Ликвидация юридического лица введение

Ликвидация юридических лиц по законодательству РФ Нода, Елена Валерьевна

Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Нода, Елена Валерьевна. Ликвидация юридических лиц по законодательству РФ : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.03. — Москва, 2005. — 206 с. : ил.

Содержание к диссертации

Глава 1. Понятие и законодательная регламентация института ликвидации юридического лица 15

1.1. Развитие и современное состояние института ликвидации юридического лица в отечественном законодательстве 15

1.2. Понятие ликвидации юридического лица и ее отграничение от реорганизации 34

Глава 2. Основания и правовая природа ликвидации юридического лица 57

2.1. Общая характеристика оснований ликвидации юридического лица 57

2.2. Ликвидация юридического лица как результат правомерного действия 62

2.3. Ликвидация юридического лица как мера юридической ответственности 75

2.4. Ликвидация юридического лица как мера защиты 95

Глава 3. Порядок и последствия ликвидации юридического лица 131

3.1. Стадия принятия решения о ликвидации и прекращения прав учредителей (участников) по участию в управлении делами юридического лица 131

3.2. Стадия прекращения обязанностей юридического лица 141

3.3. Стадия прекращения прав юридического лица на принадлежащее ему имущество и завершение ликвидации 165

Список литературных источников 183

Введение к работе

Актуальность темы исследования. Переход российского общества к жизни в условиях рынка, глобальные экономические реформы, коренные изменения в гражданско-правовом регулировании общественных отношений — всё это наряду с другими факторами неизбежно влечёт значительное оживление гражданского оборота. Как известно, юридические лица играют в нем едва ли не определяющую роль, особенно в сфере предпринимательской деятельности. Наряду с коммерческими организациями возрастает число некоммерческих организаций, что вызвано повышением роли гражданского общества в целом и различных его институтов. Так же, как физические лица рождаются, живут и умирают, юридические лица создаются, действуют и могут прекращаться в связи с их ликвидацией, переставая быть субъектами гражданских правоотношений. Процесс создания юридических лиц и прекращения их деятельности происходит непрерывно. Неслучайно в научный обиход введён термин «жизненный цикл» юридического лица 1 . Будучи в отличие от физических лиц искусственными общественными образованиями, созданными по воле людей, они тем не менее не являются чем-то виртуальным, а существуют в реальной действительности, становятся объективной реальностью, устанавливают разнообразные социальные связи с другими субъектами гражданских правоотношений. Однако, созданные по воле своих учредителей, юридические лица прекращают своё существование также не по законам природы, а в конечном итоге по воле людей, будь то воля учредителей (при добровольной ликвидации) или лиц, уполномоченных принимать решение об их прекращении (при принудительной ликвидации). Таким образом, продолжительность «жизненного цикла» юридических лиц целиком зависит от чужой воли, а потому их «смерть» никогда не бывает «естественной»; она всегда в известной мере «насильственна».

Лебединец О.Н. Жизненный цикл юридических лиц (гражданско-правовой аспект): Дис. . канд. юрид. наук. — М., 2000.

Но если смерть физического лица, даже насильственная, как правило, приносит нравственные страдания в основном лишь близким умершего и не причиняет имущественного вреда его партнёрам по гражданско-правовым сделкам ввиду наличия наследственного правопреемства, то бесконтрольная ликвидация юридического лица способна нанести немалый материальный и моральный урон гораздо большему числу третьих лиц, состоявших с ним в гражданско-правовых и иных отношениях. Этот урон может оказаться невозместимым, так как действующее гражданское законодательство предусматривает, что юридическое лицо прекращает своё существование путём ликвидации без перехода к другим субъектам гражданских прав и обязанностей ликвидированного юридического лица, т.е. без правопреемства. Говоря образно, с позиций гражданского права, ликвидированное юридическое лицо исчезает бесследно; о его существовании можно получить информацию лишь в Едином государственном реестре юридических лиц и в архивах. Нередко такое «бесследное исчезновение» ликвидированных юридических лиц из гражданского оборота практически полностью исключает возможность реализации некоторых прав и свобод человека, к примеру, прав потребителей, вкладчиков и т.п., которые остаются лишь пустыми декларациями. С другой стороны, для гражданского оборота не менее важна своевременная ликвидация юридических лиц, у которых уже давно не осталось необходимого имущества или требуемого числа участников, так как такие юридические лица могут оказаться «крышей» для деятельности всякого рода организованных преступных группировок, представляя тем самым серьёзную угрозу национальной безопасности РФ.

С учётом всего сказанного становится понятным, почему общество не может мириться с бесконтрольным появлением и исчезновением юридических лиц, и государство не только вправе, но и обязано осуществлять такой контроль с помощью различных правовых механизмов, в том числе с помощью гражданского законодательства. Следовательно, необходимо оценить, в состоянии ли действующее гражданское законодательство способствовать осуществлению указанного контроля, способно ли оно упорядочить процесс ликвидации юри-

дических лиц настолько, чтобы свести если не к нулю, то по крайней мере к минимуму имущественные и моральные потери, вызванные прекращением их деятельности.

