Договор о ненападении между германией и ссср назывался

Договор о ненападении между Германией и СССР

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом Править

Правительство СССР и

руководимые желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

Статья I Править

Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга как отдельно, так и совместно с другими державами.

Статья II Править

В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

Статья III Править

Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

Статья IV Править

Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

Статья V Править

В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

Статья VI Править

Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Статья VII Править

Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.

Договор ратифицирован: Верховным Советом СССР и рейхстагом Германии 31 августа 1939 г.

Обмен ратификационными грамотами произведен 24 сентября 1939 г. в Берлине.

Договор о ненападении между германией и ссср назывался

23 АВГУСТА 1939 г.

Правительство СССР и Правительство Германии, руководствуясь желанием укрепления дела мира между СССР и Германией и исходя из основных положений договора о нейтралитете, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему соглашению:

1. Обе Договаривающиеся Стороны обязуются воздерживаться от всякого насилия, от всякого агрессивного действия и всякого нападения в отношении друг друга, как отдельно, так и совместно с другими державами.

2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьей державы, другая Договаривающаяся Сторона не будет поддерживать ни в какой форме эту державу.

3. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультации, чтобы информировать друг друга о вопросах, затрагивающих их общие интересы.

4. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

5. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры и конфликты исключительно мирным путем в порядке дружеского обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

6. Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

7. Настоящий договор подлежит ратификации в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Подписание пакта о ненападении между СССР и Германией (пакт Молотова — Риббентропа) 23 августа 1939 г.

СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

По случаю подписания Пакта о Ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик нижеподписавшиеся представители обеих Сторон обсудили в строго конфиденциальных беседах вопрос о разграничении их сфер влияния в Восточной Европе. Эти беседы привели к соглашению в следующем:

1. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих прибалтийским государствам (Финляндии, Эстонии, Латвии, Литве), северная граница Литвы будет являться чертой, разделяющей сферы влияния Германии и СССР. В этой связи заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими Сторонами.

2. В случае территориальных и политических преобразований в областях, принадлежащих Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут разграничены приблизительно по линии рек Нарев, Висла и Сан.

Вопрос о том, желательно ли в интересах обеих Сторон сохранение независимости Польского государства и о границах такого государства, будет окончательно решен лишь ходом будущих политических событий.

В любом случае оба Правительства разрешат этот вопрос путем дружеского согласия.

3. Касательно Юго-Восточной Европы Советская сторона указала на свою заинтересованность в Бессарабии. Германская сторона ясно заявила о полной политической незаинтересованности в этих территориях.

4. Данный протокол рассматривается обеими Сторонами как строго секретный.

(см. также вариант протокола, взятый из другого издания)

ДОГОВОР О ДРУЖБЕ И ГРАНИЦЕ МЕЖДУ СССР И ГЕРМАНИЕЙ.

28 СЕНТЯБРЯ 1939 г.

Правительство СССР и Германское Правительство после распада бывшего Польского государства рассматривают исключительно как свою задачу восстановить мир и порядок на этой территории и обеспечить народам, живущим там, мирное существование, соответствующее их национальным особенностям. С этой целью они пришли к соглашению в следующем:

1. Правительство СССР и Германское Правительство устанавливают в качестве границы между обоюдными государственными интересами на территории бывшего Польского государства линию, которая нанесена на прилагаемую при сем карту и более подробно будет описана в дополнительном протоколе.

2. Обе Стороны признают установленную в статье 1 границу, обоюдных государственных интересов окончательной, и устраняют всякое вмешательство третьих держав в это решение.

3. Необходимое государственное переустройство на территории западнее указанной в статье линии производит Германское Правительство, на территории восточнее этой линии — Правительство СССР.

4. Правительство СССР и Германское Правительство рассматривают вышеприведенное переустройство как надежный фундамент для дальнейшего развития дружественных отношений между своими народами.

5. Этот договор подлежит ратификации. Обмен ратификационными грамотами должен произойти возможно скорее в Берлине. Договор вступает в силу с момента его подписания. Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках.

