Корпоративный договор в акционерном обществе это

Корпоративный договор в акционерном обществе это

Участники могут договориться не отчуждать и не обременять свои доли до какого-то срока или до наступления определенных событий.

Например, подождать пару лет, пока бизнес не «встанет на ноги» и/или компания не достигнет плана по выручке.

Однако важно помнить, что право на выход из ООО – это специальный режим и его нужно закрепить в уставе компании.

Собственники могут договориться о так называемых «правах совместной продажи», которые широко используются в англосаксонском праве.

Такие условия позволяют «мажоритарному» участнику потянуть за собой миноритариев в случае продажи своей доли стороннему покупателю. А миноритарии, в свою очередь, могут получить право присоединиться к продаже мажоритария на заранее оговоренных условиях.

Участники могут зафиксировать, кто, сколько и как будет вкладывать в бизнес. Будет ли это вклад в уставный капитал, вклад в имущество, заём или комбинация всего вышеперечисленного.

Также можно предусмотреть периодичность траншей и их условия.

  • Участники могут договориться о процедуре предварительного согласования своей позиции для предстоящего общего собрания. Например, устроить переписку по электронной почте. Если такого согласия добиться не удастся, все стороны корпоративного договора должны будут проголосовать «против».
  • Участники могут изначального договориться не выдвигать на повестку голосования определенные вопросы, а если кто-то иной из участников такой вопрос поднимет — всегда голосовать «против».
  • Участники могут договориться голосовать согласованно и совместно практически по каждому вопросу, находящемуся в компетенции общего собрания. Например, не голосовать за выплату дивидендов в первые 3 года жизни компании. Или же при смене генерального директора голосовать «за» только при условии, что кандидата 1) зовут Иваном, 2) у него есть два высших образования, и 3) он до этого не работал на конкурента.

Корпоративный договор как способ выйти из дедлока

Собственники изначально могут договориться о том, как цивилизованно разойтись, если бизнес не «пошел».

Для начала необходимо четко определить, что же является «тупиковой ситуацией». Например, тупиковой ситуацией может стать непринятие общим собранием какого-либо решения более 3-х раз подряд.

Затем собственники должны определить механизм выхода из тупиковой ситуации: например, предложить/обязать партнера выкупить долю по заранее установленной цене, по определенной формуле, либо по цене, рассчитанной независимым оценщиком.

Кроме того, стороны могут договориться проголосовать за реорганизацию общества в форме выделения или разделения с передачей в реорганизованное общество части активов. Это могут быть, например, те активы, которые каждая из сторон внесла в бизнес при его создании.

Корпоративный договор в акционерном обществе это

Открытая общественная правовая информационная система

Задать вопрос юристу

  • Главная ›
  • Правовая энциклопедия ›
  • Основы гражданского права ›
  • Создание юридического лица (организационно-правовые формы и процедура), ›
  • Что такое корпоративный договор?

Что такое корпоративный договор?

Что такое корпоративный договор?

В Гражданском кодексе РФ появилось такое понятие как «корпоративный договор». Оно было введено Федеральным законом от 05.05.2014 N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации», положения которого вступили в силу с 1 сентября 2014 года.

Корпоративный договор – договор, который заключается участниками уже созданного юрлица. Поэтому его не надо путать с учредительным договором, который хотя и не относится к учредительным документам организации, но заключается при ее создании. Например, договором об учреждении ООО определяется порядок осуществления совместной деятельности учредителей по учреждению общества, размер уставного капитала ООО, размер и номинальную стоимость доли каждого из учредителей общества, а также размер, порядок и сроки оплаты таких долей в уставном капитале общества.

Корпоративный договор – договор об осуществлении участниками организации своих корпоративных прав. В соответствии с корпоративным договором участники организации обязуются осуществлять корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе:

а) голосовать определенным образом на общем собрании участников общества;

б) согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом;

в) приобретать или отчуждать доли в его уставном капитале (акции) по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

Кроме того, корпоративным договором могут быть установлены:

а) обязанность сторон договора проголосовать на общем собрании участников общества за включение в устав общества положений, определяющих структуру органов общества и их компетенцию, если в соответствии с Гражданским кодексом РФ и законами о хозяйственных обществах допускается изменение структуры органов общества и их компетенции уставом общества;

б) иной объем правомочий участников АО или ООО нежели тот, который установлен абз. 2 п. 1 ст. 66 Гражданского кодекса РФ. Так, по общему правилу объем правомочий участников хозяйственного общества определяется пропорционально их долям в уставном капитале общества. Но иной объем правомочий участников непубличного хозяйственного общества может быть предусмотрен уставом общества, а также корпоративным договором при условии внесения сведений о наличии такого договора и о предусмотренном им объеме правомочий участников общества в ЕГРЮЛ.

Так, сведения о наличии корпоративного договора, определяющего объем правомочий участников хозяйственного общества непропорционально размерам принадлежащих им долей в уставном капитале хозяйственного общества, и о предусмотренном таким договором объеме правомочий участников хозяйственного общества (количестве голосов, приходящихся на доли участников хозяйственного общества непропорционально размеру этих долей) и сведения о наличии корпоративного договора, предусматривающего ограничения и условия отчуждения долей (акций) являются данными, которые подлежат внесению в ЕГРЮЛ (ст. 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»).

Корпоративный договор не может обязывать его участников голосовать в соответствии с указаниями органов общества, определять структуру органов общества и их компетенцию.

Корпоративный договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами.

Корпоративный договор может быть заключен между участниками:

1) ООО. В таком случае он называется договором об осуществлении прав участников общества с ограниченной ответственностью. Согласно п. 3 ст. 8 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» учредители (участники) ООО вправе заключить договор об осуществлении прав участников ООО, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться (отказываться) от осуществления указанных прав, в том числе голосовать определенным образом на общем собрании участников ООО, согласовывать вариант голосования с другими участниками, продавать долю или часть доли по определенной данным договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться (отказываться) от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, реорганизацией и ликвидацией общества. Такой договор заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами;

2) АО. Корпоративный договор между участниками АО называется акционерным соглашением. Согласно п. 1 ст. 32.1 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По акционерному соглашению его стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться (отказываться) от осуществления указанных прав. Акционерным соглашением может быть предусмотрена обязанность его сторон голосовать определенным образом на общем собрании акционеров, согласовывать вариант голосования с другими акционерами, приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств, воздерживаться (отказываться) от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств, а также осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением АО, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией АО.

Участники АО или ООО, заключившие корпоративный договор, обязаны уведомить общество о факте заключения корпоративного договора, при этом его содержание раскрывать не требуется. В случае неисполнения данной обязанности участники общества, не являющиеся сторонами корпоративного договора, вправе требовать возмещения причиненных им убытков.

