Адвокат константин шиповской

Адвокат Шиповской Константин Александрович

Полезная информация? Поделиться:

Отзывы об адвокате

Вы можете оставить отзыв об адвокате — указывайте больше фактов (время, имена, номера дел в судах). Короткие отзывы вида «Хороший адвокат» не информативны и будут удалены.

Адвокат Шиповской Константин Александрович

Статус: Действующий;

Реестровый номер: 34/951;

Номер удостоверения: 1980;

Государство: Российская Федерация;

Федеральный округ: Южный федеральный округ;

Субъект Российской Федерации: Волгоградская область;

Адвокатская палата: Адвокатская палата Волгоградской области.

Адвокатское образование

Организационная форма: Коллегии адвокатов;

Название: Некоммерческая организация «Коллегия адвокатов Волгоградской области».

Адрес: 400131, г. Волгоград, ул. Чуйкова, 33;

Электронная почта: kavo34@mail.ru;

Телефон: (8442) 59-11-61, 38-27-06.

Шиповской Константин Александрович

Реестровый номер: 34/951

Адвокат, Волгоградская область

Подразделение(адрес): Адвокатская палата Волгоградской области, Коллегии адвокатов, Некоммерческая организация «Коллегия адвокатов Волгоградской области», 400131, г. Волгоград, ул. Чуйкова, 33
Телефон: (8442) 59-11-61, 38-27-06

Страница на портале об Адвокате сделана в соответствии с данными Министерства юстиции Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 14 Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и п.7 раздела I Приказа Минюста России от 23.04.2014 N 85 «Об утверждении Порядка ведения реестров адвокатов субъектов Российской Федерации» (Зарегистрировано в Минюсте России 25.04.2014 N32117) Сведения, содержащиеся в реестре адвокатов, являются открытыми и общедоступными.

В соответствии с п.11 ч.1 ст.6 и ч.2 ст.9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» допускается обработка персональных данных, подлежащих опубликованию или обязательному раскрытию в соответствии с федеральным законом, без согласия субъекта персональных данных.

Отзывы об Шиповской Константин Александрович

Оставлять отзыв можно только при предоставлении полных и достоверных сведений об адвокате (соглашение, договор и иные документы подтверждения). А так при предоставлении сведений о самом лице кто оставляет отзыв

В деле убитого прокурора всплыл сейф

Появился первый подозреваемый в деле убийства прокурора Саратовской области Евгения Григорьева

В Саратове задержан возможный подозреваемый по делу об убийстве областного прокурора Евгения Григорьева. Им оказался бывший помощник межрайонного прокурора Сергей Сосновщенко, который уже проходит по другому уголовному делу — о краже служебного сейфа.

В деле об убийстве прокурора Саратовской области Евгения Григорьева появился первый подозреваемый. Как стало известно во вторник, еще 15 февраля был задержан бывший помощник прокурора Ртищевской межрайпрокуратуры области Сергей Сосновщенко — сын прокурора Волгоградской межрайонной природоохранной прокуратуры Геннадия Сосновщенко. Поводом для задержания стало уголовное дело, возбужденное областной прокуратурой против Сосновщенко-младшего в июне прошлого года. Обвинение было предъявлено по ст. 158 (кража) и 325 УК РФ (похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение марок акцизного сбора), сообщает «Коммерсантъ» со ссылкой на источник в прокуратуре.

Помощник прокурора выкрал у одного из своих коллег сейф, в котором находились шесть уголовных дел, в том числе и на сотрудников Ртищевской милиции. По мнению следствия, таким образом Сосновщенко пытался отомстить районному прокурору, с которым у него сложились неприязненные отношения.

Сейф позже нашли в реке Изнаир.

15 февраля Сосновщенко попросили приехать в город именно для разговора по этому делу. Но, по мнению его адвоката Константина Шиповского, это было всего лишь предлогом. «На въезде в город нашу машину остановили сотрудники ДПС и ГУВД якобы с целью проверки документов, после чего в сопровождении двух милицейских машин проводили до здания суда, — рассказал адвокат. — Там выяснилось, что судебный процесс даже не был назначен». После этого Шиповского и Сосновщенко посадили в разные машины и привезли в Саратовскую областную прокуратуру.

«Нас допросили фактически в качестве подозреваемых по делу об убийстве прокурора Григорьева, — заявил Шиповской. — Следователей интересовало, знакомы ли мы с прокурором области, что мы делали вечером в день убийства, есть ли у нас подтвержденное алиби, имеется ли огнестрельное оружие».

