Судебная практика по ст1221 коап

Содержание страницы:

Административно-деликтные правоотношения при применении статьи 14.43 КоАП РФ (Калинина Л.Е.)

Дата размещения статьи: 18.05.2015

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях [1] (далее — КоАП РФ), действующий с 2003 г. и изменяемый с завидным постоянством, в современных условиях представляет собой не кодифицированный источник права, а нагромождение несобранных, экономически не просчитанных, а также зачастую недействующих норм. Кроме того, отсылочный характер норм предполагает использование законодательства, определяющего позитивное правовое регулирование. Вопрос заключается лишь в том, четко ли определено такое регулирование и соответствуют ли нормы негативного права принципам соразмерности и справедливости?

Поводом для размышлений явилась практическая реализация ст. 14.43 КоАП РФ. Анализ судебной практики позволяет сделать следующий вывод: конструкция данной нормы имеет смежные составы, что требует конкретизации при привлечении к административной ответственности. Однако вопросов здесь больше, чем ответов.

Составы ст. ст. 14.43 — 14.46 КоАП РФ ввели административную ответственность за нарушение технических регламентов. Нормативной основой технических регламентов стал Федеральный закон от 27 декабря 2002 г. N 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее — Закон о техническом регулировании). Сложность данного Закона заключается в том, что его принятие было связано с отказом от системы стандартизации, действующей в Российской Федерации и полученной в наследство от СССР. Не вдаваясь в подробности, можно коротко сформулировать различия: стандарты содержали перечень обязательных требований к продукции и не акцентировались на критериях разграничения таких требований. Закон о техническом регулировании выделил для продукции критерий безопасности, отделив его от качества. Пока нормы законодательства о техническом регулировании существовали только для определения позитивного регулирования, для субъектов предпринимательской деятельности все было непонятно, но не страшно. С введением административной ответственности непонятным все так и осталось, к тому же стало страшным.

Дело в том, что вопросы безопасности в российском законодательстве регулируются не только нормами технического регулирования. Так, Федеральный закон от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» закрепляет требование об отсутствии вредного воздействия (ст. 1). Меры по предотвращению распространения вредных организмов определяются Федеральным законом от 15 июля 2000 г. N 99-ФЗ «О карантине растений» ; о ветеринарной безопасности говорится в Приказе Минсельхоза России N 542, ФТС России N 2013 от 5 ноября 2009 г. «О ветеринарно-санитарных требованиях к складам временного хранения и таможенным складам» ; о безопасных продуктах животноводства говорится в Законе РФ от 14 мая 1993 г. N 4979-1 «О ветеринарии» ; обеспечение пожарной безопасности устанавливается Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. N 69-ФЗ «О пожарной безопасности».

СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3008.

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2010. N 3.

Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. N 24. Ст. 857.

Состав административного правонарушения, сконструированный в ст. 14.43 КоАП РФ, не включает нарушение требований безопасности всех представленных законов, за исключением первого — Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ. Таким образом, в качестве специальных норм по отношению к ст. 14.43 были определены ст. ст. 9.4, 10.3, 10.6, 10.8, ч. 2 ст. 11.21, ст. ст. 14.37, 14.44, 14.46, 20.4 КоАП РФ, но осталась неразграниченной ст. 6.3 КоАП РФ. К тому же состав вводился с опережающим регулированием, так как база технических регламентов полностью не сформирована — «Нарушение. или подлежащих применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательных требований». Это «или» можно расширить на санитарные нормы, которые устанавливают обязательные требования. Сложными в разграничении являются гигиенические требования безопасности, которые регулируются нормами санитарно-эпидемиологического законодательства. К тому же, согласно примечанию к ст. 14.43 КоАП РФ, под подлежащими применению до дня вступления в силу соответствующих технических регламентов обязательными требованиями в ст. ст. 14.43, 14.47 КоАП РФ понимаются обязательные требования, установленные нормативными правовыми актами, принятыми Комиссией Таможенного союза в соответствии с Соглашением Таможенного союза по санитарным мерам от 11 декабря 2009 г., а также не противоречащие им требования нормативных правовых актов Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, подлежащих обязательному исполнению в соответствии с п. п. 1, 1.1, 6.2 ст. 46 Федерального закона о техническом регулировании. Таким образом, примечание подвело под объективную сторону и санитарно-гигиенические требования. Однако никто не определил, какая часть требований является нарушением ст. 6.3 КоАП РФ, а какая — ст. 14.43. Это привело к тому, что за одно и то же действие в одном случае привлекают к ответственности по ст. 6.3 КоАП РФ, а в другом — по ст. 14.43 КоАП РФ .

