Адвокат свидетелю по уголовному делу

Помощь при допросе свидетеля — профессиональный адвокат по уголовным делам в Москве

Статья 48 Конституции Российской Федерации закрепила право свидетеля, как и любого другого гражданина, на получение квалифицированной юридической помощи.

Свидетель вправе явиться на допрос с адвокатом по уголовным делам, приглашенным им для оказания юридической помощи.

Как показывает уголовная практика, даже свидетелю лучше явиться на допрос с адвокатом. Это оградит от давления со стороны следствия, позволит спокойно обдумать ситуацию и решить вопрос о том, какие показания необходимо давать в уголовном процессе. Любые непродуманные показания, могут быть использованы против свидетеля. Бывает, что свидетель становится сначала подозреваемым, а в последующем и обвиняемым.

Адвокат при допросе свидетеля в уголовном процессе

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе по уголовному делу и в рамках оказания юридической помощи свидетелю вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия. Следователь может отвести вопросы адвоката, но обязан занести отведенные вопросы в протокол. По окончании допроса, адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля в уголовном процессе. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса.

Адвокат свидетелю по уголовному делу

Свидетель вправе являться на допрос с адвокатом в соответствии с частью пятой статьи 189 УПК РФ.

Предусматиривающей, что если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными частью второй статьи 53 УПК РФ.

А именно: защитник (адвокат), участвующий в производстве следственного действия, в рамках оказания юридической помощи своему доверителю (в данном случае свидетелю) вправе давать ему в присутствии следователя краткие консультации, задавать с разрешения следователя вопросы допрашиваемым лицам, делать письменные замечания по поводу правильности и полноты записей в протоколе данного следственного действия.

Следователь может отвести вопросы адвоката, но обязан занести отведенные вопросы в протокол.

По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса.

Если свидетель явился на очную ставку с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат участвует в очной ставке и пользуется правами, предусмотренными частью второй статьи 53 УПК РФ, перечисленными выше.

Не стоит ходить на допрос без адвоката, если не уверены в стабильности своего свидетельского статуса. Распространенный приём следственной работы: допросить сначала в качестве свидетеля, а затем привлечь в качестве подозреваемого, обвиняемого. Практика допроса потенциального кандидата в обвиняемые сначала в качестве свидетеля обусловлена тем, что у свидетеля есть обязанность давать показания, при этом свидетель предупреждается об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, а это само по себе является фактором психологического давления. Подозреваемый, а уж тем более обвиняемый имеют право отказаться от дачи показаний.

Итак, при вызове на допрос в качестве свидетеля, кем Вы являетесь на самом деле, может помочь Вам разобраться только опытный адвокат. Возражая на это можно привести довод о том, что человеку с чистой совестью нечего опасаться, однако, если всё было бы так просто в нашей жизни, то зачем вообще нужны были бы адвокаты?

К сожалению, практика современного нам уголовного процесса такова, что оъективность и законность действий лиц, наделенных властными процессуальными полномочиями, нуждаются в стороннем независимом контроле, осуществить который может только независимый профессиональный защитник — адвокат.

Построение адвокатом тактики защиты на предварительном расследовании по уголовному делу;

Помощь адвоката в апелляции, кассации, надзоре при производстве по уголовному делу, апелляционная, кассационная и надзорная жалобы;

Определение адвокатом фактических обстоятельств уголовного дела, разработка правовой позиции;

Участие адвоката в ходе следственных действий по уголовному делу, проводимых с участием доверителя;

Обжалование адвокатом избранной меры пресечения, заявление ходатайств, подача жалоб;

Ознакомление адвоката с материалами уголовного дела, участие в судебных разбирательствах;

Защита адвокатом интересов потерпевших в уголовном деле;

Адвокат свидетеля

С недавнего времени конституционное право граждан на квалифицированную юридическую помощь получил свидетель по уголовному делу. Появилась реальная возможность пользоваться помощью адвоката в ходе допроса. Понятно, что далеко не всегда возникает необходимость в этом. Однако, когда устанавливаемые следователем обстоятельства затрагивают близкое окружение и могут нанести непоправимый вред сложившимся отношениям, адвокат свидетеля в уголовном процессе окажет неоценимую помощь.

Роль адвоката при допросе свидетеля

Защита свидетелей в уголовном процессе является главной задачей адвоката. Вызванный на допрос гражданин лишь смутно догадывается о круге вопросов, которые ему будут заданы. В такой ситуации сложно занять правильную позицию, особенно в обстановке психологического давления. К тому же следователь специально готовится к допросу:

  • на основании полученной от оперативных работников информации очерчивает круг сведений, которые даст допрос свидетеля по уголовному делу;
  • устанавливает психологические аспекты предстоящего допроса лица, инициирующие его на откровенность. Вполне возможно, что они будут основаны на компрометирующих свидетеля сведениях;
  • обеспечивает оперативную проверку информации, полученной непосредственно в ходе проведения следственного действия.

Статус свидетеля по уголовному делу даёт право являться на допрос с адвокатом и принимать от него краткую правовую консультацию. Это гарантирует соблюдение законности каждым участником следственного действия. Здесь не идёт речь о даче ложных показаний. Вся полученная информация перепроверяется. Недооценивать подготовку правоохранительных органов в этом не следует. Предусмотрена уголовная ответственность свидетеля, и глупо довести дело до абсурда получением нового процессуального статуса: обвиняемого, запутавшись в собственных показаниях из-за желания угодить начальнику, боязни расправы, дружеского расположения и подобных сомнительных мотивов. Адвокат свидетеля по уголовному делу, в силу профессионализма, абсолютно не подвержен эмоциям, прекрасно осведомлён о правах всех участников уголовного дела и поможет сформулировать показания свидетеля в уголовном процессе с учётом защиты собственных интересов в установленных законом рамках.

