Кого убили коллекторы

Пермские коллекторы снова отличились: убили должника из-за 1000 рублей

Следователи ГУ МВД по Пермскому краю выясняют обстоятельства зверского избиения должника МФО и его приятеля, который в итоге скончался от полученных травм. В этом преступлении подозревается сотрудник фирмы микрокредитования, в которой выживший молодой человек взял в долг всего 1000 рублей.

Жертвой стал 28-летний житель Перми Никита Пальянов, скончавшийся в больнице 4 октября, пишет один из интернет-порталов. Мужчину госпитализировали с многочисленными травмами после того, как он согласился поехать на «разборку» и заступиться за приятеля, которого донимали коллекторы.

По словам 24-летнего потерпевшего Андрея Черных, год назад он взял кредит в 1000 рублей в компании «DamDеньги». Поскольку мужчина не возвращал займ и не платил процентов, сумма долга выросла в пять раз. На звонки менеджеров Черных, по словам представителей фирмы, отвечал просто: «Денег нет и отстаньте от меня».

Тогда сотрудники фирмы «DamDеньги» пригласили Андрея на «стрелку». А тот, встретив вечером приятеля Никиту Пальянова, предложил ему пойти вместе с ним.

Местом встречи коллекторов и должника стал двор дома на улице Мильчакова, где жил Черных. Андрей и Никита подъехали туда на машине около 19:00 28 сентября.

По словам Черных, как только он вышел из автомобиля, его начали бить. «Тогда вышел Никита, и его тут же вырубили, а потом, когда очнулся, добили», — рассказал один из приятелей погибшего.

По словам друга Никиты Дмитрия Ширинкина, нападавшие «прыгали ему на голову».

На похоронах Никиты Пальянова, которые прошли 7 октября, собралось больше сотни молодых людей. На улице Мильчакова он считался авторитетом. «Он был уверенный в себе парень. Если какие-то проблемы, всегда предлагал помочь», — говорили друзья погибшего.

По их данным, в избиении участвовали коллекторы из компаний «DamDеньги» и «Быстроденьги», которые требовали у Черных ни много ни мало 300 тысяч рублей.

Пока полиция арестовала только одного подозреваемого в избиении, которым оказался сотрудник фирмы «DamDеньги» Артем Ефимов. Ему инкриминируют ч. 4 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть), сообщает «УралИнформБюро». Также в розыск объявлен сообщник Ефимова.

Между тем, в компании «DamDеньги» в произошедшем винят самих потерпевших, которые якобы обострили конфликт на почве пустякового долга. «Вряд ли дело только в этой небольшой сумме (в 1000 рублей. — Прим. NEWSru.com), — рассказал менеджер фирмы. — Скорее всего, люди уже перешли на личности».

По словам юриста Алексея Иманаева, коллекторы часто запугивают должников. «Каждый месяц ко мне на консультацию приходят в среднем около 20 заемщиков микрофинансовых организаций, и почти все они в страхе: им звонят, угрожают, врываются на работу, требуя вернуть долг», — рассказывает юрист.

Так, одной из клиенток Иманаева, 40-летней школьной учительнице, «выбиватели долгов» звонили по ночам, угрожая украсть ее дочь в случае невозврата долга.

А пермяк Александр Буланов, взявший в долг три тысячи рублей, стал получать зловещие SMS: «Все твои близкие и друзья пострадают всеми известными способами. Коллекторское бюро «Кавказ».

Добавим, что микрофинансовые организации выдают займы по средним ставкам в 730% годовых. То есть сумма, которую необходимо вернуть, возрастает каждый день на 2%. Обычно занимают до 30 тысяч рублей на 14 дней.

Микрофинансовые организации впервые появились в Бангладеш в конце 1970-х годов. Главная их идея заключалась в том, чтобы помочь в организации малого бизнеса. В России же деньги берут, чтобы «дотянуть до получки» или на срочные расходы.

Пострадавший Андрей Черных не пояснил, на какие нужды ему понадобилась 1 тысяча рублей и почему он не считал нужным вернуть долг. «Никто же не предупреждал, что сразу начнут бить», — удивляется он.

В пермском отделении Ассоциации юристов России рекомендуют сразу жаловаться на агрессивных коллекторов в полицию.

Если, требуя вернуть долг, кредитор переходит на угрозы убийством или причинением тяжкого вреда здоровью — ему могут вменить в вину ст. 119 УК РФ. А доказательством в суде могут стать записи телефонных разговоров, SMS-сообщения и свидетельские показания.

При этом юристы не отговаривают граждан от встреч с коллектором, но советуют первым делом проверять у него документы, удостоверяющие их право на выбивание долгов. «Если этого нет, перед вам просто вымогатель. А значит, от него можно ожидать чего угодно, даже самого неадекватного поведения», — заключили юристы.

Ситуацию усугубляет и лакуна в российском законодательстве, которое вообще не знает слова «коллектор».

«Юридического такого отдельного лица, как коллектор, у нас не существует. Это название взято из западной терминологии, — пояснил Первому каналу представитель антиколлекторской организации Михаил Козлов. — Западное законодательство о коллекторской деятельности очень жестко регламентирует время и количество звонков, которые может сделать коллектор в день — это не более двух раз в день».

По материалам интернет-издания: newsru.com.