Таким образом, актуальность исследования проблем, касающихся ликвидации юридических лиц, обусловлена прежде всего особой общественной значимостью этого правового института. Об этом свидетельствует постоянное совершенствование соответствующих норм гражданского права путём внесения изменений и дополнений в действующий Гражданский кодекс Российской Федерации (далее также — ГК). Важное значение в правовом регулировании института ликвидации юридических лиц имеет принятие Федерального закона от 8 августа 2001 г. № 129 «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» 1 , который также постоянно совершенствуется. Как само законодательство о ликвидации юридических лиц, так и практика его применения требуют постоянного изучения и анализа, с целью своевременного выявления основных тенденций, осмысления проблем, вызванных постоянно меняющимися общественными отношениями, и поиска оптимальных вариантов их решения, что является непосредственной задачей науки гражданского права. Следовательно, проблемы правовой регламентации ликвидации юридических лиц практически не могут утратить актуальности.

Степень разработанности проблемы. Проблемы, касающиеся гражданско-правового статуса юридического лица, его сущности, правосубъектности, в том числе порядка создания и прекращения, были и остаются предметом самого пристального внимания учёных-цивилистов дореволюционной России 2 , советского периода 3 , а также представителей современной науки гражданского пра-

1 Собрание законодательства РФ, 2001, №33 (часть I), ст. 3431.

См., например: Герваген Л.Л. Развитие учения о юридическом лице. — СПб., 1888; Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. — М., 2000 и др.

См., например — . Братусь СИ. Юридические лица в советском гражданском праве (понятие, виды, государственные юридические лица). — М., 1947; Можейко В.Н. Юридические лица по советскому гражданскому праву. — М., 1959 и др.

6 ва 1 . Что касается проблем прекращения юридического лица, то они также вызвали в науке живой интерес. За последние 10 лет, с момента принятия ГК, по этим проблемам защищено ряд кандидатских диссертаций 2 .

Таким образом, может сложиться впечатление, что проблемы прекращения деятельности юридического лица в науке гражданского права разрабатывались активно. В действительности это не так. В учебниках по гражданскому праву, в монографиях, диссертациях и научных статьях вопросы ликвидации юридического лица в лучшем случае рассматривались в сравнении с его реорганизацией, причём именно реорганизации уделялось основное внимание. Законодательство о ликвидации юридических лиц в основном воспринималось учёными «как данность»; оно комментировалось, ему давалось определённое толкование с большей или меньшей степенью детализации. Однако противоречий и пробелов в нём практически не усматривалось, научная полемика по этой проблеме практически отсутствовала. Разумеется, до сих пор нет комплексного монографического исследования, специально посвященного этим вопросам.

Тем не менее, вряд ли можно оспорить наличие необходимости во всесторонней разработке указанной проблемы. Прежде всего, желательно, как это принято в юридической науке, уяснить сущность и правовую природу ликвидации юридического лица, что до сих пор не сделано; в литературе лишь констатируется, что это одно из оснований прекращения юридического лица без перехода прав и обязанностей к другим лицам, что нуждается в критической оценке. Необходимо проверить, насколько адекватно отражена в нормах о ликвидации юридических лиц конституционная идея всемерной охраны и защиты прав и свобод человека, исходя из того, что именно права и свободы личности опреде-

См, например: Грешников И.П. Субъекты гражданского права: юридическое лицо в праве и законодательстве. — СПб., 2002; Козлова Н.В. Правосубъектность юридического лица. — М., 2005 и др.

См., например: Мельников А.А. Гражданско-правовое регулирование прекращения юридических лиц: Дис. . канд. юрид. наук. — М., 1997; Семина А.Н. Правоспособность и дееспособность юридического лица — должника в ходе процедур банкротства: Дис. . канд. юрид. наук. — М, 2003 и др.

ляют смысл, содержание и применение законов, деятельности органов государственной власти и органов местного самоуправления. В новом теоретическом осмыслении нуждается господствующее в науке мнение о том, что различия между реорганизацией и ликвидацией юридического лица как оснований его прекращения состоят лишь в наличии или отсутствии универсального правопреемства. Необходимо выяснить, что представляет собой каждое из оснований ликвидации юридического лица. Можно и далее продолжать перечень теоретических проблем, касающихся института ликвидации юридического лица, нуждающихся в специальной разработке и, вместе с тем, либо вовсе неразработанных, либо разработанных явно недостаточно.