Полномочия адвоката

Свои полномочия для участия в допросе адвокат свидетеля предъявляет следователю непосредственно перед процессуальным действием. Основанием является ордер. Документ имеет утверждённую форму. Сотрудник проверяет правильность заполнения бланка, идентифицирует личность и выясняет участие адвоката в защите интересов других участников данного дела. Последнее обстоятельство может стать препятствием для осуществления защиты свидетеля.

После завершения формальностей, в ходе допроса, адвокат имеет право:

  • присутствовать на всём протяжении процессуального действия;
  • давать свидетелю в присутствии следователя краткую юридическую консультацию;
  • с разрешения сотрудника задавать вопросы. При этом следователь имеет право отвести вопрос, но обязательно сделать об этом отметку в протоколе допроса;
  • письменно заносить в протокол следственного действия замечания по поводу полноты и правильности записи ответов свидетеля;
  • занести в протокол допроса заявление о процессуальных нарушениях, допущенных сотрудником правоохранительных органов.

Несовершеннолетний свидетель в уголовном процессе наиболее остро нуждается в профессиональной юридической помощи при допросе. Законодатель существенно расширил его право на защиту:

  • обязательно участие педагога и законных представителей при допросе подростков до14 лет. Для несовершеннолетних от 14 до 18 лет требование носит факультативный характер и применяется по усмотрению следователя;
  • присутствие педагога на допросе несовершеннолетнего с психическими и физическими недостатками необходимо во всех случаях.

Законодатель сознательно ограничил роль родителей при допросе детей, чтобы убрать эмоциональную составляющую семейных отношений. Присутствие близких людей может только усугубить ситуацию. Ребёнок замыкается, перестаёт отвечать на поставленные вопросы. При определённых обстоятельствах это может навести подозрения на соучастие в преступлении. Но помимо психологической помощи, в этом случае, как никогда требуется и юридическая. Нанятый законными представителями адвокат защитит права свидетеля по уголовному делу, не достигшего совершеннолетия. Процессуальный статус подростка позволяет воспользоваться такой помощью. Законный представитель свидетеля в уголовном процессе со стороны несовершеннолетнего, по общему правилу: это родители и лица их заменяющие, не нуждается в получении специальных полномочий. Достаточно подтвердить такое положение по отношению к ребёнку удостоверяющими документами.

Свидетель в уголовном деле

Свидетель, как участник уголовного процесса, получает правовой статус с момента вызова на допрос повесткой. Документ должен содержать следующие позиции:

  • кто, к кому, когда и куда вызывается для дачи показаний;
  • указывается статус лица — свидетель в уголовном процессе;
  • разъясняются последствия, которые может повлечь неявка свидетеля по уголовному делу.

В случае неявки свидетеля по вызову следователя, возможно применение мер принудительной доставки на допрос. Использовать указанную меру понуждения возможно только в случае очевидного уклонения лица от явки к следователю. УПК не предусмотрен розыск свидетеля по уголовному делу. Данное мероприятие проводится в рамках сопровождения уголовного дела оперативными сотрудниками. Не будут аргументом в качестве оправдания неявки родственные отношения с подозреваемым либо обвиняемым. В этом случае свидетель может не давать изобличающих показаний, но явиться по вызову обязан. Отвод свидетеля в уголовном процессе не предусмотрен. Оценка объективности показаний ведётся с учётом других обстоятельств дела.

Нужен адвокат свидетеля по уголовному делу?

Свидетель, согласно положениям статьи 56 УПК РФ – полноправный участник судебного процесса, который имеет права и обязанности. Они и положение свидетеля как участника суда, нуждаются в защите: ключевая ошибка многих граждан, вызванных повесткой на допрос, заключается в неправильном, бытовом толковании статуса гражданина, которого вызвали для дачи свидетельских показаний.

Важно! Если вы сами разбираете свой случай, связанный со свидетелями по уголовному делу, то вам следует помнить, что:

  • Все случаи уникальны и индивидуальны.
  • Понимание основ закона полезно, но не гарантирует достижения результата.
  • Возможность положительного исхода зависит от множества факторов.

Невнимание к обязанностям и правам может стать причиной серьезных проблем.

Важно: ответственность свидетеля, в том числе уголовная, прописана в статьях 307 и 308 Уголовного кодекса РФ (дача ложных показаний и отказ от дачи показаний соответственно). За ложные показания вам грозит до 80 тыс. рублей штрафа, а за отказ – до 40 тыс. рублей. Более того, сам факт получения повести (на допрос, беседу со следователем, в суд) налагает на вас обязательства, от которых не получится отказаться.

Положение свидетеля, таким образом, довольно уязвимо: вплоть до того, что он сам может стать фигурантов уголовного дела или, как минимум, наживет себе врагов – близких обвиняемого или прокуратуры, в случае, если показания помешали завершить дело обвинительным приговором.

Другие статьи:  Как определить льготный стаж

Что делать? Лучшее, что можно предпринять – заручиться поддержкой юриста. Полномочия адвоката как представителя не защиты, а свидетеля, довольно широки, поэтому пренебрегать правовой поддержкой, даже в виде консультации, не стоит.