По словам адвоката, допрос и все следственные действия проходили ночью, «хотя никакой необходимости в этом не было». У задержанных отобрали мобильные телефоны и не давали возможности связаться с кем-либо из родных. По мнению адвоката, на его подзащитного пытаются повесить чужие грехи. В прокуратуре и следственном управлении «Коммерсанту» факт задержания господина Сосновщенко не подтвердили, но и не опровергли. А глава Саратовской области Павел Ипатов тем временем уже пообещал, что за информацию, которая поможет раскрыть убийство прокурора Саратовской области Евгения Григорьева, выплатит 10 миллионов рублей.

В самом следственном управлении при прокуратуре Саратовской области, которое расследует убийство Григорьева, опровергли информацию о задержании подозреваемого. «Никто пока не задержан, и новых фактов по делу нет», — заявил «Газете.Ru» официальный представитель СУ Антон Пахомов.

Прокурор области Евгений Григорьев был убит 13 февраля. Киллер выстрелил в 48-летнего прокурора два раза — в грудь и затем в голову. Нападение было совершено возле подъезда дома, где жил Григорьев. Уголовное дело возбудили по ст. 317 УК РФ (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа). Уже тогда основной версией стало заказное убийство, связанное с работой Григорьева. В пользу этой версии говорили и последние громкие коррупционные дела, в частности против мэра Саратова Юрия Аксененко, и инициированный прокурором «неудобный» для местных бизнесменов законопроект. Кроме того, только в конце января 2008 года к 5 годам колонии был приговорен местный житель Евгений Русаков, и это дело было связано непосредственно с личностью прокурора области: по мнению следствия и суда, летом прошлого года осужденный получил от некоего саратовского бизнесмена $150 тыс., чтобы заменить несговорчивого прокурора Саратовской области Евгения Григорьева на «нужного человека».

Другие статьи:  Договор перевозки мебели образец

Верховный Суд рассмотрел жалобу осужденного за взятку, которая до него так и не дошла

Верховный Суд сегодня рассмотрел жалобу экс-сотрудника управления Федеральной службы по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) Вадима Хромова. Он хотел добиться отмены обвинительного приговора Волгоградского облсуда по обвинению в получении взятки в крупном размере. Несмотря на заявления защиты о «подставе» и о том, что деньги до осужденного так и не добрались, судимость с чиновника не сняли.

Вадим Хромов, начальник эксплуатационно-технического отдела управления ФСТЭК по Южному и Северо-Кавказскому федеральным округам, осенью прошлого года отправился в Волгоград на встречу с представителями ЗАО «Приволжская строительная компания», которая занималась реконструкцией здания одного из структурных подразделений управления. В кассационной жалобе Хромова (есть у «Право.Ru») говорится, что Волгоград он поехал с одной целью — посетить объект и разъяснить подрядчику, как правильно оформлять документы. Однако, по версии следствия, 13 сентября 2011 года Хромов провел совещание о ходе строительства, на котором потребовал у директора строительной компании, В.Дармодехина 420000 руб. За это сотрудник ФСТЭК якобы обещал, что у подрядчика беспрепятственно примут выполненные работы.

На следующий день Хромов вместе с сослуживцем Ариничевым перед отъездом из Волгограда в Астрахань встретились на стоянке у гостиницы с Дармодехиным, который должен был передать протокол совещания и исполнительную документацию. Согласно показаниям Дармодехина в областном суде, когда он [в рамках оперативного эксперимента] стал передавать Хромову пакет с протоколом и 100000 руб. (осужденный утверждает, что ничего не знал об этих деньгах), пакет перехватил стоящий рядом сотрудник волгоградского подразделения управления ФСТЭК М.Могутов, который собирался проводить «гостей» до дороги на Астрахань. За этим наблюдали понятые и сотрудник ФСБ Трофимов, сидящие в машине, находившейся поодаль. Затем Могутов сел в свою машину с Ариничевым, который потом пересел в автомобиль Хромова, захватив с собой пакет. На одном из постов ДПС их остановили, обыскали и нашли 100000 руб. в лежащей на переднем сиденье куртке Ариничева. Объяснить их происхождение он не смог, но обвинение посчитало, что эти деньги были взяткой Хромову.