Чтобы судить о том, насколько современное законодательство о ликвидации юридических лиц отражает требования жизни современного общества, каков уровень материализации в нём основных конституционных идей, необходимо оценить, в какой степени в нём учтён как прошлый нормотворческий опыт России, так и зарубежный опыт правовой регламентации ликвидации юридических лиц, требуется историко-сравнительный анализ норм о ликвидации юридических лиц, содержащихся в законодательстве дореволюционной России, законодательстве советского периода и в действующем законодательстве. Представляется важным выявить все точки соприкосновения института ликвидации юридических лиц с нормами других отраслей права: трудового, уголовного, административного и др. — и тем самым определить оптимальное соотношение в деятельности юридических лиц, в том числе при их ликвидации, частно-правовых и публично-правовых начал. Наконец, нельзя судить о степени эффективности правовой регламентации ликвидации юридических лиц без глубокого и всестороннего анализа правоприменительной практики, накопившейся более чем за 10 лет действия соответствующих норм ГК. Именно правоприменительная, прежде всего, судебно-арбитражная практика поставила перед законодательством и наукой целый ряд проблем, требующих безотлагательного решения, но не получивших достаточного освещения в науке. С другой стороны, она сама достаточно противоречива, поскольку испытывает трудности вви-

Другие статьи:  История часть 1 учебное пособие

ду несовершенства законодательства, а значит, нуждается в рекомендациях учёных. Немало теоретических и практических проблем возникло после принятия упомянутого Закона о государственной регистрации юридических лиц. Относительно государственной регистрации ликвидации юридических лиц применение этого закона породило, как принято говорить, больше вопросов, чем ответов. Всё сказанное ещё раз подтверждает актуальность настоящего исследования.

Целями исследования являются разработка теоретических основ института ликвидации юридического лица; оценка степени адекватности законодательства о ликвидации юридического лица потребностям современного российского общества, выявление в нём пробелов и противоречий, снижающих его эффективность, выработка практических рекомендаций по его совершенствованию; оценка правоприменительной практики с позиций её соответствия действующему законодательству о ликвидации юридических лиц, выявление её тенденций, разработка предложений по её совершенствованию.

Для достижения указанных целей в работе поставлены следующие задачи: изучение всего массива законодательства о ликвидации юридических лиц, существовавшего в России в различные исторические периоды, его историко-сравнительный и системный анализ; изучение, оценка и новое осмысление теорий, раскрывающих сущность юридического лица, изучение в этих целях трудов российских и зарубежных учёных; формулирование теоретических выводов о сущности и правовой природе института ликвидации юридических лиц; изучение и анализ судебно-арбитражной практики рассмотрения споров, связанных с ликвидацией юридических лиц; разработка конкретных предложений по совершенствованию нормотворческой и правоприменительной практики.

Объектом настоящего исследования являются правоотношения, складывающиеся в связи с ликвидацией юридического лица и в процессе его ликвидации, а также комплекс теоретических проблем, возникающих в связи с ликвидацией юридического лица. Предметом исследования являются правовые

нормы, регулирующие отношения, возникающие в связи с ликвидацией юридического лица, прежде всего, их содержание.

Методологическую основу исследования составили общенаучный диалектический метод познания, а также ряд частно-научных методов, прежде всего, метод системного анализа, сравнительный, в частности, диахронический метод исследования, догматический и другие традиционные методы научного исследования.

Теоретической основой исследования явились прежде всего, труды классиков российской цивилистики, посвященные проблемам юридического лица, в частности М.М.Агаркова, С.И.Аскназия, С.Н.Братуся, А.В.Венедиктова, В.П.Грибанова, Н.Л.Дювернуа, О.С.Иоффе, Д.И.Мейера, В.И.Синайского, Н.С.Суворова, Б.Б.Черепахина, Г.Ф.Шершеневича и др. Были учтены и использованы также труды других известных российских учёных в области общей теории права (С.С.Алексеева, В.Б.Исакова, С.Ф.Кечекьяна, О.Э.Лейста, Р.О.Халфиной и др.) и представителей науки гражданского права (Е.В.Богданова, В.В.Витрянского, О.А.Красавичкова, М.И.Кулагина, Е.А.Суханова, К.И.Скловского, Ю.К.Толстого и др.).

Эмпирическую базу исследования составили: Свод законов Российской империи (т.т. 10, 11), ГК РСФСР 1922 и 1964 гг., иные нормативные акты СССР и РСФСР, ГК 1994 г. ч. 1, иные федеральные законы и подзаконные нормативные правовые акты, предусматривающие основания, порядок и последствия ликвидации юридического лица, разъяснения высших судебных инстанций по общим вопросам ликвидации юридических лиц, акты Конституционного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, конкретные дела, рассмотренные Высшим Арбитражным Судом РФ и федеральными арбитражными судами округов.

