущества недобросовестному должнику, позволяет ему уйти от ответственности, вывести свое ликвидное имущество по мнимым сделкам с целью уберечь его от взыскания по требованиям кредиторов;
— не принимается во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости тот факт, что должник после отчуждения своего имущества продолжает им пользоваться, несет бремя содержания такого имущества как собственник (уплата за него коммунальных и иных платежей, страховых премий за свой счет и др.); не учитываются близкие родственные отношения между сторонами мнимых сделок.
Однако Конституционный Суд РФ отказался рассматривать жалобу кредитора, указав на то, что норма, содержащаяся в п. 1 ст. 170 ГК РФ, сама по себе прав и интересов кредитора не нарушает (Определение от 24.09.2013 N 1255-О). В связи с этим кредиторам следует активно защищать свои права и законные интересы, оперативно реагировать на случаи нарушения должниками своих обязательств перед ними, вовремя обращаться в суды и ходатайствовать о применении обеспечительных мер, чтобы гарантировать реальное исполнение судебных актов, принятых в их пользу. Только в такой ситуации совершенные должником мнимые сделки можно будет успешно оспаривать.
Заинтересованное лицо должно доказать, что оспариваемая им сделка фактически сторонами не исполнялась: имущество и деньги в оплату его стоимости не передавались; покупатель во владение таким имуществом не вступал, оно осталось у продавца, тот продолжал им пользоваться, осуществлять необходимые платежи. Дополнительным доказательственным обстоятельством служит состав субъектов оспариваемой сделки: так, подозрительной будет сделка, совершенная между близкими родственниками. В подтверждение указанных обстоятельств могут быть приглашены свидетели.