Рассмотрение дела длилось два месяца и 22 феваля 2012 года Волгоградский областной суд признал чиновника виновным по п.»в» ч.5 ст.290 УК РФ (получение взятки в крупном размере) и приговорил к штрафу в размере 10,2 млн руб. с рассрочкой на пять лет (170000 руб. ежемесячно). В марте этого года Хромов и его адвокат Константин Шиповской подали кассационные жалобы на решение суда первой инстанции в Верховный Суд. Помимо Шиповского, сегодня Хромова пришел поддержать его брат Виктор, допущенный судом к участию в деле в качестве защитника.

Кассационные жалобы рассматривала судебная коллегия ВС по уголовным делам в составе судей Петра Кондратова, Сергея Абрамова и председательствующего Зямиля Галиуллина.

Сначала докладчик по делу Кондратов озвучил доводы кассационной жалобы осужденного. По утверждению Хромова, суд первой инстанции неверно истолковал документы, регламентировавшие его должностные обязанности. Экс-чиновник утверждает, что он не «мог влиять на фактическое подписание документов о приемке выполненных работ КС-2 «Поволжская строительная компания» по реконструкции спецобъекта, путем соответствующих докладов руководителю Управления ФСТЭК». Также он указал, что «не относился к числу федеральных гражданских служащих, подверженных коррупции», а значит, не мог ей заниматься. Вдобавок Хромов указал на то, что в основу приговора легли CD-диски с многократно отредактированными записями, причем некоторые были сделаны за несколько часов «до самих разговоров».

В свою очередь Шиповской заявил, что суд первой инстанции «вышел за пределы предъявленного обвинения», так как оно утверждало, что Хромов лично получил взятку, однако же материалы дела это опровергают. В результате адвокат попросил вернуть дело на новое рассмотрение.

— Если деньги и предназначались Хромову, в итоге они до него так и не добрались, — заявил адвокат и добавил, что суду «пришлось дополнительно готовить и расписывать объективную сторону уголовного дела».

Сам осужденный был краток. «Я рассматриваю чисто себя, и прошу отменить приговор и прекратить дело из-за отсутствия состава преступления», — сказал он судьям Верховного Суда.

Выступление брата осужденного было более пространным и эмоциональным. Он указал на явные противоречия в материалах дела. Заявление Дармодехина, по его словам, попало в следственные органы без его участия, в то же время в период судебного разбирательства глава стройфирмы не раз «оказывался в прокуратуре, где с ним вели беседы». Вдобавок, сказал Виктор Хромов, из показаний сотрудников ФСБ следовало, что они за несколько месяцев до приезда его брата в Волгоград знали, что он потребует от местных строителей взятку.

— Это была самая настоящая подстава! — убеждал суд родственник, взявший на себя роль защитника. Он назвал своего брата хорошим специалистом и рассказал, что тот много помогал Дармодехину профессиональными советами. Именно поэтому, сказал защитник Хромов, строитель на совещании сам спросил его брата: «А что с благодарностью с нашей стороны?» Когда же чиновник Хромов ответил, что не возражает, его слова были восприняты Дармодехиным как требование взятки.

Свою речь он заключил просьбой внимательнее отнестись к делу осужденного, потому что тот добросовестно служил в армии, имеет звание полковника и хороший послужной список.

Однако прокурор Николай Титов, представлявший обвинение, заявил, что все смягчающие обстоятельства, в том числе и положительные характеристики, а также наличие у Хромова малолетнего ребенка и матери-инвалида, уже учтены судом. А то, что осужденный не получал деньги лично в руки, прокурор отнес к свидетельству его предусмотрительности, а не невиновности.

«Хромов избрал такой способ, чтобы уменьшить вероятность своего задержания. Именно на это была направлена передача денег другому лицу, его пересаживание из одной машины в другую», — пояснил прокурор. Он также заявил, что Хромов все-таки влиял на приемку строительных работ у ЗАО «Приволжская строительная компания», потому что его руководители дали показания: без соответствующего доклада Хромова они бы не подписали нужные фирме документы. Упоминание о том, что Дармодехин интересовался насчет «благодарности», прокурор, по-видимому, воспринял как объяснение защиты, что 100000 рублей были «платой за консультационную деятельность» и назвал это несостоятельной версией.

Другие статьи:  Илларионов ва экспертиза дтп

После совещания судья Кондратов зачитал резолютивную часть решения. Действия Хромова были переквалифицированы с ч.5 ст.290 УК РФ на ч.3 ст.30 (Приготовление к преступлению и покушение на преступление). В результате снизился размер наказания. Вместо 10,2 млн руб. Верховный Суд назначил Хромову штраф в размере 8 млн 400 тыс. руб. и, с учетом смягчающих обстоятельств, снизил его до 7 млн руб.

