Ильдар нуруллин помощник прокурора

Группу гособвинения по делу о пожаре в ТЦ «Адмирал» возглавила Ольга Зарипова

(Казань, 7 февраля, «Татар-информ»). Группу гособвинения по делу о пожаре в ТЦ «Адмирал» возглавила старший прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры РТ Ольга Зарипова, сообщил ИА «Татар-информ» старший помощник прокурора РТ Руслан Галиев.

Также в группу входят прокурор отдела прокуратуры Анастасия Селиваненко, старший прокурор отдела управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры РТ Фанис Гильметдинов и старший помощник прокурора города Казани Ильдар Нуруллин. Контроль осуществляет первый заместитель прокурора Артем Николаев, курирующий вопросы поддержания гособвинения.

В Манзарасском сельском поселении каждый житель внес достойный вклад, украсил свои дома гирляндами, снежными фигурами.

Диляра Гарипова приняла участие в конкурсе известной американской компании, и ей улыбнулась удача.

Раиль Галиакберов продемонстрировал яркие поединки, заняв третье место в командном разряде.

Руководители стали победителями в номинациях «За высокую социальную ответственность» и «За формирование безопасных и здоровых условий труда».

Работы, которые обошлись в 110 млн рублей, выполняла казанская строительная компания.

На центральной елке будут установлены КПП с досмотром с помощью металлодетектором.

Детская поликлиника обслуживает 3200 детей, проживающих в Лаишево и в 24 близлежащих селах.

Черно-белые фотографии, обнаруженные в чемодане, рассказывают о театральной жизни Казани советского периода.

Три года назад на месте старого здания начали строить новое.

Новая женская консультация расположилась в старинном здании, в прошлом принадлежавшем женскому монастырю, основанному в первой половине 19 века.

На строительство здания поликлиники общей площадью 2960,2 квадратных метра выделено из республиканского бюджета 51,4 млн рублей.

Тариф повысится с 46,60 руб. до 71 рубля для жителей многоквартирных домов.

Творческие коллективы республики подготовят для посетителей сельхозярмарок концертно-музыкальную программу.

В 2019 году на четверть может вырасти экспорт продукции масложировой отрасли, составив около 4 млрд долларов.

Члены Инвестсовета РТ и комиссия ТОСЭР одобрили заявку на реализацию пяти проектов на ТОСЭР в Набережных Челнах, Нижнекамске и Чистополе.

В номинации «Самые лучшие снежные фигуры» первое место заняло Староабдуловское сельское поселение, главе поселения было вручено 15 тыс. рублей.

Вручая ключи, руководитель исполкома района Наиль Кадыров заявил, что в планах построить в селе еще десять таких же домов.

Сдержать рост тарифов удалось благодаря запуску теплоэлектростанции.

Поскольку контракт двусторонний, то Пестушко пополнил ряды молодежного «Барса», чтобы в нужный момент сыграть за «Ак Барс».

Мэр Казани прокомментировал открытие центральной елки у центра семьи «Казан».

Мы в социальных сетях

При поддержке Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа»

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС77-40391 от 30.06.10 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

«Татар-информ» зарегистрировано как информационное агентство в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Номер действующего свидетельства ИА № ФС 77 – 67031 от 15.09.2016 года. В соответствии со статьей 23 Федерального закона о СМИ от 27.12.1991 года при распространении сообщений и материалов информационного агентства «Татар-информ» другим средством массовой информации гиперссылка на него обязательна.

Настоящий ресурс может содержать материалы 16+

© 2018 Филиал АО «Татмедиа» ИА «Татар-информ»

В Казани начался судебный процесс по делу о пожаре в ТЦ «Адмирал»

Фото: Александр Елисеев

(Казань, 9 марта, «Татар-информ», Александр Елисеев). В здании ДК «Юность» Кировский районный суд Казани начал рассматривать дело о пожаре в торговом центре «Адмирал».

Выбор места связан с тем, что по делу проходит большое количество потерпевших и свидетелей. Дело рассматривает судья Феликс Сабитов. Группу гособвинения по делу о пожаре в ТЦ «Адмирал» возглавила старший прокурор отдела уголовно-судебного управления прокуратуры РТ Ольга Зарипова. Также в группу входят прокурор отдела прокуратуры Анастасия Селиваненко, старший прокурор отдела Управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры РТ Фанис Гильметдинов и старший помощник прокурора города Казани Ильдар Нуруллин. Контроль осуществляет первый заместитель прокурора РТ Артем Николаев, курирующий вопросы поддержания гособвинения.

Сегодня процесс стартовал за закрытыми дверями – фото- и видеосъемку в зале во время процесса судья запретил. За исполнением запрета зорко следят судебные приставы.