См., например: Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 сентября 2012 г. N 15АП-10246/2012 по делу N А53-21710/2012 (по ст. 6.3 КоАП РФ) и Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 1 октября 2012 г. по делу N А39-1148/2012 (по ст. 14.43 КоАП РФ) // СПС «КонсультантПлюс».

В качестве примера правонарушения можно рассмотреть отсутствие производственного контроля. Для начала следует определиться, нормами какого законодательства закреплен производственный контроль, — как минимум для того, чтобы определить объективную сторону правонарушения.

Сопоставление норм позволяет отметить, что один закон регулирует качество как потребительскую категорию, т.е. отношения возникают в предпринимательской деятельности, а второй закон относится к санитарному законодательству на бытовом уровне — регулирует нормы чистоты. Однако при практическом применении норм о производственном контроле происходит некорректное смешение норм, в результате которых при квалификации правонарушения санитарный производственный контроль подменяет производственный контроль качества . Причину здесь тоже выявить достаточно просто: после принятия закона о качестве логично было бы далее развивать данную группу законодательства, однако этого не произошло. Тем временем при отсутствии ГОСТов, которые содержали микробиологические требования к произведенной продукции, именно санитарными нормами восполнили данный пробел (введя такое понятие, как гигиеническая безопасность), но в гипертрофированной форме, устанавливая санитарными правилами расширенный круг требований. Проблема здесь в одном: под ГОСТами существовало научное обоснование, а к нормам санитарных правил, утвержденных постановлениями государственных санитарных врачей, очень много вопросов по их обоснованности. Почему в санитарных правилах закреплены, например, нормы по организации торговли, никак не связанные с санитарией: «При хранении пищевых продуктов должны соблюдаться правила товарного соседства, нормы складирования. Продукты, имеющие специфический запах (сельди, специи и т.п.), должны храниться отдельно от продуктов, воспринимающих запахи» (п. 7.6 СП 2.3.6.1066-01.2.3.5.) ? Закрепление данной нормы в санитарных правилах приводит к тому, что субъекта предпринимательской деятельности привлекают к ответственности по ст. 14.43 КоАП РФ , а не ст. 14.15 КоАП РФ.

См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского от 30 мая 2013 г. по делу N А43-22852/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. 2001. N 41.

Постановление ФАС Волго-Вятского от 26 августа 2013 г. по делу N А79-298/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

Итак, объективной стороной является отсутствие производственного контроля. Анализ арбитражной практики ст. 14.43 КоАП РФ позволил выделить в качестве объекта нарушение норм ст. 11 или ст. 15 Федерального закона от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» . Здесь следует учитывать, что ст. 15 указанного Закона является общеправовой нормой, не закрепляющей никаких критериев, отсылающей к санитарно-эпидемиологическим требованиям (п. 2 ст. 15). Ее применение в качестве объекта вызывает трудности относительно конкретности деяния правонарушения.