Гарантированно получить микрозайм на карту вы можете с помощью нашей универсальной формы анкеты.

«Убийства лучше избегать до последней возможности»

Коллекторский беспредел дошел до Екатеринбурга. Его жертвой стал 12-летний подросток. Чтобы понять, как бороться с бандитами в законе, власти собирают спецсовещание, «URA.Ru» подготовило для читателей свой рецепт. Можно ли отвечать насилием на насилие? Что делать, если вышибалы пытаются сжечь вашу квартиру и расправиться с близкими? Как заставить коллекторов забыть ваш адрес? Все ответы — в интервью специалиста.

26 февраля коллекторы пришли к заемщикам — семье Кузнецовых. В квартире был только 12-летний мальчик. Молодые люди начали угрожать парню расправой, перерезали телефонный провод, залили клеем замки и заблокировали ребенка в квартире. Теперь данным инцидентом занимаются полиция и прокуратура.

На вопросы «URA.Ru» о том, как быть, если к вам пришли коллекторы, ответил адвокат Сергей Колосовский, когда-то работавший в «убойном отделе» Кировского РУВД. Бывший милиционер и в адвокатской работе придерживается жестких, но действенных методов.

— Сергей Вячеславович, вопрос, который сегодня волнует многих — особенно тех, у кого есть кредиты: как защищаться от коллекторов? Если вышибалы обещают сжечь квартиру, расправиться с близкими, имеет ли должник право на самооборону? Как реагировать на противоправные действия?

— По правильному — звонить в полицию. Любая самооборона — это крайняя мера, к которой можно обращаться только когда, когда нет возможности обратиться к стражам порядка. Во всех остальных случаях нужно обращаться к полицейским.

Вообще, ажиотаж вокруг коллекторов не нов. В истории все идет по спирали: лет 25 назад очень модным было слово «рэкет», и все СМИ носились с той же самой проблемой: что делать с рэкетом? Но с точки зрения закона это обычное вымогательство, сопряженное иногда с угрозой убийством, иногда — с повреждением имущества. Так же, как и коллекторство. Только в ситуации с вышибанием долга из заемщикова у тех, кто это делает, есть правовая основа. Кстати, под рэкет тоже подводилась какая-нибудь правовая база, совсем «по беспределу» никто ничего не вымогал. Вариантов было два: либо доказывали, что ты кому-то что-то должен, либо предлагали платить «за охрану». С точки зрения закона, ситуация что с коллекторами, что с рэкетирами одна и та же: наличие у вас обязательств не дает никому оснований добиваться от вас их исполнения незаконными методами.

Любая ситуация с «беспределом» коллекторов раскладывается на простейшие составляющие. Как правило, это угроза убийством, повреждение имущества и т. д., все это — работа полиции. А вот если уже она по каким-то причинам не реагирует (хотя сейчас, безусловно, будет реагировать), включаются меры вашего гражданского реагирования — жалоба руководству, жалоба прокурору, жалоба в суд. Понятно, что людям порой лень задействовать этот механизм, но он действует.

— Стоит ли фиксировать незаконные действия коллекторов? Это поможет?

— Допустим, вам говорят: «не отдадите деньги — сожжем квартиру», при этом повредили замок. Вот вам и доказательства: осмотр замка и аудиозапись в подтверждение поступивших угроз. Если все это есть — очень хорошо, крайне желательно. Но не обязательно.

— То есть не зря вчера полицейские снимали отпечатки с двери пострадавшей семьи в Екатеринбурге?

— Безусловно, не зря — они действовали абсолютно правильно. Как и заемщики, которые вызвали на место полицию.

— Сотрудница фирмы «Домашние деньги», которая накануне нанесла визит семье Кузнецовых, по словам хозяев, требовала открыть ей дверь. Если коллектор зашел (ворвался) к тебе в квартиру — можно его ударить?

— Есть теория, а есть практика. В теории каждый имеет право на необходимую оборону.

Лицо не несет ответственности за причинение любого вреда нападающему, если нападение сопряжено с опасностью для жизни. Если нападение сопряжено с угрозой убийством, тогда можно убить нападающего.

— То есть если коллектор обещает поджечь квартиру — выбить окно и кинуть туда бутылку с зажигательной смесью — можно его убить?

— Теоретически. Практически — я бы никому не советовал этого делать. Мне регулярно приходится защищать людей в связи с превышением необходимой обороны, и мой совет:

ситуаций с убийством нападающего лучше избегать до последней возможности.

К сожалению, у нас правоприменительная практика складывается зачастую очень причудливо и не всегда в пользу потерпевшего: обороняющегося как правило делают виноватым.

— Такой вопрос: просыпаешься и слышишь, как тебе заваривают дверь, ломают замок. Что делать?

— Это просто порча имущества, поэтому только вызывать полицию. Полиция обязана отреагировать и пресечь преступление. Если по звонку в службу «02» полицейские ехали слишком долго, и вам успели за это время заварить дверь — можно ставить вопрос о наказании сотрудников, которые не среагировали своевременно и не пресекли преступление.

