Философия науки учебное пособие для вузов

Философия науки учебное пособие для вузов

Людмила Алексеевна Никитич

В учебнике рассматриваются предмет философии науки и содержание четырех научных революций. Анализируются проблемы научной методологии, история становления науки как социального института, структура научного познания, рациональность и ее виды, динамика научного исследования, становление развитой научной теории. Особое внимание уделяется проблеме иррационального в научном познании и проблеме интуиции, роли языка в развитии науки, проблеме концептуального аппарата. Рассмотрена также специфика закона и истины в гуманитарном знании.
Для аспирантов и студентов вузов.

Людмила Алексеевна Никитич — доктор философских наук, профессор, заведующая кафедрой философии Московского государственного текстильного университета им. А.Н. Косыгина. Автор учебников «Философия» (2000) «Эстетика» (2003), «Культурология» (2008).

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВОДНАЯ ГЛАВА. НАУКА. ЧЕЛОВЕК. ОБЩЕСТВО 3

ГЛАВА 1. ПРЕДМЕТ ФИЛОСОФИИ НАУКИ 24
1.1. Возникновение философии науки как самостоятельной дисциплины 24
1.2. Концепции предмета философии науки 25
1.3. Специфика научного знания 29
1.4. Наука и философия 31

ГЛАВА 2. ПЕРВАЯ НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ XVII в. 38
2.1. Исторические и научные предпосылки 38
2.2. Общая характеристика первой научной революции 39
2.3. Творцы первой научной революции 42
2.4. Драма и величие Галилея 48
2.5. Великий Ньютон 54

ГЛАВА 3. НАУЧНАЯ МЕТОДОЛОГИЯ — ВАЖНЕЙШАЯ ЧАСТЬ ФИЛОСОФИИ НАУКИ 59
3.1. Основные характеристики научного метода 59
3.2. Органон Аристотеля 61
3.3. Картезианский рационализм — новое в истории методологии 69
3.4. Гегелевская диалектика как способ развертывания философской мысли 73
3.5. Марксистская диалектика 75
3.6. Феноменологический метод Э. Гуссерля 76

ГЛАВА 4. ВТОРАЯ НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 79
4.1. Общая характеристика второй научной революции 79
4.2. Достижения гуманитарных наук 82
4.3. Осознание исключительного значения наук 84

ГЛАВА 5. ТРЕТЬЯ НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 87
5.1. Общая характеристика третьей научной революции 87
5.2. Развитие лингвистики. От Гумбольдта к Витгенштейну 89
5.3. Теория эволюции 91
5.4. Развитие физики 92
5.5. Формирование нового типа рациональности 94

ГЛАВА 6. ЧЕТВЕРТАЯ НАУЧНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 96
6.1. Общая характеристика современной научной революции 96
6.2. Синергетика и синергетический подход 98
6.3. Современная научная картина мира 100

ГЛАВА 7. ПРОБЛЕМА НАУЧНОЙ РЕВОЛЮЦИИ В ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ НАУКИ 103
7.1. Структура научных революций. Т. Кун 103
7.2. Теория научно-исследовательских программ И. Лакатоса 109
7.3. Анархистская теория познания П. Фейерабенда 113
7.4. Концепция неявного знания М. Полани 115

ГЛАВА 8. НАУКА КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ 119
8.1. Институциональный подхода к науке 119
8.2. Историческое развитие научной институциональности 120
8.3. Греческая цивилизация — предпосылки развития науки 122
8.4. Естественные науки Античности 124
8.5. Наука в эпоху эллинизма 127
8.6. Наука Средневековья 133
8.7. Схоластический метод 137
8.8. Формы институционализации науки в Новое время 142
8.9. Становление науки как социального института 144
8.10. Черты и этика ученого 147

ГЛАВА 9. КЛАССИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ 151
9.1. «Опыт о человеческом разумении» Дж. Локка 151
9.2. Учение И. Канта о априорных синтетических суждениях 153
9.3. Принципы науки о «человеческой природе» Д. Юма 156
9.4. Парадигма теории познания Гегеля 158
9.5. Концепции субъектно-объектных отношений в теории познания 159

ГЛАВА 10. СТРУКТУРА НАУЧНОГО ЗНАНИЯ 163
10.1. Виды познания и философское освоение реальности 163
10.2. Классификация наук 167
10.3. Эмпирический уровень научного познания 172
10.4. Теоретический уровень научного познания 181
10.5. Основания науки 197