Один из подсудимых – Гюльгусейн Наджафов обратился с ходатайством об отводе, которое написал на азербайджанском языке. Перевести его в зале суда сам он не смог, объяснив тем, что не владеет настолько хорошо русским языком. Из-за этого, кому именно из участников процесса адресован был отвод, осталось непонятным. Защитник Наджафова настаивал на том, чтобы суд организовал перевод этого документа за счет государства, в свою очередь сторона обвинения предложила сделать это за счет самого подсудимого.

В итоге суд в приобщении к материалам дела отвода на азербайджанском языке Наджафову отказал.

Напомним, пожар случился в ТЦ «Адмирал» днем 11 марта 2015 года. Площадь возгорания составила 4 тысячи квадратных метров. В результате происшествия погибли 19 человек, 61 человек пострадал. Потерпевшими по делу признаны 703 лица. Фигурантами уголовного дела стали 12 человек: директор и два замдиректора ООО «Заря», гендиректор ЗАО «УК «АС Менеджмент»», специалист Госстройнадзора, начальник межрайонного отдела судебных приставов, бывшая пристав-исполнитель, а также пятеро рабочих, проводивших работы на кровле.

«Кому я буду нужен, если мне сейчас влепят шесть лет лишения свободы»

Проректора КНИТУ-КХТИ Ильдара Абдуллина вчера поздно вечером Московский райсуд приговорил к шести с половиной годам заключения. Профессор был готов к такому решению суда – за несколько часов до приговора он сменил деловой костюм на свободную одежду и взял с собой большую сумку с вещами и медикаментами. Адвокаты не стали комментировать решение суда, сообщив, что для начала необходимо ознакомиться с приговором, однако уже сейчас понятно, что он будет обжалован в Верховном суде Татарстана.

Московский районный суд Казани, на часах 17.45.

– Пустите меня, у меня сейчас мужа увозят! – просит женщина судебных приставов на входе. – Прямо сейчас увозят!

Пристав просит женщину зарегистрироваться и только после этого разрешает пройти. Женщина вбегает в помещение суда, неся с собой большой пакет из супермаркета. Она – супруга обвиняемого проректора КНИТУ-КХТИ Ильдара Абдуллина, приговор по делу которого суд должен вынести в ближайшие часы.

Через несколько минут она уже вместе с мужем сидит на скамейке в коридоре суда. Перед ними – большой баул с вещами и два пятилитровых баллона с водой. Абдуллин уже в свободной одежде. Ранее, в 13 часов, в суд он приехал в деловом костюме.

Напомним, в пятницу, 11 декабря, Абдуллина госпитализировали в клиническую больницу №7, из-за чего процесс в тот день отложили. Один из адвокатов сообщил, что у обвиняемого случилось обострение хронического заболевания, и предположил, что ко вторнику подсудимый будет в состоянии явиться в суд. Однако суд назначил заседание на 11 часов утра понедельника.

Проректор к этому времени не явился, так как все еще находился в больнице. К часу дня его доставили в суд. Через 45 минут после начала процесса Абдуллин пожаловался на плохое самочувствие – в суд вызвали «скорую». Медики диагностировали повышенное давление и сообщили, что обвиняемого вновь необходимо госпитализировать. Председательствующий Марат Макаров Абдуллина в больницу не отпустил и продолжил заседание.

Выслушав позиции обеих сторон и последнее слово Абдуллина, судья удалился в совещательную комнату для вынесения приговора.

В июне прошлого года проректора по научной работе Казанского национального исследовательского технологического университета Ильдара Абдуллина задержали в здании вуза по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере.

Ильдар Абдуллин – проректор КНИТУ-КХТИ, директор Института химии и нефтехимии, автор 350 научных работ, шести монографий, обладатель 32 авторских свидетельств и патентов. В вузе он проработал 14 лет, занимал также пост заведующего кафедрой плазмохимических и нанотехнологий высокомолекулярных материалов. Абдуллин – заслуженный деятель науки Татарстана, лауреат Государственной премии республики в области науки и техники.

Спустя несколько дней после задержания Вахитовский районный суд Казани арестовал Абдуллина на два месяца. В августе того же года суд заменил меру пресечения на домашний арест.

МВД Татарстана тогда сообщило, что в декабре 2013 года Абдуллин решил вопрос о выделении вузу 40 млн рублей для приобретения дорогостоящего научного оборудования, 16 млн из которых вывел через подконтрольные ему коммерческие структуры. Силовики также отмечали, что в феврале того же года проректор обеспечил победу в проводимом КНИТУ-КХТИ конкурсе связанной с ним компании.

Другие статьи:  Пребывание на бали без визы

После продолжительного следствия, в начале июня этого года, прокуратура Татарстана и республиканское МВД сообщили, что дело Абдуллина направлено в Московский райсуд Казани. Ему вменяли семь эпизодов по четырем статьям Уголовного кодекса России – ст. 159 (мошенничество, совершенное в особо крупном размере), ст. 165 (причинение имущественного особо крупного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), ст. 285 и ст. 286 (злоупотребление должностными полномочиями и их превышение).