— А если в блокируемой квартире оказывается ребенок (как это было в квартире Кузнецовых)? Застань его мама в подъезде коллектора — я не уверен в адекватности ее действий…

— А я не уверен не столько в адекватности действий мамы, сколько в последующей реакции правоохранителей. В Уголовном кодексе есть оговорка: если лицо из-за внезапности нападения не могло оценить вред, наносимый в ходе самообороны, оно не подлежит ответственности. Но давайте разложим ситуацию на составляющие. В вашем примере нет внезапности нападения — есть чисто эмоциональное состояние мамы: напугали ребенка, возможно, имела место угроза убийством, повредили имущество.

Другие статьи:  Досрочная пенсия спортсменам

В такой ситуации маме убивать нападающего нельзя — будет явное несоответствие между нападением и обороной. Нам придется доказывать, что у человека в этот момент было состояние аффекта.

Наверное, мы как адвокаты смогли бы свести ситуацию «в ноль», но в принципе мама была бы не права.

В сложных эмоциональных ситуациях, конечно же, часто возникают крайности. Если человек поджигает дом, то, теоретически, в него можно стрелять, потому что он совершает покушение на убийство: в доме могут находиться люди. Но это я могу оценивать как юрист и как бывший милиционер, который много лет ходил с оружием. Обычный человек оценить такую ситуацию не может.

Если есть возможность не убивать нападающего — нужно держать себя в руках. Вообще во всех ситуациях нужно держать себя в руках.

Если вы не можете этого — вы ставите себя в очень невыгодное положение. К вам можно подослать любого пьяницу-дебошира, который выведет вас из себя, вы совершите правонарушение и «выключите» себя из нормальной социальной жизни. Оно того стоит?

— А если на улице, в темноте подходят коллекторы и требуют заплатить деньги? Их ведь можно принять за грабителей…

— В ситуации «отдавай деньги» нападения на вас нет вообще. Вот если говорят: «отдавай деньги, а то оторву голову», тогда можно и ударить. Другой вопрос, как потом доказывать вашу невиновность: сейчас время новых технологий, на каждом углу видеокамеры, это будет непросто.

— Тогда вопрос: как нанести максимальный вред коллектору, чтобы отвадить его «ходить в гости» и портить жизнь?

— Документировать его действия, выводить его на противоправные действия, после чего добиваться максимального строгого для него наказания по закону. Чем больше он «накосячит» — тем лучше. Приведу пример из молодости. Однажды мы с коллегами-милиционерами сидели в засаде — ждали нападения на квартиру. Разбой, сами понимаете, это лучше, чем грабеж — с точки зрения Уголовного кодекса, разумеется. Люди врываются в квартиру и начинают бить потерпевшего. А мы сидим в шкафу и смотрим: перешел уже грабеж в разбой или еще нет.

Когда мы посчитали, что нападение уже стало опасным для жизни и здоровья человека, мы вылезли и всех повязали. Но это легко оценивать со стороны, а когда сам оказываешься в подобной ситуации, оценивать очень непросто. Если вашей жизни угрожает опасность — нужно от нее защищаться. Если опасность угрожает только имуществу — нужно держать себя в рамках.

— Можно ли привлечь за угрозы типа «сожжем квартиру, останетесь без жилья»?

— Насколько я помню, за угрозу повреждения имущества уголовной ответственности не предусмотрено, так что слова «я сожгу тебе квартиру» состава преступления не образуют. Заваривание двери и замков — это, безусловно, повреждение имущества, которое уголовное наказуемо. Но в любом случае стоит все документировать и обращаться в полицию. И, если потом есть желание воевать, — можно идти с иском в суд, придумывать моральный вред, еще что-то. Даже если полиция не найдет состава преступления и вынесет отказ, сам отказной материал, в котором будут зафиксированы угрожавшие, причины долга и т. д. — это прекрасное доказательство для гражданского дела.

Этот ход я много лет назад придумал, и мы часто его используем: когда не хватает доказательств, пишется заявление в милицию, в рамках проверки опрашиваются все необходимые лица.

Поджог, угрозы убийства, доведение до нервного срыва — коллекторы превращают жизни должников в ад

Удивительное обострение коллекторской фантазии произошло на неделе. И без того понятно, что люди этой профессии не брезгуют практически ни чем, пользуются простым отсутствием закона, который регулировал бы их деятельность. Но при этом даже к Уголовному кодексу никакого уважения не испытывают — на Урале они угрожали превратить ребенка должника в обугленный труп, а соседку изнасиловать, в Челябинске устроили газовую атаку всему дому, в котором жил нерасплатившийся по микрокредиту, на Ставрополье отключили связь в детской больнице, где работала задолжавшая клиентка банка. То есть уголовщина и бандитизм под девизом: «Деньги не пахнут».

Долг — 30 тысяч. Глава семьи лишился работы. Договориться об отсрочке невозможно. Сначала ежедневные угрозы по телефону. Уже из телефонного разговора понятно — звонят бандиты, не иначе. Никого не боятся, в выражениях не стесняются. Спустя несколько дней коллектор на пороге.

«Слышал, что ребенок начал звонить, и поэтому телефонный кабель был перерезан, — рассказывает Анастасия Кузнецова.

«Стук был сильный, кулаками по двери били. Боялся, что дверь выломают и зайдут», — вспоминает ребенок.

12-летний сын был дома один. Связи нет. Мальчик напуган. Первое, что услышали родители, войдя в подъезд — плач ребенка. Но открыть дверь в квартиру сразу не получилось. Коллектор залил клеем замки. Уже возбуждено уголовное дело по статье «Самоуправство, совершенное с угрозой применения насилия». Одна из сотрудниц коллекторского агентства задержана.