Защита свидетеля по уголовному делу

Что делает адвокат, обеспечивая правовую поддержку свидетеля:

  • Проверяет – не является ли вызов на допрос или беседу попыткой следствия выбить нужные показания для переквалификации свидетеля в обвиняемого.
  • Устанавливает, по какому делу и против кого должен давать показания гражданин.
  • Определяет, нет ли в законах ограничений, которые могут помешать дать свидетельские показания.
  • Присутствует на допросах, беседа, судебных заседаниях, отслеживая законность действий представителей следственных и судебных органов.

Даже в формате консультации юрист может серьезно помочь человеку, получившему повестку. В частности, адвокат максимально подробно обозначит ваши права и обязанности в качестве свидетеля – участвовать в любом досудебном или судебном мероприятии вы будете уже «вооруженными» знаниями о том, как себя вести, чего требовать и от чего отказываться.

Важно: если выяснилось (например, при допросе свидетеля) что гражданин вызван по уголовному делу о тяжком или особо тяжком преступлении, если за обвиняемым тянется «шлейф» рецидивов, то одной консультацией лучше не ограничиваться – чем плотнее будет правовая поддержка, тем лучше.

Права свидетеля по уголовному делу

Знание о том, что вы должны/можете делать по требованию следственных органов или суда, а что – нет, является ключевым в вопросе безопасности свидетеля. Поэтому первое, что делает хороший адвокат – разъясняет права и обязанности гражданина, вызванного на допрос, беседу или судебное заседание.

Важно: права и обязанности свидетеля как участника судебного процесса описаны в статье 56 УПК РФ.

Если вы стали участником уголовного процесса в качестве свидетеля, помните, что вы не обязаны:

  • Давать показания против родственников.
  • Являться на допрос, беседу или в суд по звонку (вам должны вручить повестку).
  • Соглашаться, за исключением случаев, предусмотренных статьей 179 УПК РФ, на освидетельствование или экспертизу.
  • Давать показания против себя.

Прав у свидетеля предостаточно. Но не каждый человек готов проявить твердость, чтобы их отстоять. Особенно – находясь под психологическим давлением. Как раз с этим вам и поможет справиться адвокат.

Ещё на досудебном этапе следствия юрист, пользуясь своими полномочиями, будет сопровождать вас на всех следственных мероприятиях. В том числе и на допросе.

Помощь адвоката свидетелю в уголовном деле

Если вы попали в суд, не поменяв роли со свидетеля на подозреваемого или обвиняемого – это уже хорошо. Значит, правовая поддержка была достаточной для эффективной защиты. Но расслабляться не стоит: во время судебного процесса по уголовному делу вам предстоит, возможно, не один и не два допроса. Добавим к ним беседы с представителями защиты и обвинения, а также возможные неформальные «встречи» с родными и близкими обвиняемого. Поэтому отказываться от помощи юриста не нужно.

Специалисты нашей компании обеспечат вам правовую поддержку на любом этапе уголовного дела, в котором вы участвуете как свидетель. Помощь адвоката обеспечит вам:

  • Защиту от административного и неформального давления со стороны других участников и их представителей.
  • Защиту от изменения статуса со «свидетель» на «подозреваемый».
  • Возможность без последствий дать показания.

Если вы стали свидетелем и опасаетесь за свою жизнь, социальное положение, свободу и здоровье, если хотите максимально защититься от давления – свяжитесь с нами. Мы поможем.

ВНИМАНИЕ! В связи с последними изменениями в законодательстве, информация в статье могла устареть! Наш юрист бесплатно Вас проконсультирует — напишите в форме ниже.

Адвокат свидетеля в уголовном процессе

В соответствии с ч.1, ст. 56 Уголовного процессуального кодекса РФ – свидетелем в уголовном процессе является гражданин, обладающий какой-либо информацией, касаемой совершенного преступления. При этом, ему не предоставляется возможность отказа от дачи показаний и выносится предупреждение о наступлении уголовной ответственности в случае предоставления им заведомо ложных сведений.

Не понимание собственного правового статуса может служить причиной неуверенности и необоснованного волнения при допросе, справится с которым, поможет только предварительная юридическая консультация по уголовным делам. Ошибочно распространено мнение, что только подозреваемый, обвиняемый или подсудимый нуждаются в профессиональной юридической помощи адвоката по уголовным делам. Адвокат свидетеля по уголовному делу не менее важный участник процесса, осуществляющий квалифицированное представительство своего клиента на всех его стадиях.

Представительство интересов свидетеля в уголовном процессе

Права адвоката оказывающего юридическую помощь свидетелю по уголовном делу, регламентируются Уголовным процессуальным кодексом Российской Федерации. Ему разрешается консультировать своего доверителя-свидетеля в присутствии следователя (дознавателя), знакомиться с протоколом допроса или очной ставки и вносить в него замечания относительно верности изложенных в нем обстоятельств.

Сопровождение свидетеля на допросах

На допущенные нарушения прав свидетеля адвокат может делать заявления по завершению допроса, соответствующий факт также отображается в протоколе следственного действия. Допрос свидетеля по уголовному делу не единственная процедура требующая присутствия адвоката. В некоторых ситуациях даже жилище свидетеля может подвергнуться обыску. Срочный выезд адвоката на место оперативно-розыскного мероприятия поможет определить законность основания его проведения и обеспечить правовую поддержку своему клиенту.

Основные процессуальные права свидетеля

Свидетель может воспользоваться юридической помощью адвоката для его присутствия на допросах, данное право гарантировано ч.5, ст.189 УПК РФ. Как показывает практика, это является залогом того, что в отношении свидетеля будут соблюдены все права установленные законодательством.