Корпоративный договор не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон.

Нарушение корпоративного договора может являться основанием для признания недействительным решения органа АО или ООО по иску стороны этого договора при условии, что на момент принятия органом хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпоративного договора являлись все участники хозяйственного общества.

Признание решения органа АО или ООО недействительным само по себе не влечет недействительности сделок хозяйственного общества с третьими лицами, совершенных на основании такого решения.

Сделка, заключенная стороной корпоративного договора в нарушение этого договора, может быть признана судом недействительной по иску участника корпоративного договора только в случае, если другая сторона сделки знала или должна была знать об ограничениях, предусмотренных корпоративным договором.

Корпоративный договор по российскому праву

Гармаев_Рынок ценных бумаг_Корпоративный договор по российскому праву_09.2017

Как известно, на протяжении десятилетия акционерные соглашения, затрагивающие крупный российский бизнес, заключались по иностранному праву. По эмпирическим наблюдениям наибольшей популярностью у бизнеса пользовалось английское право. Такая практика сложилась по различным причинам, включая и то, что российское право не позволяло акционерам адекватно закрепить их коммерческие договоренности на уровне юридически обязывающего контракта.

Вплоть до 2009 г. в законодательстве отсутствовали положения об акционерных соглашениях[1]. При этом в рамках известных дел российские суды признавали корпоративные договоры (акционерные соглашения в АО, договоры об осуществлении прав участников в ООО) недействительными (полностью или в части), считая, что их положения противоречат императивным нормам российского права[2].

Между тем за последние годы произошли определенные изменения, которые способствовали существенному увеличению количества сделок, заключаемых по российскому праву[3]. Это связано, помимо прочего, с изменениями в законодательстве и правоприменительной практике. В 2014 г. вступили в силу масштабные изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ), предусматривающих более гибкое регулирование корпоративных и обязательственных отношений. Арбитражными судами за последние 5-6 лет рассмотрено более 20 дел, в рамках которых они подтвердили действительность отдельных положений корпоративных договоров, обязали акционеров исполнить обязательства в натуре, взыскали неустойки и компенсации и т.п.

С позиции регулирования и судебной практики корпоративный договор, заключаемый по российскому праву, стал достаточно эффективным инструментом для структурирования отношений бизнес-партнеров по стандартным вопросам, привычным им по международной практике подобных сделок (корпоративное управление, разрешение тупиковых ситуаций, правила участия в компании, обязательства при совершении сделок с акциями, принципы финансирования, выплата дивидендов и др.).

Ниже рассмотрим некоторые вопросы, развитие ситуации по которым подтверждает приведенный тезис в соответствующей части.

Практически любой корпоративный договор определяет принципы корпоративного управления компанией, включая правила формирования органов управления, разграничение их компетенций и порядок принятия решений по отдельным вопросам. На уровне собрания акционеров между акционерами также распределяется положительный и отрицательный контроль[4].

Новые положения ГК РФ гибко подходят к вопросу о формировании органов управления непубличной компании [5] . Так, участникам предоставляется право на свое усмотрение (с учетом нескольких ограничений) формировать структуру и компетенцию органов управления, а также определять порядок созыва, подготовки и проведения собраний участников. Акционеры непубличного АО теперь могут расширить или сузить компетенцию собрания акционеров на диспозитивной основе [6] , хотя ранее такая возможность отсутствовала (компетенция собрания акционеров императивно определялась Законом об АО).

В то же время по примеру зарубежных юрисдикций ГК РФ теперь допускает назначение в компании нескольких исполнительных директоров, действующих от ее имени без доверенности совместно или самостоятельно. В идеале данная структура должна позволить создать в совместном предприятии систему сдержек и противовесов — когда несколько исполнительных директоров обязаны согласовывать друг с другом определенные действия (с учетом интересов номинировавших их акционеров). Однако на практике эффективность такой системы вызывает сомнения из-за отсутствия технической возможности внести в ЕГРЮЛ индикаторы, указывающие на разграничение компетенции между отдельными директорами. Предполагается, что третьи лица – контрагенты общества могут исходить из того, что каждый из директоров, указанных в ЕГРЮЛ, имеет полномочие на совершение любого действия от имени общества, отнесенного к компетенции исполнительного органа [7] . Между тем для практики структурирования корпоративных договоров данное обстоятельство является скорее небольшим нюансом, чем проблемой.

Договоренности участников (акционеров) по вопросам управления также детализируются как обязательства по осуществлению права голоса на собраниях участников (акционеров) общества[8] по основным вопросам: утверждение бизнес-плана и стратегии; внесение изменений в устав; формирование органов управления; реорганизация общества; увеличение уставного капитала; выплата дивидендов; распоряжение значимыми активами; заключение значимых сделок и т. п.

Ранее подобные обязательства признавались российскими судами недействительными как предполагающие недопустимый отказ от права, ограничение правоспособности и права голосовать на свое усмотрение [9] . В настоящее время правомерность обязательств по голосованию в целом не вызывает сомнений. Во-первых, такие обязательства были прямо разрешены Федеральным законом от 3 июня 2009 г. № 115-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об акционерных обществах” и статью 30 Федерального закона “О рынке ценных бумаг”». Во-вторых, в судебной практике обязательства по голосованию стали признаваться допустимыми и более не рассматриваются как составляющие указанные нарушения.

Так, арбитражными судами признаны допустимыми следующие положения корпоративных договоров об обязательствах участников (акционеров):

  • обязанность голосовать «за» его реорганизацию в форме преобразования и последующего присоединения (дело № А45-1845/2013);

обязанность голосовать «за» утверждение аудитора и проведение проверки (дело № А45-12229/2015);

обязанность письменно согласовывать друг с другом голосование по всем вопросам компетенции общего собрания (дело № А40-65834/2011);

Другие статьи:  Платежное поручение госпошлина гибдд за постановку на учет

обязанность за день до общего собрания подписать согласованный протокол, в котором будет закреплено голосование совместной долей (дело № А24-4503/2014);

обязанность следовать многоэтапной процедуре согласования позиций перед общим собранием: подписание декларации о голосовании, введение моратория на участие в общем собрании без согласованной позиции, назначение медиатора для определения обязательных для сторон вариантов голосования (дело № 06АП-6954/2013);

обязанность участника голосовать так же, как голосует другой участник (дело № А60-12804/2015).

При этом сторона корпоративного договора, пострадавшая от того, что контрагент в нарушение его обязательств по нему проголосовал за принятие какого-либо решения на общем собрании, может обратиться в суд с требованием не только о взыскании убытков, но и о признании такого решения собрания участников недействительным. Правда, последнее требование может быть заявлено при условии, что нарушенный корпоративный договор был подписан всеми участниками (акционерами) (п. 6 ст. 67.2 ГК РФ).