См., например: Постановление ФАС Поволжского округа от 22 ноября 2012 г. по делу N А57-10885/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Таблица 1

Сопоставление норм Федеральных законов от 2 января 2000 г. N 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» и от 30 марта 1999 г. N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»

Коап рф ст 1221 ч 1

Статья 12.21.1. Нарушение правил движения тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства

СТ 12.21.1 КоАП РФ

1. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением допустимых габаритов транспортного средства на величину не более 10 сантиметров без специального разрешения, либо с превышением габаритов, указанных в специальном разрешении, на величину не более 10 сантиметров, либо с превышением допустимой массы транспортного средства или допустимой нагрузки на ось транспортного средства на величину более 2, но не более 10 процентов без специального разрешения, либо с превышением массы транспортного средства или нагрузки на ось транспортного средства, указанных в специальном разрешении, на величину более 2, но не более 10 процентов —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от ста тысяч до ста пятидесяти тысяч рублей, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, — на собственника (владельца) транспортного средства в размере ста пятидесяти тысяч рублей.

2. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением допустимых габаритов транспортного средства на величину более 10, но не более 20 сантиметров либо с превышением допустимой массы транспортного средства или допустимой нагрузки на ось транспортного средства на величину более 10, но не более 20 процентов без специального разрешения —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от трех тысяч до четырех тысяч рублей; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от двадцати пяти тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, — на собственника (владельца) транспортного средства в размере трехсот тысяч рублей.

3. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением допустимых габаритов транспортного средства на величину более 20, но не более 50 сантиметров либо с превышением допустимой массы транспортного средства или допустимой нагрузки на ось транспортного средства на величину более 20, но не более 50 процентов без специального разрешения —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от пяти тысяч до десяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от двух до четырех месяцев; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от тридцати пяти тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот пятидесяти тысяч до четырехсот тысяч рублей, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, — на собственника (владельца) транспортного средства в размере четырехсот тысяч рублей.

4. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением габаритов, указанных в специальном разрешении, на величину более 10, но не более 20 сантиметров либо с превышением массы транспортного средства или нагрузки на ось транспортного средства, указанных в специальном разрешении, на величину более 10, но не более 20 процентов —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от трех тысяч до трех тысяч пятисот рублей; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от двадцати тысяч до двадцати пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до двухсот пятидесяти тысяч рублей, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, — на собственника (владельца) транспортного средства в размере двухсот пятидесяти тысяч рублей.

5. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением габаритов, указанных в специальном разрешении, на величину более 20, но не более 50 сантиметров либо с превышением массы транспортного средства или нагрузки на ось транспортного средства, указанных в специальном разрешении, на величину более 20, но не более 50 процентов —

влечет наложение административного штрафа на водителя в размере от четырех тысяч до пяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от двух до трех месяцев; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот тысяч до четырехсот тысяч рублей, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, — на собственника (владельца) транспортного средства в размере четырехсот тысяч рублей.

6. Движение тяжеловесного и (или) крупногабаритного транспортного средства с превышением допустимых габаритов на величину более 50 сантиметров без специального разрешения, либо с превышением габаритов, указанных в специальном разрешении, на величину более 50 сантиметров, либо с превышением допустимой массы транспортного средства или допустимой нагрузки на ось транспортного средства на величину более 50 процентов без специального разрешения, либо с превышением массы транспортного средства или нагрузки на ось транспортного средства, указанных в специальном разрешении, на величину более 50 процентов —

Другие статьи:  Требования к современным танкам

влечет наложение административного штрафа на водителя транспортного средства в размере от семи тысяч до десяти тысяч рублей или лишение права управления транспортными средствами на срок от четырех до шести месяцев; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от сорока пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей, а в случае фиксации административного правонарушения работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, — на собственника (владельца) транспортного средства в размере пятисот тысяч рублей.

7. Нарушение правил движения тяжеловесных и (или) крупногабаритных транспортных средств, за исключением случаев, предусмотренных частями 1 — 6 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на водителя транспортного средства в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц, ответственных за перевозку, — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

8. Предоставление грузоотправителем недостоверных сведений о массе или габаритах груза в документах на перевозимый груз либо неуказание в транспортной накладной при перевозке крупногабаритных или тяжеловесных грузов информации о номере, дате или сроке действия специального разрешения либо о маршруте перевозки такого груза, если это повлекло нарушение, предусмотренное частью 1, 2 или 4 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей; на должностных лиц — от пятнадцати тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.