Свидетель по уголовному делу — имеет право:

  • Отказываться свидетельствовать против себя и своих близких родственников на основании статьи 51 Конституции Российской Федерации.
  • Объясняться на родном языке прибегнув к помощи профессионального переводчика.
  • Пользоваться профессиональной юридической помощью (услугами) адвоката.
  • Заявлять ходатайства, обращаться с жалобами на действия/бездействия следователя, дознавателя и других должностных лиц участвующих в деле.
  • Не соглашаться на проведение в отношении себя судебной экспертизы, кроме случаев прямо установленных законом.

Сегодня свидетель — завтра обвиняемый!

Воспользоваться услугами профессионального защитника тем более необходимо, если вы не уверены в стабильности своего дальнейшего процессуального статуса. Нередко свидетель по уголовному делу через некоторое время становится обвиняемым, и предыдущие данные им показания используются против него же, как доказательства обвинения.

— Лишь только профессиональное участие опытного адвоката АК «Содействие» сможет помешать этому, так как он сможет вовремя предупредить своего клиента о чём следует откровенничать со следователем (дознавателем) или сотрудником уголовного розыска, а о чем лучше вообще не упоминать.

10 декабря 2018 — Решением суда полностью возмещён материальный ущерб и оплата услуг адвоката по делу о заливе квартиры.

22 ноября 2018 — По жалобе адвоката, суд отменил постановление ФМС о запрете иностранцу во въезде в РФ.

14 ноября 2018 — Выиграно судебное дело по иску о выписке гражданина из квартиры собственника.

Голливудские фильмы заставляют нас думать, что в средневековье убивали за любой проступок – от пощечины солдату до воровства цыплят с королевского двора. На самом же деле высшая мера наказания применялась только к совершившим наиболее тяжкие преступления, среди которых числились убийство, измена и поджог. Чаще всего преступников вешали.

Допрос адвоката в качестве свидетеля

На различных площадках адвокатским и юридическим сообществами дискутируется вопрос о правомерности допроса адвокатов по тем или иным обстоятельствам, связанным с профессиональной деятельностью. Наиболее острой является проблема допроса адвоката-защитника в связи с участием в уголовном судопроизводстве. Как правило, именно в связи с участием в уголовном судопроизводстве в качестве защитника адвокат получает ту информацию, которую желает узнать инициатор вызова на допрос. Соответственно, адвокаты, осуществляющие свою профессиональную деятельность в данной сфере, чаще других обращаются в адвокатские палаты за разъяснениями.

При этом адвокаты справедливо указывают на отсутствие в данный момент совершенно четких, конкретных практических рекомендаций относительно действий адвоката в той или иной стандартной ситуации. При наличии таких рекомендаций адвокату было бы не только проще ориентироваться в данном непростом вопросе, но и легче объяснить следователю (суду) свою позицию относительно вызова на допрос по тем или иным обстоятельствам. Рекомендации Совета ФПА (утвержденные решением Совета Федеральной палаты адвокатов от 30 ноября 2009 г. (протокол № 3), с дополнением от 28 сентября 2016 г. (протокол № 7)) не охватывают всех проблем, возникающих на практике, в том числе вопрос о соотношении права и обязанности адвоката дать показания в той или иной стандартной ситуации. Других официальных разъяснений нет. Дисциплинарная практика адвокатских палат не единообразна. В аналогичных обстоятельствах в разных адвокатских палатах принимаются диаметрально противоположные решения: от прекращения дисциплинарного производства до прекращения статуса адвоката.

Полагаю, назрела необходимость сформулировать и довести до сведения адвокатов ряд простых норм-правил, которым стоит следовать в гипотетической ситуации. Таких правил не должно быть слишком много, они должны быть краткими и понятными. Мотивировку же обоснованности того или иного правила следует дать в комментариях. Предлагаю для начала обсуждения следующий вариант рекомендаций. Авторский комментарий далее.

Рекомендации адвокату в случае вызова для допроса по вопросам, связанным с участием в уголовном судопроизводстве:

1. По вопросам, не связанным с профессиональной деятельностью, адвокат подлежит допросу в качестве свидетеля в обычном порядке.

2. Адвокат не должен являться для допроса без получения соответствующей повестки. После получения повестки адвокат вправе обратиться в совет адвокатской палаты за разъяснением о дальнейших действиях. До получения разъяснений совета (в случае обращения) адвокату не рекомендуется являться к месту проведения допроса (см. п. 3 комментария). Об обращении в совет адвокату следует уведомить инициатора допроса.

3. По вопросам, связанным с профессиональной деятельностью, по общему правилу, адвокат допросу в качестве свидетеля не подлежит. Исключения из данного правила, установленные законодательством, с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ приведены в данных рекомендациях.

4. На стадии досудебного судопроизводства адвокат может быть вызван для допроса в качестве свидетеля по вопросам, связанным с профессиональной деятельностью, лишь на основании судебного решения (см. п. 2 комментария).

5. Участвующий в уголовном судопроизводстве в качестве защитника адвокат не подлежит вызову для допроса в качестве свидетеля до разрешения вопроса о его отводе (в период досудебной подготовки – с учетом возможности обжалования в разумный срок), принятия отказа от данного адвоката либо прекращения оказания юридической помощи по иным основаниям.

6. Адвокат, прекративший участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника, может быть допрошен по ходатайству стороны защиты при условии его согласия на дачу показаний.