СЕКРЕТНЫЙ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОТОКОЛ

Нижеподписавшиеся полномочные представители заявляют о соглашении Правительства Германии и Правительства СССР в следующем:

Секретный дополнительный протокол, подписанный 23 августа 1939 года, должен быть исправлен в пункте 1, отражая тот факт, что территория Литовского государства отошла в сферу влияния СССР, в то время когда, с другой стороны, Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства отошли в сферу влияния Германии (см. карту, приложенную к Договору о Дружбе и Границе, подписанному сегодня). Как только Правительство СССР примет специальные меры на Литовской территории для защиты своих интересов, настоящая Германо-Литовская граница, с целью установления естественного и простого пограничного описания, должна быть исправлена таким образом, чтобы Литовская территория, расположенная к юго-западу от линии, обозначенной на приложенной карте, отошла к Германии.

Далее заявляется, что ныне действующее экономическое соглашение между Германией и Литвой не будет затронуто указанными выше мероприятиями Советского Союза.

Нижеподписавшиеся полномочные представители, по заключении Германо-Русского Договора о Дружбе и Границе, заявляют о своем согласии в следующем:

Обе Стороны не будут допускать на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны. Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью.

Цитируется по кн.: Пономарев М.В. Смирнова С.Ю. Новая и новейшая история стран Европы и Америки. т. 3. Москва, 2000 г. сс. 173-175

Свидетельство современника:

То, что происходило, казалось мне справедливым, и я этому сочувствовал. Сочувствовал, находясь еще на Халхин-Голе и попав неделей позже, обмундированный по-прежнему в военную форму, с Халхин-Гола в уже освобожденную Западную Белоруссию. Я ездил по ней накануне выборов в народное собрание, видел своими глазами народ, действительно освобожденный от ненавистного ему владычества, слышал разговоры, присутствовал в первый день на заседании народного собрания. Я был молод и неопытен, но все-таки в том, как и чему хлопают люди в зале, и почему они встают, и какие у них при этом лица, кажется мне, разбирался и тогда. Для меня не было вопроса: в Западной Белоруссии, где я оказался, белорусское население — а его было огромное большинство — было радо нашему приходу, хотело его. И, разумеется, из головы не выходила еще и мысль, не чуждая тогда многим: ну а если бы мы не сделали своего заявления, не договорились о демаркационной линии с немцами, не дошли бы до нее, если бы не было всего этого, очевидно, связанного так или иначе — о чем приходилось догадываться — с договором о ненападении, то кто бы вступал в эти города и села, кто бы занял всю эту Западную Белоруссию, кто бы подошел на шестьдесят километров к Минску, почти к самому Минску? Немцы. Нет, тогда никаких вопросов такого свойства для меня не было, в моих глазах Сталин был прав, что сделал это. А то, что практически ни Англия, ни Франция, объявив войну немцам, так и не пришли полякам на помощь, подтверждало для меня то, что писалось о бесплодности и неискренности с их стороны тех военных переговоров о договоре, который мог бы удержать Германию от войны.

Другие статьи:  Вернуть некачественный товар претензия

Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В.Сталине. 27 февраля 1979 года.

Константин Симонов. Глазами человека моего поколения. Размышления о И.В.Сталине. 27 февраля 1979 года (фрагмент о восприятии Пакта современниками).

Итоговый тест по ВОВ. 11кл.

1. Договор о ненападении между Германией и СССР был подписан:

1 . 15 ноября 1937

2. 27 августа 1940

3. 23 августа 1939

2. Секретный протокол, подписанный между Германией и СССР в 1939 году касался:

1. создания военного союза

2. разделения сфер влияния в Европе

3. совместного производства военной техники

3. Договор о ненападении между Германией и СССР называется:

1. пактом Чемберлена — Молотова

2. пактом Молотова — Риббентропа

3. антикоминтерновским пактом

4. План нападения Германии на СССР назывался:

5.Основные положения плана «Ост»:

1. превращение Восточной Европы в жизненное пространство Германии

2. уничтожение определенных народностей и национальностей

3. разделение СССР на экономические промышленные зоны

6. Советская разведка:

1. имела точные сведения о планах нападения Германии на СССР

2. имела ошибочные данные о планах нападения Германии

3. не имела данных о планах Германии

7. Германия напала на СССР:

1. 22 июля 1941 г.