ГЛАВА 11. ИРРАЦИОНАЛЬНОЕ В НАУЧНОМ ПОЗНАНИИ 206
11.1. Магико-герметическая традиция в период Возрождения и первой научной революции 206
11.2. Современные виды иррационального знания 213
11.3. Интуиция 216

ГЛАВА 12. РАЦИОНАЛЬНОСТЬ И ЕЕ ТИПЫ 222
12.1. Цивилизация как универсальная форма рациональности 222
12.2. Понятие рациональности 226
12.3. Классическая научная рациональность — итог первой научной революции 229
12.4. Типы научной рациональности в периоды второй и третьей научной революции 231
12.5. Современный тип рациональности 233

ГЛАВА 13. ДИНАМИКА НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ 236
13.1. Научная картина мира и опыт 236
13.2. Формирование первичных теоретических научных моделей 243
13.3. Становление развитой научной теории 246
13.4. Проблема включения новых теоретических представлений в культуру 252

ГЛАВА 14. РОЛЬ ЯЗЫКА В НАУКЕ 256
14.1. Культурно-историческая природа языка 256
14.2. Концепт и концептуализм 258
14.3. Специализированный язык в науке 261
14.4. Язык гуманитарных наук 267
14.5. Концептуальный аппарат философии науки 271

ГЛАВА 15. СПЕЦИФИКА ГУМАНИТАРНОГО ЗНАНИЯ 274
15.1. Предмет гуманитарных наук 274
15.2. Роль ценностей в гуманитарном познании 284
15.3. Проблема истины в гуманитарном знании 286
15.4. Понимающая социология М. Вебера 295
15.5. Гуманитарная проблема интерпретации 301

ГЛАВА 16. НАУКА И НЕНАУЧНОЕ ЗНАНИЕ 304
16.1. Религиозное знание 304
16.2. Паранаучное знание 315

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК 327
ПЕРСОНАЛИИ 328

Регион РФ: Москва

Год публикации: 2003

Библиографическая ссылка:: Герасимова И.А. Философия науки: Учебное пособие для магистрантов. — М.: РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина, 2003. — 42 с.

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Курс «Философия науки» читается для магистрантов в цикле гуманитарных дисциплин. Программа рассчитана на 36 лекционных часов и 18 часов семинарских занятий. Программой предусмотрено изучение основных концепций, моделей, фактов и закономерностей развития науки и техники как форм культуры. Основные разделы включают темы по истории науки; методологическим концепциям науки и техники; актуальным проблемам современной науки, имеющим мировоззренческое значение; вопросам научно-технического творчества.

Год публикации: 2006

Библиографическая ссылка:: Философия науки: учебное пособие для вузов / Под ред. А.Г. Троегубова. — Тула: ТулГУ, 2006. — 136 с.

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Учебное пособие написано в соответствии с программой кандидатского минимума для аспирантов и соискателей и предназначено для студентов высших учебных заведений, аспирантов, всех интересующихся философскими вопросами науки. Его цель — не только подготовка к экзамену, но и выработка целостного представления о мире научного познания, формирование разумного понимания своей профессиональной деятельности в сфере науки, социальной значимости этой деятельности и моральной ответственности за возможные последствия ее реализации для людей.

Философия науки (учебное пособие)

В основе данного учебника (учебник издан, принимаются заказы на приобретение) — курсы лекций, читаемых авторами аспирантам МФТИ. Спецификой данного учебника является многопозиционность подачи материала, которая соответствует ситуации характерной для философии науки (и для философии вообще). С самого начала вводится несколько основных современных подходов, находящихся в диалоге друг с другом, а затем рассматривается стандартный для философии науки набор проблем, постановка и решение которых дается сразу с нескольких из этих позиций.

Второе издание кафедрального учебника, ставшего бестселлером. По сравнению с первой версией книга была существенно переработана: она полностью изменилась более чем на третью часть своего объема. Добавились главы об истории науки, о социологии науки, о философии математики, компьютерных наук и экономики, о современных веяниях в философии науки, большое место уделено философии эксперимента и социологии лаборатории.

Лебедев, Авдулов, Борзенков: Философия науки: Учебник для вузов

Аннотация к книге «Философия науки: Учебник для вузов»

Учебное пособие написано коллективом ученых и преподавателей МГУ им М. В. Ломоносова и Российской Академии Наук. Оно адресовано прежде всего аспирантам всех специальностей для подготовки к экзаменам по новому кандидатскому минимуму «История и философия науки». Учебное пособие апробировано на кафедре философии Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук МГУ им. Ломоносова.
Рекомендуется также студентам, магистрам, преподавателям, научным работникам, всем, кто интересуется проблемами философии науки.
6-е издание, переработанное и дополненное.

Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей рекомендацией. Проверить баланс всегда можно в «Личном пространстве»

Мы пришлем письмо о полученном бонусе, как только кто-то воспользуется вашей ссылкой. Проверить баланс всегда можно в «Личном пространстве»

История и философия науки. Учебное пособие для аспирантов юридических специальностей

© Коллектив авторов, 2013

© Российская академия правосудия, 2013

История и философия науки – один из разделов философского знания, который приобретает все большее значение по мере возрастания роли научного знания в обществе. Данная область философии представляет собой последовательный и универсальный компонент рефлексии общества по поводу уровня и эволюции рационального осмысления человеком природы, жизни человека в мире (представления о котором эволюционируют от его первых попыток опоры на собственный разум до современного этапа развития науки) и ее рационального устройства, а также анализа условий, способов и перспектив развития общества.

Другие статьи:  Имущественный налоговый вычет с 2019 года

Философский компонент осмысления науки отражает сущностную сторону процесса возникновения и эволюции научного знания, выявляет и формулирует закономерности, принципы, тенденции, функции, характеризующие науку как социальное явление, а также современный этап ее развития. Исторический компонент – раскрывает, прежде всего, социокультурную корреляцию развития общества и науки.

С 2005 г. для всех аспирантов Российской Федерации введён экзамен по истории и философии науки в качестве компонента кандидатского минимума. В числе задач, решаемых историей и философией науки в качестве учебной дисциплины, – более полное и всестороннее осмысление молодыми учеными целей и смыслов научной деятельности, уточнение мировоззренческих позиций, а также своих собственных исследовательских функций, ответственности и места в системе социально-исторических координат; углубление понимания проблем методологии научного познания, формирование методологической дисциплины мышления и практического действия; расширение горизонта исследований.

Материал, дающий возможность решения этих и других задач в процессе самостоятельного становления исследователя, распределен в трех основных разделах книги.

Раздел I → раскрываются общие вопросы философии науки: сущности науки как сложного, диалектически развивающегося социального образования, необходимого атрибута развития общества и человека, философских оснований и методологии науки. Раздел включает материалы по генезису науки, причинам и источникам развития науки в целом и отдельных наук в частности.

Раздел II → анализируются философские и методологические проблемы социальных и гуманитарных наук, их особенности и роль в жизни и развитии общества.

Раздел III → рассматриваются философские проблемы юридических наук, их социально-гуманитарная природа и структура, вопросы методологии познания в области права.

Существующие в научном сообществе и представленные в книге концепции философии науки, с одной стороны, отличаются друг от друга по тем или иным параметрам. С другой стороны, они взаимно дополняют друг друга, представляя обоснованные объяснения возникновения и развития науки, понимания ее сущности и функций, раскрывая содержание процесса научного познания. Такое сочетание позволяет разносторонне и глубоко осмыслить феномен науки как сложного социального явления, динамичного процесса, важнейшего результата и основания культурной эволюции общества.

Принцип учета различных точек зрения был соблюден и в соотношении взглядов на философию науки авторов книги. Вниманию читателей представлены положения, закрепленные в признанных большей частью научного сообщества концепциях философии науки и интерпретированные с позиций авторов (не всегда и не во всем совпадающих).

Главная цель пособия – способствовать формированию целостного самосознания ученого, его самостоятельности и зрелости в выборе предмета, средств и методов научного анализа важных проблем науки и общественного развития.

Раздел I
Общие проблемы истории и философии науки

Наука – многогранное сложное социальное явление, существование которого уже несколько столетий воспринимается общественным сознанием и значительной, если не подавляющей, частью «индивидуальных» сознаний как нечто вполне естественное, «само собой разумеющееся». Это обусловлено объективностью и исторической необходимостью возникновения и функционирования науки – в качестве специфического научного знания, вида деятельности или мировоззренческой позиции. Наука естественна в той же мере, в какой естественны, например, мифология и религия, философия и искусство, мораль и право, необходимо возникшие и развивающиеся в рамках (внутри) культуры, несмотря на то, что сама культура содержит известную долю «искусственности» по отношению к природе.

Не так много разногласий по поводу факторов и механизмов возникновения науки, основных форм ее проявления и этапов развития. Вместе с тем сущностные характеристики науки, ее различные культурные основания – от социально-исторических до эстетических – формулируются и понимаются различно. В связи с этим возникает необходимость осмысления (при необходимости – выработки или совершенствования) неких устойчивых параметров, оснований, критериев, позволяющих иметь о науке, ее структуре, тенденциях, функциях адекватное и относительно непротиворечивое представление по меньшей степени в рамках научного сообщества, по большей – в обществе.