Следствие предполагало, что проректор, будучи председателем аукционной комиссии КНИТУ-КХТИ и переодически исполняя обязанности ректора университета, в течение нескольких лет получал откаты через аффилированные компании – ООО «Экофарм» и ООО «Научно-производственный центр „Технополис“». Следствие заявило тогда, что по первому факту («Экофарм») ущерб государству составил более 50 миллионов рублей, а по второму – свыше трех миллионов рублей.

Согласно первоначальному мнению следствия, Абдуллин через фирму-посредника – ООО «Технополис» – сдавал в аренду вузу собственные помещения по улице Меховщиков, 40. Однако в четверг, 10 декабря, гособвинитель просил суд исключить этот эпизод. Также исключили и обвинения в присвоении «при неустановленных следствием обстоятельствах» 28 млн рублей при реализации в 2013 году двух контрактов университета на 75 и 40 млн рублей. Эпизоды же с присвоением других 28 млн в виде откатов от директора «Экофарма» Игоря Кушниковского прокуратура оставила.

Отметим, что в декабре этого года Абдуллин, пытаясь доказать свою невиновность, по собственной инициативе прошел испытания на полиграфе.

– Выводы эксперта: гражданин Абдуллин Ильдар откаты или проценты от сделки по государственному контракту от 8 февраля 2013 года (на 75 млн рублей) не получал, — заявила адвокат обвиняемого Елена Гильмитдинова на судебном заседании на прошлой неделе, сообщает «Бизнес Online».

Такой же вывод прозвучал и касательно договора на 40 млн рублей. Судья не признал результаты полиграфа, поскольку проводивший экспертизу специалист «лишь высказал свое мнение по поставленным вопросам и экспертом не является».

В итоге прокуратура просила суд назначить Абдуллину наказание в виде шести с половиной лет заключения в колонии общего режима по двум эпизодам по ч. 4 ст. 159 (мошенничество, совершенное в особо крупном размере). А защита потребовала снятия всех обвинений, указывая на недоработки следствия и четырежды заявляя ходатайства о возвращении дела в прокуратуру. Однако ни одно из них так и не было удовлетворено в ходе судебного следствия.

– Кому я буду нужен, если мне сейчас влепят шесть лет лишения свободы, – говорит Абдуллин жене в коридоре суда, предвосхищая приговор.

Большую часть времени они простояли, обнимаясь, наедине. В 19.15 обвиняемого, адвокатов и журналистов пригласили на объявление приговора.

Уже через 15 минут стало понятно, что Абдуллин признан виновным: судья Марат Макаров в тексте приговора использовал выражения «причинил ущерб», «совершил мошенничество».

После полуторачасового объявления приговора судья Марат Макаров признал Абдуллина виновным в двух преступлениях, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере), и назначил ему наказание в виде шести с половиной лет лишения свободы в колонии общего режима с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать руководящие должности в учреждениях образования в течение трех лет. Обвинения по остальным статьям не нашли подтверждения. Кроме того, отставлен арест на имущество стоимостью 27 млн рублей для дальнейшего взыскания с подсудимого компенсации.

Судья также отметил, что своими действиями Абдуллин нанес репутационный ущерб КНИТУ-КХТИ, в связи с чем в суд в скором времени будет направлен гражданский иск о компенсации морального вреда.

Представляющий гособвинение старший помощник прокурора Казани Ильдар Нуруллин сообщил «Казанскому репортеру», что остался доволен приговором и прокуратура не намерена обжаловать решение суда. Адвокаты Абдуллина не стали комментировать приговор, заявив, что сначала нужно его изучить. Однако, судя по выступлениям в прениях, понятно, что приговор будет обжалован в Верховном суде Татарстана.

Ильдар нуруллин помощник прокурора

Фигурант номер один, субарендатор теплохода «Булгария» Светлана Инякина и освобожденный московским районным судом Казани по амнистии старший эксперт Пермского участка Камского филиала ФГУ «Российский Речной Регистр» Яков Ивашов участвовать в судебных заседаниях отказались. Их интересы в Верховном суде будут представлять адвокаты Алла Павлова и Роберт Халиуллин. Подсудимые Семенов, Тимергазеев и Хаметов участвовали в судебном заседании из СИЗО посредством видеоконференц-связи. Они хотели лично присутствовать в зале суда и попросили суд предоставить им дополнительное время для ознакомления с материалами уголовного дела.

«Времени нам на 140 томов было предоставлено очень мало, мы ознакамливались со скоростью около 2,5 томов в день, что даже для юриста очень тяжело», — пожаловался экс-глава Казанского линейного отдела Волжского управления Ространснадзора Ирек Тимергазеев. Однако эти ходатайства судебная коллегия, посовещавшись, решила оставить без удовлетворения, обозначив, что времени и так было предоставлено достаточно.