7. Адвокат, прекративший участие в уголовном судопроизводстве в качестве защитника, может быть вызван для допроса по ходатайству стороны обвинения (либо по инициативе суда) лишь по вопросам соблюдения установленной законом процедуры процессуальных действий с участием доверителя в период досудебного судопроизводства в случае разрешения вопросов о допустимости доказательств. При этом адвокат самостоятельно должен принять решение о необходимости дачи показаний с учетом мнения бывшего доверителя и его защитника. В отсутствие достоверно выраженного согласия бывшего доверителя и его защитника на проведение допроса адвоката наиболее разумным является обращение за разъяснением в совет. В случае невозможности обращения в совет следует исходить из презумпции запрета разглашения сведений об обстоятельствах оказания юридической помощи.

Другие статьи:  Диплом договор поставки 2019

8. Адвокат – очевидец совершения его доверителем в период осуществления защиты противоправных действий, не связанных с текущим судопроизводством (в котором он принимает участие в качестве защитника), может быть вызван для допроса в качестве свидетеля в случае возбуждения нового (не связанного с тем, где он является защитником) уголовного судопроизводства в отношении доверителя в связи с указанными событиями. При этом адвокат не вправе давать показания без согласия доверителя и его защитника.

1. Случаи призвания адвоката-защитника к свидетельству по обстоятельствам, связанным с профессиональной деятельностью (инициатор такового, существо предполагаемых показаний)

Случаи призвания адвоката к даче показаний по уголовному делу в отношении доверителя имеют различную природу.

Например, дача показаний адвокатом в соответствии с исключениями, установленными ч. 3 ст. 56 УПК РФ (Определение Конституционного Суда РФ от 6 марта 2003 г. № 108-О), т.е. по ходатайству адвоката и в интересах доверителя не вызывает споров среди адвокатов по причине отсутствия риска навредить позиции защиты или нарушить адвокатскую тайну (п. 6 рекомендаций).

Также обоснованно преобладающее в адвокатской среде мнение о запрете допроса адвоката, который на момент вызова для допроса участвует в уголовном деле по обвинению доверителя и вызван на допрос в связи с его рассмотрением (п. 5 рекомендаций). Это связано с недопустимостью совмещения процессуальных функций.

В Определении КС РФ от 29 мая 2007 г. № 516-О-О указано: «Защитник не вправе участвовать в производстве по уголовному делу, если он ранее участвовал в нем в качестве свидетеля. Это правило не может препятствовать участию в уголовном деле избранного обвиняемым защитника, ранее не допрашивавшегося в ходе производства по делу, так как исключает возможность допроса последнего в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений» (см. также Определение КС РФ от 6 июля 2000 г. № 128-О).

Не является секретом то, что схема с допросом защитника-адвоката в качестве свидетеля и последующим его отводом используется недобросовестными должностными лицами для отстранения неугодного защитника от уголовного дела.

В связи с этим участие в качестве защитника должно исключать возможность допроса адвоката по текущему делу. До прекращения своего участия в деле, в том числе до разрешения судом (в том числе в порядке ст. 125 УПК РФ в случае обжалования решения следователя в период досудебной подготовки) вопроса об отводе либо принятии отказа от адвоката в текущем процессе, он не должен быть допрошен независимо от существа предмета допроса и согласия доверителя, поскольку после допроса не может оставаться защитником.

После прекращения участия адвоката в уголовном судопроизводстве в качестве защитника, в том числе после разрешения вопроса об отводе или отказе от защитника, при необходимости допроса адвоката по инициативе стороны обвинения и суда, следует учитывать обстоятельства, которые послужили причиной вызова адвоката на допрос.

На данный момент определены два исключительных случая призвания адвоката к свидетельству в отношении его доверителя по ходатайству обвинителя (решению следователя) либо инициативе суда об обстоятельствах, вытекающих из профессиональной деятельности адвоката. Согласно решениям КС РФ, данные случаи являются исключением из общего правила о запрете допроса адвоката об обстоятельствах оказания юридической помощи.

В отличие от дачи показаний по ходатайству стороны защиты, ожидаемые инициатором вызова на допрос показания адвоката в данном случае, мягко говоря, не всегда соответствуют интересам доверителя.

На мой взгляд, снятие Конституционным Судом РФ (в определениях от 16 июля 2009 г. № 970-О-О и от 29 марта 2016 г. № 689-О, а также с учетом Определения от 6 июня 2016 г. № 1232-О) свидетельского иммунитета в части возможности задать соответствующие вопросы адвокату само по себе не означает встречной обязанности адвоката отвечать на них. Это не исключает выбора адвоката с учетом конкретных обстоятельств (например, необходимость защиты от оговора в совершении преступления, дисциплинарного проступка) в пользу дачи показаний. При этом ключевыми ориентирами для адвоката в такой ситуации должны стать мнение адвокатского сообщества (разъяснения совета по конкретному запросу адвоката) и позиция доверителя (в том числе бывшего) и его защитника по поводу необходимости допроса адвоката. Дача показаний против доверителя при отрицании последним тех или иных обстоятельств и событий – в известной степени подрывает устои доверительности, присущие отношениям «адвокат – клиент».

Первый такой исключительный случай (п. 7 рекомендаций) – призвание адвоката к даче показаний относительно допущенных в период досудебной подготовки нарушений уголовно-процессуального закона (Определение КС от 16 июля 2009 г. № 970-О-О).

Из данного решения следует, что суд (здесь – именно суд) вправе задавать вопросы адвокату на предмет соблюдения предусмотренных законом гарантий при проведении процессуальных действий с его участием. Необходимость в получении подобного рода информации возникает, как правило, при рассмотрении вопросов о допустимости доказательств не по инициативе стороны защиты.