Цена сделки

Если оспариваемая сделка носит возмездный характер, то также имеет значение ее цена, и, когда она занижена ответчиками, это свидетельствует о мнимом характере сделки. Для определения действительной рыночной стоимости имущества, которое было отчуждено по оспариваемой сделке, требуется проведение независимой экспертизы.
В одном из дел суд признал мнимой сделку купли-продажи автомобиля, проданного родственникам по заниженной цене, отметив следующее: ответчик, достоверно зная о наличии у него долговых обязательств, не принял мер к их возврату, а продал автомобиль, что свидетельствует о недобросовестности ответчика и мнимости совершенной сделки (упоминавшееся Определение Верховного Суда Республики Карелия от 05.08.2011 N 33-2280-2011).
В ряде случаев для оспаривания мнимых сделок требуется представить документы, в которых выражено содержание сделки (договоры). В частности, это могут быть документы, которые представляются на регистрацию в Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (Росреестр), ГИБДД для регистрации транспортного средства и др.
Заинтересованное лицо, оспаривающее мнимую сделку, самостоятельно без помощи суда такие документы получить в ГИБДД и Росреестре не может, поскольку оно не отнесено к категории лиц, имеющих право на получение данной информации (п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21.07.1997 N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 52 Порядка регистрации транспортных средств, утвержденного Приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001).
Следует иметь в виду, что лицо, не заключавшее договор, ограничено в возможностях доказать этот факт. Поэтому без удовлетворения ходатайства об истребовании оригиналов документов невозможно оценить обоснованность доводов лица о поддельности его подписи на этих документах (Постановление Президиума ВАС РФ от 28.07.2011 N 1719/11 N А45-889/2010).
Свердловский областной суд (Определение от 17.11.2011 N 33-16315/2011), рассматривая договор купли-продажи автомобиля с передаточным актом, отметил следующее. Согласно п. 1 ст. 223 ГК РФ право собственности на движимое имущество у приобретателя вещи по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором. Из текста представленного договора следовало, что стороны не оговорили иной момент перехода права собственности.
Таким образом, само по себе наличие договора купли-продажи и акта приема-передачи без доказанности обстоятельств фактической передачи предмета договора не может свидетельствовать о переходе права собственности на автотранспортное средство, поскольку в п. 1 ст. 223 ГК РФ возникновение права собственности не связано с составлением акта приема-передачи вещи. Доказательств же фактической передачи автомобиля покупателю по договору представлено не было.
Довод о мнимости договора купли-продажи автомобиля заслуживает внимания по следующим причинам. Поскольку ответчик являлся должником по выплате значительных денежных сумм, при том что и договор купли-продажи, и расписки о передаче денежных средств, и акт приема-передачи автомобиля были составлены заинтересованными лицами, никакие фактические действия, направленные на передачу автомобиля, сторонами не совершались, во владении покупателя автомобиль никогда не находился, то данные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о составлении договора в целях освобождения имущества ответчика от взыскания.
Действительно, договор купли-продажи является консенсуальной сделкой. Для того чтобы считать его заключенным, не требуется передачи имущества, как это предусмотрено для реального договора (например, договора займа или банковского вклада). Достаточно лишь достижения сторонами соглашения по поводу всех существенных условий договора (ст. 432 ГК РФ). Заключение договора купли-продажи означает только лишь возникновение обязательств у продавца передать вещь, а у покупателя — ее принять и оплатить.
В договоре купли-продажи автомобиля момент его заключения и исполнения не совпадают, как это свойственно, например, договору розничной купли-продажи. Если стороны договора купли-продажи в нем прямо не оговорили, что предмет купли-продажи передан в момент его заключения или уже фактически находится во владении покупателя, наличие такого договора само по себе не подтверждает возникновения права собственности у покупателя на автомобиль. Для его возникновения в данном случае требуется такой сложный юридический состав, как заключение договора купли-продажи и передача его предмета.
Поэтому наличие между сторонами только заключенного договора без подписанного акта приема-передачи имущества может также свидетельствовать о мнимом характере спорной сделки, отсутствии у сторон намерения ее реально исполнять (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 29.02.2012 N 33-2679).
В процессе судебного разбирательства истцу следует активно участвовать в исследовании доказательств по делу: истребовать документы, подтверждающие содержание оспариваемых сделок; ходатайствовать о получении доказательств у сторон. Существенное значение для надлежащего разрешения дела имеет все, чем больше доказательств и аргументов представит истец, тем выше вероятность успешно завершить дело. Каждое отдельно взятое обстоятельство совершения или исполнения сделки само по себе может и не подтверждать ее мнимого характера, однако совокупность таких обстоятельств может послужить основой для удовлетворения требований истца и признания сделки недействительной.
Кроме того, следует знать, что мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому они недействительны согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ независимо от признания их таковыми судом. В связи с этим суд может констатировать факт недействительности такой сделки не только в рамках отдельного искового производства, но и при рассмотрении иных споров, если установит, что недействительность сделки может непосредственно повлиять на его выводы по таким спорам (Постановление Президиума ВАС РФ от 22.03.2012 N 6136/11).

Мнимый договор дарения

Договор дарения может быть мнимым, если он совершен без оснований для его совершения — стороны дарения направили свое волеизъявление лишь желая изобразить видимость заключения указанной сделки, не преследуя целей создания правовых последствий ее совершения. Согласно п. 1 ст. 170 ГК, каждый мнимый договор дарения является ничтожным — недействительным с момента заключения, независимо от наличия решения суда о том. Однако на практике, очевидность наличия оснований мнимости дарения встречается крайне редко, поэтому практически всегда, требования субъекта о признании недействительности по этой причине нуждаются в убедительном обосновании и доказывании.

Как правило, мнимые сделки дарения заключаются не просто для создания у третьих лиц ложного представления о намерениях дарителя и одаряемого — с их помощью стороны пытаются избежать каких-либо правоотношений или исполнения обязательств, что чаще. Так, классическим примером мнимого дарения будет его совершение должником в отношении третьих лиц, с целью формально вывести имущество из своей собственности, чтоб избежать обращения взыскания на него от лица его кредиторов.