Научная новизна исследования характеризуется тем, что институт ликвидации юридического лица оценивается с позиций таких основополагающих конституционных идей, как идея всемерной охраны и защиты прав и свобод человека, равного признания и равной защиты всех форм собственности, с позиций обеспечения национальной безопасности РФ. В работе сформулировано

новое определение понятия ликвидации юридического лица, которая должна быть определена как правоотношение, являющееся в то же время правовым состоянием, прекращающим, прежде всего, правоотношения, облекающиеся в форму юридического лица, и как следствие — само юридическое лицо. Высказан новый взгляд на реорганизацию юридического лица, которая в отличие от его ликвидации является не правопрекращающим, а правоизменяющим юридическим фактом. Определена правовая природа оснований ликвидации юридического лица; обоснована необходимость изменения редакции ст. 61 ГК в части принудительной ликвидации юридического лица. Предложено новое понимание стадий ликвидации юридического лица как стадий развития правоотношений, складывающихся в процессе его ликвидации; разработана новая классификация стадий и правовых последствий ликвидации юридического лица. Сформулирован ряд предложений по совершенствованию общих и специальных норм о ликвидации юридических лиц, содержащихся в ГК и специальных федеральных законах.

Помимо положений, характеризующих научную новизну исследования, его теоретическая значимость и личный вклад диссертанта в развитие науки гражданского права, в частности, теории юридических лиц, выражается в следующем: проведён исторический анализ становления и развития института ликвидации юридических лиц в России, в результате которого сделан вывод о том, что действующий ГК, несмотря на его бесспорные достижения в развитии законодательства о юридических лицах, не смог вобрать в себя и использовать опыт законопроектных работ по составлению проекта Гражданского уложения России; впервые разработана классификация теорий, объясняющих сущность юридического лица, критерием которой является принадлежность определённой теории к одному из известных философских направлений; сделан вывод, что с позиций ликвидации юридического лица наибольшее подтверждение их пригодности в теоретическом и практическом отношениях для раскрытия сущности юридического лица получили теории, относящиеся к субъективно-идеалистическому направлению: теория юридической фикции, теория союзного

11 единства, теория социальной реальности; обоснована необходимость введения в современной России института уголовной ответственности юридических лиц; обоснован вывод о сокращении числа оснований безусловной ликвидации отдельных юридических лиц ввиду дефектов материального субстрата, в частности, уменьшения чистых активов. Также сформулирован ряд других теоретических выводов и практических рекомендаций, направленных на дальнейшее совершенствование института ликвидации юридических лиц.

Таким образом, диссертация является первым комплексным монографическим исследованием, специально посвященным институту ликвидации юридических лиц, разработанным на основе сочетания исторического, теоретического и прикладного аспектов.

Практическая значимость работы состоит в том, что в ней сформулирован ряд предложений об изменении редакции конкретных норм ГК, которые могут быть использованы в нормотворческой деятельности. Результаты исследования могут оказаться полезными в теоретическом и практическом отношениях в учебном процессе при преподавании дисциплин гражданского и предпринимательского права РФ.

Результаты исследования сформулированы в следующих положениях, выносимых на защиту:

Ликвидация юридического лица должна определяться как правоотношение, существующее в развитии, которое в то же время является правовым состоянием, т.е. юридическим фактом, влекущим прекращение правоотношений, облекающихся в форму юридического лица и составляющих его содержание.

Основаниями добровольной ликвидации юридических лиц являются односторонние сделки, если решения о ликвидации принимаются учредителем или органом юридического лица, или многосторонние сделки, подобные учредительным договорам, если решение принимается несколькими учредителями.

3. По смыслу ст.ст. 298-300 ГК ликвидация собственника учреждения
должна неизбежно влечь ликвидацию самого учреждения, так как при отсутст
вии собственника оно остаётся без финансирования, а его кредиторы — без

субъекта ответственности. В связи с этим необходимо включить это положение вст.ст. 61 иЗООГК.

Принудительная ликвидация юридических лиц является мерой публично-правовой ответственности или мерой защиты гражданских прав. Основания ликвидации как меры ответственности должны быть предусмотрены административным законодательством. В современных условиях необходимо также ввести институт уголовной ответственности юридических лиц за совершение экономических преступлений и предусмотреть в качестве уголовно-правовой санкции их ликвидацию.

Принудительная ликвидация юридических лиц является мерой защиты, если она осуществляется в связи с уменьшением имущества (дефект материального субстрата), в связи с уменьшением числа участников (дефект людского субстрата) и в связи с нарушением требований закона при их создании. Нормы ГК о принудительной ликвидации юридических лиц по этим основаниям необходимо изменить.

Исходя из принципа равного признания и равной защиты всех форм собственности необходимо в ст.ст. 99-104 ГК и в специальных законах предусмотреть одинаковые для всех юридических лиц правовые последствия уменьшения чистых активов ниже установленных законов минимальных размеров уставного капитала. В частности, необходимо предусмотреть одинаковые для всех юридических лиц сроки, в течение которых дефект имущественного субстрата должен быть устранён (в настоящее время такие сроки имеются лишь в Федеральном законе «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»). Следует включить в ГК общую норму о том, что если указанные нарушения устранены к моменту рассмотрения дела о принудительной ликвидации, юридическое лицо не может быть ликвидировано.