В этом смысле показания адвоката, согласившегося их дать, отвечают критериям допустимости доказательств. Собственно, вопрос о допустимости доказательства и составлял предмет обращения заявителей в Конституционный Суд РФ. Корреспондирующая праву суда задавать вопросы обязанность адвоката отвечать на них здесь не рассматривалась. По моему убеждению, адвокат в данном случае вправе не давать показания, сделав соответствующее заявление о невозможности дачи показаний по причине профессионального свидетельского иммунитета и общегражданского свидетельского иммунитета, предусмотренного ст. 51 Конституции РФ (поскольку в зависимости от содержания данные адвокатом показания могут быть впоследствии использованы против него в дисциплинарном либо ином производстве).

И все же следует признать, что в последнее время мнение адвокатского сообщества (что выражается в дисциплинарной практике ряда адвокатских палат) таково, что дача адвокатом в такой ситуации показаний допускается (хотя и не приветствуется). В данном случае признается право адвоката, фактически публично обвиненного бывшим доверителем в нарушении профессиональной этики, воспользоваться исключением из общего правила о запрете на разглашение профессиональной тайны с учетом расширительного толкования п. 4 ст. 6 Кодекса профессиональной этики адвоката. То есть в данном случае адвокат защищает свою позицию в споре с доверителем относительно надлежащего исполнения профессиональных обязанностей. Между тем такого мнения придерживаются не во всех адвокатских палатах. Так, согласившийся в подобной ситуации давать показания адвокат был лишен статуса адвоката решением Санкт-Петербургской адвокатской палаты (см. Обзор дисциплинарной практики Санкт-Петербургской адвокатской палаты за 2017 г.). Рекомендация об обращении в совет при несогласии бывшего доверителя на допрос адвоката вызвана отсутствием единообразия в дисциплинарной практике адвокатских палат различных регионов.

Однозначно мнение, что согласившийся в такой ситуации дать показания адвокат должен отвечать лишь на вопросы, касающиеся законности проведения процессуальных действий с участием адвоката (присутствие при проведении процессуального действия, действительность подписи адвоката, время проведения процессуального действия, вопросы подтверждения полномочий и т.п.). Отвечать на вопросы о содержании следственных действий, бесед с доверителем – недопустимо в любом случае.

В данном случае показания согласившегося быть допрошенным адвоката касаются лишь вопроса допустимости доказательств и легитимности соответствующих процедур (например, процедуры предъявления обвинения) и сами по себе не уличают доверителя (бывшего) в совершении того или иного деяния, в котором он обвиняется.

Думаю, здесь адвокат должен сам принимать решение (с учетом мнения бывшего доверителя и его защитника) о даче показаний либо об использовании свидетельского иммунитета. Именно адвокату следует в каждом конкретном случае расставить приоритет: защита своего честного имени либо «не навреди» хватающемуся за соломку доверителю (лично мне ближе вторая позиция). При этом в случае отсутствия достоверно выраженного согласия бывшего доверителя и его защитника на проведение допроса адвоката наиболее разумным является обращение за разъяснением в совет. Если это сделать невозможно, следует исходить из презумпции запрета на разглашение сведений об обстоятельствах оказания юридической помощи.

Второй случай (п. 8 рекомендаций) – призвание адвоката к даче показаний, фактически уличающих доверителя в совершении преступного деяния (Определение КС от 29 марта 2016 г. № 689-О).

Данная правовая позиция касается обстоятельств возможного вызова на допрос адвоката в связи с противоправными деяниями доверителя, не связанными с тем уголовным делом, в котором адвокат является защитником. Такой допрос также происходит не по инициативе стороны защиты.

В отличие от призвания адвоката к свидетельству по процедурным моментам, в данной ситуации адвокату предлагается дать свидетельские показания, в том числе о событии деяния, причастности лица к его совершению и других обстоятельствах, подлежащих доказыванию по уголовному делу. Таким образом, ожидаемые инициатором вызова на допрос показания адвоката в этом случае прямо уличают доверителя (по другому делу) в совершении преступления и могут быть положены в основу обвинительного приговора как доказательства по существу обвинения.

Думаю, что в данном случае адвокат может дать показания только при согласии доверителя и его защитника, поскольку показания против доверителя, хоть и в «параллельном» деле, подрывают сами устои доверительности. Адвокатское сообщество, на мой взгляд, должно занять предельно жесткую позицию, строго запретив адвокату давать показания в отсутствие согласия доверителя (бывшего доверителя) либо без положительного разъяснения совета адвокатской палаты по соответствующему запросу адвоката.

В этой части необходимо ориентироваться также и на разъяснения Комиссии ФПА РФ «По вопросу предания адвокатом огласке сведений о преступлениях или иных правонарушениях». В решении Совета ФПА от 28 июня 2017 г. разъяснения даны по ситуации, когда адвокат при осуществлении своей профессиональной деятельности невольно становится свидетелем противоправного деяния, о котором еще не стало известно правоохранительному органу, а без инициативы адвоката, возможно, и не станет известно. Рассматриваемый же в Определении КС РФ от 29 марта 2016 г. № 689-О случай касается допроса адвоката по инициативе следствия по обстоятельствам уже выявленного противоправного деяния (т.е. идет следствие по уголовному делу в отношении доверителя адвоката, который в качестве защитника данного лица по другому делу оказался очевидцем совершения этим лицом возможно противоправного деяния). Однако цепь логических рассуждений о подрыве доверия к адвокату, приведенная в указанном разъяснении Совета, применима и к ситуации, когда адвокат без согласия доверителя (бывшего доверителя) даст свидетельские показания против него.

Рассуждения же о том, что показания адвоката в той или иной ситуации являются ключевыми (например, он был единственным очевидцем деяния, совершенного его доверителем), а посему адвокат якобы обязан отвечать на вопросы в интересах правосудия, на мой взгляд, неприемлемы.