9. Предоставление грузоотправителем недостоверных сведений о массе или габаритах груза в документах на перевозимый груз либо неуказание в транспортной накладной при перевозке крупногабаритных или тяжеловесных грузов информации о номере, дате или сроке действия специального разрешения либо о маршруте перевозки такого груза, если это повлекло нарушение, предусмотренное частью 3, 5 или 6 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — от двадцати пяти тысяч до тридцати пяти тысяч рублей; на юридических лиц — от трехсот пятидесяти тысяч до четырехсот тысяч рублей.

10. Превышение допустимой массы транспортного средства и (или) допустимой нагрузки на ось транспортного средства, либо массы транспортного средства и (или) нагрузки на ось транспортного средства, указанных в специальном разрешении, либо допустимых габаритов транспортного средства, либо габаритов, указанных в специальном разрешении, юридическими лицами или индивидуальными предпринимателями, осуществившими погрузку груза в транспортное средство, —

влечет наложение административного штрафа на индивидуальных предпринимателей в размере от восьмидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до четырехсот тысяч рублей.

11. Несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками, запрещающими движение транспортных средств, общая фактическая масса которых либо нагрузка на ось которых превышает указанные на дорожном знаке, если движение таких транспортных средств осуществляется без специального разрешения, —

влечет наложение административного штрафа в размере пяти тысяч рублей.

Примечание. За административные правонарушения, предусмотренные настоящей статьей, лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как юридические лица.

Комментарий к Ст. 12.21.1 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ

1. Правила перевозки крупногабаритных и тяжеловесных грузов регламентируются Постановлением Правительства РФ от 15.04.2011 N 272 «Об утверждении Правил перевозок грузов автомобильным транспортом» и Приказом Минтранса России от 15.01.2014 N 7 «Об утверждении Правил обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом и Перечня мероприятий по подготовке работников юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, осуществляющих перевозки автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, к безопасной работе и транспортных средств к безопасной эксплуатации».

Запрет на отклонение от установленного в специальном разрешении маршрута предусмотрен п. 59 Правил обеспечения безопасности перевозок пассажиров и грузов автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом, утвержденных Приказом Минтранса России от 15.01.2014 N 7.

Нарушение данного запрета образует объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 комментируемой статьи.

2. Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 анализируемой статьи, образует перевозка крупногабаритных грузов с превышением габаритов, указанных в специальном разрешении, более чем на 10 см.

3. Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 комментируемой статьи, образует перевозка тяжеловесных грузов с превышением разрешенных максимальной массы или нагрузки на ось, указанных в специальном разрешении, более чем на 5%.

4. Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 3.1 анализируемой статьи, образует предоставление грузоотправителем недостоверных сведений о массе и габаритах груза, если это повлекло нарушение правил перевозки крупногабаритных и тяжеловесных грузов.

5. Нарушение иных правил перевозки крупногабаритных и тяжеловесных грузов, за исключением нарушений, ответственность за совершение которых предусмотрена ч. ч. 1 — 3 комментируемой статьи, образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 12.21.1 КоАП РФ.

6. Объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного ч. 5 комментируемой статьи, образует несоблюдение требований, предписанных дорожными знаками, запрещающими движение транспортных средств, в том числе составов транспортных средств, общая фактическая масса которых либо нагрузка на ось которых превышает указанные на дорожном знаке, если движение таких транспортных средств осуществляется без специального разрешения.

7. Субъектами комментируемых правонарушений являются водители транспортных средств, должностные лица, ответственные за перевозку таких грузов, а также юридические лица.

8. С субъективной стороны указанные правонарушения характеризуются умыслом.