2. 1 сентября 1941 г.

3. 22 июня 1941 г.

8. Главой Ставки Верховного главнокомандования был утвержден:

9. Укажите вариант ответа в котором события расположены в верной хронологической последовательности:

а) контрнаступление советских войск под Ельней б) Смоленское сражение в) оборона Брестской крепости

г) оборона Москвы д) начало блокады Ленинграда е) контрнаступление советских войск под Москвой.

10. Найдите лишнюю среди причин неудач советских войск на начальном этапе войны:

1. предвоенные репрессии командного состава ослабили армию

2. немецкая армия имела превосходство в живой силе и технике

3. часть советских войск сражалась с Японией на втором фронте

11. Смоленское сражение состоялось в:

1. 30 сентября — 4 декабря 1941 г.

2. 10 июля — 10 сентября 1941 г.

3. 22 июня — 20 июля 1941 г.

12. Как назывался документ подписанный 1 января 1942 года представителями 26 государств участвовавших в борьбе против блока фашистских агрессоров?

1.»Декларация объединенных наций»

2.»Договор о военном сотрудничестве и взаимопомощи»

3.»Манифест и конвенция антифашистской коалиции»

13. К неудачам советских войск 1942 года не относится:

1. окружение второй ударной армии Власова на Волховском фронте

3. окружение нескольких советских армий под Вязьмой

14. В сталинском приказе №227 говорилось:

1. об обороне крупных городов

2. о запрете самовольного отступления

3. о наступлении советских войск на основных направлениях

15 Основным стратегическим направлением немецкого наступления летом 1942 года являлось:

1. северное направление на Ленинград

2. центральное направление на Москву

3. южное направление на Сталинград

16. В итоге Сталинградской битвы:

1. была окружена и взята в плен группировка немецких войск во главе с фельдмаршалом Паулюсом

2. советские войска отступили за Волгу

3. немецкая армия с большими потерями отступили из-под Сталинграда

17. Летом 1943 года состоялась:

1. битва за Крым

2. операция «Багратион»

3. Курская битва

18. Крупнейшим танковым сражением ВОВ является:

19. Основной итог Курской битвы состоит:

1. в открытии второго фронта в Европе

2. в окончательном переходе стратегической инициативы к советскому командованию

3. в окружении и разгроме немецкой группы армии «Центр»

20. Второй фронт был открыт:

2. в декабре 1944

3. в ноябре 1944

21. Операцией «Багратион» руководили

1. Г.К.Жуков, А.М.Василевский, К.К.Рокоссовский, А.И.Еременко

2. И.Х.Баграмян, И.Д.Черняховский, К.К.Рокосовский

3. К.А.Мерецков, Л.А.Говоров

22. Коллаборационизм это:

1. сотрудничество местного населения с оккупационными властями

2. вооруженное сопротивление местного населения оккупантам

3. массовый уход местного населения с захваченных территорий

23. начальником центрального штаба партизанского движения во время ВОВ был:

24. Поставки по ленд-лизу это:

1. поставки вооружения и продовольствия в СССР из США

2. обмен военными специалистами СССР и США

3. поставки секретной информации американских разведчиков в СССР

25. К 1945 году не была выведена из войны страна — участница гитлеровской коалиции:

26. Битва за Берлин проходила:

1. 2 апреля — 9 мая 1945

2. 16 апреля — второе мая 1945

3. 3 — 25 апреля 1945

27. Окончанием войны в Европе считается:

1. Берлинская операция

2. Пражская операция

3. Будапештская операция

28. Капитуляция Германии была подписана:

29. Людские потери СССР во второй мировой войне составили:

1. 20 млн. человек

2. 27 млн. человек

3. 40 млн. человек

30. Самым значительным судебным процессом над нацистскими преступниками явился:

1. Потсдамский процесс

2. Нюрнбергский процесс

3. Берлинский процесс

31. Советский военачальник, подписавший акт о капитуляции Германии от имени СССР:

32. Один из принципов безоговорочной капитуляции Германии:

1. раздел Германии на оккупационные зоны

2. ликвидация нацистской партии

3. восстановление Германской империи

Номер материала: ДБ-026983

ВНИМАНИЮ ВСЕХ УЧИТЕЛЕЙ: согласно Федеральному закону N273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогическая деятельность требует от педагога наличия системы специальных знаний в области обучения и воспитания детей с ОВЗ. Поэтому для всех педагогов является актуальным повышение квалификации по этому направлению!