На первое заседание в Верховный суд пришло около 20 потерпевших, подавших апелляционную жалобу. «Мы хотим справедливости в Верховном суде, чего мы не получили после оглашения приговора в суде первой инстанции», — заявил РБК-Татарстан потерявший в трагедии своего сына Ивана, потерпевший Яков Ивашов, часто выступающий от имени всех потерпевших.

Апелляционное представление в Верховный суд Татарстана на судебное решение в отношении фигурантов уголовного дела о крушении дизель-электрохода «Булгария» внесли все участники процесса. Как сообщила РБК-Татарстан новый адвокат главной фигурантки дела субарендатора теплохода Светланы Инякиной Алла Павлова, ее подзащитная находится в подавленном состоянии и переживает за своего ребенка, которого за время следствия не видела ни разу, и еще более, чем раньше обратилась к религии. «Сейчас встречи происходят очень редко и ребенок называет мамой свою сестру, старшую дочь Инякиной» — рассказала она.

По словам Аллы Павловой, в защите подсудимой, она пойдет «до конца». «Такой срок 11 лет, если провести аналогию с приговором, который был вынесен по «Хромой лошади», когда исполнительному директору назначено наказание всего лишь 4 года, при том, что количество жертв там больше – 156 человек, считаю неоправданно жестоким» — заявила она. Солидарность с Аллой Павловой выразила и адвокат Семенова Инга Новикова. «Если сегодня мы не добьемся результата, на который рассчитываем, и моего подзащитного не оправдают, конечно же, мы пойдем до Европейского суда» — заявила она РБК-Татарстан.

Помощник прокурора Казани Ильдар Нуруллин рассказал РБК-Татарстан, что гособвинения будет добиваться более сурового наказания для четверых фигурантов дела, кроме Хаметова, такого, какой запрашивали в ходе прений в Московском районном суде Казани.

Напомним, 7 июля 2014 года московский районный суд Казани признал всех пятерых подсудимых в деле по “Булгарии” виновными, но назначил им более мягкие сроки, чем просило гособвинение. Судья Сергей Якунин дал обвиняемым в общей сложности 33 года вместо запрашиваемых гособвинением 44. Согласно приговору суда, субарендатор теплохода Светлана Инякина получила 11 лет лишения свободы в колонии общего режима, глава Казанского линейного отдела Волжского управления Ространснадзора Ирек Тимергазеев – 6 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, старший помощник капитана Рамиль Хаметов был приговорен к 6 с половиной годам колонии общего режима, а главный инспектор Казанского линейного отдела Владислав Семенов — к 5 лет колонии общего режима. Старшего эксперта Пермского участка Камского филиала ФГУ «Российский Речной Регистр» Якова Ивашова судья освободил по амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции РФ и он был освобожден прямо в зале суда. Следующее заседание председательтсвующий Роман Давыдов перенес на 29 января. В этот день докладчик суда Галина Крупина продолжит зачитывать обстоятельства дела.

Пассажирка «Булгарии» в Верховном суде РТ: старпом отказался поднять старушку на плот

Сегодня в апелляционной инстанции Верховного суда РТ начались прения по делу о крупнейшей транспортной катастрофе в истории современной России. Выжившие с «Булгарии» и схоронившие родных требуют ужесточения наказания для осужденных. Сами осужденные добиваются смягчения приговоров или даже оправдания.

С момента оглашения приговора Московского райсуда по делу «Булгарии» прошло 8 месяцев, а он все еще не вступил в силу, поскольку сразу был обжалован и потерпевшими, и осужденными. Все это время приговоренный за злоупотребление полномочиями к 5 годам колонии и тут же амнистированный бывший эксперт Росречрегистра Яков Ивашов находится на свободе. За решеткой — четверо фигурантов: субарендатор судна Светлана Инякина (получила 11 лет колонии), старпом капитана Рамиль Хаметов (6,5 года), экс-начальник линейного отдела Госморречнадзора Ирек Тимергазеев (6 лет) и его подчиненный Владислав Семенов (5 лет).

Сегодня в суде помощник прокурора Казани Ильдар Нуруллин назвал назначенное Московским райсудом наказание «чрезмерно мягким» и просил судей апелляционной инстанции увеличить сроки наказания четырем подсудимым: Инякиной — до 14,5 года, Тимергазееву и Семенову — до 8, Ивашову — до 7 лет. Кстати, из подсудимых в зале не было никого. Старпом и два экс-сотрудника Госморречнадзора наблюдали за происходившим по видео-конференц-связи из СИЗО, а Инякина и Ивашов, к возмущению некоторых потерпевших, вообще не сочли нужным участвовать в этом заседании.

Другие статьи:  Сегментная отчетность пбу 12

— Хочу, чтобы им дали максимальный срок. Из-за них я потеряла единственную дочь. Она была беременна, внука ждали. Все потеряли — и смысл жизни, и радость, и здоровье. Вот уже три года не могу прийти в себя, — сказала в суде Лилия Салахиева и, едва сойдя с трибуны, разрыдалась.