Принимая во внимание изложенное, можно заключить, что в целом корпоративный договор по российскому праву предоставляет участникам достаточно широкие возможности для определения принципов корпоративного управления в совместном предприятии, подтвержденные судебной практикой.

Неустойка и возмещение потерь

Во многих зарубежных юрисдикциях, например в Германии, исполнение договоренностей по акционерным соглашениям (в том числе по вопросам голосовании на общих собраниях) может обеспечиваться институтом замены волеизъявления судебным решением, когда несовершенное стороной договора волеизъявление в нарушение его условий считается сделанным с момента вступления в силу соответствующего судебного решения[10].

Поскольку в России подобный институт отсутствует, исполнение неденежных обязательств по корпоративному договору требует обеспечения в ином виде. На практике чаще всего стороны предпочитают устанавливать различные вариации неустойки, учитывая, что взыскание убытков при нарушении неденежных обязательств является затруднительным.

В связи с этим важно, что российские суды не отказываются присуждать значительные суммы неустоек за нарушение корпоративного договора:

2,5 млн руб. взыскано с каждого ответчика за нарушение обязательств по голосованию на общем собрании (дело № А45-12277/2015);

более 700 млн руб. взыскано с ответчика за два нарушения обязательств по голосованию на общем собрании, т. е. 50% от стоимости недвижимости общества за каждое нарушение (дело № А40-65834/2011[11]);

100 тыс. руб. за каждый день просрочки (более 40 млн руб.) взыскано с ответчика за нарушение обязательств по передаче доли истцу (дело № А11-9506/2015).

Решения по приведенным делам также показывают, что бремя доказывания несоразмерности и необоснованности неустойки возлагается на ответчика, даже если он является физическим лицом. При этом истец не должен доказывать наличие у него убытков.

Вместе с тем судебные решения не вносят ясности относительно пределов снижения неустойки судом. Однако в любом случае подтверждение правомерности установления неустойки за нарушение неденежного обязательства является весомым аргументом в пользу эффективности заключения корпоративных договоров по российскому праву. Договорная неустойка теперь как минимум имеет дисциплинирующий эффект для сторон, поскольку риск ее взыскания в полном объеме будет ими учитываться при оценке возможных последствий своего оппортунистического поведения.

Помимо неустойки в корпоративном договоре может быть предусмотрено обязательство по возмещению потерь[12]. Считается, что данный институт был заимствован из английского права, где он известен как indemnity, хотя, как показывает практика, аналогичный институт признается и в иных правопорядках, в частности, в Китае, Чешской Республики, Нидерландах[13]. С помощью механизма возмещения потерь можно распределить бизнес-риски между акционерами при условии соблюдения правил ст. 406.1 ГК РФ.

Например, можно предусмотреть, что акционер, по предложению которого назначен генеральный директор общества, выплачивает обществу определенную денежную сумму в случае невыполнения целевых финансовых показателей. Такая конструкция структурируется по модели договора в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ), в рамках которой право требования возникает не у акционера, а у общества. Допустимость схожей конструкции в корпоративном договоре подтверждена судом в деле № А45-9733/2015.

В контексте корпоративного договора положения об опционах позволяют сформировать условия «выхода» или «вытеснения» участников из бизнеса. Традиционно в корпоративные договоры включаются опционы двух видов: колл[14] и пут[15]. Возможность их реализации ставится в зависимость от определенных условий (например, от выполнения/невыполнения будущих финансовых показателей проекта, от завершения строительства объекта, от достижения определенного уровня капитализации и др.) и/или от истечения определенного периода.

Ранее существовала неопределенность относительно правовой природы опционов, что делало их использование непредсказуемым[16]. В настоящее время возможность эффективно структурировать опционы по российскому праву не вызывает сомнений. Договорные модели соглашения о предоставлении опциона и опционного договора прямо предусмотрены ст. 429.2, 429.3 ГК РФ. При этом в силу прямого указания закона соглашение об опционе может быть включено в корпоративный договор. В то же время суды рассматривают положения корпоративных договоров, по сути, являющиеся опционами, как действительные и исполнимые, даже если они структурированы не по моделям ГК РФ:

подтверждена действительность условий корпоративного договора о срочном и дефолтном пут-опционе, о дефолтном колл-опционе (дело № А11-9506/2015);

по ряду дел суды принудили ответчиков к исполнению опционов: пут-опциона по цене инвестиции при недостижении финансовых показателей (дело № А63-9751/2014), колл-опциона при признаках банкротства иностранного продавца (дело № А55-24220/2010), колл-опциона на возврат доли при нарушении ответчиком обязательств по оформлению документации на недвижимость (дело № А14-18190/2015).

По одному из дел суд подтвердил, что дефолтный колл-опцион может носить явно штрафной характер: цена покупки доли может составлять 1 руб. (дело № А11-3028/2016). При этом суд, подробно проанализировав экономическую сущность опциона и ссылаясь на международный опыт, указал на то, что опцион не является дарением с учетом всех условий корпоративного договора. В данном деле опцион не оспаривался как недействительный по ст. 174 ГК РФ (явный ущерб). Тем не менее комплексный подход к рассмотрению вопроса о признании сделки недействительной, изложенный в п. 93 Постановления № 25, позволяет рассматривать такой опцион как экономически оправданный и, соответственно, законный.

Следует также отметить, что в указанных делах судами были сделаны выводы по некоторым актуальным для практики вопросам. Суды признали, что физическое лицо не является слабой стороной, к нему может быть заявлено требование об исполнении обязательства по опциону в натуре. Суды подтвердили возможность опциона на продажу всей доли, которая будет в собственности продавца в будущем (будущая вещь)[17]. Суды также признали допустимыми обстоятельства, с которыми связывается возникновение права стороны завить требование о реализации опциона (триггер), даже если они частично зависят от воли сторон.

Разрешение тупиковых ситуаций, присоединение к продаже

Многие практикующие юристы традиционно считают, что по российскому праву нельзя эффективно предусматривать стандартные для международной практики принципы разрешения тупиковых ситуаций («русская рулетка», «техасская перестрелка», «мексиканская перестрелка» и др.), а также принципы совершения сделок с акциями по их продаже третьему лицу (право мажоритарного акционера присоединить других акционеров к продаже (drag along) и право миноритарных акционеров присоединиться к продаже мажоритарным акционером (tag along)).

Между тем новые возможности, связанные с опционами, позволяют достигать эффекта, который обеспечивают указанные принципы. В корпоративном договоре может быть предусмотрен общий порядок действий сторон при возникновении определенной ситуации (непринятие решения общим собранием, наличие у мажоритарного акционера предложения третьего лица о покупке акций и т. п.). При этом стороны выдают друг другу безотзывные оферты на покупку/продажу акций (долей) на случай, если они не совершают предписанные действия (нарушают договор). Если действия выполняются, то происходит предусмотренная договором сделка с акциями (долями). При отказе стороны от выполнения необходимых действий пострадавшая сторона может акцептовать безотзывную оферту.

