Иск о признании права отсутствующим срок исковой давности

Содержание страницы:

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 октября 2013 г. N 73-КГ13-4 Суд отменил определение, вынесенное по делу о возложении обязанности возвратить земельный участок, признании отсутствующим зарегистрированного права собственности и снятии земельного участка с государственного кадастрового учета, и направил дело на новое разбирательство, поскольку судом апелляционной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 8 октября 2013 г. N 73-КГ13-4

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Кликушина А.А. и Гетман Е.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Комитета по управлению имуществом и землепользованию г. Улан-Удэ к Эрдынеевой С.Б. о возложении обязанности возвратить земельный участок, признании отсутствующим зарегистрированного права собственности и снятии земельного участка с государственного кадастрового учета

по кассационной жалобе представителя Эрдынеевой С.Б. — Голобокова П.А. на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 17 октября 2012 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Эрдынеевой С.Б. — Голобокова П.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Комитет по управлению имуществом и землепользованию г. Улан-Удэ (далее — Комитет) обратился в суд с иском к Эрдынеевой С.Б. о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на земельный участок, снятии его с государственного кадастрового учета и возврате истцу.

В обоснование заявленных требований истец указал, что в 2008 году членам «СНТ» были предоставлены земельные участки, расположенные за пределами границ товарищества, на территории неразграниченной государственной собственности, являющейся местом отдыха горожан. На основании решения Комитета от 19 марта 2008 г. земельный участок площадью 856 кв.м с кадастровым номером . расположенный по адресу: г. . примерно в 430 м по направлению на юго-запад от ориентира — жилого дома, расположенного за пределами участка по адресу: г. . был предоставлен в собственность члену СНТ «. » Гудеевой З.М., которая впоследствии продала указанный земельный участок Эрдынеевой С.Б. Решение о предоставлении земельного участка в собственность Гудеевой З.М. от 19 марта 2008 г. отменено 2 ноября 2011 г. руководителем Комитета. Истец полагал, что у Эрдынеевой С.Б. отсутствуют законные основания для пользования земельным участком в связи с его приобретением у лица, не имевшего права отчуждать данный участок, просил суд признать отсутствующим зарегистрированное право собственности Эрдынеевой С.Б. в отношении указанного земельного участка, обязать Эрдынееву С.Б. возвратить истцу земельный участок и снять его с регистрационного кадастрового учета.

Решением Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ Республики Бурятия от 19 июля 2012 г. в удовлетворении иска отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 17 октября 2012 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу вынесено новое решение, которым иск удовлетворен. На Эрдынееву С.Б. возложена обязанность возвратить истцу земельный участок, площадью 856 кв.м, расположенный по адресу: г. . примерно в 430 м по направлению на юго-запад от ориентира — жилого дома, расположенного за пределами участка по адресу: г. . с кадастровым номером . ; признано отсутствующим зарегистрированное право собственности Эрдынеевой С.Б. в отношении указанного земельного участка и постановлено снять его с кадастрового учета.

Представитель Эрдынеевой С.Б. — Голобоков П.А. подал кассационную жалобу, в которой ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 17 октября 2012 г. и оставлении в силе решения Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ Республики Бурятия от 19 июля 2012 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 июня 2013 г. кассационная жалоба представителя Эрдынеевой С.Б. — Голобокова П.А. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы представителя Голобокова П.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 17 октября 2012 г. и направления дела на новое апелляционное рассмотрение.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемого судебного постановления такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что решением Комитета от 19 марта 2008 г. N 3-424 в соответствии со ст. 28 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. N 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» в собственность Гудеевой З.М. для ведения садоводства бесплатно предоставлен земельный участок N . площадью 830 кв.м, расположенный по адресу: г. . СНТ «. «, категория земель — земли населенных пунктов (л.д. 6).

17 октября 2011 г. между Гудеевой З.М. (продавец) и Эрдынеевой С.Б. (покупатель) заключен договор купли-продажи жилого дома, расположенного по адресу: г. . с земельным участком площадью 856 кв.м, расположенным по адресу: г. . примерно в 430 м по направлению на юго-запад от ориентира — жилого дома, расположенного за пределами участка по адресу: г. . с кадастровым номером . общей стоимостью . руб. (л.д. 141-142).