Потерпевший Геннадий Игнарин напомнил, что официально с «Булгарией» утонули 122 человека, включая 28 детей. Однако на самом деле, по его словам, оборвалось больше жизней — 10 из 72 погибших женщин, как выяснили эксперты, были беременны более 12 недель. «Значит, носили в себе второе бьющееся сердце», — добавил Игнарин и назвал вопиющей несправедливостью решение суда об амнистии Ивашова, подписавшего фиктивный документ, на основании которого «Булгария» открыла навигацию-2011.

Кстати, в суде прозвучало мнение, что если бы пенсионер Яков Ивашов и мать двухлетнего на момент крушения «Булгарии» ребенка Светлана Инякина сидели дома, а не пытались заработать, возможно, трагедии не произошло. Досталось и инспекторам Госморречнадзора, которых одна из потерпевших назвала марионетками дергавшей за ниточки Инякиной.

— Уважаемые адвокаты, прежде чем будете говорить, что Хаметов спасал людей, не забудьте: Хаметова самого спасли туристы, — обратилась к защитникам потерявшая сына пассажирка «Булгарии» Гульнара Назарова. А затем рассказала, что спасенный старпом, уже сидя на плоту, якобы отказался помочь старушке в спасательном жилете, которая просила: «Сынок, подними меня на плот, спаси». А в ответ услышала: «Плот выдерживает 16 человек. ».

После эмоциональных выступлений потерпевших судебная коллегия передала слово осужденным в СИЗО. Но Ирек Тимергазеев тут же попросил отложить судебное заседание — сослался на плохое самочувствие и боли в сердце. «Присутствовать и выступать не могу, мне надо отлежаться», — объяснил осужденный.

Суд связался с изолятором и получил подтверждение: утром Тимергазеев обращался за помощью к медикам, и на 9 часов те сочли его состояние удовлетворительным, а за час, пока выступали потерпевшие, давление подскочило.

Прокурор по резонансному ДТП под Кремлем: «Я бы не сказал, что наказание такое уж мягкое»

Старший помощник прокурора Казани Ильдар Нуруллин прокомментировал «БИЗНЕС Online» исход уголовного дела экс-майора ФСО Андрея Сивова, осужденного в минувшую пятницу за резонансное ДТП под Кремлем летом прошлого года. За смерть молодого парня и многочисленные травмы девушки Сивов получил 3,5 года колонии-поселения и материальное возмещение родственникам около 1 млн. рублей.

Решение суда вызвало недоумение потерпевших из-за излишней, по их мнению, мягкости. Закон предусматривает за такое правонарушение до 7 лет лишения свободы, а прокурор требовал только 4,5 года колонии-поселения плюс полную компенсацию морального вреда в сумме 6 млн. рублей. В итоге Сивов получил и того меньше. Раздосадованные потерпевшие даже вступили в устную перепалку с представителем прокуратуры.

«По распространенной в республике [судебной] практике при наличии смягчающих обстоятельств, которые были судом оглашены, я бы не сказал, что наказание такое уж мягкое. Мы просили 4,5 года и предполагали, что такой срок будет», — сообщил Нуруллин.

В разговоре с корреспондентом издания он вспомнил случаи, когда водителям, сбившим насмерть в пьяном виде двоих людей, давали по пять лет лишения свободы и меньше. «Взять то же дело в Иркутске, когда дочка депутата в пьяном виде сбила двоих, — там 3,5 года дали», — напомнил Нуруллин. Он добавил, что при вынесении приговора Сивову суд учел мнение потерпевшей Зулейхи Хисамовов, которая просила не наказывать виновника ДТП, поскольку он сейчас оказывает ей помощь в восстановлении после аварии.

Также Нуруллин заметил, что перед судом раскаявшийся Сивов просил рассмотреть его дело в особом порядке (в этом случае наказание предусматривается не более 2/3 от положенного, то есть 4 года и 8 месяцев), но по ходатайству потерпевших эта просьба была отклонена. Нуруллин заметил, что в понедельник прокуратура предположительно получит приговор суда, после чего будет принято решение, обжаловать его или нет.

Через два года по УДО из колонии- поселения может он выйти.Миллион рублей на несколько человек это по большому счету мелочь.С другой стороны одного уже не вернешь ,другой наверное инвалид.

В сравнении с чем? Какой-то студент три раза законно вышел на одиночные пикеты и получил пять лет реальной отсидки, а он никого не убивал — просто с плакатом стоял.

Или вот другой человек на заборе дачи губернатора написал «вор» и получил три года заключения, он тоже никого не убивал (умышленно или не умышленно)

А тут два убитых человека.

В общем, постеснялись бы про справедливость говорить.