9. За совершение правонарушений, предусмотренных ч. ч. 1 — 3 комментируемой статьи, в соответствии со ст. 27.13 КоАП РФ применяется задержание транспортного средства и помещение его на специализированную стоянку.

10. Дела о комментируемых административных правонарушениях рассматриваются начальником Госавтоинспекции, его заместителем, командиром полка (батальона, роты) дорожно-патрульной службы, его заместителем (ст. 23.3 КоАП РФ). Дела об административных правонарушениях по ч. ч. 1 и 2 комментируемой статьи рассматриваются судьями в случае передачи им на рассмотрение соответствующего дела (ч. 2 ст. 23.1 КоАП РФ).

11. Протоколы о соответствующих административных правонарушениях составляются должностными лицами органов внутренних дел (полиции) (ч. 1 ст. 28.3 КоАП РФ).

Статья 12.21 КоАП РФ. Нарушение правил перевозки грузов, правил буксировки

Новая редакция Ст. 12.21 КоАП РФ

1. Нарушение правил перевозки грузов, а равно правил буксировки —

влечет предупреждение или наложение административного штрафа в размере пятисот рублей.

2. Утратила силу.

Комментарий к Статье 12.21 КоАП РФ

1. Объект данного правонарушения — безопасность дорожного движения, правила дорожного движения.

2. С объективной стороны нарушение, предусмотренное ч. 1, представляет собой действие или бездействие и выражается в несоблюдении правил перевозки грузов, правил буксировки.

Правонарушение считается оконченным с момента нарушения соответствующего правила перевозки грузов, правил буксировки.

3. Субъективная сторона характеризуется виной в форме умысла или неосторожности.

4. Субъектами правонарушения выступают водитель транспортного средства, осуществляющий буксировку или перевозку грузов с нарушением установленных правил, а также должностное лицо, ответственное за перевозку.

Другой комментарий к Ст. 12.21 Кодекса Российской Федерации об Административных Правонарушениях

1. Объект административного правонарушения — безопасность дорожного движения, Правила дорожного движения. Непосредственным объектом выступает правило перевозки грузов, правило буксировки.

2. С объективной стороны нарушение, предусмотренное ч.1, представляет собой действие (бездействие) и выражается в несоблюдении правил перевозки грузов, правил буксировки.

Нарушение правил может проявляться, например, в буксировке транспортных средств, у которых не действует рулевое управление; в буксировке двух или более транспортных средств; в буксировке транспортных средств с недействующей тормозной системой, если их фактическая масса более половины фактической массы буксирующего транспортного средства; в буксировке в гололедицу на гибкой сцепке и др.

Нарушение правил перевозки грузов может проявляться, например, в перевозке массы перевозимого груза, превышающей величину, установленную предприятием-изготовителем для данного транспортного средства; в перевозке грузов, ограничивающих водителю обзор, затрудняющих управление и нарушающих устойчивость транспортного средства и др.

Согласно п.23 Правил дорожного движения груз, выступающий за габариты транспортного средства спереди или сзади более чем на 1 метр или сбоку более чем на 0,4 метра от внешнего края габаритного огня, должен быть обозначен опознавательными знаками «Крупногабаритный груз», а в темное время суток и в условиях недостаточной видимости, кроме того, спереди фонарем или световозвращателем белого цвета, а сзади — фонарем или световозвращателем красного цвета.

Перевозка тяжеловесных и опасных грузов, движение транспортного средства, габаритные параметры которого с грузом или без него превышают по ширине 2,55 метра (2,6 метра — для рефрижераторов и изотермических кузовов), по высоте 4 метра от поверхности проезжей части, по длине (включая один прицеп) 20 метров, либо движение транспортного средства с грузом, выступающим за заднюю точку габарита транспортного средства более чем на 2 метра, а также движение автопоездов с двумя и более прицепами осуществляются в соответствии со специальными правилами.