Разумеется, речь не идет о совершенно однозначном, тождественном понимании всех аспектов бытия науки, а тем более – нюансов, связанных с восприятием науки и наделением смыслами многогранной пространственно-временной области «научной компетенции». Это невозможно в принципе в силу различных обстоятельств; например, в силу объективной противоречивости бытия, в силу «многоликости» и динамичности культуры в целом, в силу сложности и неизбежного постоянного усложнения самой науки.

Вместе с тем стремление к наиболее адекватному и единому понимаю (пусть лишь на каком-то сравнительно непродолжительном, но вполне конкретном отрезке исторической эволюции и, по крайней мере, единому для большинства рефлексирующих субъектов) значений такого важного феномена, как наука, – атрибут человеческого бытия, условие, позволяющее удерживать человечество в тех сравнительно безопасных рамках неизбежной социальной противоречивости, которые позволяют свершаться истории.

Одна из наиболее испытанных и надежных возможностей осознания важнейших особенностей, форм, отношений, способов социальной эволюции, многогранных проявлений активности человека, аспектов его «встроенности» в окружающую действительность – философия. Поиски философских оснований науки – не попытка «узко профилированных» профессионалов в сфере мышления и рефлексии, рассматривающих самые широкие аспекты бытия и прибегающих к самым широким обобщениям – именуемых иногда философами, – утвердить свою позицию и свое участие в научной деятельности, свое влияние в сфере науки. Это вполне объективная необходимость выявить в науке, в ее прошлом, настоящем (а иногда и в будущем) наиболее существенное и важное, позволяющее как можно более точно определить место науки в социальной эволюции, наиболее эффективно и безопасно использовать достижения научного знания во благо человечества.

В философском знании сформировался раздел, сферой непосредственных интересов которого стала наука, – «философия науки». Поэтому осмысление такого сложного явления, как наука, целесообразно начать с уточнения и упорядочения собственных знаний об «инструменте», с помощью которого смысл науки может стать более ясным, определенным и сама наука – более функциональной, эффективной в исследовании природы и общества, и с точки зрения конкретного исследователя.

Итак, прежде всего следует рассмотреть вопрос о предмете философии науки и ее наиболее распространенных современных концепциях.

1.1. Предмет и основные концепции современной философии науки

Выявление сущности и содержания философии науки, ее предмета и предназначения невозможно вне исследования связи философии и науки.

И. В. Гете об их взаимосвязи писал: «От физика нельзя требовать, чтобы он был философом; но… он должен быть знаком с работой философа, чтобы доводить феномены вплоть до философской области. От философа нельзя требовать, чтобы он был физиком, и, тем не менее, его воздействие на область физики и необходимо, и желательно. Для этого ему не нужны частности, нужно лишь понимание тех конечных пунктов, где эти частности сходятся» [1] .

Среди задач современной философии – определение и уточнение наиболее убедительных, близких к реальности вариантов генезиса науки – сложного, проявляющегося в самых различных формах феномена; ее сущности, сходств и различий с другими способами отражения и освоения человеком окружающей действительности; выявление ее внутренних закономерностей и перспектив развития.

В этом ряду – и анализ обобщений результатов активности частных наук в их общесоциальном проявлении и значении. В то время как конкретные науки формулируют свои законы по результатам конкретных исследований (осуществляя первый уровень обобщений научного знания), философия формирует второй уровень обобщений – выявление и формулирование наиболее общих закономерностей, выявление тенденций и обнаружение наиболее общих проблем и противоречий, которые предназначены решать конкретные науки.

Новые открытия частных наук могут приводить к утверждению как научно обоснованных философских обобщений, так и спекулятивных выводов, многие из которых только с определенным допущением можно называть философскими.

В результате неизбежного взаимодействия с частными науками философия не только испытывает влияние с их стороны, но и сама влияет на их развитие, причем как позитивно, так и негативно. Это влияние проявляется через мировоззрение ученых, методологию организации и проведения исследований, ценностные ориентации как отдельного исследователя, конкретного сообщества ученых, так и науки в целом.

Наука пронизана философией, любая ее отрасль, любое конкретное исследование имеют вполне определенные философские основания – совокупность философских идей, представлений, способов формализации и артикуляции достигнутого. Эти основания прямо следуют из фундаментальных онтологических, гносеологических и методологических принципов; ими обусловлено и научное познание, и само развитие наук, их содержание, формы.