Следует исключить из ст. 116 ГК положение о ликвидации потребительских кооперативов ввиду невозмещения их членами убытков в установленный срок; в этих случаях достаточно объявить об уменьшении паевого фонда.

5.3. Существенным недостатком ПК является отсутствие в нём указания о сроке, в течение которого должен быть устранён дефект людского субстрата или юридическое лицо должно быть ликвидировано (ст. 86) или о последствиях появления такого дефекта (ст. 108), что создаёт почву для разноречивого толкования и применения указанных норм; в связи с этим необходимо предусмотреть срок, в течение которого число участников должно быть приведено в соответствие с законом, в противном случае юридическое лицо подлежит ликвидации; оптимальным представляется трёхмесячный срок.

Другие статьи:  Трудовой договор право подписи

В настоящее время законом не предусмотрены основания, порядок и последствия признания недействительным решения о создании юридического лица, в связи с чем в ст. 61 ГК необходимо предусмотреть положение, обязывающее уполномоченный орган предъявить иск о ликвидации юридического лица.

При признании недействительным решения о государственной регистрации юридического лица при его создании сделки, совершённые юридическим лицом до этого момента следует считать незаключенным; в таких случаях кредиторы вправе требовать возврата учредительных взносов или иного имущества на основании положений главы 60 ГК, что следует предусмотреть в ст. 49 и в ст. 1102ГК.

Необходимо расширить круг оснований перехода обязанностей ликвидируемого юридического лица перед гражданами с передачей их другим лицам, в связи с чем в Законе РФ «О защите прав потребителей» предусмотреть передачу средств ликвидируемого изготовителя товаров или исполнителя работ соответственно продавцу товаров или ремонтной организации, к которым потребители могли бы обратиться с требованиями, связанными с обнаружением недостатков товаров или работ.

Апробация результатов исследования. Работа обсуждалась на кафедре семейного и ювенального права Российского государственного социального университета. Основные положения диссертации нашли отражения в пяти опубликованных работах и в выступлениях на следующих научных конференциях:

Конференция «Стратегия и социальная миссия потребительской кооперации» с докладом на тему «Новая попытка совершенствования законодательства о банкротстве», Белгородский Университет потребительской кооперации, г. Белгород, 2002 г.

Конференция «Качество жизни, мыследеятельности и материальности Человека» с докладом: «Понятие несостоятельности. Актуальность проблемы банкротства, варианты выхода из кризиса», БелГТАСМ, г. Белгород, 2003 г.

Конференция «10 лет Конституции России в зеркале юридической науки

и практики» с докладом на тему «Проблемы охраны прав и интересов физических лиц при прекращении деятельности юридического лица», МГУ, г. Москва, 2003 г.

4) Конференция «Развитие Российского права: история и перспективы» с

докладом на тему «Новый взгляд на правовую природу института ликвидации юридических лиц», Российский Государственный социальный университет, г. Москва, 2005 г.

Структура работы. Диссертация объёмом в 206 страниц состоит из введения, трёх глав, включающих 9 параграфов, и заключения. К работе приложен список литературных источников, состоящий из 265 наименований.

Развитие и современное состояние института ликвидации юридического лица в отечественном законодательстве

В дореволюционной России правила о юридических лицах были помещены главным образом в главе 6 «О товариществе» книги 4 «О обязательствах по договорам» Свода законов гражданских1, являющего частью 1 тома X Свода законов Российской Империи. В то же время, как указывал Д.И.Мейер, Свод законов гражданских не заключал в себе всех положений, относящихся к гражданскому праву: очень часто нормы гражданского права встречались и в других законах2. Положение осложнялось еще и тем, что в дореволюционной России кроме системы гражданского права существовала еще и относительно самостоятельная система коммерческого или торгового права. В этой связи нормы о юридических лицах можно было обнаружить в таких источниках как Устав торговый3 и Устав кредитный4 (том XI часть 2 Свода законов), Общий Устав Российских Железных Дорог5 (том XII часть 1 Свода законов), Устав о векселях от 27 мая 1902 года и других . При этом положения об одной и той же организационно-правовой форме юридического лица можно было обнаружить как в законах общегражданских, так и в торговых законах. Например, положения об акционерном товариществе располагались как в Своде законов гражданских, так и в Уставе торговом. Рассматривая вопрос о том, каким положениям будет подчиняться то или иное акционерное товарищество, П.Л.Цитович указывал, что единственное отличие в данном случае заключается в предмете их деятельности, который и определяет то, каким нормам оно подчиняется3. К сказанному следует добавить и то, что российское дореволюционное законодательство вообще не знало термина «юридическое лицо», а поэтому вопрос о том, какие образования следует относить к юридическим лицам, а каким в юридической личности отказывать, всегда являлся дискуссионным в отечественной литературе . Например, П.Л.Цитович только торговые полные товарищества и торговые товарищества на вере отнес к разряду юридических лиц5, в то время как Г.Ф.Шершеневич и общегражданские товарищества приводил в качестве примера юридического лица . В этой связи правила о ликвидации юридических лиц не были систематизированы и их можно было практически обнаружить во всех указанных источниках.