Ряд вопросов по корпоративным договорам все еще остается открытым, что создает для бизнеса известные риски. Еще не сформирована позиция российских судов в отношении соглашений об ограничении конкуренции и эксклюзивности (non-compete, exclusivity agreements), соглашений об ограничении переманивания сотрудников (non-solicit agreements), возможности заключения корпоративного договора с будущим участником и/или самим обществом, правомерности договоренностей с отлагательными условиями с длинным горизонтом наступления (10 лет и более) и др.

Тем не менее упомянутые выше изменения российского права позволяют уже сейчас рассматривать корпоративные договоры как вполне эффективный инструмент, способный обеспечить достаточную защиту интересов сторон при регулировании их отношений в рамках совместного предприятия. Если суды продолжат опираться на принцип свободы договора при разрешении споров из корпоративных договоров, то имеющиеся открытые вопросы со временем также разрешатся положительным для бизнеса образом.

[1] Институт акционерных соглашений был закреплен на законодательном уровне Федеральным законом от 03.06.2009 г. № 115-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и статью 30 Федерального закона “О рынке ценных бумаг»».

[2] Недействительными признавались специфические положения корпоративных договоров о проведении собраний участников и принятии решений, о структуре и формировании органов управления компаний, о распоряжении акциями, об ограничениях коммерческой деятельности компаний и др. (см., например, судебные решения по спорам между акционерами (участниками) ОАО «Мегафон», ЗАО «Русский Стандарт Страхование», ЗАО «КМ Инвест», ООО «Верный знак» и ЗАО «Горд»).

[3] По практике юридической фирмы VEGAS LEX в 2015–2017 гг. произошло существенное увеличение количества акционерных соглашений, заключаемых по российскому праву, по сравнению с 2010–2015 гг.

[4] Положительный контроль подразумевает возможность закрепления за акционером, владеющим более 50% голосов, права самостоятельно или через определенные дополнительные механизмы (согласовательные процедуры, обязательные указания иным акционерам, заранее прописанный порядок голосования и т. п.) принимать решения по ключевым для него компетенциям общего собрания акционеров. Отрицательный контроль подразумевает возможность акционера, владеющего менее 50% голосов, заблокировать принятие ключевых решений общего собрания акционеров (по сути, право вето).

[5] Можно предположить, что существенная доля корпоративных договоров заключается именно в отношении непубличных компаний (ООО, АО), поскольку они часто используются для создания совместных предприятий, реализующих определенные проекты (см, например, практику создания совместных предприятий РОСНАНО, ВЭБ Инновации, Ростех и др.).

[6] Пункт 4 ст. 48 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – Закон об АО).

[7] См. п. 22 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление № 25).

[8] Подобные обязательства могут быть позитивными (обязанность голосовать «за», «против» или «воздержался») или негативными (обязанность воздержаться от голосования определенным образом).

[9] Постановление ФАС Московского округа от 03.10.2007 г. № КГ-А40/9123-07 по делу № А40-77840/06-17-491, Постановление ФАС Московского округа от 30.05.2011 г. № КГ-А40/4971-11-П по делу № А40-140918/09-132-894.

[10] Степанов Д. И., Фогель В. А., Шрамм Х.-И. Корпоративный договор: подходы российского и немецкого права к отдельным вопросам регулирования // Вестник ВАС. 2012. № 10. С. 52–54.

[11] По данному делу подана кассационная жалоба в ВС РФ.

[12] По существу, возмещение потерь является квази-страхованием. Одна сторона договора обещает возместить имущественные потери, которые могут прямо или косвенно возникнуть у другой стороны при наступлении оговоренных в договоре обстоятельств. При этом обязанность совершить выплату не связана с каким-либо правонарушением (виной) обещающей стороны, а также возникновением прямых убытков у другой стороны.

[13] При работе по проектам мы встречались с indemnity в договорах, подчиненных праву указанных стран, подготовленных иностранными юристами.

[14] Право одного акционера выкупить акции у другого акционера.

[15] Право одного акционера продать акции другому акционеру.

[16] Так, некоторые суды рассматривали опционы как предварительные договоры, что не вполне соответствует их экономической сути (см., например, решение Арбитражного суда Москвы по делу № А40-27851/11-62-238).

[17] Данный вывод актуален для корпоративных договоров, заключаемых на длительный срок, с учетом того, что доля акционера может изменяться, например увеличиваться за счет дополнительной эмиссии акций. При этом опцион заранее устанавливается на все будущие акции, количество которых заранее может не быть известно.

Корпоративный договор: новое понятие в ГК с 1 сентября

Как уже, вероятно, многие знают, с 1 сентября 2014 г. начинает действовать пакет поправок в главу 4 первой части ГК РФ. Одно из новых для ГК (хотя не такое уж неизвестное практике) понятий – корпоративный договор.

Лет десять назад возможность заключения подобных соглашений по российскому праву – по примеру зарубежной практики Shareholders Agreements (Соглашений акционеров) – вызывала дискуссии на уровне общих принципов гражданского законодательства о свободе разработки непоименованных договоров. Поскольку для реализации крупных проектов (как правило, с иностранным участием) подобные соглашения были и остаются эффективными инструментами, документы подписывались на практике, но подчинялись зарубежным нормам и юрисдикции.

Однако в 2008-2009 гг. в законы о хозяйственных обществах (Закон от 26.12.1995 №208-ФЗ «Об АО» от и Закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об ООО») были внесены изменения, позволившие участникам ООО заключать договоры об осуществлении прав участников общества (п. 3 ст. 8 Закона «Об ООО»), а акционерам – акционерные соглашения (ст. 32.1 Закона «Об АО»).

Похоже, что новая редакция ГК ставила своей целью объединить положения указанных выше законов под единым понятием «корпоративный договор» (собственно, заключен он может быть только в хозяйственных обществах) и несколько прояснить некоторые аспекты. Интересно, что кодекс и соглашение о создании хозяйственного общества подчиняет действию норм о корпоративном договоре (хотя приоритет остается за требованиями специального законодательства).

В таком соглашении участники (все или часть) договариваются об определенных действиях (закрытого перечня в законе нет) по реализации своих корпоративных прав. Существует прямой запрет в части указания в соглашении необходимости участников следовать указаниям органов общества (т.е. нельзя подчинить участников воле менеджмента) или формировать органы управления в определенном составе.