Указанный договор купли-продажи прошел государственную регистрацию в Управлении Росреестра по Республике Бурятия, в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним 19 октября 2011 г. внесены соответствующие изменения о правообладателе спорного земельного участка — Эрдынеевой С.Б. (л.д. 92, 142).

Решением Комитета от 2 ноября 2011 г. N 3-2427 отменено решение о предоставлении земельного участка в собственность Гудеевой З.М. от 19 марта 2008 г. на основании пункта 4 статьи 28 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (л.д. 5).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Комитета, суд первой инстанции исходил из того, что ответчик является добросовестным приобретателем, на момент оформления договора купли-продажи спорного земельного участка между Гудеевой З.М. и Эрдынеевой С.Б. и на момент государственной регистрации состоявшегося перехода права собственности решение Комитета от 19 марта 2008 г. о предоставлении участка в собственность Гудеевой З.М. оспорено кем-либо не было и являлось действующим, в связи с чем отчуждение спорного имущества являлось правомерным и у ответчицы отсутствовали какие-либо основания усомниться в этом.

Отменяя решение суда первой инстанции и принимая по делу новое решение об удовлетворении иска Комитета, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что земельный участок был предоставлен Гудеевой З.М. незаконно, т.к. он никогда не входил в состав территории СНТ «. «, следовательно, не мог быть предоставлен ей в собственность в порядке пункта 4 статьи 28 Федерального закона «О садоводческих, огороднических, дачных некоммерческих объединениях граждан» и поэтому не подлежал приватизации. Соответственно, право собственности на него у Гудеевой З.М., а в последствии у Эрдынеевой С.Б. основано на недействительном (ничтожном) акте органа местного самоуправления, не влекущем никаких юридических последствий. Добросовестность приобретения земельного участка сама по себе не может являться возможностью для фактического узаконения прав на земельный участок. При этом суд апелляционной инстанции указал, что преюдициальное значение по делу имеет вступившее в законную силу решение Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ от 9 декабря 2011 г., которым были сняты с кадастрового учета в государственном кадастре недвижимости 23 земельных участка, расположенных по адресу г. . СНТ «. «, и истребованы у граждан, поскольку также находились вне границ земель товарищества. Кроме того, суд второй инстанции не нашел оснований для применения срока исковой давности, о применении которого заявлено ответчиком и согласился с утверждением Комитета о том, что о нарушении своих прав истец узнал в 2010 году — со времени проведения проверок прокуратурой.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебное постановление суда апелляционной инстанции принято с нарушением норм материального и процессуального права и согласиться с ним нельзя по следующим основаниям.

Статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что защита гражданских прав осуществляется в том числе путем признания права, восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки, признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, иными способами, предусмотренными законом.

Другие статьи:  Ходатайство о проведении психологической экспертизы

Как видно из материалов дела, Комитетом заявлены требования о признании отсутствующим у ответчика зарегистрированного права собственности на спорный земельный участок и возврате земельного участка истцу (т.е. фактически об истребовании имущества из чужого незаконного владения).

Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем совместном постановлении пленумов от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» разъяснил, что в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими ( пункт 52 ).

По смыслу указанных выше разъяснений, предъявление иска о признании права отсутствующим возможно в случае, если нарушенное право не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения.

Следовательно, исковые требования о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим и об истребовании того же недвижимого имущества являются взаимоисключающими и не подлежащими рассмотрению одновременно.

Между тем суд апелляционной инстанции в нарушение названных разъяснений рассмотрел и удовлетворил взаимоисключающие требования Комитета о признании отсутствующим у ответчика права собственности на спорный земельный участок и об истребовании земельного участка из чужого незаконного владения.

Частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации закреплено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались ( часть 2 указанной статьи Кодекса).

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции исходил в том числе из того, что решение от 19 марта 2008 г. о предоставлении Гудеевой З.М. земельного участка было отменено решением Комитета от 2 ноября 2011 г., как ничтожное, противоречащее пункту 4 статьи 28 Федерального закона «О садоводческих, огороднических, дачных некоммерческих объединениях граждан», но не учел при этом следующее.

Согласно части 1 статьи 48 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» муниципальные правовые акты могут быть отменены или их действие может быть приостановлено органами местного самоуправления или должностными лицами местного самоуправления, принявшими (издавшими) соответствующий муниципальный правовой акт.