Дистанционный курс «Обучающиеся с ОВЗ: Особенности организации учебной деятельности в соответствии с ФГОС» от проекта «Инфоурок» даёт Вам возможность привести свои знания в соответствие с требованиями закона и получить удостоверение о повышении квалификации установленного образца (72 часа).

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Пакт Молотова-Риббентропа: позор СССР или гениальный ход?

Договор о ненападении или пакт Молотова-Риббентропа был заключен между Советским Союзом и Германией 23 августа 1939 года. К тому моменту Германия уже почти шесть лет находилась под властью фашистского правительства. В соответствии с пунктами заключенного договора, Советский Союз и Германия не только обязались не нападать друг на друга и не участвовать в объединениях друг против друга, но и разделить территории восточной Европы, определившись со сферами своих интересов. 22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война: Германия нарушила пакт, и его действие прекратилось. Историки и политики до сих пор спорят о значении этого договора в истории нашей страны. Чем был этот ход для советских властей? Diletant.media спросил у экспертов

Зачем СССР пошел на заключение пакта Молотова-Риббентропа?

Я довольно много по этому поводу читал. Насколько я понимаю, Советский Союз пытался сколотить антигитлеровский блок и неоднократно обращался с этим вопросом к Великобритании и Франции. Тогдашняя западная политика заключалась в надежде, что Гитлер все-таки пойдет на восток, то есть ударит по Советскому Союзу, и поэтому никакого желания заключать соглашение с Союзом у этих стран не было. Последние переговоры проходили в Москве, и обе эти делегации прислали в столицу людей, которые не могли принимать никаких решений. Советскому руководству стало понятно, что надеяться на коалицию не приходится. Поэтому, наверное, и решили подписать соглашение с самим дьяволом, но зато хоть как-то отсрочить неизбежность войны. Под этим взглядом был подписан глубоко аморальный, но с точки зрения реал-политики возможно и правильный договор.

Другие статьи:  Телесериал развод на телеканале мир

Давайте просто попробуем рассмотреть эту ситуацию с точки зрения расстановки сил и с точки зрения стратегической и тактической выгоды. Вы знаете, что есть официальный взгляд на этот договор, что договориться юридически об обязательных условиях вступления Франции и Англии в войну на стороне Советского Союза в случае нападения не удалось, поскольку, хотя велись переговоры, они велись на недостаточно высоком уровне. Возникла ситуация опасности, и был достаточно неприятный опыт: опыт Мюнхенского сговора 1938 года, когда несмотря на то что Франция и Великобритания гарантировали целостность Чехословакии, тем не менее они заняли прямо противоположную позицию, вынудив страну пожертвовать суверенитетом, отдать Судетскую область, населенную немцами, практически обезоружили Чехословакию. Во-вторых, та позиция, которую они занимали применительно к Аншлюсу Австрии, когда таких мер противодействия не было предпринято. В этих условиях был создан негативный фон, который заключался в том, что возникала опасность, что эти страны уйдут от выполнения каких-либо обязательств и по отношению к Советскому Союзу. Был принят достаточно прагматичный ход с точки зрения того, чтобы отказаться от конфронтации с фашистской Германией. Собственно поэтому и был подписан пакт «Молотова-Риббентропа». А дальше этот пакт засекретили по той причине, что фактически это был не просто пакт о ненападении, а сговор по разделу сфер влияния. Именно поэтому он и стал секретным, то есть в нем были пункты, которые предавать огласке не хотели и не решались.

Можно ли, опираясь на секретную часть пакта, поставить СССР и Германию «на одну планку», учитывая, что обе страны имели свои сферы интереса и фактически делили их поровну?