«Будут проверяться не только факты угроз, высказанных в адрес ребенка, повреждения имущества жильцов квартиры, но так же и факт создания опасного для совершеннолетнего ситуации, при которой он был блокирован в квартире, лишен телефонной связи, в связи с чем подвергались риску его жизнь и здоровье», — сообщил старший помощник руководителя Следственного комитета по Свердловской области Александр Шульга.

Слово «коллекторы» для Лилу — одно из самых страшных, перевернувшее жизнь с ног на голову. 11-летняя девочка была в квартире одна, делала уроки. Родители — в магазине. Вернулись домой. Дальше — как страшный сон.

«Увидела открытые окна, что-то подтолкнуло выглянуть вниз. Я увидела своего ребенка на траве, выглянув с 10 этажа», — вспоминает Фидана Исмаилова.

«Я только ходила по квартире не могла понять, почему! И я вдруг увидела несколько бумажек, стикеров, на столе. Там написано было: «Мама, папа, бегите, спасайтесь! Я вас люблю, нас хотят убить, мы должны банку столько». Это — все то, что перечисляют по телефону коллекторы, когда звонят», — говорит Фидана Исмаилова.

Угрозы коллекторов по телефону — ребенок просто не знал, что делать, куда бежать. Как единственный выход — через балконную дверь. Лилу выжила чудом. Несколько месяцев в коме. Потом первые движения: сначала пальцами, рукой, головой. Сейчас заново учится разговаривать, писать — словом не сдается.

Сразу было возбуждено уголовное дело. По входящим звонкам установили коллекторское агентство. Причем должником была хозяйка квартиры. Семья просто снимала жилье. Привлечь к ответственности так и не удалось. Спустя два года дело закрыли.

«Дело закрыто в виду того, что не выявлено никаких доказательств и никаких фактов доведения до самоубийства. Коллекторы ни при чем как обычно», — говорит Фидана Исмаилова.

Эту фразу «как обычно», кажется, хорошо знают и сами коллекторы и пользуются, когда угрожают.

Одно из самых резонансных дел — в Ульяновске, когда коллектор бросил бутылку с зажигательной смесью в комнату, где спал двухлетний ребенок. Малыш получил ожоги. Уголовное дело возбуждено не только в отношении коллектора, но и полицейских.

«Установлено, что потерпевшие ранее неоднократно обращались в органы полиции о совершении противоправных действий. По ним были вынесены постановления об отказе уголовного дела фактически без каких-либо проверочных мероприятий. В связи с этим органами было возбуждено уголовное дело по факту халатных действий должностных лиц органов внутренних дел», — сообщил старший помощник руководителя СУ СК по Ульяновской области Александр Сорокин.

«Полиция работает, конечно, но из практики клиентов. Приходят в полицию — угрозы, вот аудиозапись. «Ну что вы пришли. Вас не убили. Дверь не выломали, никого не избили. Имущественного вреда нет на 50-100 тыс. Чего вы пришли? Как произойдет, будем решать разбираться», — говорит юрист Данила Михалищев.

По словам юриста, сегодня, чтобы обезопасить себя с первым же звонком от коллектора, необходимо писать не в полицию. Жалобу подавать надо в прокуратуру, вплоть до Генеральной и в Центробанк. Звонить не перестанут, но беспокоить будут реже и общаться совсем иначе — более лояльно. Ну и, конечно, если об отсрочке или списании пени договориться не удается, самим обращаться в суд: платить готов, но только по долгу, а не эти немыслимые штрафы за каждый день просрочки.

Система продажи устроена таким образом: банк формирует кредитный портфель, скажем, на 10 миллионов рублей, куда входит порядка, скажем, 100 должников. Просрочка — к примеру, год. Выставляет на торги тысяч за 500. Портфель продается, как правило, за сумму вполне символическую: от 3 до 10% от долга. Коллекторы выкупают.

Причем агентство по взысканию сегодня может открыть кто угодно — ограничений нет. Банки, как говорят юристы, ничего не теряют, ведь после признания долга ничтожным получает страховку. Коллекторы тоже будут в плюсе. А вот в каком, зависит от них самих. Ведь выкупив долг, главное — его обналичить, то есть выбить. И если после первого звонка становится ясно, что сразу должник деньги не вернет — их просто нет, лишился работы, заболел — не важно, — необходимо подключать тех, кто пойдет на многое.

«Таким образом коллекторские агентства в Москве получают на реализацию должников и дробят эти пакеты на мелкие пакеты по регионам, и раздают разрозненным преступным группировкам, которые называются, как и они, коллекторские агентства», — рассказывает вице-президент Ассоциация антиколлекторов России Андрей Власс.

«Когда мы видим, что жалоб много на организацию — это может быть дочерняя компания крупного банка или среднего банка, мы выходим на руководство, на владельца банка. И только с ним можем договориться о том, чтобы его дочерняя компания прекратила хулиганить. Потому что с этими людьми не о чем не договориться даже в рамках нашего профсообщества», — сказал директор Национальная ассоциация профессиональных коллекторских агентств Борис Воронин.