Исходя из содержания данной нормы орган местного самоуправления вправе в порядке самоконтроля отменить ранее принятый им ненормативный правовой акт в случае выявления его противоречия закону. В свою очередь, отменяющий акт органа местного самоуправления должен соответствовать закону, то есть быть обоснованным и не нарушать законных прав граждан и организаций. При этом реализация органами местного самоуправления предоставленных законом полномочий не может ставиться в зависимость исключительно от усмотрения данных органов. Соответственно обязанность доказывания наличия оснований для отмены принятого ранее распоряжения возлагается в силу указанных норм и требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации на муниципальный орган.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции не учел эти требования норм процессуального права.

В соответствии со статьей 301 Гражданского кодекса Российской Федерации собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Пунктом 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу ( пункт 39 названного выше совместного постановления пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации).

Как следует из материалов дела, Эрдынеева С.Б. приобрела у Гудеевой З.М. спорный земельный участок возмездно по договору купли-продажи, из владения Комитета земельный участок выбыл в соответствии с решением этого органа, то есть по воле истца.

Последующая отмена истцом своего решения, как недействительного (незаконного), само по себе не может свидетельствовать о выбытии спорного земельного участка из владения истца помимо его воли.

Следовательно, обращаясь с иском о возврате земельного участка, Комитет должен был указать основания, при наличии которых имущество может быть истребовано у добросовестного приобретателя Эрдынеевой С.Б. в порядке пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, что не было им сделано.

Однако при рассмотрении спора суд апелляционной инстанции не учел это обстоятельство.

При разрешении спора суд апелляционной инстанции счел доказанным факт нахождения спорного земельного участка за пределами территории СНТ «. «, сославшись при этом на пояснения председателя СНТ Мамышева И.Н. и представителя ответчика Палубис С.Э., а также на мировое соглашение от 6 сентября 2011 г., заключенное в федеральном Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа между СНТ «. » и Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Республике Бурятия, ФГУ «Земельной кадастровой палатой» по Республике Бурятия об изменении границ земельного участка СНТ, и вступившее в законную силу решение Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ от 9 декабря 2011 г., которым были сняты с кадастрового учета в государственном кадастре недвижимости и истребованы у граждан 23 земельных участка, находившиеся вне границ СНТ «. «.

Между тем из приведенных в апелляционном определении доказательств не усматривается, что именно спорный земельный участок находился вне границ СНТ «. » и был отнесен к неразграниченной государственной собственности, являющейся местом отдыха горожан.

Из материалов дела следует также, что стороной ответчика было заявлено о применении срока исковой давности (л.д. 160-164).

Разрешая этот вопрос, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что срок исковой давности по заявленным требованиям не пропущен, поскольку он исчисляется с момента проведения прокуратурой проверки по фактам нарушения земельного законодательства.

Статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что общий срок исковой давности составляет три года.

Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент возникновения правоотношений, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Время выявления прокуратурой нарушений земельного законодательства не может влиять на исчисление срока исковой давности, поскольку не влияет на осведомленность о таких нарушениях истца, т.к. о предоставлении спорного земельного участка истец узнал в момент принятия им решения от 19 марта 2008 г. о выделении спорного участка Гудеевой З.М.

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о том, что срок исковой давности подлежит исчислению со времени проведения проверок прокуратурой, является неправомерным.

Кроме того, Судебная коллегия полагает, что, давая оценку решению Железнодорожного районного суда г. Улан-Удэ от 9 декабря 2011 г., суд апелляционной инстанции пришел к ошибочному выводу, что оно имеет преюдициальное значение для дела.

В соответствии с частью 2 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Как следует из имеющейся в деле копии решения районного суда от 9 декабря 2011 г., ответчик не являлась лицом, участвовавшим в рассмотрении данного дела. Суждение в отношении принадлежащего ей земельного участка по этому делу судом не выносилось (л.д. 13-21).

При таких обстоятельствах вывод суда апелляционной инстанции о преюдициальном значении указанного решения районного суда также нельзя признать законным и обоснованным.

По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможно разрешить вопрос о восстановлении законных прав и интересов Эрдынеевой С.Б., в связи с чем состоявшееся судебное постановление подлежат отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Другие статьи:  Ходатайство об отложении слушания дела в суде общей юрисдикции

Руководствуясь статьями 387 , 388 , 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Бурятия от 17 октября 2012 г. отменить, направить дело на новое апелляционное рассмотрение.