  • В то же время формат корпоративного договора позволяет сторонам определить, например, более подробно, чем в уставе, порядок формирования органов общества (например, количество директоров, представляющих интересы тех или иных участников (или группы), количество «независимых» директоров).
  • Заключение подобного соглашения дает возможность миноритарным акционерам выступить «единым фронтом» по тем или иным вопросам управления обществом.
  • Весьма ценным представляется согласование процедуры выхода из «патовых» ситуаций – особенно в обществах, где у участников или групп участников создается зыбкое равновесие 50%/50%.
  • Кроме того стороны могут предусмотреть в корпоративном договоре положения, регулирующие порядок приобретения и отчуждения акций/долей (в каких ситуациях акционеры/участники могут продать свою долю, в каких должны от этого воздержаться), увеличения УК и т.п.
Другие статьи:  2019 год повысили осаго в

Заключение корпоративного договора может иметь смысл как в самом начале деятельности компании – уже упомянутые выше shareholders agreements, подчиняющиеся иностранному праву, уже достаточно давно являлись, кажется, неотъемлемой составляющей крупных инфраструктурных проектов. С другой стороны, корпоративный договор может дать дополнительный комфорт в ситуациях, когда в обществе происходит изменение состава участников – старые боятся, что новые участники их оттеснят от управления обществом, новые – что их обманут.

Надо отметить, что кодекс распространяет правила о корпоративном договоре не только на участников хозяйственного общества, но и на соглашения между участниками и иными лицами. Могу предположить два основных варианта подобных соглашений:

    Договор между участниками хозяйственного общества и кредиторами общества;

  • Договор между участниками и будущими участниками общества (потенциальными покупателями долей или акций на этапе проведения переговоров о вхождении инвесторов в компанию).
  • Предполагаю, что возможен и смешанный вариант: участники договариваются с кредиторами общества и передают им часть акций или долю участия под определенными условиями.

    На бумаге норма выглядит обнадеживающе. Например, возможность заключить соглашение с участниками организации-должника, обязывающее участников голосовать тем или иным образом, продавать или, наоборот, воздерживаться от продажи долей и т.п., сама по себе позволяет кредиторам получить дополнительную защиту своих интересов. Равно как интересным и востребованным представляется вариант оформления соглашения между действующими участниками и инвесторами.

    Предусмотрены требования к форме корпоративного договора: это может быть только единый документ, подписанный сторонами.

    О самом факте (но не содержании) заключения соглашения между участниками общества последнее необходимо уведомить. В противном случае, если у участников, которые такой договор не подписывали, возникнут убытки, закон предоставляет им право требовать возмещения у договорившихся.

    ГК содержит отсылку к Закону об АО в части раскрытия информации о факте заключения корпоративного договора: в публичном обществе информация должна быть доступна, в непубличном – по общему правилу – конфиденциальна.

    Каковы последствия нарушения корпоративного соглашения?

    • Если соглашение охватывало всех участников хозяйственного общества, то принятое вопреки его условиям решение собрания может быть обжаловано в суд как недействительное по требованию одного из участников договора. При этом ГК обращает внимание на то, что признание недействительным такого решения не влечет автоматической недействительности сделки, заключенной на его основании.

    Эта норма, бесспорно, защищает интересы добросовестных третьих лиц.

    • Если сделку в нарушение корпоративного соглашения осуществила одна из его сторон, то другие стороны могут оспорить сделку через суд, но лишь при условии, что контрагент нарушителя корпоративного договора знал или должен был знать об ограничениях, вытекающих из такого договора.

    Таким образом, в ситуациях, когда условия корпоративного договора конфиденциальны, признать недействительной сделку, заключенную в нарушение такого соглашения, с третьим лицом, которое не владело информацией о каких-либо установленных договором между участниками запретах, без иных ее пороков вряд ли удастся. Однако у добросовестных сторон корпоративного договора будет основание требовать от нарушителя компенсаций, если таковые предусмотрены соглашением.

    ГК содержит положение, согласно которому выбытие одного из участников из общества (продажа доли/акций, выход и т.д.), не делает корпоративный договор, стороной которого был этот участник, недействительным.

    Насколько широкое распространение получат корпоративные соглашения после появления их в ГК РФ, сказать сложно. Судя по Регфоруму, вопросы об акционерных соглашениях и соглашениях участников ООО периодически всплывают, но все-таки, кажется, пока это «товар штучный».

    В то же время арбитражная практика уже знакома с данными понятиями (84 документа по запросу «акционерное соглашение» в базе арбитражных дел, 100 документов по запросу «договор об осуществлении прав участниками»). Разумеется, далеко не во всех случаях в хозяйственных обществах возникают конфликты и, как следствие, необходимость обращаться в суд, а значит, реально «корпоративные договоры» приживаются в обороте.

    А у вас, уважаемые коллеги, был опыт составления акционерных соглашений или соглашений участников ООО? Насколько, по вашему мнению, это востребованный инструмент?

    Корпоративный договор как фактор, влияющий на стоимость акций. Статьи по предмету Гражданское право

    КОРПОРАТИВНЫЙ ДОГОВОР КАК ФАКТОР, ВЛИЯЮЩИЙ НА СТОИМОСТЬ АКЦИЙ

    М.А. ШУКЛИНА

    Правовая основа акционерных соглашений

    В соответствии с Приказом Министерства экономического развития Российской Федерации от 1 июня 2015 года N 326 «Об утверждении федерального стандарта оценки «Оценка бизнеса (ФСО N 8)» оценщик анализирует и представляет в отчете об оценке информацию об объекте оценки, в том числе сведения о наличии и условиях корпоративного договора, в случае если такой договор определяет объем правомочий участника акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, отличный от объема правомочий, присущих его доле согласно законодательству.

    В связи с этим возникают следующие вопросы:

    — как оценщик должен учитывать эту информацию в расчетах;

    — как и где он может получить такую информацию?

    В соответствии с изменениями, внесенными в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ), вступившими в силу 1 сентября 2014 года [3], кредиторы общества и иные третьи лица могут заключить договор с участниками хозяйственного общества, по которому последние в целях обеспечения охраняемого законом интереса таких третьих лиц обязуются осуществлять свои корпоративные права определенным образом или воздерживаться (отказаться) от их осуществления, в том числе:

    — голосовать определенным образом на общем собрании участников общества, согласованно осуществлять иные действия по управлению обществом;

    — приобретать или отчуждать доли (акции) в уставном капитале общества по определенной цене или при наступлении определенных обстоятельств;

    — воздерживаться от отчуждения долей (акций) до наступления определенных обстоятельств.

    Однако корпоративный договор не создает обязанности для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (ст. 308 ГК РФ). В то же время если корпоративный договор будет нарушен, то это может являться основанием для признания недействительным решения органа хозяйственного общества по иску стороны этого договора при условии, что на момент принятия органом хозяйственного общества соответствующего решения сторонами корпоративного договора являлись все участники хозяйственного общества.