В рамках мнимого дарения, внешнее волеизъявление сторон, оформленное в виде соответствующего закону договора, кардинально противоречит внутренней их воле, что нарушает типичную конструкцию, характерную для гражданско-правовой сделки. Это свидетельствует о том, что мнимое дарение следует относить к сделкам с пороками воли, большинство из которых в ГК обозначены как оспоримые.

Поскольку при совершении мнимой дарственной стороны пытаются создать видимость наличия несуществующих прав и обязанностей именно перед третьими лицами, вполне очевидно, что их действия являются умышленными. При этом как доктрина права, так и судебная практика свидетельствуют о наличии умысла в действиях обеих сторон дарения.

Другие статьи:  Война за испанское наследство цели

Поскольку мнимое дарение, даже несмотря на отсутствие очевидности оснований его признания, считается законодателем как ничтожное, оно может быть оспорено как сторонами сделки, так и любым третьим лицом, если он имеет в том, охраняемый законом интерес (п. 3 ст. 166 ГК). При нарушении мнимым дарением публичных интересов, согласно п. 4 ст. 166 ГК, право применения последствий недействительности к такой сделке по собственной инициативе оставлено также и за судом.

Кроме того «Дешевые кредиты», в качестве меры обеспечения иска просили суд наложить арест на квартиру Петрова (п. 1 ст. 140 ГПК). К поданному кредитором иску не был приложен документ, подтверждающий оплату госпошлины, ввиду чего, иск был оставлен без движения до момента подтверждения ее оплаты (ст. 136 ГПК). Получив копию иска и узнав о требовании кредитора и сложившейся вследствие неоплаты госпошлины заминки,

Петров решил ей воспользоваться и в целях избежать ареста квартиры, решил подарить ее своей жене. В этот же день они составили договор дарения, нотариально заверили его и подали заявление о государственной регистрации прав на недвижимость на жену Петрова. Через 7 дней жена Петрова уже получила свидетельство о государственной регистрации.

Когда кредитор все же оплатил госпошлину, а суд применил обеспечительные меры в виде ареста имущества, оказалось что согласно сведениям ЕГРП, квартира уже не принадлежит Петрову. На основании этого, КС «Дешевые кредиты» подал еще один иск о признании договора дарения между Петровым и его женой недействительным по причине его мнимости (п. 1 ст. 170 ГК).

В судебном заседании, кредитор обратил внимание суда, что договор дарения был заключен сторонами лишь после просьбы истца о наложении ареста на квартиру, что подтверждается срочностью оформления договора и проведением госрегистрации. Сам Петров в качестве ответа на вопрос о мотивах совершения такого срочного дарения, ответил, что это подарок ко дню рождения жены, который должен состояться через 4 месяца.

Кроме того, какого-либо другого имущества Петров не имел. Посчитав, что этих оснований для признания договора дарения мнимым достаточно, суд удовлетворил требования КС, признал договор дарения недействительным, и обязал регистрационный орган отменить государственную регистрацию недвижимости, а на саму квартиру наложить арест.

Сам Петров подал жалобу на такое решение в Апелляционный суд, которому предстоит проверить его на факт законности.

Понятие мнимого договора

Согласно п. 1 ст. 170 ГК, в качестве мнимого договора следует считать любую сделку, которую стороны совершают лишь для создания вида ее заключения, без направленности на возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей, типичных для сделки подобного вида. Такой договор, ввиду его фиктивности, законодатель требует считать ничтожным — недействительным с момента его заключения и не влекущим каких-либо последствий (ст. 167 ГК).

Определение мнимой сделки, закрепленное в п. 1 ст. 170 ГК, не содержит конкретизированной цели, для достижения которых такой договор заключается. На самом деле, мнимая сделка совершается сторонами для создания конкретных правовых последствий для одной из ее сторон, в отношении третьих лиц — видимости реально несуществующих правоотношений.