Философский компонент науки выполняет, по меньшей мере, две значимые функции:

• оказывается необходимым средством адаптации научных знаний в «движении» от конкретной науки к обществу – от ограниченного круга специалистов к социальной среде, к широкому кругу «пользователей» (также «ценителей» и «опровергателей»);

Другие статьи:  Борода лицензия

• способствует определению и обоснованию общих контуров эвристической программы научного познания, ориентируют исследователей на новые открытия.

Философский компонент способствует «кристаллизации» различных по содержанию обобщений второго уровня. Наиболее предметно эти обобщения осуществляет философия науки – отрасль философии, сложившаяся вследствие возникновения специфического социального образования, науки.

Философия науки – совокупность концепций в составе философского знания, нацеленных на осмысление процесса научного познания, возникновения и становления науки, выявление ее сущности.

Философия науки ставит и решает проблемы, актуальные одновременно для всех частных наук (проблемы философского уровня) – онтологические, гносеологические, аксиологические, этические и др. Она выявляет, оценивает и формулирует (актуальные для науки в целом, для любой частной науки) аспекты познания и преобразования

природы, общества и человека, человеческого мышления – все, что отличает науку, например, от искусства или религии. В то же время философия науки выявляет и то особенное, что присуще каждой конкретной науке.

Предмет философии науки – то общее, что обеспечивает целостность научного знания, образует науку как социальное явление, а также то, что позволяет дифференцировать эту целостность, определять качественную определенность ее составных частей – научных отраслей, направлений, школ, подходов и т. д., раскрыть содержание и сущность каждой такой части.

Задачи философии науки – выявление общих закономерностей развития наук, причин и источников этого развития; исследование структуры научного знания, средств и методов научного познания, способов обоснования и развития научного знания; прогноз развития наук и их роли в жизни человека и общества.

В решении задач философия науки опирается как на различные философские концепции познания, так и на результаты, достижения естественных, гуманитарных и технических наук, на основе которых она осуществляет методологические обобщения.

Несмотря на очевидные различия философских платформ, объектная и предметная области, основные задачи различных концепций философии науки остаются неизменными.

Объект философии науки (как составной части философского знания) – наука – социально-исторический феномен, представляющий собой органичную совокупность частных наук, а также – вся сложная система отношений науки и общества.

Предмет философии науки – общие закономерности возникновения, становления и развития науки как цельного и одновременно сложного социального образования, причины и источники развития наук, их методов, средств и способов, а также содержание, структура научного познания и знания, критерии истинности научных знаний, место и роль науки в жизни человека и общества. Словом, предметом философии науки является то, что обусловливает сущность и внутреннее содержание науки (а также частных наук).

Философия науки – составная часть философского знания, изучающая общие закономерности возникновения и развития науки, основные принципы и средства ее функционирования, структуру и результаты научного познания, проблемы истинности получаемых знаний.

Философия науки также обобщает, оценивает и редуцирует (формулирует), с одной стороны, в интересах общества – результаты научной деятельности; с другой стороны, общественные ожидания и требования – по отношению к науке.

Сравнительно самостоятельной областью исследований философия науки становится в середине XIX века. Это связано с работами Д. С. Милля, Б. Больцано, Э. Маха, Ж. А. Пуанкаре, П. М. М. Дюэма. Наиболее важную роль в становлении и развитии философии науки сыграли взгляды позитивистов разных эпох, создававших наиболее полные и глубокие концепции, отражающие сущность науки, механизмы эволюции научной мысли.

Например, логический позитивизм рассматривал науку как систему утверждений, в основе которой лежат «протокольные» предложения, описывающие чувственные переживания и восприятия субъекта. Это следует из работ М. Шлика, Р. Карнапа, Г. Фейгеля, Л. Витгенштейна, Б. Рассела и некоторых других. Задачу философии науки они видели в логическом анализе языка науки с целью устранения из него так называемых псевдоутверждений, к которым они относили, прежде всего, спекуляции метафизического характера. Впрочем, сама эта позиция оказалась в противоречии с развитием науки и подверглась серьезной критике.

Одна из попыток преодолеть возникающие противоречия была предпринята английским ученым Дж. Берналом (1901–1971) – автором «кумулятивистской» концепции развития науки. Дж. Бернал предложил модель, раскрывающую ряд значимых аспектов науки: она – социальный институт; метод; система накапливаемых традиций, знаний; фактор производства; фактор формирования мировоззрения [2] . И во всех своих проявлениях науке свойственна кумулятивность, нехарактерная для искусства, религии, права, философии, считал автор.