Другие статьи:  Русс аутдор технические требования

Ведь нельзя привлечь к ответственности за отказ от дачи показаний лицо, обладающее необходимой следствию информацией в отношении себя или близкого родственника (ч. 1 ст. 51 Конституции РФ), даже если эта информация эксклюзивна. Совершение преступления (т.е. деяния, явно выходящего за рамки частной и семейной жизни) одним близким родственником в присутствии другого близкого родственника и даже в его отношении не препятствует последнему воспользоваться правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ. В то же время никто не вправе помешать и свободному выбору такого лица дать показания в отношении близкого родственника. Степень доверительности отношений адвоката и его клиента в вопросах, связанных с оказанием юридической помощи, ожидания общества в связи с этим от института адвокатуры – сродни степени доверия и ожиданиям от отношений между близкими людьми (естественно, в нашем случае лишь по вопросам, вытекающим из профессиональной деятельности адвоката). Нельзя приносить в жертву право адвоката не свидетельствовать против своего доверителя (бывшего доверителя) лишь потому, что не хватает «качественных» доказательств против него. Если безгранично возвышать интересы правосудия (и общественной безопасности) над другими охраняемыми законом институтами, то рано или поздно встанет вопрос и об ограничении иммунитета священнослужителя на допрос о «тайне исповеди».

2. Вызов адвоката на допрос только по решению суда

На мой взгляд, не следует рекомендовать адвокатам являться на допрос без судебного решения.

Учитывая различную процедуру принятия решения о вызове адвоката для его допроса в качестве свидетеля (об обстоятельствах связанных с профессиональной деятельностью) в период судебного разбирательства либо на досудебной стадии, следует разделить их по степени риска для института адвокатской тайны. Если при судебном рассмотрении подобное решение принимается открыто, гласно, с учетом мнений сторон, а сам допрос адвоката проходит в судебном заседании с участием сторон, то сотрудники правоохранительных органов вызывают адвокатов на допрос без превентивного (предварительного) судебного контроля. В условиях таких «кабинетных» решений зачастую делается преждевременный и необоснованный вывод о том, что те или иные обстоятельства, для выяснения которых адвокат вызывается, не относятся к охраняемым адвокатской тайной сведениям. Риск усиливается и закрытым характером процедуры допроса на досудебной стадии.

Между тем вывод следователя о необходимости допроса адвоката зачастую бывает неочевидным, в том числе и для самого адвоката, подлежащего допросу.

В настоящее время Федеральным законом от 17 апреля 2017 г. № 73-ФЗ в УПК РФ внесены изменения (введены новые п. 5.2 ч. 2 ст. 29; ст. 450.1) в части проведения обыска (а также выемки и осмотра) в адвокатских образованиях, предусматривающие и предварительное судебное решение, и предельную конкретизацию предмета обыска, и присутствие наблюдателя (представителя) от адвокатской палаты.

Аналогичный (или похожий) алгоритм, по моему мнению, подлежит применению и в случае вызова адвоката для его допроса на досудебной стадии.

Нормы п. 2 и 3 ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Закон об адвокатуре) буквально («не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля») указывают на запрет не только допроса адвоката, но и «вызова» его на допрос, а проведение следственных действий и оперативных мероприятий в отношении адвоката предполагает вынесение судебного решения.

Из правовых позиций КС РФ (Постановление от 17 декабря 2015 г. № 33-П, определения КС РФ от 21 октября 2008 г. № 673-О-О, от 8 ноября 2005 г. № 439-О) следует: в вопросах адвокатской тайны (в данном случае – свидетельского иммунитета адвоката) приоритет законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре перед УПК РФ очевиден.

Допрос – следственное действие. Целью вызова на допрос является получение относящихся к предмету расследования сведений от лица, обладающего таковыми, т.е. по своей природе, как и в случае с обыском (выемкой, осмотром), это та же деятельность по обнаружению и изъятию сведений, необходимых для установления неких обстоятельств, имеющих значение для расследования. Отличие в том, что в данной ситуации сведения (известные свидетелю) не материализованы в предметах и документах, а становятся «осязаемыми» лишь после надлежащего протоколирования устного рассказа допрошенного лица.

Если носителем информации является лицо, наделенное в силу закона иммунитетом, то было бы логичным использовать для получения от него необходимых сведений те же правовые процедуры, что предусмотрены для получения искомых материальных объектов (предметов и документов).

Системное понимание правовых положений об адвокатском иммунитете на допрос предполагает вызов адвоката для проведения допроса лишь путем разрешения судом ходатайства о таковом и вынесения соответствующего мотивированного постановления. В настоящее же время, в отсутствие такого положения в УПК РФ, сложилась недопустимая, на мой взгляд, практика, когда решение следователя (дознавателя) о вызове на допрос адвоката не только не является предметом судебного контроля, но и вообще не облечено в форму мотивированного процессуального документа (постановления в соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ), что существенно затрудняет объективную оценку истинных мотивов решения о вызове адвоката на допрос.

Напомню, что в Определении Конституционного Суда РФ (от 16 июля 2009 г. № 970-О-О) говорится о допросе адвоката именно судом, а не на досудебной стадии, т.е. решение о возможности допроса адвоката в конкретной ситуации принимается судом с учетом мнения сторон процесса.

Другое Определение КС РФ (от 29 марта 2016 г. № 689-О) содержит следующее утверждение: «закон не предполагает, что следователь вправе без достаточных фактических оснований вызвать участвующего в деле защитника для допроса в качестве свидетеля», а также указание на то, что разрешение вопроса об обоснованности вызова адвоката на допрос в конкретном случае требует исследования фактических обстоятельств дела.