Хромов был заметно расстроен решением кассационной инстанции. Перед заседанием он сказал «Право.Ru», что по собственному желанию уволился с работы, но хочет восстановиться на службе после того, как «восторжествует справедливость». В данный момент он ничем не зарабатывает себе на жизнь.

Адвокат константин шиповской

НЕВИНОВНЫЙ ЧЕЛОВЕК
СИДИТ В ТЮРЬМЕ

НАПИСАТЬ ПИСЬМО

Новые колеса / Криминал / “МАЛИКОВА МОГЛИ УБИТЬ ВО ВРЕМЯ АРЕСТА!” — заявил его адвокат на встрече с журналистами

“МАЛИКОВА МОГЛИ УБИТЬ ВО ВРЕМЯ АРЕСТА!” — заявил его адвокат на встрече с журналистами

Константин Шиповской, адвокат заместителя начальника УБОП УВД Калининградской области подполковника Дмитрия Маликова, выступил с заявлением перед журналистами. Импровизированная пресс-конференция состоялась в гостинице “Турист”. По словам защитника, информация, периодически появляющаяся в прессе по этому делу, основана не на фактах, а на недостоверных слухах — и представляет ситуацию слишком упрощенной.

Напомним суть дела.

ФСБ против УВД

Арест подполковника милиции Дмитрия Маликова связан с так называемым делом “ФСБ против УВД”. Вся эта история началась в марте 2005 года, когда сотрудники УБОПа задержали лидера местной ОПГ Александра Адамовича по подозрению в похищении человека. На допросе преступник признался в соучастии в убийстве Олега Поканевича, главы охранного предприятия СВЕЧВ (“Союз ветеранов чеченской войны”).

По словам Адамовича, действиями убийц Поканевича руководили офицеры регионального управления ФСБ. Свидетельства, полученные убоповцами, были столь серьезны (показания киллера, его брата, записи телефонных разговоров), что встал вопрос о привлечении к уголовной ответственности, по крайней мере, двух офицеров ФСБ. Однако прокуратура Калининградской области не дала ход расследованию в отношении сотрудников федеральной службы безопасности, а возбудила уголовные дела против оперативников УБОПа.

Сотрудников милиции обвинили в превышении служебных полномочий.

29 апреля 2005 года в отношении сотрудников УБОПа было возбуждено уголовное дело № 021107 по ч. 2 ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы, совершенное группой лиц по предварительному сговору).

Арест

Заместителя начальника УБОПа подполковника Дмитрия Маликова, непосредственного руководителя операции по разоблачению ОПГ Адамовича, арестовали 2 ноября 2005 года.

Накануне ареста Маликов попал с сердечным приступом в медсанчасть УВД на Дм. Донского, где получил направление на обследование в Санкт-Петербург. Понимая, что в отношении заместителя начальника УБОПа в любой момент может быть предпринята провокация, в аэропорт Храброво подполковника сопровождали три убоповца. Они довели Маликова до пункта спецконтроля аэропорта. И уже в “накопителе” офицера блокировали шесть автоматчиков в масках, а также сотрудники ФСБ в штатском. Следователь областной прокуратуры предъявил ордер на арест.

Подполковник Маликов сумел по мобильному телефону позвонить в редакцию “Новой газеты” и сообщить о своем аресте, а затем потерял сознание. Его доставили в больницу скорой медицинской помощи на ул. А. Невского. Первоначальный диагноз (инсульт) не подтвердился.

Прокуратура потребовала выдать справку о том, что Маликов здоров, но ввиду плохого состояния здоровья подполковника врачи БСМП отказались это сделать. А без такой справки следственный изолятор арестованного не принимал.

Тогда подполковника перевели в госпиталь Балтфлота. Там требуемую справку выдали немедленно и в тот же день 3 ноября Маликова посадили в камеру Калининградского следственного изолятора.

Не та статья

На пресс-конференции адвокат Маликова предоставил корреспондентам документ — ответ из Генеральной прокуратуры РФ на обращение сотрудников УБОП УВД по Калининградской области. Ответ подписан А.П. Кизлыком, начальником Главного управления по надзору за процессуальной деятельностью органов прокуратуры, МВД, ФСКН, ФТС и юстиции, от 2 октября 2005 года.