Результаты научной деятельности постепенно накапливаются, закрепляются в повседневной социальной практике, в элементах второй природы, в технике, которой Дж. Бернал придавал особенно большое значении. Он считал технику общественно закрепленным способом что-либо производить, а науку – знанием о том, как производить [3] .

Концепция Дж. Бернала скорее обострила, чем сгладила противоречия неопозитивизма, способствовала подготовке условий возникновения нового этапа позитивизма – постпозитивизма.

С конца 50-х годов ХХ века философия науки концентрирует внимание на анализе развития науки. Появляются концепции, описывающие механизмы развития научного знания. Значительное влияние приобретают методологическая концепция К. Поппера, теория научных революций Т. Куна, историческая модель развития научного знания С. Тулмина, концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса, концепция «научно-теоретического анархизма» П. Фейерабенда и некоторые другие.

Все они – попытки объяснить и разрешить противоречия, возникающие в структуре и внутренней логике развития наук.

Методологическая концепция – К. Поппер поставил целью создание «теории научной рациональности» как системы стандартов и норм «роста научного знания» [4] (ключевое понятие в данной концепции).

Исследуя процесс научного познания, К. Поппер в работах «Логика и рост научного знания», «Объективное знание. Эволюционный подход» и других приходит к выводу о том, что понятия «знание», «мышление» имеют два различных смысла. С одной стороны, знание или мышление в субъективном смысле – это совокупность последовательных состояний ума, сознания или мотивированных намерений действовать определенным образом. С другой стороны, знание или мышление в объективном смысле – проблемы, теории, испытанные и признанные способы аргументации, то есть знание как таковое, вне определенного познающего субъекта. Ключевой элемент концепции К. Поппера – отвержение принципа верификации, выдвинутого неопозитивистами, в основе которого убеждение в возможности безусловно истинного знания. К. Поппер считает, что это иллюзия. Любая теория рано или поздно заменяется новой. Поэтому задача философии (гносеологии, философии науки) не в поиске «единственно верной теории», а в осмыслении роста научного знания, в разрешении проблемы роста знания, достигаемого в процессе рациональной дискуссии, которая, по сути, всегда является критикой существующего знания. Важнейшее условие этого К. Поппер видит в отделении научного знания от ненаучного, главный инструмент этой демаркации – принцип фальсификации.

К. Поппер полагает, что теория, неопровержимая в принципе, не имеет отношения к науке. Лишь те теории могут считаться научными, которые могут быть опровергнуты (фальсифицированы) в принципе. Если опровержение теории не найдено, то она считается истинной. Рост научного знания состоит в выдвижении гипотез и их опровержении, то есть именно в процессе фальсификации и решаются научные проблемы.

Если верификация могла лишь повысить меру вероятности субъективной уверенности в собственной правоте, то фальсификация, считал К. Поппер, снижает количество заблуждений и ошибок при поиске истины.

Данный подход не избежал формально-логических противоречий. Так, казалось бы легко опровергаться должны простые и поверхностные теории. В реальности все может получиться иначе. В соответствии с утверждением автора, чем сложнее теория, тем выше вероятность ее опровержения. Чем сложнее концепция, тем больше в ней «пунктов критики», выше вероятность неточности и ошибки. «Грубые» теории опровергать сложнее; их неспециализированный (а порой и скрытый спекулятивный) характер позволяет истолковывать чуть ли не любые факты в их пользу. Как, например, опровергнуть утверждение, что политический кризис в стране или обострение экономических противоречий вызваны, допустим, солнечной активностью или особым соотношением планет?!

Однако этим значение концепции К. Поппера не снижается.

Теория научных революций. Т. Кун («Структура научных революций», «Логика науки или психология исследования?») в своих размышлениях исходил из проблем эволюции научного знания. Его внимание привлек любопытный факт. Представители общественных наук довольно часто выявляют принципиальные противоречия в социальных теориях, тогда как представители естественных наук длительное время соблюдают и поддерживают неписаное соглашение: пока «храм науки», в котором находятся представители конкретных естественных наук, «не шатается», качество его «фундамента» не обсуждается.

Способность исследователей долго работать в неких «предзаданных» рамках, очерчиваемых фундаментальными научными открытиями, стал важным элементом логики развития науки в концепции Т. Куна.

Он ввел в философию и методологию науки принципиально новое понятие – «парадигма».