    Одна из форм корпоративного договора — акционерное соглашение, которое регулируется статьей 32.1 Федерального закона от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах».

    Акционерным соглашением признается договор об осуществлении прав, удостоверенных акциями, и (или) об особенностях осуществления прав на акции. По такому соглашению стороны обязуются осуществлять определенным образом права, удостоверенные акциями, и (или) права на акции и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав. Соглашением могут быть предусмотрены следующие обязанности его сторон:

    — голосовать определенным образом на общем собрании акционеров;

    — согласовывать вариант голосования с другими акционерами;

    — приобретать или отчуждать акции по заранее определенной цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств;

    — воздерживаться от отчуждения акций до наступления определенных обстоятельств;

    — осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с деятельностью, реорганизацией и ликвидацией акционерного общества (далее также — АО).

    В то же время предметом акционерного соглашения не могут быть обязательства стороны акционерного соглашения голосовать согласно указаниям органов управления общества, в отношении акций которого заключено такое соглашение.

    Заключение акционерных соглашений и договоров об осуществлении прав предусмотрено в ряде законодательных актов:

    1) Федеральный закон от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (п. 3 ст. 8). Согласно этому Закону учредители (участники) общества вправе заключить договор об осуществлении прав участников общества, по которому они обязуются осуществлять определенным образом свои права и (или) воздерживаться от осуществления указанных прав, в том числе:

    — голосовать определенным образом на общем собрании участников общества с ограниченной ответственностью;

    — согласовывать вариант голосования с другими участниками;

    — продавать долю или часть доли по определенной договором цене и (или) при наступлении определенных обстоятельств;

    — воздерживаться от отчуждения доли или части доли до наступления определенных обстоятельств;

    — осуществлять согласованно иные действия, связанные с управлением обществом, с созданием, деятельностью, его реорганизацией и ликвидацией;

    2) Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», в котором указывается, что физическое лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за преступление в сфере экономической деятельности или преступление против государственной власти, не вправе прямо или косвенно (через подконтрольных ему лиц) самостоятельно или совместно с иными лицами, связанными с ним акционерным соглашением и (или) иным соглашением, предметом которого является осуществление прав, удостоверенных акциями (долями) страховой организации, получать право распоряжения 10 и более процентами голосов, приходящихся на голосующие акции (доли), составляющие уставный капитал страховой организации;

    3) Федеральный закон от 22 апреля 1996 года N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг». Этим Законом закреплены аналогичные ранее указанным в пункте 1 положения в отношении профессионального участника рынка ценных бумаг;

    4) Федеральный закон от 29 ноября 2001 года N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах». Этим Законом предусмотрено аналогичное указанному в пункте 2 ограничение в отношении участника (учредителя) инвестиционного фонда.

    Такие же ограничения в отношении учредителей предусмотрены в Федеральных законах от 19 июля 2007 года N 196-ФЗ «О ломбардах» и от 2 июля 2010 года N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

    Необходимо отметить, что корпоративный договор не порождает новые права участников хозяйственного общества, которые не были предусмотрены законом и уставом общества. Определяя особый порядок их осуществления, этот договор фактически увеличивает объем инвестиционных корпоративных прав отдельных участников за счет консолидированного их осуществления. Участники не передают друг другу свои корпоративные права, но согласованно осуществляют их, что создает эффект идеальной общей доли в уставном капитале общества.

    При этом необходимо помнить, что акционерным соглашением могут предусматриваться способы обеспечения исполнения обязательств, вытекающих из акционерного соглашения, и меры гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение таких обязательств.

    Права сторон акционерного соглашения, основанные на этом соглашении, в том числе права требовать возмещения причиненных нарушением соглашения убытков, взыскания неустойки (штрафа, пеней), выплаты компенсации (твердой денежной суммы или суммы, подлежащей определению в порядке, указанном в акционерном соглашении) или применения иных мер ответственности в связи с нарушением акционерного соглашения, подлежат судебной защите.

    Сведения о наличии и условиях корпоративного договора в публичных и непубличных акционерных обществах

    Приступая к оценке акций публичных и непубличных акционерных обществ, оценщики должны знать, что информация о корпоративном договоре, заключенном акционерами публичного акционерного общества, должна быть раскрыта в пределах, в порядке и на условиях, которые предусмотрены статьей 32.1 Федерального закона «Об акционерных обществах».

    Также необходимо помнить, что лицо, приобретшее в соответствии с соглашением право определять порядок голосования на общем собрании акционеров по акциям общества, выпуск эмиссионных ценных бумаг которого сопровождался регистрацией их проспекта, обязано уведомить общество о таком приобретении в случае, если в результате такого приобретения это лицо самостоятельно или совместно со своими аффилированным лицом или лицами прямо либо косвенно получает возможность распоряжаться более чем 5, 10, 15, 20, 25, 30, 50 или 75 процентами голосов по размещенным обыкновенным акциям общества [7]. В таком уведомлении должны содержаться следующие сведения:

    — о полном фирменном наименовании публичного общества;

    — о своем имени или наименовании;

    — о дате заключения и дате вступления в силу акционерного соглашения, или о датах принятия решений о внесении в него изменений и датах вступления в силу соответствующих изменений, или о дате прекращения действия соглашения;

    — о сроке действия акционерного соглашения;

    — о количестве акций, принадлежащих лицам, заключившим акционерное соглашение, на дату его заключения;

    — о количестве обыкновенных акций общества, которые такому лицу предоставляют возможность распоряжаться голосами на общем собрании акционеров, на дату возникновения обязанности направить такое уведомление;

    — о дате возникновения обязанности направить такое уведомление.

    Уведомление должно быть направлено в течение пяти дней с момента возникновения соответствующей обязанности.

    Лицо, обязанное направить уведомление, и лица, которым это лицо в соответствии с заключенным акционерным соглашением вправе давать обязательные для исполнения указания о порядке голосования на общем собрании акционеров, до даты направления такого уведомления имеют право голоса только по акциям, количество которых не превышает количество акций, принадлежавших этому лицу до возникновения у него обязанности направить такое уведомление. При этом все акции, принадлежащие этому лицу и указанным лицам, учитываются при определении кворума общего собрания акционеров.

    Оценщик обязательно должен включить в информационный запрос заказчику оценки запрос таких документов, как:

    — уведомление о заключении акционерных соглашений, направленных обществу;

    — список лиц, заключивших такие соглашения.

    Акционеры общества, заключившие акционерное соглашение, обязаны уведомить общество о факте его заключения не позднее 15 дней со дня его заключения. По соглашению сторон акционерного соглашения уведомление обществу может быть направлено одной из его сторон. В случае неисполнения этой обязанности акционеры общества, не являющиеся сторонами акционерного соглашения, вправе требовать возмещения причиненных им убытков.