Вот что в нем говорится:

“. органом следствия неполно собран характеризующий материал на потерпевших (братьев Адамовичей, — прим. авт.) и сотрудников милиции, допустивших превышение полномочий. Эти обстоятельства свидетельствуют о неполноте следствия и должны быть в кратчайшие сроки устранены. Решение о привлечении к уголовной ответственности конкретных сотрудников милиции должно приниматься с учетом их личности и всей совокупности собранных материалов”.

Кизлык также нашел и другие нарушения в ходе разбирательства. Так как сотрудники милиции допустили нарушения с использованием служебного положения, то в данном конкретном случае необходимо было возбуждать уголовное дело по статье закона, предусматривающей превышение полномочий.

Иначе говоря, подполковнику Маликову инкриминировали не ту статью.

“Предлагаю устранить допущенное нарушение закона, для чего рассмотреть вопрос о переквалификации постановления о возбуждении уголовного дела по тому же факту со ст. 127 УК РФ (незаконное лишение свободы) на ст. 286 УК РФ (превышение служебных полномочий), — пишет Кизлык.

Санкция на отстрел

Еще один важный документ, представленный Шиповским — поручение следователя по особо важным делам прокуратуры Калининградской области В.В. Джигуна, данное начальнику управления ФСБ по Калининградской области В.Б. Сотникову.

— Обратите внимание, — заявил Шиповский. — Следователь потребовал доставить Маликова в прокуратуру. При этом сообщил, что подполковник может быть “вооружен огнестрельным оружием”, а потому “. с учетом всех сложившихся обстоятельств, следует разрешить вопрос о применении к нему физической силы, оружия и специальных средств”. Иными словами, следователь Джигун официально предоставил возможность ФСБ физически устранить важного свидетеля. Подчеркну, что речь идет не о задержании опасного преступника, а лишь о принудительном приводе действующего офицера милиции к следователю для дачи показаний. Только то, что Маликова сопровождали в аэропорт коллеги из УБОП, позволило избежать трагедии.

Подозрение в совершении преступления средней тяжести, к которым относится ч. 2 ст. 127 УК РФ, не дает права на применение оружия. Оружие может применяться при задержании преступника, застигнутого при совершении тяжкого преступления против жизни и здоровья (закон “О милиции”, статьи 12,15).

Что касается принудительного привода. По действующему законодательству он возможен только при неявке по повестке без уважительной причины. Однако 2 ноября Маликову Джигуном была направлена повестка о явке в прокуратуру на 7 ноября 2005 года. Таким образом выезд Маликова в Санкт-Петербург никоим образом не препятствовал явке в прокуратуру. В аэропорту у подполковника были изъяты направление на лечение в госпиталь и история болезни. У Маликова отсутствовало какое-либо оружие. Это является доказательством того, что он не собирался скрываться от следствия, а ехал на лечение.

Другие статьи:  Частную собственность на средства производства

То, что Маликов был действительно болен и нуждался в медицинской помощи, не остановило прокуратуру. Мера пресечения была избрана судьей Ленинградского района в 23 часа 30 минут. В моей практике бывали случаи, когда мера пресечения рассматривалась судами в выходные и праздничные дни, но чтобы это происходило ночью — никогда. В настоящее время офицер милиции, имеющий правительственные награды, продолжает содержаться под стражей в СИЗО Калининграда.

Если вам понравилась эта публикация, пожалуйста, помогите редакции выжить.

Номер карты «Сбербанка» 4817 7601 2243 5260.
Привязана к номеру +7-900-567-5-888.

Банки увлеклись борьбой с отмыванием

К банкам вновь предъявлены в суде претензии по перевыполнению законодательства о противодействии легализации преступных доходов. На сей раз впервые в банковской практике иск предъявило физическое лицо, которому банк отказался выдать наличными крупную сумму денег. Суд счел позицию банка незаконной. Эксперты прогнозируют, что в случае расширения подобной судебной практики банкам придется изменить свой подход к борьбе с отмыванием. В последнее время попытки банков перевыполнять требования антиотмывочного закона препятствуют нормальной экономической деятельности.

В распоряжении «Ъ» оказалось решение Центрального районного суда города Волгограда по иску гражданки Петровой О. И. к волгоградскому филиалу Промсвязьбанка. В решении, вынесенном 4 февраля, суд признал незаконным отказ банка выдать физическому лицу с его счета наличные деньги в размере 1,35 млн рублей. Причиной отказа в выдаче денег стало непредставление клиентом по требованию банка документов, подтверждающих происхождение денежных средств.