Признание права отсутствующим и исковая давность // ВС рассмотрел спор о 13 кв. м.

Сегодня экономическая коллегия Верховного суда (ВС) рассмотрела спор о 13 кв. м. — на землю такого размера совпали соседние участки в центре Владивостока (№ А51-27083/2013). Истец (предприниматель Виталий Черевеко) требовал признания отсутствующим права собственности ответчика на спорный участок — на нем располагалась лестница, ведущая в кафе предпринимателя в многоквартирном доме (МКД). ВС оставил в силе постановление апелляции, отказавшей в иске. В ее постановлении сказано о необходимости получения истцом полномочий от всех собственников дома, а также о возможности применения к таким требованиям исковой давности.

Предпринимателю Виталию Черевеко принадлежит помещение на втором этаже дома в центре Владивостока. При этом участок под МКД не поставлен на кадастровый учет. После его перепланировки, утвержденной властями города, для входа в помещение была установлена наружная лестница. Часть участка под ней совпала с соседним, находящимся в собственности ООО «Борион». Площадь наложения составила 13 кв. м. Но чтобы предприниматель мог беспрепятственно пользоваться лестницей, стороны заключили договор аренды на эту территорию.

Посчитав, что 13 кв. м. необходимы для эксплуатации МКД, Виталий Черевеко обратился в суд с иском о признании права собственности «Борион» на эти метры отсутствующим. Это было также необходимо для постановки участка под МКД на кадастровый учет, так как отказ в госрегистрации был связан с совпадением территорий.

Суд первой инстанции требования предпринимателя удовлетворил, сославшись на то, что спорные метры действительно необходимы для эксплуатации МКД, а право собственности «Борион» на них нарушает права истца как собственника помещений в МКД.

Апелляция с таким выводом не согласилась и отменила решение. Предприниматель выбрал ненадлежащий способ защиты нарушенного права, решили судьи, применив постановление Пленума ВС и Высшего арбитражного суда от 29 апреля 2010 года № 10/22 по вопросам защиты права собственности и других вещных прав. Согласно нему иск о признании зарегистрированного права отсутствующим является исключительным способом защиты. Его можно применять только тогда, когда право истца не может быть защищено иными исками.

Во время заседания ВС представители общества также настаивали на том, что иск, заявленный истцом, относится к искам о признании права на недвижимое имущество, обязательным условием удовлетворения которого является отсутствие у общества основания возникновения права и его наличие у предпринимателя. Иск о признании права отсутствующим возможен только при фактическим владении истцом спорным имуществом и при отсутствии иных способов защиты. А так как Виталий Черевеко основания возникновения права собственности ответчика на участок не оспаривал и спорными квадратными метрами фактически не владел, то выбранный способ защиты является ненадлежащим.

Кроме того, по мнению апелляции, предприниматель не доказал, что собственники других помещений в МКД наделили его полномочиями по предъявлению иска. Впрочем, в чьей собственности — физлиц или города — эти помещения находятся, никто из присутствующих в заседании не знал. Суд посчитал, что Виталий Черевеко фактически защищал свои интересы. Выступавшие в ВС представители «Борион» это подтвердили — на втором этаже дома находится кафе, и другие собственники это помещение не используют. Кроме того, в материалах дела есть заключение, подтверждающее, что в кафе можно попасть и внутренним путем, утверждали они.

Наконец, апелляционный суд посчитал пропущенным срок исковой давности — его следовало считать с момента заключения договора аренды (июль 2009 года). Именно тогда предприниматель должен был узнать о наличии права собственности общества. Истец же настаивал, что к ситуации применимы положения абзаца 5 ст. 208 Гражданского кодекса (ГК), согласно которому общий срок исковой давности не применяется к требованиям собственника об устранении нарушений права, не связанным с лишением владения.

Кассация, впрочем, с этим не согласилась и оставила в силе решение суда первой инстанции.

Представители «Бориона» в заседании просили оставить решение апелляции в силе. ВС их поддержал и все остальные постановления по делу отменил. Мотивировка будет известна после опубликования решения в полном объеме.