Другие статьи:  Приказ фсб о списании

Парадигма (в обычном выражении) – это какой-то образец. В нем фиксируется существование особого способа организации знания, подразумевающего определенный набор предписаний, которые задают характер видения мира, который определенно влияет на выбор направлений исследований. В парадигме содержатся также и общепринятые, уже проверенные опытом, образцы решения конкретных задач, разрешение проблем.

Парадигмальное знание не является собственно «чистой» теорией, так как не выполняет непосредственно объяснительной функции, хотя его ядро – выводы одной или нескольких фундаментальных теорий. Оно предоставляет некую систему отсчета, являясь предварительным условием и предпосылкой построения и обоснования различных теорий, но только в рамках заданной парадигмы.

Парадигма – метатеоретическое образование – определяет стиль научных исследований, их дух.

Парадигма (по Т. Куну) – «…признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают модель постановки проблем и их решений научному сообществу» [5] .

Эти основы содержали в разное время динамика Аристотеля, астрономия Птолемея, механика Ньютона и т. д.

Содержание парадигмы отражается, как правило, в учебниках, в фундаментальных трудах крупнейших ученых, а основные идеи проникают через образование и просвещение и в массовое сознание, лежит в основе «само собой разумеющихся», «нормальных» представлений о мире. Признанная научным сообществом парадигма на длительный период определяет круг проблем, привлекающих внимание ученых, и основные подходы к их осмыслению, является своеобразным официальным подтверждением подлинной научности их занятий.

По мнению Т. Куна, приращение научных знаний «внутри» существующей парадигмы – это «нормальная наука», а смена парадигмы представляет собой «научную революцию».

Смена парадигм, по Т. Куну, в развитии науки не детерминирована однозначно, не носит линейного характера. Возникновение «новой парадигмы» возможно на любом этапе «использования» имеющейся парадигмы; факт появления «новой парадигмы» принципиально непредсказуем. Проявление той или иной тенденции в развитии науки зависит от стечения самых разнообразных обстоятельств.

Из концепции Т. Куна следует, что наука развивается не произвольно, а законообразно, но при этом побеждает лишь одно из относительно равнозначных, равноценных для науки тенеденций. Смена парадигм происходит при мощном сопротивления сторонников прежней парадигмы, в условиях высокой активности нескольких «новаторских» подходов. Выбор принципов, которые составят будущую успешную парадигму, осуществляется учеными не столько на основании философских воззрений или под давлением эмпирических фактов, сколько в результате внезапного «озарения», «просветления», иррациональной веры в то, что мир устроен именно так, а не иначе.

Поэтому привычная для нас квантово-релятивистская картина мира в принципе могла бы быть и совсем другой, но не менее логичной и обоснованной.

Методология научно-исследовательских программ. Концепция И. Лакатоса [6] схожа с куновской, но принципиально отличается по объяснению причин развития науки.

И. Лакатос доказывает, что выбор научным сообществом одной из многих конкурирующих исследовательских программ может и должен осуществляться рационально, на основе ясных рациональных критериев, что подтверждалось историческими фактами развития науки.

Модель развития науки И. Лакатоса, которую он изложил в ряде работ, в том числе, «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции», отражает исторически непрерывное развитие науки, которое представляет конкуренцию научно-исследовательских программ, имеющих похожую структуру:

• «жесткое ядро», включающее неопровержимые для сторонников программы исходные положения;

• «негативная эвристика», или «защитный пояс» ядра программы – вспомогательные гипотезы и допущения, снимающие противоречия с аномальными фактами (так, И. Ньютон, испытывающий трудности с объяснениями стабильности Солнечной системы, был вынужден допустить, что сам Бог исправляет отклонения в движении планет);

• «позитивная эвристика», по выражению самого И. Лакатоса, – «правила, указывающие, какие пути надо избирать, как по ним идти» [7] . Другими словами, это ряд доводов, предположений, направленных на то, чтобы изменять и развивать «опровержимые варианты» исследовательской программы. Вследствие этого исследовательская программа предстает не как изолированная теория, а как целая серия модифицируемых теорий, в основе которых лежат единые исходные принципы (И. Ньютон совершенствовал свою модель планетарной системы, первоначально состоящую из двух элементов: точечного центра – Солнца – и единственной точечной планеты – Земля, в которой в результате исследований стали учитываться межпланетные силы и возмущения орбит).

Последовательная смена моделей обусловлена не аномальными наблюдаемыми фактами, а теоретическими и математическими затруднениями самой программы. Именно их разрешение и составляет суть «позитивной эвристики», по И. Лакатосу. Ученые, работающие в рамках конкретной исследовательской программы, справедливо рассчитывают, что конструктивное решение задач, определяемых «позитивной эвристикой», может привести к объяснению непонятных в данное время фактов. Это придает устойчивость развитию науки.