Кроме такой цели, для определения мнимости, суду необходимо установить направленность действий одной из сторон на получение конкретного преимущества, обхождение каких-либо запретов и ограничений или прочие противоправные последствия создания видимости в отношении третьих лиц.

Указанные неправомерные последствия должны прямо нарушать права третьих лиц, для которых создавалась видимость заключения той или иной сделки. Если, несмотря на отсутствие правовых последствий заключения мнимой сделки, права третьих лиц не нарушены, сделку все равно следует считать мнимой, однако ее заключение, как и признание мнимости, теряет всякий смысл.

Напомним, что несмотря на ничтожность, большинство таких договоров требуют основательного и убедительного доказывания их мнимости. Поэтому без определения конкретных целей совершения мнимой сделки, невозможно будет доказать ее такой характер, а следовательно — невозможно требовать применения последствий недействительности, определенных п. 2 ст. 167 ГК.

Срок оспаривания мнимого договора

Как уже говорилось, мнимый договор следует считать ничтожным по своей природе. Согласно ст. 181 ГК, срок, в течение которого любой из ничтожных договоров может быть признан таковым, а также в течение которого к такому договору могут быть применены последствия недействительности, составляет 3 года. Такой срок общий для всех случаев мнимости сделки, однако, порядок его течения зависит от роли заинтересованного в оспаривании лица.

Отметим, что независимо от того, когда заинтересованное в оспаривании мнимой сделки третье лицо узнало об ее исполнении, срок ее оспаривания, согласно п. 1 ст. 181 ГК, не может превышать 10 лет с момента начала исполнения. Такая норма обоснована отсутствием актуальности оспаривания договора, который начал исполняться или был исполнен еще 10 лет назад.

По истечении срока давности, сторона сделки, как и любое другое заинтересованное лицо, лишается возможности оспаривания, даже если ее права были нарушены этой сделкой. Однако если срок оспаривания был пропущен таким лицом по уважительной причине, в порядке, предусмотренном ст. 205 ГК, такой срок может быть восстановлен.

Восстановление срока осуществляется исключительно тем судом, который будет рассматривать дело о признании ничтожности мнимой сделки и применении последствий недействительности. Для этого, заинтересованное лицо должно доказать исключительность обстоятельств, которые стали причиной пропуска срока для оспаривания.

Более того, независимо от состава такого обстоятельства, относительно которого лицо требует признать его уважительность, оно может быть признано таковым, только если оно наступило в последние шесть месяцев срока оспаривания.

Процедура оспаривания мнимого договора дарения

Мнимый договор, ввиду своей ничтожности, формально не требует оспаривания, так как целью оспаривания является признание недействительности, а мнимый договор недействителен уже с момента его заключения (ст. 167 ГК). Однако на практике, порок воли, определяющий недействительность мнимого договора, не является очевидным фактом, ввиду чего, у заинтересованной стороны возникает обязанность доказать его наличие. Таким образом, процедура оспаривания мнимого договора, проходит по стандартному порядку искового производства.

Правом оспорить мнимый договор дарения наделены как его стороны, так и любые другие лица, права которых нарушены этим договором. Перед подачей иска, такому субъекту необходимо оплатить госпошлину, размер которой определен ст. 333.19 НК и составляет 300 рублей для граждан и 6 тыс. рублей для организаций.