Признать право отсутствующим: ВС разъяснил, когда это возможно

Требовать признания права отсутствующим можно в том случае, если другие способы защиты исчерпаны. Но суды не должны необоснованно отказывать в применении этого права, подчеркнул Верховный суд в одном из дел. Там у здания было несколько владельцев, а право собственности на участок (в обход закона) зарегистрировал один из них. Другой собственник потребовал признать это право отсутствующим, но три инстанции ему отказали. Их поправил ВС.

Как защитить права в случае, если у здания несколько владельцев, но землю под ним незаконно зарегистрировал лишь один из них? В такую ситуацию попала Светлана Шаполова, которая вместе с Татьяной Мишиной много лет владела помещениями в поселковом магазине в Белгородской области. Участок под ним находился в муниципальной собственности, а в 2015 году Мишина оформила право собственности на землю под магазином за собой единолично. Как ей это удалось – непонятно, поскольку единственным основанием для регистрации было некое распоряжение главы администрации поселкового округа 2000 года (договора купли-продажи не было, как и доказательств оплаты участка). Шаполова попросила чиновников оформить участок в общую долевую собственность, но они потребовали заявление от всех собственников.

Предпринимательница обратилась в суд и потребовала признать право Мишиной на землю отсутствующим ( А08-7941/2015 ). Но три суда согласились, что она выбрала неверный способ защиты – лучше было бы, например, оспорить сделку или добиваться признания общей долевой собственности. Шаполова с этим не согласилась и пожаловалась в Верховный суд. Он отправил дело на новое рассмотрение и объяснил, в чем были неправы нижестоящие инстанции:

Если права одного из собственников здания на землю под ним нарушены, он действительно может подать иск о признании общей долевой собственности на участок. Но это можно сделать лишь тогда, когда другое лицо приватизировало участок на законных основаниях. Если их не было – признать право общей долевой собственности всех владельцев нельзя – Верховный суд.

Кроме того, ВС опроверг суждение Арбитражного суда Центрального округа о том, что Шаполовой надо сначала сформировать земельный участок, а потом заявлять в отношении него иск. Ведь наличие записи о праве собственности Мишиной в едином госреестре недвижимости мешает Шаполовой реализовать право на приватизацию. С такими указаниями ВС отправил дело на пересмотр.

Когда применяется исключительный способ защиты права

Основная проблема иска о признании права отсутствующим в том, что надо доказать невозможность других способов защиты, отмечает старший юрист DS Law Татьяна Воронина. Но исключительность такого метода не значит, что суды должны ограничивать его применение в спорах между собственниками де-юре и де-факто. Такой позиции последовательно придерживается Верховный суд, говорит управляющий партнер “Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

«Если право собственности зарегистрировано незаконно, наиболее логично и правильно добиваться признания его отсутствующим», – точку зрения ВС разделяет Сергей Попов, руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» адвокатского бюро КИАП. А по мнению Ворониной, разъяснения ВС по делу Шаполовой пригодятся для случаев, когда Росреестр провел регистрацию с нарушениями, но оспорить сделку или применить виндикацию нельзя.

Литвинов напоминает об определении 4-КГ16-70, которое гражданская коллегия ВС вынесла в феврале 2017 года. В нем рассказывается, на какие обстоятельства надо обратить внимание в аналогичных делах:

истец должен обосновать, что фактически владеет участком, право на который зарегистрировано за другим лицом;

надо выяснить, законно ли зарегистрированы права на землю;

необходимо установить всех фактических владельцев спорного участка, если право на него неправомерно зарегистрировал лишь один сособственник;

нужно установить точные границы и площадь участка, который необходим для эксплуатации объекта недвижимости.

При определенном подходе разъяснения ВС могут привести к слишком широкому применению такого способа защиты, как признание права отсутствующим, полагает юрист “Ильяшева и партнеров” Иван Стасюк. По его мнению, истица была недовольна тем, что ответчица приобрела участок в единоличную собственность, то есть, по сути, Шаполова оспаривала сделку по передаче земли. В отношении такого требования действуют правила исковой давности, а вот иск о признании права отсутствующим не “задавнивается”, обращает внимание Стасюк.

Признание права отсутствующим

Каждый год в судах рассматривается огромное количество споров с недвижимостью. Как правило, такие споры возникают в том случае, если несколько лиц претендуют на одно и то же недвижимое имущество. Зачастую достаточно предъявить иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении препятствий для реализации права собственности или о признании права собственности.