Как пояснил в суде представитель Промсвязьбанка, тот действовал в рамках закона N115-ФЗ «О противодействии легализации преступных доходов». Поскольку на счет госпожи Петровой неоднократно поступали крупные суммы денег, которые снимались исключительно наличными, очередная такая операция вызвала у банка подозрения в незаконном происхождении денег. В связи с тем что запрошенные банком документы о происхождении денег и справку о своих доходах госпожа Петрова не предоставила, операции по ее счету были приостановлены на неопределенный срок. Как пояснили «Ъ» в пресс-службе банка, такие меры были приняты в соответствии со ст. 7 п. 11 закона 115-ФЗ.

Суд счел действия банка неправомерными по следующим причинам. Согласно ст. 845 ч. 3 Гражданского кодекса, банк не вправе контролировать либо ограничивать использование клиентских средств. Перечень документов, из-за отсутствия которых банк может отказать в совершении операции по счету, действительно установлен антиотмывочным законом, но является закрытым и не включает затребованные Промсвязьбанком документы. Приостановление же операций по счету без особых указаний регулятора допускается законом максимум на два дня.

В результате суд пришел к выводу, что банк, стремясь выполнить антиотмывочный закон, его же и нарушил, не говоря уже о Гражданском кодексе и законе о защите прав потребителей. Промсвязьбанк намерен обжаловать решение суда. «По нашему мнению, судом не дана оценка всем обстоятельствам дела и не приняты во внимание все положения закона 115-ФЗ»,— заявили в пресс-службе банка.

По информации «Ъ», случай Промсвязьбанка не единичный. Как заявили вчера «Ъ» в Центральном райсуде Волгограда, аналогичный иск поступил в отношении банка «Петрокоммерц». «Истец требовал взыскать с банка около 300 тыс. рублей, которые ему отказались выдать со счета,— пояснили в суде.— Свой отказ банк мотивировал проверкой службы безопасности по факту обращения и затребовал дополнительные документы об использовании средств». В волгоградском суде также находится иск к Сбербанку. По информации «Ъ», жалобы на отказы в выдаче наличных поступали и на банк ВТБ 24.

С судебными исками физических лиц в отношении антиотмывочной деятельности банков опрошенные «Ъ» юристы сталкиваются впервые. «По нашим данным, до сих пор такие иски суды не рассматривали»,— говорит гендиректор компании «Право и консультации» Павел Монаков, указывая, что согласен с решением волгоградского суда. По его мнению, если подобная судебная практика будет расширяться, банкам придется изменить свой подход к выполнению антиотмывочного закона.

По признанию самих банкиров, отказ в выдаче наличных средств является достаточно распространенным способом соблюсти антиотмывочный закон. «С тех пор как прямые услуги банков по обналичке подорожали, банки столкнулись с тем, что для отмывания стали активно использоваться вклады и текущие счета»,— говорит зампред правления Русь-банка Валерий Кардашов. По словам зампреда правления банка «Авангард» Валерия Торхова, рекомендованный ЦБ метод борьбы с этим явлением через заградительные тарифы отпугивает и «хороших» клиентов. Работа же с «плохими», даже при своевременном уведомлении Финмониторинга о сомнительных операциях, чревата если не отзывом лицензии, то серьезным репутационным риском.

По словам экспертов, попытки банков под угрозой жестких санкций регуляторов «перевыполнить» антиотмывочный закон фактически приводят к сбоям в осуществлении нормальной экономической деятельности. Так, помимо проблем со снятием наличных из-за новых норм закона 115-ФЗ физические лица испытывают огромные проблемы с проведением безналичных платежей (см. «Ъ» от 8 февраля). Этот же аргумент используется банками при отказах в открытии счетов клиентам—юридическим лицам (см. «Ъ» от 18 февраля).

«Банк России слишком высокими требованиями по выполнению антиотмывочного закона под угрозой отзыва лицензии попросту загоняет банки в угол»,— говорит адвокат коллегии адвокатов Волгоградской области Константин Шиповской. По его мнению, проблему могло бы решить смягчение позиции регулятора, а еще лучше — изменения законодательства, позволяющие банкам отказывать в открытии счетов в одностороннем порядке. В самом Банке России считают, что проблема не в жесткой позиции регулятора, а в нечеткости законодательства. «Банки вынуждены вводить какие-то несусветные ограничения, потому что в одном законе пишется одно, в другом — другое и никто не знает, как это все реализовывать»,— заявил «Ъ» источник в Банке России. При этом в ЦБ опасаются, что возможность банков отказывать в открытии счета чревата необъективным отношением к клиентам.