Конечно, сами коллекторы предпочитают, чтобы говоря о взыскателях, их разделяли на хороших и плохих. Мол, не надо всех одной краской. Но, как говорят эксперты, рынок этот устроен так, что плохие нередко работают по договору — устному или письменному — на так называемых хороших, которые дорожат своей репутацией. То есть одни в белых перчатках, ругие — в ежовых рукавицах. Порой с оружием в руках. И таких историй немало. К примеру, к Андрею требовать долг коллектор пришел с травматическим пистолетом.

Другие статьи:  Казначейство пошлина

«Я руку держал на двери. Грубо говоря, облокотился и стоял у двери. Когда он достал пистолет, я понял, что он мне хочет выстрелить в голову. Я увернулся, и пуля мне попала в плечо», — рассказывает Андрей Макаров.

Другие коллекторы действуют иначе — начинают запугивать, давить, портить имущество, обрывать телефоны, не только должника, но и его родственников, соседей, коллег.

На этой неделе — еще один вопиющий случай, когда так называемые взыскатели просто заблокировали телефонную связь целой больницы, поставив при помощи компьютерной программы на автодозвон все телефоны в ординаторских, приемном покое.

«Я подумала, что кто-то не может дозвониться. Но это может быть раз, два, три, десять раз. И я говорю — что-то тут случилось. Вот это длится в течение полутора суток. Пришлось нам на ночь отключить телефон, потому что невозможно. Понимаете, идёт приём, вечером много было больных», — рассказывает заведующая приёмным отделением Детской городской клинической больницы имени Г.К. Филлипского Роза Мартынова.

И таких примеров тоже немало: больницы, детские сады — под прицелом взыскателей. Не только блокируют телефон, но и угрожают взорвать. Как это было, например, в Ростове, когда из-за коллекторов пришлось эвакуировать детей.

И ведь обычно получается так, что в конечном итоге несет ответственность сам работник — как физическое лицо, а не коллекторское агентство, которое сразу открещивается: это — личная инициатива сотрудника, мы ни при чем. Чтобы подобного не было, депутаты Госдумы в новом законопроекте решили предусмотреть ответственность работодателя за своего сотрудника. Кроме того, передать долг можно будет не кому попало, как сейчас, а только организации, которая числится в определенном реестре. Чтобы в него попасть, коллекторское агентство должно будет иметь уставной капитал — 10 миллионов, деятельность застрахована так же на 10 миллионов, заплатить госпошлину 100 тысяч рублей.

Кроме того, коллекторским агентствам нельзя будет нанимать сотрудников с уголовным прошлым, звонить чаще одного раза в день. Должник имеет право вообще отказаться общаться в до судебном порядке.

Законопроект пока еще готовится к рассмотрению в первом чтении. Предложений много, в том числе рассматривается и ответственность банков, которые зачастую нанимают коллекторов для взыскания долгов.

«Вы — банк, вы заключили договор с организацией, юридическим лицом, профессиональным взыскателем. И профвзыскатель совершил действия, которые — нарушение закона. Подчеркиваю, это — предложение. Ряд депутатов считает, что это может послужить основанием для того, чтобы списать долг перед вами, перед банком. Для чего это? Отвечайте за действия тех, кого вы пригласили», — говорит председатель Комитета ГД по финансовому рынку Николай Гончар.

То есть как предложение — круговая порука кредиторов, чтобы активнее было саморегулирование и самоочищение. Возвращать долги, конечно, необходимо требовать, но только цивилизованным способом. Не получается договориться — в суд.

Сегодня же внесудебное взыскание все чаще попадает в криминальную хронику. Конечно, признаются депутаты, новый закон не будет панацеей, должна работать полиция, прокуратура, Следственный комитет. И, безусловно, после принятия закона коллекторы будут искать лазейки. Депутаты это прекрасно понимают. Поэтому обещают держать руку на пульсе и следить за правоприменительной практикой. Если где-то окажется брешь, будут вноситься и поправки, чтобы ее залатать.

В Дагестане убили коллектора

Мужчина застрелил его у порога своего дома

Махачкала, 11 января. Сегодня вечером в Каспийске убили коллектора. Об этом пишут очевидцы в соцсетях.

По предварительной версии, должник застрелил сотрудника коллекторского агентства прямо на пороге своего дома. Более подробная информация пока не сообщается.

Многие пользователи сети встали на сторону должника:

— Довели наверно его…

— Просто так человек не решиться на такое.

— Коллектора не жалко.

— Я против убийства, но человека, наверное, довели до крайней точки.

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

195 комментариев

-Что случилось?Человека убили?

интересно , какой там батлл будет между семьями ) Дагестан все таки.

Дак русского поди коллектора?

я прям так вижу этого самоубийцу (без обид конечно, но дагестанцы очень темпераментные люди и смотрят на твое отношение к себе, нужно следить за базаром). ага русский коллектор ахахахахах. то, что я вижу как по мне — просто факт, с которым нужно просто смириться и следить за тем что говоришь, тк каждое слово просматривается под микроскопом. у меня есть знакомые дагестанцы — один просто человечищще , добрейшей души человек, а другой мб и хороший , но понтуется не по делу, но безобидный в общем. Как я понял за свою короткую жизнь — народ нормальный , если все по чесноку и не давать себя сбить с толку)

люди хорошие, но мрази те ещё. ясненько, понятненько, логичненько

Ты по себе людей равняешь ? Мразь ?