Несмотря на все эти и иные затруднения в литературе выделялись следующие общие способы прекращения юридических лиц:

1) достижение цели, ради которой создано юридическое лицо;

2) решение участников о прекращении. В то же время для прекращения некоторых из юридических лиц, например сельских обществ, необходимо было соизволение государственной власти;

3) уменьшение количества членов юридического лица ниже установленного в законе минимума;

4) несостоятельность юридического лица, то есть превышение его долгов над стоимостью его имущества;

5) решение государственной власти о прекращении;

6) иные случаи, предусмотренные уставом конкретного юридического лица, который в большинстве случаев утверждался государственной властью и рассматривался как специальная норма закона по отношению к конкретному юридическому лицу1.

Для банков краткосрочного кредита и страховых организаций основанием прекращения также являлось уменьшение их складочного капитала ниже установленного уставом (раздел X, глава 2, отделение 1 Устава кредитного). При обнаружении такого уменьшения министр финансов мог передать разрешение вопроса о прекращении банка на рассмотрение соответствующего суда .

Также следует учитывать, что российское дореволюционное гражданское законодательство не отграничивало ликвидацию юридического лица в сегодняшнем значении этого понятия от его прекращения путем реорганизации. Очевидно, в данных случаях участники юридического лица должны были принять решение о ликвидации, после чего внести причитающееся им после ликвидации имущество в складочный капитал вновь образуемого (образуемых) либо уже существующих юридических лиц, хотя проблемы отграничения ликвидации и реорганизации уже довольно активно обсуждались в литературе по гражданскому праву3.

Исследование истории развития института ликвидации юридических лиц по российскому дореволюционному гражданскому праву было бы неполным без анализа Проекта Гражданского уложения1, которому, собственного говоря, никогда не суждено было стать законом, но положения которого более чем красноречиво свидетельствуют об уровне развития отечественной науки гражданского права начала 20 в., а также о развитии самого института ликвидации юридических лиц, тем более что Проектом были заимствованы многие положения уже принятых к тому времени новых европейских гражданских кодексов, в частности Германского гражданского уложения 1896 года. Кроме того, сама структура и многие нормы данного проекта, несмотря на усилия представителей нового советского правительства, были практически полностью реципированы при подготовке проекта Гражданского кодекса РСФСР 1922 года.

Каких-либо общих положений о прекращении юридических лиц Проект, к сожалению не содержал, и после каждого из видов юридических лиц помещались правила о его прекращении и ликвидации его дел. В то же время, такие общие положения могут быть без особого труда выведены при систематическом толковании положений Проекта, тем более что многие эти правила имеют отсылочный характер к правилам прекращения иных видов юридических лиц. Так, например, при наличии оснований для прекращения юридического лица его уполномоченный орган (или сами участники) должны были заявить об этом вотчинному установлению для внесения записи об этом в особую книгу и опубликования соответствующих сведений.

Общая характеристика оснований ликвидации юридического лица

Прежде чем, перейти непосредственно к вопросу об основаниях ликвидации юридического лица, необходимо, остановится на юридическом понятии основания. В общеупотребительном значении термин основание используется для обозначения необходимого и достаточного условия для существования чего-либо. При рассмотрении юридического значения данного термина можно предположить, что он может использоваться для обозначения необходимого и достаточного условия существования субъекта права, объекта права либо самого правоотношения. Ясно, однако, что субъекты и объекты права, как уже было сказано, для своего существования не нуждаются ни в каком основании. Для юриспруденции они являются «вещами в себе» вообще не нуждающимися в основаниях для оправдания факта своего существования. Отсюда следует, что основания может иметь только правоотношение. Однако, основание правоотношения — это не что иное как юридический факт, который влечет его возникновение. Данное умозаключение напрямую подтверждает высказанную ранее мысль о том, что ликвидация, являясь правопрекращающим юридическим фактом, сама по себе является правоотношением, имеющим свои собственные основания, то есть порождающие ее юридические факты. Отсюда следует, что основаниями ликвидации являются те юридические факты, которые влекут ее возникновение. При этом, как и в случае рассмотрения ликвидации как юридического факта, необходимо уже рассмотреть правовую природу фактов, порождающих ее как правоотношение.

Переходя к непосредственному рассмотрению вопроса об основаниях ликвидации, следует заметить, что весьма распространенной аналогией при характеристике правовой природы ликвидации юридического лица является также ее сравнение со смертью физического лица. Например, В.И.Синайскии раскрывая сущность ликвидации юридического лица, указывал, что «возможна естественная смерть юридического лица вследствие осуществления им своей цели до конца; возможно, так сказать, самоубийство, когда юридическое лицо не в силах более существовать из-за недостатка имуществ или членов и добровольно закрывается; возможна как бы и насильственная смерть — это тогда, когда правительство закрывает юридическое лицо, вследствие уклонения его от тех целей, ради осуществления которых оно возникло»1. В качестве примера проведения аналогии между ликвидацией юридического лица и смертью физического лица можно также указать на то, что название одной из недавних диссертаций по данной проблеме было сформулировано как «Жизненный цикл юридических лиц»2, а одна из статей именовалась не иначе как «Самоубийство юрлица»3.