    При этом информация о корпоративном договоре, заключенном участниками непубличного общества, не подлежит публичному раскрытию [7] и является доступной исключительно акционерам общества в виде уведомления о заключении акционерных соглашений, направленных обществу, а также списка лиц, заключивших такие соглашения. Исходя из того что общество обязано обеспечить акционеру (заказчику оценки) доступ к этим документам на основании статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах», можно сделать вывод о том, что информацию о наличии корпоративного договора оценщик получить сможет.

    Другие статьи:  Метатрейдер пособие для кофейников

    А как получить информацию об условиях корпоративного договора, чтобы иметь возможность проанализировать ее и представить в отчете в случае, если корпоративный договор определяет объем правомочий акционера, отличный от объема правомочий, присущих его доле согласно законодательству?

    В общем виде сведения о наличии корпоративного договора, определяющего объем правомочий участника хозяйственного общества непропорционально размерам принадлежащих им долей и о предусмотренном объеме правомочий участников хозяйственного общества, с 1 января 2016 года можно получить из Единого государственного реестра юридических лиц (далее — ЕГРЮЛ), равно как и сведения о наличии корпоративного договора, предусматривающего ограничения и условия отчуждения долей (акций). В то же время регистрирующий орган не проверяет содержащиеся в документах сведения, представленные в ЕГРЮЛ, на предмет соответствия законам, поэтому, вероятнее всего, детальную информацию о корпоративном договоре сможет представить оценщику только владелец акций (долей), который непосредственно является участником такого договора и имеет этот корпоративный договор. При этом необходимо помнить, что информация об условиях корпоративного договора в принципе относится к инсайдерской информации .

    См.: Федеральный закон от 27 июля 2010 года N 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 29 июня 2015 года).

    Раскрытие инсайдерской информации приводит к определенным последствиям для оценщика [15]. В то же время если, например, оценщик будет выполнять отчет для случаев определения стоимости чистых активов, названных в указании Центрального банка Российской Федерации [17], то в соответствии с пунктом 1.14 этого документа копии отчетов оценщиков, использованных в течение последних трех лет при определении стоимости чистых активов паевых инвестиционных фондов (акционерных инвестиционных фондов), в полном объеме размещаются на сайте управляющей компании паевого инвестиционного фонда (акционерного инвестиционного фонда) в информационно-телекоммуникационной сети Интернет. В случае определения рыночной стоимости ценных бумаг оценщиком к обязательному предложению, направляемому в публичное общество, также должна прилагаться копия его отчета о рыночной стоимости выкупаемых ценных бумаг [8, ст. 84.2].

    И снова возникает вопрос, как написать отчет (см. [18]), соблюдая принципы и проверяемости, и обоснованности, не указывая в нем информацию об условиях корпоративного договора, который впоследствии будет либо выставлен в полном объеме в Интернете, либо доступен всем акционерам общества.

    Возможность акционера распоряжаться голосами на общем собрании акционеров публичных и непубличных акционерных обществ

    Рассмотрим, какое количество акций общества предоставляет возможность распоряжаться на общем собрании акционеров.

    Распорядительные функции акций в пороговых долях бизнеса публичных и непубличных АО представлены в таблице.

    Распорядительные функции акций в пороговых долях бизнеса публичных и непубличных акционерных обществ

    Размер доли от общего количества размещенных голосующих акций

    Права и обязанности инвестора

    ТОЛЬКО ПУБЛИЧНЫЕ АО

    1 процент и более голосующих обыкновенных акций

    Обращение в суд с иском к члену совета директоров и (или) исполнительному органу о возмещении убытков, причиненных акционерному обществу

    Более 1 процента голосующих акций

    Ознакомление со списком лиц, имеющих право на участие в голосовании на общем собрании акционеров

    2 процента голосующих акций (в совокупности)

    Внесение предложений в повестку дня общего собрания акционеров.

    Выдвижение кандидата в совет директоров, ревизионную комиссию общества, счетную комиссию

    10 процентов голосующих акций у акционера или акционеров

    Требовать созыва внеочередного общего собрания акционеров на основании решения суда.

    Ознакомиться со списком участников собрания.

    Требовать проверки финансово-хозяйственной деятельности акционерного общества

    20 процентов голосующих акций

    Требовать предоставления информации об аффилированных лицах

    25 процентов голосующих акций (в совокупности)

    Право доступа к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа

    Более 25 процентов голосующих размещенных акций

    Блокирование решения общего собрания акционеров по следующим вопросам:

    — изменение и дополнение устава и принятие решения об утверждении новой редакции устава;

    — реорганизация, ликвидация общества;

    — определение количества, номинальной стоимости, категории объявленных акций и прав, предоставляемых этими акциями;

    — приобретение обществом размещенных акций

    30 процентов голосующих размещенных акций

    Проведение нового общего собрания акционеров, созываемого взамен несостоявшегося (повторное собрание), и обязательное предложение о приобретении акций публичного акционерного общества

    50 процентов голосующих размещенных акций

    Обязательное предложение о приобретении акций публичного акционерного общества

    Более 50 процентов голосующих размещенных акций

    Проведение общего собрания акционеров.

    Принятие решений, принимаемых простым большинством голосов

    75 процентов голосующих размещенных акций

    Обязательное предложение о приобретение акций публичного акционерного общества

    Более 75 процентов голосующих размещенных акций

    Возможность принимать решения:

    — об изменении устава;

    — о реорганизации и ликвидации акционерного общества;

    — о заключении крупных сделок и т.д.

    Избрание органов управления и ревизионной комиссии (ревизора) общества.

    Утверждение регистратора и аудитора общества.

    Размещение посредством открытой подписки обыкновенных акций, составляющих более 25 процентов от ранее размещенных обыкновенных акций

    95 процентов размещенных голосующих акций

    Обязанность по выкупу акций, принадлежащих иным лицам в публичном акционерном обществе.

    Принятие решения о прекращении публичного статуса общества и внесении изменений в устав, исключающих указание на то, что общество является публичным.

    Принятие решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров

    100 процентов размещенных акций

    Принятие решений об учреждении общества, утверждении его устава и денежной оценки ценных бумаг, других вещей или имущественных прав либо иных прав, имеющих денежную оценку, вносимых учредителем в оплату акций общества

    ТОЛЬКО НЕПУБЛИЧНЫЕ АО

    Более 75 процентов голосов всех акционеров — владельцев акций каждой категории (типа), если уставом непубличного общества не предусмотрена необходимость большего числа голосов

    Принятие решения о внесении в устав непубличного общества изменений, содержащих указание на то, что такое общество является публичным

    Более 75 процентов голосующих размещенных акций

    Принятие решения о внесении в устав общества изменений в части его приведения в соответствие с требованиями, установленными для публичного общества, и (или) решение о размещении посредством открытой подписки дополнительных акций общества. Размещение акций (эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции) посредством закрытой подписки осуществляется только по решению общего собрания акционеров об увеличении уставного капитала общества путем размещения дополнительных акций (о размещении эмиссионных ценных бумаг общества, конвертируемых в акции).