Неужели и тут есть?

Жалко ведь человека!

Деньги взыскивает с должника судебный пристав, после судебного решения.

А работа коллектора сделать так (любыми способами) что бы должник сам принёс долг+надуманные проценты ДО судебного разбирательства (ибо суд отменяет надуманные проценты).

Предлагаю дождаться подробностей и не надумывать лишнее. Всем понятно на что направлена коллекторная деятельность, но судить всех под одну гребёнку не нужно, многие из них работают в рамках закона, также как и должника. Возникает масса вопросов, на которых у нас ещё нет ответов, а единственное, что мы сейчас имеем — это что должник убил коллектора на пороге своего дома, а далее будет очень субъективное мнение у каждого из прочитавших, что мы и видим по вашему комментарию.

Какого закона? Принудить человека выплатить какие-либо деньги вообще может только ФССП после судебного решения.

Т.е. если ты возьмёшь у меня деньги, то требовать их вернуть я не могу? В каком это законе написано?

163 УК РФ, но здесь нужно понимать границы.

Проще говоря, когда правда на твоей стороне, то можно и угрожать немного. «Это означает, что требование передачи долга (по смыслу написанного не только своего, но и чужого), подкрепленное угрозами, не образует состава вымогательства. А вот если перейти от слов к делу, как некоторые коллекторы, то тогда эта статья может сработать.

Например, «Вася, пидор, верни деньги, а то дверь обосру» это не вымогательство

Фиг знает, зачем ты скинул мне ссылку на «вымогательство», но если человек берёт кредит, то у него возникают определенные обязательства, которые он обязан исполнять и если они нарушаются, то напоминание о них не является вымогательством.

Самоуправство есть еще.

Так система и не даёт никаких полномочий коллекторам. Для этого у системы есть приставы. А обычные бандюги, решившие что они могут насилием выбивать деньги вполне заслуживают подобной участи

Звонить разрешает. Изредка. Только должнику.

А не тот беспредел за который их совершенно справедливо стреляют

Разве они выбивают не свои деньги у того, кто не хочет возвращать?

А разве они имеют на это право?

Требовать свои деньги назад?

Через суд? Безусловно. Вымогательством и угрозами? Неа

Где хоть слово про вымогательство и угрозы.

Вот же сраные борцы за. И правда, за что?

Займёт наркоша-сосед у твоей мамы под предлогом похорон, так ты его тоже будешь защищать? Или он прав, что наебал и не собирается отдавать деньги?

Или в суд на него подашь?

В слове «коллектор» и вымогательство и угрозы.

Наркоше не нужно занимать вообще. Без расписки больше пары тысяч никому. А с распиской да в суд. А не рекетом заниматься.

Бедненький. Тебе слова прямо сердце выжигают. Коллектор собирает долги. У тех, кто уже кого-то наебал, решив не отдавать то, что взял.

Это работа пристава, а не бандитов.

Решил сбить ещё бабла? Собаке собачья смерть

Нет, не свои. Они покупают долг за 3-5% от суммы, потом накручивают ещё 50-100% и требуют. В суд не идут потому, что знают, что кроме этих самых 3-5% по закону им ничего не светит.

Человек в коллекторы не пойдет

Там всякая дичь «работает» которая ‘по понятием» живет идёт

Лично знаю одного коллектора. И в общем-то, он подтверждает ваши слова — идут туда, в основном, не интеллигенты. Это и сидельцы и бывшие менты/военные, бандиты и просто крепкие парни. Он сам шкаф, но, с его слов, за все время работы только один раз скрутил бухого, который был в неадеквате и пытался на него кинуться с кухонным ножом, хотя, смотря на него я понимаю что ни один человек в здравом уме на него не полезет.

Опять же с его слов, достаточно просто прийти и сказать что вы должны. Это оказывает сильный психологический эффект на людей, потому что когда звонят или пишут, то проблема где-то «там», а когда приходит такой дядя, то проблема вот она и думать над ее решением нужно быстрее.

Еще рассказывал что один бывший сиделец однажды поджег дверь должнику и в конторе с гордостью об этом рассказал, после чего получил пизды от начальника (в прямом смысле) и был послан, так как их инструктируют только разговаривать, а за большее могут быть проблемы. Конкретно у них такое не приветствуется, но если начальник такой же отморозок, то такая хуйня и творится.

И, кстати, наглые девки, которые звонят (должнику, родственникам, друзьям итд) и матерят, чаще всего работают в самих конторах микрозаймов и к коллекторам не относятся.

Рассказ бывшего коллектора: «Люди работают жестко, не гнушаются ничем»

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

С этого дня на всей территории Кемеровской области запрещена деятельность коллекторских агентств. «Другого выхода нет. Мы не можем допустить, чтобы наших людей убивали», — так необходимость принятия закона о запрете коллекторов объяснил губернатор региона Аман Тулеев.

Непосредственным поводом, вызвавшим такую реакцию Тулеева, стал случай в соседней Новосибирской области: женщина, которая не смогла вернуть взятые в долг в прошлом году 5 тысяч рублей, заявила полиции, что неизвестные ворвались в ее квартиру, избили мужа и ребенка, а ее саму изнасиловали. Сумма, которую у нее требовали, составляла 240 тысяч рублей.