Однако в некоторых случаях предъявление таких исков не может решить проблему. Поэтому приходится прибегать к крайним мерам и предъявлять иск о признании права отсутствующим.

Целесообразность подачи искового заявления о признании права собственности отсутствующим.

Признавать право отсутствующим целесообразно в ряде случаев:

  • Разные люди или организации получили свидетельство о регистрации права собственности на одну и ту же недвижимость. Причиной такого нарушения может являться недобросовестность прошлого владельца спорной недвижимости либо ошибка работников регистрирующих органов. Независимо от причины, приведшей к возникновению спорной ситуации, наличие у разных лиц права на одно и то же недвижимое имущество является достаточным условием для подачи искового заявления и последующего судебного разбирательства.
  • Движимое имущество было зарегистрировано как недвижимое. В этом случае иск также будет эффективен, если истцу удастся доказать, что право собственности было зарегистрировано с нарушением базовых понятий о видах вещей.
  • Ипотека или иное обременение недвижимости прекратилось, однако Росреестр отказался погашать запись об обременении. В этом случае также можно подать заявление в суд о признании решения об отказе незаконным.
Другие статьи:  Образец заявления о расторжении брака с разделом имущества

Кроме этих наиболее распространенных ситуаций, когда имеет смысл оспаривать право собственности на квартиру, земельный участок или иной объект недвижимости, возможен ряд других ситуаций. В отечественной и зарубежной юридической практике известны прецеденты, когда суд удовлетворял требования истцов после внимательного ознакомления с фактическими обстоятельствами дела.

Причина в том, что действующее законодательство не предусматривает конкретных случаев, когда можно восстановить своё нарушенное право путём предъявления иска о признании права другого лица отсутствующим.

Каждый конкретный случай требует проверки обстоятельств возникновения спорной ситуации, включая неправомерность внесения в ЕГРН и оснований для возникновения права собственности.

Это может быть связано с отсутствием у собственников земельных участков правоустанавливающих документов, отсутствием законных оснований для разграничения государственной и частной собственности, физическим отсутствием объекта недвижимости.

Судебная практика по спорам о признании права отсутствующим стала формироваться после дополнений и изменений законодательства о вещных правах на недвижимые объекты. Оспорить право собственности сегодня можно только в суде, поскольку основное доказательство – внесенная в ЕГРН запись о регистрации права собственности, регламентируемая российским законодательством.

Есть ли альтернативный метод защиты?

Подача искового заявления о признании права отсутствующим является крайней мерой, ее целесообразно применять только в тех спорных случаях, когда право истца не может быть восстановлено иным образом.

В таких неоднозначных ситуациях следует использовать иные способы защиты права собственности, а именно – специально разработанные исковые заявления. Перечень этих исковых заявлений регламентируется Гражданского и Земельного кодексов.

В большинстве случаев, когда возникает необходимость в разбирательстве по спорным моментам, связанным с правом собственности на земельный участок, имеет смысл подавать иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения либо о признании права на земельный участок или иное недвижимое имущество. Каждый из этих специальных исков, так же как и иск о признании права собственности отсутствующим, подразумевает доскональное изучение материалов дела. Какое именно исковое заявление будет наиболее эффективно, зависит от конкретной ситуации, наличия доказательной базы.

Только опытные юристы, имеющие большой опыт работы с оформлением недвижимости и разрешением спорных вопросов о праве собственности, могут решить, какой иск следует подавать. Специалисты компании Консалтинговая Группа ЭТАЛОН окажут квалифицированную помощь по любым вопросам, связанным с разрешением спорным вопросов о праве собственности на землю и иные объекты недвижимости. Наши консультации – бесплатны, вам достаточно предоставить ксерокопии документов, чтобы наши юристы оценили объем и сложность работ и приступили к их выполнению после согласования с заказчиком.

Срок исковой давности для оспаривания права собственности

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» на требования о признании права отсутствующим срок исковой давности не распространяется. Поэтому оспорить право собственности можно в любое время.

Юристы Консалтинговой Группы ЭТАЛОН грамотно и профессионально составят иск, если он – единственный способ отстоять интересы собственника Подача подобных исков сопровождается множеством нюансов и тонкостей, без знания которых выиграть дело довольно сложно.