Нарушение указанных правил перевозки опасных, крупногабаритных или тяжеловесных грузов квалифицируется по ч.2 комментируемой статьи.

Учитывая, что диспозиция ст.12.21 является бланкетной, для привлечения виновного к административной ответственности необходимо в каждом конкретном случае указывать, какое правило перевозки грузов или буксировки нарушено.

По юридической конструкции правонарушение образует формальный и сложный состав. Правонарушение считается оконченным с момента нарушения соответствующего правила перевозки грузов, правил буксировки.

3. Субъективная сторона характеризуется виной в форме умысла или неосторожности.

4. Субъектами административного правонарушения выступает водитель транспортного средства, осуществляющий буксировку или перевозку грузов с нарушением установленных правил, а также должностное лицо, ответственное за перевозку.

Иные нарушения правил перевозки крупногабаритных и тяжелых ТС, перевозящих грузы, не составляющие предмет нарушения по частям 1-6 комментируемой статьи

Исключая нарушения, перечисленные в частях с первой по шестую включительно, предмет нарушений по данной части образуют следующие ситуации:

    Если водитель грузовика превышает скорость, предписанную разрешением на перевозку, которое у него должно иметься в обязательном порядке.

Если перемещение тяжелого или крупногабаритного груза осуществляется в плохую погоду: гололедица, снегопад или видимость менее 100 м. Любое из перечисленных условий значительно усложняет движение по проезжей части любых ТС, а особенно груженых фур. Каждый год на дорогах страны в зимнее время образуются многокилометровые заторы из грузовых машин, которые не могут продолжить движение в снегопад. Они не могут покинуть проезжую часть, что полностью парализует движение и делает невозможным проезд любых других ТС.

Если водитель движется по обочине (если иное не предписано установленными условиями грузоперевозки).

  • Если транспортное средство останавливается вне специально выделенных для этого пунктов стоянки, которые должны располагаться вне проезжей части, чтобы не препятствовать движению другого транспорта.
  • Все эти условия зафиксированы в официальных Правилах обеспечения безопасности пассажирских и грузовых перевозок, которые были утверждены соответствующим Приказом российского транспортного Министерства.

    Кроме того, предмет комментируемой части рассматриваемой статьи также образует перевозка крупногабаритного груза с неправильно или не полностью заполненным разрешением, содержание которого не соответствует установленным стандартам, например:

      отсутствие на момент перевозки в блоке А официального бланка личной подписи водителя, который реально управляет грузовиком, на который выписано разрешение),

  • несоблюдение одного или нескольких особых условий перемещения груза, указанных в сопроводительной документации.
  • Несмотря на то, что фактическим субъектом нарушений в данном случае является водитель ТС, штрафы предусмотрены не только для него. Если физлицо, управляющее грузовым автомобилем, отделается штрафом в 1000-1500 рублей, то должностным лицам, ответственным за перевозку и подготовку машины к рейсу, грозит более серьезное финансовое взыскание: 5 000-10 000 руб. И, наконец, самый крупный штраф ждет юридических лиц, в чьем ведении находится грузовой транспорт: 50 000-100 000 руб.

    Статья 12.21.3. Несоблюдение требований законодательства Российской Федерации о внесении платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения транспортными средствами, имеющими разрешенн

    1. Движение транспортного средства, имеющего разрешенную максимальную массу свыше 12 тонн, по автомобильным дорогам общего пользования федерального значения без внесения платы в счет возмещения вреда, причиняемого автомобильным дорогам общего пользования федерального значения таким транспортным средством, если такая плата является обязательной, —

    влечет наложение административного штрафа на водителя указанного транспортного средства в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц, ответственных за движение указанного транспортного средства, — сорока тысяч рублей; на индивидуальных предпринимателей — сорока тысяч рублей; на юридических лиц — четырехсот пятидесяти тысяч рублей.