Требование об исследовании неких фактических обстоятельств дела, а равно об установлении наличия достаточных фактических оснований, позволяет сделать вывод о необходимости вынесения мотивированного постановления и независимой (читай –судебной) оценки обоснованности данного решения следователя о вызове адвоката на допрос.

Оставление же возможности разрешения вопроса о «достаточности фактических оснований» для вызова на допрос адвоката (сторона защиты) лишь на усмотрение следователя (сторона обвинения) без предварительной независимой оценки судом может нарушить баланс прав и обязанностей сторон в состязательном уголовном процессе и повлечь (при наихудшем варианте) невосполнимое нарушение права на защиту и необоснованное разглашение сведений конфиденциального характера.

При этом необходимость отграничения действительно нужной для расследования и не защищенной в силу закона информации, которую лицо, обладающее дополнительными профессиональными гарантиями, вправе раскрыть, предполагает, как минимум, предварительное ознакомление с набором вопросов, подлежащих выяснению.

Напрашивается вывод о том, что решение следователя (дознавателя) о вызове на допрос адвоката должно быть облечено в форму мотивированного процессуального документа (постановления в соответствии с ч. 4 ст. 7 УПК РФ) и быть предметом судебного контроля.

Таким образом, предварительный судебный контроль решения следователя о вызове адвоката для допроса, исходя из духа закона, является обязательным. При рассмотрении ходатайства следователя суду надлежало бы с участием адвоката установить характер известных ему сведений по спорному делу, их относимость к предмету доказывания (для исключения допроса по явно не относимым к предмету доказывания обстоятельствам) и необходимость допроса адвоката при наличии возможности установления известных ему обстоятельств другими менее спорными методами. При этом адвокат мог бы представить в суд разъяснение адвокатской палаты, данное адвокату по его запросу в соответствии с подп. 19 п. 3 ст. 31 Закона об адвокатуре. Кроме того, в судебное заседание мог бы вызываться представитель адвокатской палаты для компетентного заключения о наличии или отсутствии обстоятельств, относящихся к адвокатской тайне. Как вариант также можно рассмотреть присутствие представителя адвокатской палаты при допросе адвоката в качестве свидетеля об обстоятельствах, связанных с профессиональной деятельностью.

3. Действия адвоката при вызове на допрос

После получения повестки о вызове для допроса в качестве свидетеля адвокату следует принять все разумные меры для уменьшения риска возможного нарушения адвокатской тайны.

В соответствии с подп. 19 п. 3 ст. 31 ч. 3 Закона об адвокатуре совет АП дает разъяснение по запросу адвоката, оказавшегося в сложной этической ситуации. Согласно п. 4 ст. 4 КПЭА, совет АП не может отказать в таком разъяснении. Норма п. 3 ст. 18 КПЭА дает гарантию, что адвокат не будет привлечен к дисциплинарной ответственности при выполнении предписаний совета АП.

Пользуясь своим правом, адвокаты все чаще обращаются за разъяснением в совет.

Между тем оценка соответствующих обстоятельств, изложенных в запросе адвоката, и составление ответа (при всей оперативности советов в данном вопросе) требует какого-то времени. Адвокаты ходатайствуют об отложении процессуального действия, но не находят понимания (в основном из-за процессуальных сроков, а иногда и по надуманным причинам). Были случаи, когда адвокаты доставлялись на допрос приводом (см. статью коллеги Нвера Гаспаряна «Допрос адвоката обжалованию не подлежит?»).

По смыслу закона (ст. 56, 113, 188 УПК РФ), уважительность причин неявки лица на допрос исключает применение названной меры процессуального принуждения.

К сожалению, с точки зрения следователя, надлежащее исполнение адвокатом предписаний Закона об адвокатуре не является уважительной причиной неявки. Между тем такое мнение ошибочно. Публично-правовой статус адвоката предполагает совершение им в определенных ситуациях определенных действий, а неисполнение может повлечь для него негативные последствия, в том числе и в виде лишения статуса адвоката. Учитывая положение КПЭА об обязательности ответа совета адвокатской палаты на запрос адвоката, принимая во внимание разумный срок ожидания такового, ходатайство об отложении следственного действия по причине ожидания ответа на запрос является обоснованным. Согласно ст. 9 УПК РФ, в ходе уголовного судопроизводства не допускается принятие решений, унижающих честь и достоинство участников уголовного судопроизводства. Решение о приводе адвоката-свидетеля при описанных обстоятельствах посягает на честь и достоинство адвоката.

Изложенные правовые позиции КС РФ (Постановление от 17 декабря 2015 г. № 33-П; определения от 21 октября 2008 г. № 673-О-О, от 8 ноября 2005 г. № 439-О) о приоритете в вопросах адвокатской тайны Закона об адвокатуре перед УПК РФ позволяют сделать вывод, что разрешение компетентным органом сомнения адвоката относительно его действий в сложной этической ситуации – не его прихоть или проявление «вредности» по отношению к следствию, а профессиональная обязанность добросовестного адвоката .

Таким образом, в условиях существующего сегодня положения вещей наиболее разумно при получении повестки о вызове на допрос обратиться за разъяснением в адвокатскую палату и заявить ходатайство об отложении следственного действия до получения ответа на запрос.

Если кому покажется интересным, более подробно мнение автора по спорным вопросам, возникающим при вызове на допрос адвоката в связи с профессиональной деятельностью, изложено в «Вестнике Адвокатской палаты Ставропольского края» (№ 1 за 2018 г.).