Однако большой опыт работы наших юристов в сфере недвижимости, умение разобраться во всех аспектах спора о недвижимости, знание законодательных и правовых нововведений гарантирует нашим клиентам оперативную профессиональную помощь независимо от срока давности.

Постановление Президиума ВАС РФ от 4 сентября 2012 г. № 3809/12

С принятием совместного Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного суда Российской Федерации № 10/22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22) введена возможность признания права или обременения отсутствующими.

Так, например, в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими (см. п. 52 Постановления № 10/22).

Интересным с точки зрения применения указанного пункта является ситуация, описанная в Постановлении Президиума ВАС РФ № 3809/12.

По указанному делу Префектура Южного административного округа г. Москвы (далее — Префектура) обратилась с иском к закрытому акционерному обществу «Лондон Бридж Маркет» (далее — Общество) о признании отсутствующим права собственности на объект недвижимого имущества площадью 1526,7 кв. м, расположенный по адресу: г. Москва, Сумской проезд, вл. 2Б.

Исковые требования были предъявлены с целью защиты прав на земельный участок, на котором расположено спорное здание.

Важно отметить, что вопрос о принадлежности данного объекта ответчику перед судом не ставился.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 09.06.2011 в удовлетворении иска отказано. При этом суд ссылался, что обстоятельства, перечисленные в п. 52 Постановления № 10/22, по мнению суда первой инстанции, отсутствуют, а значит истцом выбран ненадлежащий способ защиты нарушенного права.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 15.09.2011 решение суда первой инстанции отменено, исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции указал, что истцом выбран надлежащий способ защиты нарушенного права, поскольку спор о принадлежности здания на праве собственности ответчику отсутствует, таким образом, предъявление иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения или иска о признании права собственности не приведет к восстановлению нарушенного права истца. Вывод о неприменимости к заявленным требованиям срока исковой давности суд посчитал верным, сославшись на пункт 57 Постановления Пленума № 10/22, согласно которому в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется. При этом суд указал, что рассматриваемый спор не связан с лишением ответчика владения либо наделением истца правом владением спорным имуществом.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 21.12.2011 оставил постановление Девятого арбитражного апелляционного суда без изменения, а кассационную жалобу Общества без удовлетворения.

При оставлении в силе решения суда первой инстанции Президиум ВАС РФ сослался на следующее.

  1. Суды первой и апелляционной инстанций дали различную квалификацию возведенному объекту. Вместе с тем, из материалов дела невозможно сделать однозначный вывод о характеристиках спорного здания именно как объекта недвижимого имущества.
    При таких обстоятельствах иск о признании зарегистрированного права отсутствующим мог быть предъявлен.
  2. Вывод судов о неприменении срока исковой давности к требованию о признании права отсутствующим в настоящем деле является ошибочным. В соответствии со ст. 196 ГК РФ общий срок исковой давности равен трем годам. Случаи, когда исковая давность не применяется, установлены в ст. 208 ГК РФ. В частности, исковая давность не распространяется на требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, если эти нарушения не были соединены с лишением владения.
    В соответствии с пунктом 57 Постановления № 10/22 течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП.
    Поскольку на момент рассмотрения иска с момента регистрации права прошло более 12 лет, а также с учетом неоднократного продления договора аренды земельного участка, а также принимая во внимание контрольные функции, которые возложены на органы государственной власти города Москвы, довод истца о том, что срок исковой давности не пропущен не может быть принят во внимание.
  3. Оснований для удовлетворения иска не имеется в силу следующего. Доказательств, свидетельствующих о том, что истец является собственником или владельцем здания, в деле не имеется, а ответчик, напротив, является владельцем здания, а также занимает спорный земельный участок на законных основаниях. Право собственности ответчика на спорное здание зарегистрировано в ЕГРП.

Таким образом, судебные акты апелляционной и кассационной инстанции как нарушающие единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права отменены, а решение суда первой инстанции, поскольку оно не привело к принятию неверного судебного акта, — оставлено без изменения.

Важно отметить, что в постановлении прямо указано, что вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании нормы права в истолковании, расходящемся с содержащимся в настоящем постановлении толкованием, могут быть пересмотрены по новым обстоятельствам, если для этого нет других препятствий.