Это безусловно сговор между нацистской Германией и Советским Союзом. Понятное дело, что Гитлер прекрасно понимал, что ничего из этого договора не будет, потому что они нападут в конце концов на советский союз, и конечно все эти обещанные территории станут немецкими. Это была приманка, и Советский Союз на эту приманку пошел. Какие были соображения у Иосифа Виссарионовича сказать трудно, вообще мозг у него был скажем так своеобразный, но тот факт, что этот договор был подписан, безусловно, позволяет нам сказать, что эти две системы были очень схожими.

С точки зрения удовлетворения своих интересов за счет других, не считаясь при этом с интересами других стран — безусловно, это сближает Советский Союз и Германию, однако не ставит на «одну планку». Сближает — в плане отношения к тем странам, которые находились рядом. В принципе у этих двух стран было достаточно много общих черт, потому как национал-социализм тоже выдвигал целый ряд популистских лозунгов и в общем-то с точки зрения доктрины эти страны были близки. Это и сделало возможным подписание такого рода договора между Германией и СССР. Что принципиально отличало, наверное, советский союз от его визави — это то, что советский союз все время ощущал на себе политическую изоляцию. Он все время находился под прессингом, поэтому рассчитывать на честную игру по тем правилам, которые ему навязывали, было нельзя. В то время к нашей стране не относились как к равноправному субъекту, заинтересованному в поддержании мира. Это психологическое отношение тоже наверное сыграло весьма существенную роль.

Была ли какая-то альтернатива пакту Молотова-Риббентропа на тот момент?

Так никто же не предлагал! Ведь когда началась война, сенатор от штата Миссури, Гарри Трумен, будущий президент Америки, сказал следующее, я сейчас процитирую: «Если мы увидим, что выигрывают немцы, надо помогать русским. Если мы увидим, что выигрывают русские, надо помогать немцам. Пусть они поубивают друг друга как можно больше».

Нет. существовала еще опасность со стороны Японии, где не была урегулирована ситуация с японскими претензиями, она еще тлела, поэтому возникала опасность войны на два фронта. Ситуация становилась совершенно гипотетической, но было понятно, что германская машина войны уже мобилизована, и она будет направлена в первую очередь против тех, с кем не удастся договориться. Если не удается договориться с советским союзом — то против него. Не исключен расклад, что мог бы быть германо-польский поход, так что особого выбора стратегических вариантов не было.

Можно ли сказать, что в 1939 году, заключая пакт Молотова-Риббентропа, СССР и Германия были союзниками?

Германия не была вынужденным союзником. Она-то могла ничего и не подписывать, ей было просто выгодно иметь этот договор в кармане. А Советский Союз в определенной степени был вынужден.

Они, и та и другая сторона, выступали скорее в качестве хищников и в принципе пытались воспользоваться той ситуацией, что урегулирование, которое возникло в Европе после первой мировой войны трещало по всем швам, что Франция и Великобритания проявили свое удивительное безразличие по отношению к соседним странам, чью безопасность они гарантировали. На этом фоне был принят с этической точки зрения очень некрасивый маневр.

Какой исход ожидал бы СССР, если бы пакт не был заключен?

Если бы Советский Союз отказал (это конечно все в области сослагательного наклонения, чего история не любит) скорее всего, война началась бы гораздо раньше, и очевидно последствия для нашей страны последствия могли быть еще хуже.

Договор между СССР и Германией в 1939 году и современность

Михаил Демурин, для МИА «Россия сегодня»

23 августа 1939 года — сложная дата в истории Европы. В этот день наша страна, тогда СССР, и гитлеровская Германия заключили Договор о ненападении, за которым через месяц последовал Договор о дружбе и границе. Оба документа сопровождались секретными протоколами, определявшими границы сфер интересов обоих государств.

В соответствии с этими протоколами в сферу влияния СССР были отнесены Финляндия, Эстония, Латвия и Литва, а также захваченные Польшей в ходе польско-советской войны 1920-1921 годов Западная Белоруссия и Западная Украина и Бессарабия, оккупированная Румынией в декабре 1917 года.