Прокуратура области во вторник сообщила о возбуждении уголовных дел о разбое и насильственных действиях сексуального характера.

Принятие закона, регулирующего деятельность коллекторов в России, на федеральном уровне пока находится на начальной стадии обсуждения в Госдуме.

Другие статьи:  Покупка авто предварительный договор

Однако сообщения о жестоких методах, которые используют коллекторы, появляются в СМИ регулярно.

В Ульяновске в конце января коллектор бросил в окно частного дома бутылку с легковоспламеняющейся жидкостью, в результате чего пострадали 56-летний хозяин дома и его двухлетний внук.

Прокуратура Екатеринбурга расследует дело о том, как коллекторы заблокировали ребенка в квартире, залив клеем замки и перерезав телефонные провода. В четверг появились сообщения, что эта семья до сих пор продолжает получать угрозы от коллекторов насилия и изъятия имущества.

Региональные российские СМИ пестрят сообщениями о том, как коллекторы заливают замочные скважины клеем или монтажной пеной, пишут оскорбительные сообщения во дворе, на двери квартиры или машины, которые, по их — иногда ошибочному — мнению, принадлежат должнику.

Русская служба Би-би-си попросила бывшего коллектора рассказать о том, что подразумевает такая работа и кто ей занимается. Бывший сотрудник одного из крупных коллекторских агентств Санкт-Петербурга, представившийся как Альберт Берг, заявил, что ушел из этого бизнеса как раз потому, что столь жесткие методы работы с должниками — не для него.

«Не гнушаются ничем»

Альберт Берг: Я проработал в коллекторском агентстве около двух лет. У меня образование высшее юридическое, я офицер ГРУ в отставке и очень много лет работал в охране. Поэтому меня сразу взяли на работу, у меня было свое подразделение. Но когда я увидел их методы по выбиванию долгов, то я написал заявление, ушел по собственному желанию. Мои моральные принципы мне просто не позволили там работать.

Мне не сразу открылось все, что они делают. Я хороший специалист, и они видели, что мне не позволяют мои принципы, и изначально меня не допускали до каких-то выездов. Я консультировал людей, говорил, что можно делать, их это не устраивало, потому что я был слишком мягок. Я говорил: «Так нельзя делать, вы что», а они говорили: «Все будет хорошо, у нас везде связи».

Я из-за этого и ушел, потому что слишком уж перегибают палку и очень все аморально. Конечно, закон не соблюдается. Люди работают очень жестко, не гнушаются ничем.

Сейчас по Петербургу, я бы сказал, более 70% тех, кто работает в коллекторских агентствах, — это люди, так скажем, далеко не квалифицированные. Много людей с уголовным прошлым, и их начальство прекрасно знает об этом. Они сами набирают такой народ, и методы становятся все жестче и жестче. Невский и Кировский районы — одни из самых жестких по коллекторскому бизнесу.

День из жизни коллектора

Начинается день с собрания. Есть определенный костяк, который собирается, — так скажем, самое старшее звено. Это, допустим, шесть человек, а у этих шести человек еще в подчинении по пять-шесть человек у каждого. Им объясняется роль и задача на сегодняшний день, даются адреса. Объезд по три-четыре адреса в одном районе.

Бригада выезжает на одной-двух машинах и жестко работает. Начиная от расклеивания листовок с разными похабными словами, надписи краской, всякая нецензурная брань. Дверные глазки замазывают, замочные скважины. Реально портят все. Были же случаи, что человек на самом деле не проживал по этому адресу, просто квартиру сдавал (нередки случаи и когда коллекторы просто ошибались номером дома или квартиры — 1, 2 — прим. Би-би-си).

Командир звена все понимает, он грамотный. Любые методы — хотя такого, как в Новосибирске, где изнасиловали, конечно, не было никогда. Старались без крови, но были и жесткие случаи, когда приходилось и людей бить. Это все в зависимости от ситуации.

Как показывает практика, неважно, какой долг — три тысячи или 100 тысяч рублей, всегда действовали устрашающими методами. Доходило до того, что у человека что-то забиралось просто по беспределу, то есть это уже разбой. Телефон, золото, что-то еще. Человек был настолько напуган, что он, конечно, заявление не пишет никуда.

Это везде так, во всех коллекторских агентствах. Это все скрывают. У каждого большого агентства есть своя пресс-служба, и, когда им звонят, они, естественно, отвечают — нет, «оно не наше».

Людей доводили до таких истерик! Были же случаи, что вешались люди, выпрыгивали из окна из-за пяти, трех тысяч рублей, потому что оскорбления идут очень жесткие. По телефону звонят и родственникам, и тебе — с матом говорят: «Мы тебя изнасилуем, убьем, и детей твоих тоже».

Так они работают. У всех по 50 номеров телефонов, дешифраторы у многих, которые голос изменяют. Он может начать разговаривать одним голосом, а затем сразу переходит на женский — на самом деле мужчина разговаривает, а в трубке женский голос. Если начальство у тебя не додумывается до какого-то метода, ты можешь даже техническое новшество какое-то ввести. И у нас ребята предлагали, и это все так аморально было.