    Принятие решения о созыве внеочередного общего собрания акционеров

    100 процентов размещенных акций

    Принятие решения о том, что акционеры не имеют преимущественного права приобретения размещаемых дополнительных акций или эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в акции.

    Дополнительные обязанности акционеров общества, помимо предусмотренных Гражданским кодексом Российской Федерации для участников хозяйственных обществ.

    Внесение изменений в устав непубличного общества в отношении определенных категорий (типов) акций и порядок их принятия (в том числе непропорциональность) их конвертации в акции другого общества, создаваемого в результате реорганизации общества, и (или) порядок (в том числе непропорциональность) их обмена на доли участников в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, доли или вклады в складочном капитале хозяйственного товарищества либо паи членов производственного кооператива, создаваемых в результате реорганизации общества.

    Установление ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру.

    Принятие решения о преобразовании в некоммерческое партнерство.

    Принятие решения о внесении в устав непубличного общества изменений и дополнений, связанных с положениями об объявленных привилегированных акциях общества, за исключением изменений, связанных с уменьшением их количества по результатам размещения дополнительных акций.

    Размещение посредством закрытой подписки привилегированных акций, осуществляемых при увеличении уставного капитала общества путем размещения указанных привилегированных акций [5]. Уставом непубличного общества или акционерным соглашением, сторонами которого являются все акционеры непубличного общества, может быть определен отличный от установленного в законе порядок осуществления преимущественного права приобретения размещаемых непубличным обществом акций либо эмиссионных ценных бумаг, конвертируемых в его акции.

    Отказ от ревизионной комиссии

    Что и как может существенно отразиться на оценке стоимости объекта оценки при получении информации об условиях корпоративного договора?

    По мнению А. Глушецкого [19], заключение корпоративного договора может преследовать следующие цели:

    — повышение уровня корпоративного контроля определенной части участников общества посредством консолидированного осуществления их корпоративных прав;

    — противодействие изменению сложившегося в обществе соотношения корпоративного контроля посредством ограничения проведения эмиссий дополнительных акций и (или) сделок по переуступке акций (долей) от участника участнику;

    — контроль над персональным составом участников общества, противодействие поглощению компании посредством установления ограничений на отчуждение акций третьим лицам;

    — заключение соглашения о совместном отчуждении акций;

    — создание механизмов для разрешения тупиковых ситуаций (согласованное осуществление несколькими участниками общества своих корпоративных прав является консолидацией этих прав и повышает уровень их корпоративного контроля в обществе и т.д.).

    Следует отметить и согласованные (консолидированные) действия участников акционерного соглашения и корпоративного договора по определенным вопросам, которые не может не учесть оценщик, а именно:

    — формирование органов общества;

    — эмиссии дополнительных акций;

    — внесение изменений и дополнений в устав и внутренний регламент общества;

    — принятие устава общества и внутреннего регламента в новой редакции;

    — сделки, связанные с приобретением и (или) отчуждением акций, и т.д.

    Также необходимо сказать, что трудности оценщика заключаются еще и в том, что при наличии нескольких корпоративных договоров (акционерных соглашений) необходимо проанализировать каждый из них, помимо устава. При этом устав — публичный документ всех обществ, а корпоративный договор (акционерное соглашение) — нет. В то же время, если такой договор определяет объем правомочий участника акционерного общества, общества с ограниченной ответственностью, отличный от объема правомочий, определенных в уставе и законодательстве, анализ указанных договоров сделать просто необходимо. Следует провести расчет стоимости объекта оценки с учетом вопросов, отраженных в корпоративных договорах, акционерных соглашениях, и учесть это в ставке дисконтирования как специфический риск инвестирования в конкретные ценные бумаги либо доли, связанный со становлением бизнеса.

    Литература

    1. Федеральный закон от 29 июля 1998 года N 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года).
    2. Федеральный закон от 2 июля 2013 года N 142-ФЗ «О внесении изменений в подраздел 3 раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».
    3. Федеральный закон от 5 мая 2014 года N 99-ФЗ «О внесении изменений в главу 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации и о признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».
    4. Федеральный закон от 27 июля 2010 года N 224-ФЗ «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции Федерального закона от 29 июня 2015 года).
    5. Федеральный закон от 29 июня 2015 года N 210-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации».
    6. Федеральный закон от 10 июля 2002 года N 86-ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» (в редакции Федерального закона от 13 июля 2015 года).
    7. Федеральный закон от 22 апреля 1996 года N 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» (в редакции Федерального закона от 21 июля 2014 года).
    8. Федеральный закон от 26 декабря 1995 года N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (в редакции Федерального закона от 29 июня 2015 года N 210-ФЗ).
    9. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): Федеральный закон от 30 ноября 1994 года N 51-ФЗ.
    10. Федеральный закон от 8 февраля 1998 года N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».
    11. Закон Российской Федерации от 27 ноября 1992 года N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации».
    12. Федеральный закон от 29 ноября 2001 года N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах».
    13. Федеральный закон от 19 июля 2007 года N 196-ФЗ «О ломбардах».
    14. Федеральный закон от 2 июля 2010 года N 151-ФЗ «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».
    15. Приказ Федеральной службы по финансовым рынкам от 28 февраля 2012 года N 12-9/пз-н «Об утверждении Положения о порядке и сроках раскрытия инсайдерской информации лиц, указанных в пунктах 1 — 4, 11 и 12 статьи 4 Федерального закона «О противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».
    16. Приказ Министерства экономического развития Российской Федерации от 1 июня 2015 года N 326 «Об утверждении Федерального стандарта оценки «Оценка бизнеса (ФСО N 8)».
    17. Указание Центрального банка Российской Федерации от 25 августа 2015 года N 3758-У «Об определении стоимости чистых активов инвестиционных фондов, в том числе о порядке расчета среднегодовой стоимости чистых активов паевого инвестиционного фонда и чистых активов акционерного инвестиционного фонда, расчетной стоимости инвестиционных паев паевых инвестиционных фондов, стоимости имущества, переданного в оплату инвестиционных паев».
    18. Приказ Министерства экономического развития Российской Федерации от 20 мая 2015 года N 299 «Об утверждении Федерального стандарта оценки «Требования к отчету об оценке (ФСО N 3)».
    19. Глушецкий А. Корпоративный договор участников хозяйственного общества — новации по его регулированию // Акционерное общество. 2014. N 3.

    Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Гражданское право, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.