Исторический контекст

Советский Союз последовательно поддерживал Чехословакию в противостоянии германскому, польскому и англо-французскому диктату. Москва была готова к оказанию и коллективной, и односторонней военной помощи Праге, требовала постановки вопроса о немецкой агрессии в отношении Чехословакии в Лиге наций. Польша была предупреждена, что любая её попытка оккупировать часть Чехословакии приведёт к прекращению действия двустороннего договора о ненападении между Москвой и Варшавой (бессмысленно поэтому обвинять нашу страну в том, что, введя 17 сентября свои войска в Западную Белоруссию и Западную Украину, она якобы нарушила условия этого договора).

Англичане и французы, воспрепятствовав советским инициативам, отдали Чехословакию на растерзание германскому тигру и восточно-европейским шакалам. Причём сделали они это тогда, когда сопротивление ещё было не только реально, но и привело бы к серьёзному политическому кризису в Германии, а возможно — и к свержению Гитлера.

Напомню в этой связи, что во время советско-финской войны Лондон и Париж активно использовали Лигу наций против СССР, поставляли Хельсинки вооружения, и были близки к тому, чтобы начать собственные боевые действия против СССР.

Летом же 1939 года они намеренно спускали на тормозах переговоры о политическом и военном сотрудничестве в противодействии политике Берлина. Годом раньше Великобритания и Франция заключили с Германией договоры о ненападении и теперь целенаправленно подталкивали Гитлера к удовлетворению его требований «жизненного пространства» не на Западе, а за счёт СССР.

В марте 1939 года свою вынужденную готовность к военно-политическому сотрудничеству с Берлином оформила в виде договора о ненападении Литва, а в начале июня 1939 — без всякого намёка на нажим — Латвия и Эстония. Эти договоры рассматривались Берлином как инструменты, затрудняющие вмешательство СССР в предстоящее вторжение Германии в Польшу. Сама же Польша своим отказом пропускать Красную Армию через свою территорию блокировала возможность эффективных совместных действий СССР, Англии и Франции по пресечению агрессии Германии против восточноевропейских государств. В эти месяцы Третий рейх значительно усилил не только свою военную промышленность за счёт чешской, но и в целом свой экономический потенциал, получив на договорной основе неограниченный доступ к нефтяным запасам Румынии.

Цель руководства СССР

Руководители СССР сделали тогда тот выбор, который они сделали. Это был правильный выбор, хотя и внёсший на начальном этапе сумятицу в симпатизировавшие СССР левые круги по всему миру. Свой выбор сделал и Гитлер. Он понадеялся, что его политический «разворот» в сторону СССР поможет ему быстрее достигнуть взаимопонимания с Англией и США, испугает их, заставит скорее согласиться с его устремлениями по перекройке политэкономической карты планеты. Гитлер просчитался.

Интересна оценка, которую политике Москвы дал Уинстон Черчилль, в отличие от Невилла Чемберлена и большинства британских политиков хорошо понимавший неизбежность и потенциал союзных действий с СССР против Гитлера. В своём радиовыступлении 1 октября 1939 года он заявил: «Россия проводит холодную политику собственных интересов. Мы бы предпочли, чтобы русские армии стояли на своих нынешних позициях как друзья и союзники Польши, а не как захватчики. Но для защиты России от нацистской угрозы явно необходимо было, чтобы русские армии стояли на этой линии. Во всяком случае, эта линия существует и, следовательно, создан Восточный фронт, на который нацистская Германия не посмеет напасть».

Другие статьи:  Налог на землю с физических лиц россия

И действительно, оккупировавшие территорию Польши германские дивизии не только не были по окончании военных действий переброшены на западный фронт, что, несомненно, произошло бы, стань Германия и СССР реальными союзниками, но число их постоянно наращивалось. Несмотря на снятую с них Советским Союзом значительную часть военного бремени, Англия и Франция, однако, так и не начали активных и успешных действий против Гитлера в континентальной Европе ни непосредственно в первой половине сентября 1939 года, ни позже — вплоть до высадки англичан в Италии в 1943 году. Позор Дюнкерка не в счёт.