Другие статьи:  Наследование квартиры с долгом

В то же время, следует учитывать, что аналогия эта весьма условная. Так, смерть физического лица — это необратимое, то есть естественное, не зависящее от человеческого сознания прекращение жизнедеятельности организма4, закономерная и неизбежная заключительная стадия существования индивидуума5. Юридическое же лицо вообще, и процесс его ликвидации в частности, не подчиняется естественным законам и всецело находится во власти человеческого усмотрения. Поэтому в отличие от смерти, которая всегда является событием (абсолютным или относительным), в основании ликвидации юридического лица всегда лежит действие. Действительно, какое бы из известных оснований ликвидации юридического лица мы бы не взяли — каждое из них является волевым актом. Так, например, ликвидацию юридического лица влечет не истечение срока, на который создано юридическое лицо, а решение учредителей (или органа) о ликвидации в связи с истечением этого срока (абзац второй пункта 2 статьи 61 ГК). Точно также как не сама по себе несостоятельность юридического лица влечет его ликвидацию, а решение суда о признании юридического лица банкротом (абзац второй пункта 1 статьи 65 ГК).

Данное положение является наглядным доказательством того, что юридическое лицо является всецело общественным образованием или продуктом духовной деятельности, в отличие от человеческой личности, в которой, наряду с ее социальной стороной, всегда присутствует биологический, естественный элемент. И именно поэтому естественные законы, которым подчиняется индивид, не распространяются и не могут ни при каких условиях быть распространены на лицо юридическое. Или как указывал Г.Еллинек, приступая к описанию методологии общего учения о государстве, «явление природы отличаются от социальных тем, что в первых можно проследить влияние общих законов таким образом, что каждое отдельное явление может быть непосредственно рассматриваемо как типичное для целой группы. »1, в то время как «всякий исторический факт, всякое социальное явление, как бы оно ни было однородно и аналогично с другими, всегда определяется индивидуальными моментами, специфически отличающими его от всех других явлений, даже наиболее ему родственных»2. Справедливости ради, следует отметить, что Г.Ф.Шершеневич добавлял к сказанному то, что если общественные законы нами еще не открыты, то это далеко еще не отрицает их объективного существования и возможности открытия в будущем3. Однако, для юридической науки, как ни для какой другой, характерно (или должно быть характерно) отсутствие устремления в будущее; она наоборот, отталкиваясь от прошлого, целиком сосредотачивается на изучении настоящего, лишь в исключительных случаях предлагая его усовершенствование, без всякого желания познать будущее и в угоду ему заранее изменить существующее.

Невозможность применения естественных законов к деятельности юридического лица, а в особенности к процессу его ликвидации, является одним из самых иллюстративных доказательств ошибочности материалистических конструкций юридического лица, начиная от теории целевого имущества, заканчивая теорией коллектива. Так, получается, что с утратой материального субстрата юридического лица, то есть того, что «в действительности стоит за юридическим лицом», утрачивает действительное существование и само юридическое лицо. При этом материальный субстрат юридического лица, как предмет материального мира, всегда тем или иным образом подчиняется естественным законам, а следовательно причиной его утраты в большинстве случаев является событие (абсолютное или относительное). Но это противоречит ранее доказанному нами утверждению о том, что в основе ликвидации юридического лица всегда лежит действие, но не событие. Противоречивость взглядов представителей объективно-идеалистического направления, как и приверженцев материалистического направления, также раскрывается применительно к институту ликвидации юридического лица. Так, если мы допускаем существование высших сил или объективных законов общественного развития, которым подчиняется существование юридического лица как объективно-идеалистической категории, то мы также должны признать, что ликвидация юридического лица — это событие, происходящее помимо нашей воли. Но это вновь противоречит исходному тезису о том, что в основе ликвидации юридического лица всегда стоит чье-либо действие. Однако, если юридическое лицо рассматривать всецело как

Стадия принятия решения о ликвидации и прекращения прав учредителей (участников) по участию в управлении делами юридического лица