Когда в товарищах согласья нет. В этом деле у нас разногласие потерпевших вдобавок, что добавило веса просьбам смягчить срок.

вообще то у данной статьи есть минимальный предел в 4 года. или прокурор с судьей об этом не знают?

сравнивая эти два эпизода, прокурор дает нам понять, что решение тоже было пролоббировано?

несправедливо. очень жаль пострадавших

Объективно, приговор мягкий. Прокурор забывает об отягчающих обстоятельствах

Вот уж действительно: наш суд самый справедливый! Получается, что ДТП в пьяном виде со смертельным исходом не особо серьезное правонарушение.

Мы в социальных сетях

г. Казань, ул. Лобачевского, 10В

(843) 236-65-10 | 238-39-01 | 236-64-71 | 236-65-24

Ильдар Абдуллин: «Я не был инициатором сделки! Действовал по указанию ректора!»

Осужденный экс-проректор КНИТУ-КХТИ в суде объявил себя «жертвой оговора» и впервые покатил бочку на Германа Дьяконова

«То, что он не умер в зале суда, — его удача», — пытались разжалобить накануне Верховный суд адвокаты экс-проректора КНИТУ-КХТИ Ильдара Абдуллина. В ходе заседания он обвинил свидетелей обвинения в клевете, а сторона защиты открытым текстом заявила, что сидеть должен не ученый муж, а поставщик оборудования — директор «Экофарма» Игорь Кушниковский. Суд не внял этим речам, оставив в силе прежний вердикт — 6,5 лет лишения свободы.

ИЗ БДО — В СИЗО

К началу состоявшегося накануне апелляционного заседания в Верховном суде РТ четыре адвоката и сам экс-проректор КНИТУ-КХТИ Ильдар Абдуллин находились «на низком старте», в то время как старший помощник прокурора Казани Ильдар Нуруллин опаздывал. Задерживался и бывший руководитель последнего, а ныне представитель вуза Рафкат Уразбаев. В их отсутствие Абдуллин, виртуально присутствовавший в зале по видео-конференц-связи из СИЗО № 1, заметно нервничал. Одетый в траурно-черный свитер экс-проректор при первой возможности обменялся своими опасениями с защитниками.

— Мы к вам в БДО (больницу для осужденныхприм. ред.) пришли, а вас нет, — расстроились адвокаты. Абдуллин действительно не появился на предыдущем судебном процессе из-за болезни.

— Меня утром оперативники вывезли одного в СИЗО №1, где я сейчас и нахожусь, — ответил Абдуллин.

— Мы пришли, у нас свидание. Где вы, никто не знает. Вообще, сказали, что вас в Верховный суд РТ увезли, — беспокоились защитники.

— У меня еще не проведены исследования. Я хочу заявить два ходатайства.

— Заявляйте, заявляйте, — подбодрил нанимателя адвокат Владимир Гусев.

— Я же не смог написать речь для прений без вас, поскольку нужно было согласовать. То есть никто из вас не знает, в связи с чем меня сюда привезли? — не успокаивался Абдуллин.

Наконец, опоздав почти на час, в зале суда появились представители гособвинения и потерпевшей стороны. По совету адвоката, Абдуллин сообщил суду о двух ходатайствах, однако заявлять их судья не разрешил: «Началась стадия прений, нельзя заявлять ходатайства. О чем они?»

— Я не смог подготовиться к прениям, потому что вчера меня внезапно вывезли из БДО в СИЗО №1. В соответствии со статьей 47 УПК РФ я имею право на конфиденциальное свидание с защитниками, — изложил свои требования экс-проректор. — Кроме того, вскрылись новые обстоятельства, которые я вспомнил, придя в себя в БДО. Поэтому я прошу отложить заседание. Второе ходатайство — о продолжении исследований для подтверждения инвалидности. В приговоре говорится, что онкологическое заболевание (опухоль в правом надпочечнике) не подтверждается доказательствами.

Суд спросил мнение потерпевшего и прокурора. Уразбаев, делая пометки в блокноте с лейблом «Следственный комитет», милостиво ответил: «На усмотрение суда». Нуруллин возразил, указав на то, что нарушений УПК нет.

— Ваша честь, у меня же был гипертонический криз, я вчера хотел начать работать с адвокатами. — снова вступил Абдуллин, однако его ходатайство о переносе заседания оставили без удовлетворения.

Тем не менее суд попросил всех присутствующих на время выйти из зала, чтобы дать возможность для конфиденциального общения Абдуллина с адвокатами, поскольку ходатайство о продолжении медицинских исследований не входит в компетенцию судебной коллегии.

Другие статьи:  Приказ о введении инструкции образец

В коридоре Верховного суда Уразбаев перекинулся с Нуруллиным парой малозначительных фраз и пошутил: «Чем больше узнаю Абдуллина, тем больше убеждаюсь, какие порядочные люди в прокуратуре работают». Из уст бывшего прокурора Казани это прозвучало чуть ли обвинительным актом.