Порядок оспаривания

Как уже известно, оспаривание мнимого договора дарения осуществляется исключительно в судебном порядке. Анализ известных нам прецедентов из судебной практики оспаривания мнимых договоров, позволяет выделить единственный оптимальный порядок действий заинтересованного в том лица, который должен состоять из следующих этапов:

  1. Сбор доказательств мнимости дарения. Мы уже выяснили, что несмотря на изначальную ничтожность мнимого договора¸ в случае отсутствия очевидных фактов, доказывающих это, заинтересованному субъекту придется убедить суд в их наличии. Для этого можно использовать все законные инструменты для доказывания — приглашать свидетелей, представлять письменные документы, проводить экспертизы и т.п. Главное, чтоб такие доказательства свидетельствовали несовпадение мотивов заключения договора и истинной воли сторон.
  2. Оплата госпошлины, подготовка документов. Крайне важный этап, от полноты представленных документов, в том числе и письменных доказательств, будет зависеть дальнейший ход оспаривания. Кроме того, нельзя забывать про необходимость уплаты госпошлины и приложения к иску документа, подтверждающего его уплату (ст. 132 ГПК), поскольку отказ от ее уплаты станет причиной для остановки дела без движения (ст. 136 ГПК).
  3. Составление и подача искового заявления. При составлении иска следует указать на обстоятельства, которые, по мнению заинтересованного субъекта, являются доказательством мнимости дарения, обосновать неправомерность наличия таких обстоятельств и сослаться на нормы закона. Кроме того, иск должен содержать требования субъекта в признании недействительности оспариваемого мнимого договора и применения к нему соответствующих последствий при их необходимости. Сам иск подается по месту жительства или нахождения ответчика, как правило — дарителя.
  4. Рассмотрение дела в судебном процессе. В процессе, субъект должен поддержать свою позицию и привести дополнительные доказательства мнимости дарения, путем приглашения свидетелей, специалистов, ходатайства о проведении экспертиз и т.д. Активное участие в судебном процессе, при наличии необходимой доказательной базы, является залогом успеха в оспаривании. Судебный процесс заканчивается вынесением решения по делу.
  5. Исполнение решения. Если договор дарения признан судом недействительным, к такому договору, в зависимости от последствий заключения сделки, могут быть применены последствия недействительности. Так, если подарок все же перешел во владение одаряемого, суд должен обязать его вернуть дарителю. В случае отказа от добровольной реституции, истец инициирует исполнительное производство, в рамках которого решение будет исполняться принудительными методами.

Необходимые документы

Анализ ст. 132 ГПК, с учетом судебной практики, позволяет выделить перечень стандартных документов, необходимых для предъявления вместе с иском, среди которых:

  1. Копии искового заявления, в зависимости от количества участников судопроизводства;
  2. Квитанция об оплате госпошлины;
  3. Копия документа, подтверждающего личность истца;
  4. Копия оспариваемого договора дарения;
  5. Документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основаны требования истца и их копии, в зависимости от количества ответчиков (документальные доказательства — справки, акты, заключения экспертов, письма и т.д.);
  6. Доверенность, в случае участия представителя.

Отметим, что данный перечень является сугубо примерным — в зависимости от индивидуальных особенностей конкретной ситуации, он может быть дополнен и расширен.

Последствия признания договора дарения мнимым

Поскольку каких-либо специальных последствий признания договора дарения мнимым, положениями ст. 170 ГК не предусмотрено, по смыслу закона, следует руководствоваться общими последствиями недействительности, установленными в п. 2 ст. 167 ГК которым предусмотрена двусторонняя реституция — возврат сторонами друг другу всего полученного ими по заключенной мнимой сделке.

Однако, при применении последствий, следует учитывать характер мнимости:

  • Если подарок изначально не перешел в собственность одаряемого, то он не может вернуть того, чего не получал, согласно чему, общие последствия недействительности (п. 2 ст. 167 ГК) к такому дарения неприменимы.
  • В этом случае, единственным последствием определения судом мнимости договора дарения, является факт признания его недействительности. Особое значение такое последствие приобретает в случаях, когда мнимым является дарение, требующее регистрации прав, например, дарение недвижимости.

Такое положение дел складывается ввиду недостаточности норм законодательного регулирования и противоречивого характера уже закрепленных в ГК положений. Наиболее сложен вопрос о ничтожности мнимой сделки — на практике она требует более чем убедительного доказывания.