Правда, рано или поздно данная позитивная эвристика исчерпывает себя, а негативная не справляется с новыми «аномальными» фактами. «Вытеснение» одной программы другой представляет научную революцию. При этом эвристическая сила конкурирующих программ оценивается учеными вполне рационально.

И. Лакатос большое значение придает методологии. Он разделяет мнение Поппера о том, что ученые – его современники – еще не стали «достаточно критичными и революционными», он видит одну из причин этого в невнимании к методологическим вопросам или даже их полное игнорирование.

Действительно, даже ученые зачастую не могут противостоять своей человеческой природе, которая включает, кроме прочего, эмоциональную составляющую, склонность предвзятого отношения к внешнему миру и к самому себе и т. д. Строгая рациональность, твердая методологическая основа в их исследованиях порой заменяется спекуляциями, основанными на догадках. Но, с другой стороны, в этом не только слабость, но и сила человека: он не только находится в плену предрассудков, но и может шагнуть за границы познанного, очевидного, однозначного, обоснованного, непротиворечивого.

Таким образом, строгая научная рациональность оказывается связаной с иррациональными компонентами человеческого разума, находится под определенным влиянием социальных процессов и противоречий.

Эволюционно-эпитемологическая модель развития научного знания. С. Тулмин в основе своей модели положил идею исторического формирования и эволюции стандартов рациональности и «коллективного понимания» в науке.

В своей работе «Человеческое понимание» он трактует познание как проявление эволюции живой природы и предлагает механизм познания, основанный на эволюционизме.

Автор ввел ряд новых понятий: «рациональная инициатива», «концептуальный отбор», «матрица понимания», «интеллектуальная экология» и другие, которые раскрывают сущность эволюционных процессов в науке. По его мнению, модель исторического объяснения развития науки включает четыре основных тезиса:

• компромисс между «реалистической» и «номиналистической» установками в вопросе идентификации исторических образований;

• преемственность и изменения объясняются в терминах единого двустороннего процесса, в данном случае процесса концептуальных инноваций и отбора; непрерывное возникновение интеллектуальных нововведений уравновешивается непрерывным процессом критического отбора концептуальных вариантов;

• этот двусторонний процесс может производить заметные концептуальные изменения только при наличии дополнительных условий – «интеллектуальной среды»;

• экологические требования среды определяют локальные требования к эволюционному «успеху»; «успех» интеллектуальных инициатив связан с анализом «экологии» частной культурно-исторической ситуации.

В отличие от неопозитивистских представлений о науке как о строгой логической системе С. Тулмин рассматривает научное знание, скорее, как совокупность «исторических популяций» логически независимых понятий и теорий, каждая из которых имеет свою собственную, отличную от других историю, структуру и смысл; в отличие от строгого позитивистского следования логическим нормам он на первый план выдвигает научное мышление, основанное на понимании.

Понимание в науке, по его мнению, задается, с одной стороны, соответствием «матрицам» (стандартам) понимания, принятым в научном сообществе в данный исторический период, с другой – проблемными ситуациями и прецедентами, выступающими основой «улучшения понимания». Стандарты понимания изменяются в ходе «концептуального отбора» нововведений. Поэтому научная рациональность не определяется логическими нормами, а скорее должна рассматриваться по аналогии с прецедентным правом в юриспруденции. Установление рациональности тех или иных инициатив представляет, скорее, своего рода «судебную процедуру», а не формальнологический анализ.

Наука, полагает С. Тулмин, принципиально двойственна: это совокупность интеллектуальных дисциплин и профессиональный институт.

Научные идеи «взаимодействуют» как с внутринаучными (интеллектуальными), так и вненаучными (социальными, политическими) факторами. Внутренний и внешний аспекты науки – эти разные проекции одного и того же эволюционного процесса – соотносятся друг с другом по принципу дополнительности.

Концепция «эпистемологического анархизма». Анархизм в понимании автора данной концепции – П. Фейерабенда – мало привлекателен в политическом измерении, но незаменим для эпистемологии и философии науки.

П. Фейерабенд, скорее, не из тех ученых, кому не хватает «революционности» в научных воззрениях. Он отрицает не только кумулятивность научного знания, преемственность в его развитии, но и возможность объективной истины, ее признание для него – догматизм. Во главу угла науки он ставит мировоззренческий, научный, методологический плюрализм.