После 10-минутного перерыва заседание продолжилось. Адвокат Гусев доложил, что его подзащитный настаивает на подготовке к прениям. «Вчера мы не смогли его найти в БДО, поэтому просим о перерыве до вторника. Мой подзащитный хочет согласовать свою позицию и свою речь в прениях. Он очень просит и настаивает оказать ему юридическую помощь», — заявил адвокат. Судья возразил, что с февраля дело неоднократно переносилось, и заявил о начале прений. Однако Гусев умудрился втиснуть еще одно ходатайство — о назначении судебной экспертизы по состоянию здоровья, но и его отклонили.

«ТО, ЧТО ОН НЕ УМЕР В ЗАЛЕ СУДА, — ЕГО УДАЧА?»

В судебных прениях первое слово было за адвокатами.

— Приговор Абдуллину оспаривается как вынесенный с существенными нарушениями процессуальных норм, презумпции невиновности. Он основан на ложных показаниях свидетелей, совершивших преступление, за которое осужден Абдуллин, — начал Равиль Туктаров.

Речь защитника была построена на том, что преступление, за которое был осужден экс-проректор, вообще совершило другое лицо — директор фирмы «Экофарм» Игорь Кушниковский. Именно он, по словам адвоката, представил товарную накладную на 75 млн. рублей, фактически поставив «сомнительное оборудование». Действия своего подзащитного адвокат охарактеризовал как административное нарушение конкурсного порядка.

— За договором столько лиц стоит, Аляев (проректор по экономикеприм. ред.) признавал свою ответственность, готов даже был оплатить штраф, — настаивал на пристрастности Московского суда при вынесении приговора Туктаров.

Также прозвучал любимый аргумент защиты: уголовное дело было направлено в суд без потерпевшего.

— Отсутствие потерпевшего означает отсутствие вины. А если нет вины, то нет преступления, — отметил защитник. По его мнению, Абдуллин осужден за возможность заключения договора с Кушниковским, но «были ли деньги?» Адвокат заявил, что Кушниковский и начальник научно-исследовательского отделения КНИТУ Александр Дресвянников «стояли у истоков сомнительной закупки».

От обвинений свидетелей по делу Туктаров вернулся к вопросу, который уже задавал в стенах Московского райсуда: «Кто похитил оставшиеся миллионы?»

По первому эпизоду Абдуллин присвоил себе 20 млн. рублей, по второму — 8 млн. рублей. В ущербе КНИТУ-КХТИ значится 60 миллионов, напомнил версию следствия адвокат. Уже без сомнений в голосе он объявил, что оставшаяся сумма осталась в распоряжении Кушниковского.

— Деньги поступили на счет «Экофарм». Деньги распределял Кушниковский. Где действия Абдуллина? Чьи подписи стоят? Кушниковского. А кто сидит в тюрьме? Абдуллин, — подвел итог адвокат.

«Потоптавшись» на свидетелях, давших показания не в пользу клиента, Туктаров обратил внимание суда на неутешительное состояние здоровья Абдуллина.

— Все видели, что Абдуллин болен, но суд [Московский] решение о госпитализации отменил. То, что он не умер в зале суда, — его удача. Даже последнее слово человек большого ума и опыта был не в состоянии произнести, — провозгласил адвокат, для убедительности сославшись на материал «БИЗНЕС Online». — Судья, примите мою мольбу.

В заключение Туктаров попросил оправдать подзащитного.

Следующим за Абдуллина вступился Ринат Файзрахманов , указавший на то, что поставленный ООО «Экофарм» по контракту с КНИТУ-КХТИ микроскоп Hitachi оказался «б/у».

— Какой животворящей водой был он [Кушниковский] окроплен, что из подозреваемого стал свидетелем? — блеснул красноречием адвокат.

«МНЕ ТАКЖЕ ПРЕДЛОЖИЛИ ОГОВОРИТЬ, НО Я НЕ МОГУ ИДТИ ПРОТИВ СОВЕСТИ»

В прениях, несмотря на заявления о неполной готовности, выступил и сам подсудимый. По его словам, приговор был вынесен с нарушениями законодательства: «Имеется несоответствие выводов суда фактическим обстоятельства уголовного дела». Он поддержал доводы Гусева о лукавстве Кушниковского.

— Сначала он говорил, что не давал мне денег, потом 15 миллионов, затем уже 20. Он стал подтасовывать. Спасибо, что на 20 остановился, — сыронизировал Абдуллин и не упустил случая упрекнуть Московский суд в несправедливости. — Мое алиби в Москве подтвердил Ильдар Гафаров, но суд посчитал, что мы с ним в дружеских отношениях, и не учел его доводов. А то, что Кушниковский и Дресвянников (начальник научно-исследовательского отделения КНИТУ Дресвянников, один из ключевых свидетелей обвиненияприм. ред.) друзья и созванивались, суд проигнорировал.