Результаты дипломатического манёвра Москвы

Итак, Сталин своим августовским 1939 года внешнеполитическим ходом не позволил англичанам и американцам направить мировую историю по собственному руслу. Он сумел превратить их из силы, стоявшей за Гитлером и без пяти минут не просто политических, коими они всегда оставались, но и военных противников СССР в противников Германии и наших союзников. Союзников очень сложных, условных, таких, которых ещё пришлось удерживать от соблазна сепаратных сделок на этот раз с окружением Гитлера в 1944 — 1945 годах, но в сотрудничестве с которыми всё же удалось победить нацистов и обеспечить безопасность как западных, так и восточных рубежей нашей страны, создать на многие десятилетия действенную систему международной безопасности в виде ООН.

Что касается чисто военных последствий переноса границы СССР на запад, но это тема для отдельного экспертного разговора. Были в этом и свои плюсы, и свои минусы, но плюсы явно перевешивали. Уже осенью 1939 года в соответствии с двусторонними договорами о взаимопомощи на территории Латвии, Литвы и Эстонии были размещены советские военные базы. Эти войска, усиленные в 1940 году, сыграли свою роль на начальном этапе Великой Отечественной войны, особенно в Эстонии. Не вызывает сомнений, что из-под Таллина или со старой финляндско-советской границы достичь окраин Ленинграда гитлеровские войска смогли бы гораздо быстрее и проще, чем из Восточной Пруссии. Последствия такого броска для обороны северной столицы могли быть катастрофическими, что, в свою очередь, могло в корне изменить развитие событий на московском направлении.

Всего этого: своего бессилия перед лицом внешнеполитического манёвра СССР, необходимости преждевременно вступить в войну с Германией, лидерства СССР в антигитлеровской коалиции, нашей полной военной и дипломатической победы, наконец, и не может простить нам нынешний совокупный Запад — и побеждённые во Второй мировой войне, и победители.

«Пакт Молотова — Риббентропа» в борьбе против России

Соответственно, дата 23 августа 1939 года намеренно «раскручивается» противниками России как повод для предъявления нашей стране различного рода «исторических», политических и даже материальных претензий, дискредитации её внешней и внутренней политики как в годы существования СССР, так и сегодня. Именно в этом контексте следует рассматривать серию резолюций, принятых в 2006 — 2009 годах ПАСЕ, Европейским парламентом и ПА ОБСЕ, в которых политическое устройство СССР 1930 — 1940-х годов приравнивается к режиму нацистской Германии, ответственность за начало Второй мировой войны возлагается на обе страны, а 23 августа был объявлен «Днём памяти жертв сталинизма и нацизма».

Началась эта раскрутка практически сразу после окончания Второй мировой войны, когда англосаксам надо было обосновать свои новые агрессивные планы в отношении СССР и отвлечь внимание от сотрудничества с гитлеровцами в прошлом и настоящем, но особую силу приобрело в контексте линии на отрыв Прибалтики и Молдавии от СССР в последние годы существования Союза. Позже прибалтийские евроатлантисты преуспели в разыгрывании карты «пакта» с целью ускорить свой приём в НАТО и ЕС с последующим использованием членства в этих организациях для осуществления своих реваншистских установок в отношении России.

На рубеже 2000-х Вильнюс, Рига и Таллин, а также Кишинёв приступили к экспорту методик применения «исторического оружия» в другие страны на пространстве бывшего СССР, в первую очередь на Украину. Искаженные исторические версии служат во всех этих государствах не только внешним, но и внутриполитическим задачам: формированию национальной идентичности в жестко заданной антироссийской и русофобской парадигме.

Предвзятость претензий к договорённостям Москвы и Берлина

Требования о «ликвидации последствий пакта Молотова-Риббентропа» не останавливает даже то очевидное понимание, что реальная ликвидация этих самых «последствий», то есть перехода Латвии, Литвы, Эстонии и Молдавии в 1939 году в сферу влияния СССР, неизбежно негативно сказалась бы на современных обстоятельствах их существования.

Так, она, например, должна была бы включать возвращение Литвой России как правопреемнице Союза ССР Вильнюса, Вильнюсского края и Клайпеды. С Молдовой, включившей это требование в свою декларацию о независимости, ситуация сложилась ещё более абсурдная.