Очевидным представляется утверждение, что для возникновения правоотношений ликвидации юридического лица необходимо наличие правообразую-щего юридического факта. Таковым фактом является принятие решения о ликвидации юридического лица. При этом, как уже говорилось, в зависимости от того, кем принимается решение о ликвидации, для принятия такого решения может быть необходимо наличие определенных оснований. Однако, в любом случае состояние ликвидации (или правоотношения ликвидации) возникают именно после принятия соответствующего решения.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 62 ГК принятие решения о ликвидации влечет возникновение обязанностей у участников (учредителей) или органа юридического лица, принявших решение о ликвидации, во-первых, незамедлительно уведомить о принятом решении регистрирующий орган, а, во-вторых, назначить ликвидационную комиссию либо ликвидатора (к которым переходят полномочия по управлению делами юридического лица) и установить порядок и сроки ликвидации. Отсюда, следовало бы прийти к выводу, что объединение двух стадий ликвидации в названии настоящего параграфа является искусственным, поскольку в действительности в данной ситуации с наличием самостоятельных юридических фактов связывается возникновение самостоятельных юридических последствий. В то же время, необходимо учитывать, что разрыва во времени между указанными действиями существовать не должно. В этой связи далеко не случайно законодатель указывает, что сообщение о принятом решении о ликвидации должно быть незамедлительно направлено в регистрирующий орган (пункт 1 статьи 62 ПС)1, хотя для назначения ликвидационной комиссии или ликвидатора срока не устанавливается (пункт 2 статьи 62 ГК). Отсюда искусственным выглядит не объединение указанных стадий, а, наоборот, — их разграничение в действующем законодательстве путем возложения на лиц или орган, принявших решение о ликвидации, обязанности совершения иных юридически значимых действий, в частности направления уведомления о ликвидации и назначения ликвидационной комиссии. При этом только от выполнения указанных обязанностей зависит дальнейшее движение процесса ликвидации юридического лица. Отсюда в практике не так уже редки ситуации, когда принятое решение о ликвидации юридического лица, не находит своего дальнейшего развития2. Юридическое лицо как бы зависает «между небом и землей», поскольку несмотря на принятое решение о ликвидации, формально оно не находится в процессе ликвидации, так как соответствующая запись не внесена в государственный реестр. Более того, такая ситуация не может разрешиться по инициативе кого-либо из третьих лиц, хотя очевидно и то, что существованием такого зависшего в воздухе юридического лица затрагиваются и интересы всех его контрагентов, внося в них чувство неопределенности, и интересы правопорядка в целом. В частности, Высший Арбитражный Суд пришел к выводу, что невыполнение решения учредителей (участников) юридического лица либо органа юридического лица о добровольной его ликвидации не является основанием для возбуждения иска о принудительной ликвидации этого юридического лица, если в его деятельности не установлены неоднократные или грубые нарушения закона или иных правовых актов3. Мнение это отчасти спорно, поскольку как указывал Г.Ф.Шершеневич, «с того времени, как акционерное товарищество решило прекратить свою деятельность и единственной его целью стал раздел имущества, изменяется и круг совершаемых им действий. Все сделки, заключенные его представителями и выходящие из круга ликвидационных действий, должны быть признаны недействительными. Ввиду такой опасности для третьих лиц необходимо довести до общего сведения о моменте перехода товарищества к ликвидации»1. Иными словами, принятие решения о ликвидации юридического лица влечет изменение объема правоспособности юридического лица, и сделки совершаемые юридическим лицом вопреки цели ликвидации должны быть признаны недействительными по статье 173 ГК. В литературе, однако, на это последствие принятия решения о ликвидации практически не обращается внимания и общепринятым является мнение, что объем правоспособности юридического лица остается неизменным от даты внесения в реестр записи о юридическом лице до даты исключения указанной записи из реестра. Иногда даже делаются прямо противоположные выводы: в частности, некоторые авторы полагают, что с принятием решения о ликвидации и назначением ликвидационной комиссии правоспособность юридического лица не изменяется, потому что ликвидационная комиссия не является органом юридического лица и осуществляет управленческие функции не в целях организации деятельности юридического лица, а для решения особой задачи, поставленной перед ней в соответствии с законом2. Как следствие, и в судебной практике трудно обнаружить иски о недействительности сделок юридического лица, совершенных в период ликвидации и не соответствующих ее целям. В этой связи нередки ситуации, когда решение о ликвидации с назначением ликвидационной комиссии принима
ется намеренно, чтобы передать все полномочия по управлению юридическим лицом узкому кругу лиц (или даже одному лицу) и не созывать в необходимых случаях общее собрание, а впоследствии ликвидационная комиссия распускается и хозяйственное общество продолжает свою деятельность в обычном режиме1.

В последнее время, правда некоторыми авторами обращалось внимание на изменение правоспособности несостоятельного должника ввиду прямого указания закона на недействительность некоторых сделок, совершенным таким юридическим лицом2. Однако, при этом не учитывается, что признание юридического лица несостоятельным — лишь частный случай принятия решения о его ликвидации и что ограничение правоспособности юридического лица имеет место, когда ликвидация юридического лица производится в обычном порядке. Отсюда, неправомерным является и бездействие юридического лица, в отношении которого принято решение о ликвидации, поскольку после принятия указанного решения его изменившаяся правоспособность предполагает совершение им определенных действий, направленных на ликвидацию.