Любопытно, что экс-проректор решился на если не обвинение, то явную претензию в адрес своего босса Германа Дьяконова. По его словам, именно ректор был инициатором создания лаборатории просвечивающей микроскопии (для создания которой вузом были проведены закупки оборудования на сумму 75 млн. рублей), а Абдуллин действовал по его указанию. Правда, произнести имя и фамилию Дьяконова Абдуллин почему-то не решился, называя его исключительно «ректором».

— Я не был инициатором сделки! Действовал по указанию ректора. На протяжении всей сделки фигурировал другой микроскоп. А заявку о Hitachi передал Дресвянников, — заявил осужденный.

Обращаясь к суду, Абдуллин также впервые заявил о том, что ему поступало предложение оговорить неназванных лиц.

— Неполнота расследования повлекла несправедливое решение. Я — жертва оговора Кушниковского и Дресвянникова. Мне также предложили оговорить, но я не могу идти против совести. Прошу приговор отменить и оправдать, — завершил свое выступление Абдуллин.

Старший помощник прокурора Казани в ответном слове также упомянул ректора, но в абсолютно ином контексте. В ответ на возражения защиты об отсутствии потерпевшей стороны в деле (напомним, вуз не сразу согласился выступить в этой роли), Нуруллин сообщил, что именно Дьяконов дал указание делегировать проректора по режиму КНИТУ-КХТИ в качестве представителя потерпевшей стороны. Сам Уразбаев, кажется, мыслями был уже в самолете (после обеда он намеревался отправиться в командировку) и все так же помечал что-то в известном блокноте.

В последнем слове Абдуллин снова заявил о своей невиновности, отметив, что заключение под стражей ученого-оборонщика наносит вред стране. Однако суд, как и призывало гособвинение, вновь оставил жалобу экс-проректора без удовлетворения. Коллегия постановила, что основная часть приговора, касающаяся лишения свободы на 6,5 лет, не подлежит изменению. Впрочем, Верховный суд все же пошел на уступки: бывшему проректору вернули право занимать руководящие должности в госорганах и бюджетных учреждениях образовательной системы РФ.

Абдуллин слушал приговор, прикрыв лицо рукой. Он покинул камеру изолятора с загадочными словами: «Как говорят бз, так и есть бз», — очевидно, имея в виду «без изменений». Гусев с этим согласился.

МЕТАСТАЗЫ ДЕЛА АБДУЛЛИНА

Напомним, Московский райсуд 14 декабря приговорил Абдуллина к 6,5 годам колонии общего режима за мошенничество в особо крупном размере. Изначально в вину проректору вменялись 7 преступных эпизодов: он обвинялся в мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), превышении должностных полномочий (ч. 1 ст. 286 УК РФ), злоупотреблении должностными полномочиями (ч. 1 ст. 285 УК РФ) и причинении имущественного ущерба (п. «б» ч. 2 ст. 165 УК РФ). Два ключевых эпизода уголовного дела связаны с контрактами на поставку оборудования, которые для вуза выполнило ООО «Экофарм».

По версии следствия, после реализации в 2013 году двух контрактов на 75 и 40 млн. рублей проректор присвоил 40 и 16 млн. рублей соответственно. 28 млн. рублей — в виде откатов от директора «Экофарма» Кушниковского, еще столько же Абдуллин «похитил при не установленных следствием обстоятельствах». Третий эпизод дела связан с арендой зданий для КНИТУ-КХТИ. Вкратце суть его такова: Абдуллин, как полагает следственный комитет, через фирму-посредника сдавал в аренду вузу собственные помещения по улице Меховщиков, 40. В результате этих действий ущерб КНИТУ-КХТИ составил более 3 млн. рублей. Таким образом, по мнению следствия, общая сумма ущерба около 60 миллионов. В суде устояли только два эпизода, связанные с контрактами на поставку оборудования ООО «Экофарм».

Абдуллин — не единственный ученый КНИТУ-КХТИ, который находится под следствием. В феврале после обыска были задержаны и арестованы два сотрудника кафедры менеджмента и предпринимательской деятельности КНИТУ-КХТИ: профессор вуза Екатерина Сергеева и доцент Аркадий Брысаев. Оба были на 25% ставки трудоустроены на кафедре плазмохимических и нанотехнологий высокомолекулярных материалов, заведовал которой Абдуллин. Источники «БИЗНЕС Online» в вузе утверждают, что этот факт косвенно подтверждает связь нового дела с осужденным проректором.

На прошлой неделе следователи «представили» новую фигурантку дела Абдуллина — подчиненную и доверенное лицо экс-проректора, профессора и заведующую лабораторией кафедры плазмохимических и нанотехнологий высокомолекулярных материалов Лилию Джанбекову. Она подозревается в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Как и двое ее коллег, Джанбекова находится под домашним арестом, срок которого истекает 22 мая.