Кишинёв настаивает на своём суверенитете в границах бывшей Молдавской ССР. Прекрасно. Но как же тогда быть с тем фактом, что создание этой союзной республики в августе 1940 года в составе территорий Бессарабии и Приднестровья, остававшегося до 1939 года свободным от румынской оккупации, и составляет одно из тех самых «политико-правовых последствий советско-германских договорённостей 1939 года»? Другими словами, хотите «ликвидации последствий», оставайтесь в границах Бессарабии, захват которой Румынией, кстати говоря, СССР никогда не признавал.

Понятно, что, как и в любой психологической войне, основой смысловых конструкций в пику советско-германским договорённостям 1939 года служит принцип «двойных стандартов». Так, «защитники суверенитета народов» «защищают» его в границах, определённых точно таким же способом: секретными договорённостями держав победителей, оформленными Версальским мирным договором 1919 года и серией последовавших за ним мирных договоров стран Антанты со странами, воевавшими на стороне Германии.

Карта Европы после Второй мировой войны тоже определялась, как известно, далеко не публично. О том, как при этом учитывалось мнение самих народов, говорит хотя бы гражданская война 1944 — 1949 годов в Греции. Она отошла в британскую зону влияния, и англичане сами и руками своих ставленников жестоко изничтожали в ней преобладавшие там левые силы. Точно таким же негласным образом решался вопрос о перераспределении сфер влияния в Европе в 1989 — 1991 годах, о перекройке карты СРЮ, о продвижении самого НАТО на восток, в ряде других сюжетов современной истории. Вывод понятен: дело не в качестве или в форме договорённостей, а в том, участвовали в них англосаксы или нет. В договорённостях от 23 августа 1939 года они, напомню, не участвовали.

Урок истории для них и для нас

Не удалось в 1930-1940-е годы Западу извлечь выгоду из пестования антисоветских режимов на окраинах СССР — он пробует создать «санитарный кордон» ещё раз, давая этому соответствующее «историческое» обоснование. Не удалось благополучно для себя взрастить «суперврага» СССР, нацизм, — Запад формирует новую версию нацизма прибалтийского и украинского разлива, стимулирует этнический и религиозный радикализм и терроризм на границах России и внутри неё.

Есть в самой дате 23 августа 1939 года, её честном историческом анализе и сопровождающих её политических спекуляциях (в них, к сожалению, присутствует и вклад отдельных российских политиков и историков) важный урок для нашего современного государства и российского общества в целом. В позднее перестроечное время преобладающая часть руководства СССР потеряла психологический и идеологический иммунитет, в первую очередь во взгляде на отечественную историю, и в результате наша страна проиграла не только в информационной, но и политической борьбе. Такого иммунитета нам всё ещё очень не хватает. Его надо восстановить и бдительно сохранять.

Как защитить правду истории

Надо, однако, хорошо понимать: в Латвии, Литве, Эстонии, Украине, Грузии, Молдавии, а также у их западных патронов попрание русской истории и национальных чувств русского и других населяющих нашу страну народов возведено в ранг государственной политики. Поэтому исключить острые исторические темы из политического диалога, «оставив историю историкам», как к тому призывают некоторые наши политики, не удастся. Не удастся решить проблему политизации истории и путем «взаимного согласования» различных образов прошлого. С кем «согласовывать»? С мастерами психологической войны? С «диверсантами от истории»? Да и как можно найти, например, компромисс между тезисом о «советской оккупации» и реальной картиной ввода советских войск в Литву, Латвию, Эстонию и Бессарабию в 1940 году?

Прямая обязанность и государства, и общества — защищать свою историю и национальные чувства своих граждан. В этом контексте важно продолжать исправление тех искажений в политико-юридических квалификациях событий и документов XX века, которые с конъюнктурными целями, в рамках общей линии на развал СССР и ослабление России, были допущены в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

Это касается и известного Постановления Съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 года по поводу советско-германских предвоенных договоров и сопровождавших их секретных протоколов, в котором вся эта история выписана далеко не подобающим образом.