Разговаривают очень грубо, давление психологическое идет. Естественно, эти звонки не прекращаются ни днем, ни ночью, хотя по закону никакие банки не имеют права звонить после 10 вечера до 9 утра (в выходные можно звонить только до 20:00 — прим. Би-би-си).

Кто идет в коллекторы?

Когда берут людей на работу, смотрят на то, может ли человек этим заниматься. Категории какие есть? Есть молодые, которые коляски жгут за пять тысяч (в феврале за это приговорили к условному сроку сотрудника крупнейшей микрофинансовой организации в стране «Домашние деньги» — прим. Би-би-си). Есть наркоманы, которые официально не работают, их просят просто. Есть люди за сорок, которые там работают. Это высшая категория: бывшие отставники, спортсмены.

Есть, конечно, и юридическая сторона: несколько человек, которые действительно подкованы. Они, в основном, сидят в офисе, но могут поехать и на выезд.

Если человек неэффективно работает, конечно, какая-то беседа проводится, могут наложить штраф — вычесть из зарплаты. Более того, проценты получали все. Долг вышибаешь — с него проценты, помимо зарплаты. А зарплаты-то хорошие на самом деле, поэтому идут туда работать всякие отморозки. Он ничего не может делать, он может только материться и руками махать. Все коллекторские агентства такие, в основном.

Конечно, есть какие-то задержания [сотрудников коллекторских агентств]. Все, в основном, ходят под подпиской, если нет широкой огласки. Если она есть, то естественно, происходит как в «Домашних деньгах», которые коляски палили и двери портили. А итог-то какой? Ну да, посадили человека, который просто исполнитель, маленький человек, а тот, кто этим руководил всем, на свободе и также продолжает ездить и беспредельничать.

Финансовая неграмотность

Есть такая практика в микрозаймах: они специально молчат целый год или даже полтора, чтобы вырос процент выше 300 тысяч. Пять тысяч взял человек, у него долг вырос за полтора года до 350. Потом они начинают действовать.

А человек, как правило, у нас неграмотный, если его не трогают, он думает: ну что, значит забыли, что там, пять тысяч всего. А через год его нашли и говорят: с тебя 350 тысяч. И начинается это вышибание. Соответственно, он еще идет в кабалу какую-то или в суд.

Самое удивительное, что наши российские суды часто становятся на сторону коллекторского агентства. То есть человек взял пять тысяч, но суд присуждает: отдайте 100, потому что договор подписали. А получает он 15 тысяч, и у него еще дети есть ( статья 333 Гражданского кодекса РФ позволяет суду уменьшить неустойку, если она «явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства» — прим. Би-би-си).

Я думаю, куда вообще смотрят власти? Давно пора закон какой-то принять. Сейчас хотят, но это бесполезно, я думаю, потому что власти сами дали зеленый свет, чтобы занимались микрозаймами.

Это все настолько омерзительно, потому что люди-то в нищете. Они живут за порогом бедности, и они идут, этот микрозаем берут в надежде, что они его потом вернут. А потом проценты набегают, и это просто такая долговая яма. Как так, если люди квартиру уже продают? Взял 30 тысяч, у него 400 тысяч набежало, он квартиру продает.

Боязнь народного гнева?

Коллекторы стараются не появляться нигде. Я им просто объяснял: «Вот ты приехал, а представь, если к тебе приедут? У тебя есть жена, дети». Некоторые боятся, что его вдруг найдут или опознают. А некоторым все равно: они считают, что все по закону, это такая просто повседневная работа.

Но бывают такие случаи, и у нас тоже было, что случайно [должник и коллектор] на Невском в кафе встретились, узнали друг друга. Была очень большая драка.

Был еще такой случай в (названо крупное агентство микрозаймов): человек отсидел 12 лет, вышел. Он жил в Адмиралтейском районе, на первом этаже, с дочкой, которой было 20 лет.

Она пошла в университет. Обычно он слышал, когда входная дверь в подъезд захлопывалась, а тут он не услышал. Смотрит в глазок и видит: один в ее сумке роется, второй держит ее за куртку. Он берет травматический пистолет, который у него был незаконно куплен естественно, выбегает, стреляет одному в голову, другому в живот.

Оказалось, что она взяла микрозаем 30 тысяч, папе ничего не сказала. Надо было каждую неделю по 1200 рублей класть, а она две недели просрочила.

Его задержали, ночь он просидел, с утра суд. Он уважаемый в криминальном мире человек, и на суде говорит: «Я в глазок посмотрел и увидел, что дочку мою любимую трясут. Что я мог подумать? Какие-то воры».

Его отпустили под подписку, а потом ему ничего не было, потому что те не стали заявление писать. Единственное — он тому, которому в голову стрелял, глаз выбил. Его попросили, он им 500 тысяч заплатил. Он компенсировал так.

Они разрешили все мирным путем, потому что он приехал и сказал: «Ребята, если будет тут какое-то поползновение к моей дочке, я тюрьмы не боюсь, положу вас всех». Ему сказали, мол, мы претензий не имеем, но за глаз отдай, пожалуйста, человеку.

То, что с коллекторством для меня покончено, — это не то слово. Я работаю сейчас в охране, консультирую. Конечно, люди обращаются: есть долги, допустим, у предприятия, и мы можем помочь с юридической точки зрения. Подготовить документы, в суд подать. А чтобы ездить, выбивать — сейчас не 90-е годы.