    2. Повторное совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 настоящей статьи, —

    влечет наложение административного штрафа на должностных лиц, ответственных за движение указанного транспортного средства, — в размере пятидесяти тысяч рублей; на индивидуальных предпринимателей — пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — одного миллиона рублей.

    Коап рф ст 1221 ч 1

    Судебная практика по делам
    об административных правонарушениях

    И Н Ф О Р М А Ц И Я
    по обобщению судебной практики по рассмотрению административных
    дел, вытекающих из деятельности судебных приставов

    В соответствии с планом работы Ульяновского областного суда проведено обобщение судебной практики по рассмотрению мировыми и федеральными судьями Ульяновской области в 2008 году административных дел, вытекающих из деятельности судебных приставов.
    На обобщение поступило и было изучено 649 административных дел.

    Другие статьи:  Срок ответа нотариуса на заявление

    В соответствии со ст. 23.1 КоАП РФ мировым судьям подведомственны дела об административных правонарушениях, вытекающих из деятельности судебных приставов, предусмотренные статьями:
    17.3 — Неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов;
    — Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей;
    частью 2 ст. 17.14 — Неисполнение банком или иной кредитной организацией содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств с должника;
    частью 1 ст. 19.4 — Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей;
    частью 1 ст. 19.5 — Невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства;
    19.7 — Непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных статьями 19.7.1, 19.7.2, 19.8, 19.19 настоящего Кодекса.

    Дела об административных правонарушениях, предусмотренных частями 1 и 3 ст. 17.14 КоАП РФ и ст. 17.15 КоАП РФ, в соответствии со ст. 23.68 КоАП РФ рассматривают судебные приставы-исполнители.
    Часть 1 ст. 17.14 — Нарушение должником законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, представлении недостоверных сведений о своих правах на имущество, несообщении об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, месте получения пенсии, иных доходов или месте жительства.
    Часть 3 ст. 17.14 — Нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, отказе от получения конфискованного имущества, представлении недостоверных сведений об имущественном положении должника, утрате исполнительного документа, в несвоевременном отправлении исполнительного документа,
    Ст. 17.15 — Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора.
    Неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, вновь установленный судебным приставом-исполнителем после наложения административного штрафа.

    Районные суды рассматривают жалобы на постановления судебных приставов-исполнителей о привлечении виновных лиц к административной ответственности по указанным статьям.

    Большинство изученных дел рассмотрено по главе 17 КоАП РФ – 451 дело. По главе 19 КоАП РФ рассмотрено 197 административных дел.

    1. Ст. 17.3 КоАП РФ — Неисполнение законного распоряжения судьи о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила.
    Неисполнение законного распоряжения судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила.
    Из анализа данной статьи следует, что она применима к нарушителям установленного порядка деятельности судов вне судебного заседания. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании, а также условия и процедура их применения предусмотрены нормами УПК РФ и ГПК РФ (ст. ст. 117, 118 и 258 УПК РФ и ст. ст. 105, 158, 159, 224 ГПК РФ).
    Верховный Суд Российской Федерации в Постановлениях от 28.08.2007 N 38-АД07-1 и от 31.01.2006 N 41-АД05-5 указал, что условия привлечения к ответственности за нарушение установленного процессуальными нормами порядка в судебном заседании специально урегулированы положениями ГПК РФ и УПК РФ. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании или неподчинение распоряжениям председательствующего применяются к нарушителю судом в том судебном заседании, где это нарушение было установлено. Оснований для привлечения лица к административной ответственности по ст. 17.3 КоАП РФ за нарушение порядка в судебном заседании не имеется.
    Вместе с тем мировые судьи привлекают к административной ответственности по данной статье нарушителей порядка в судебном заседании, хотя данные действия не образуют состава административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.3 КоАП РФ.

    По части 2 ст. 17.3 КоАП РФ, в основном, к административной ответственности привлекались граждане за нахождение в помещении суда в состоянии алкогольного опьянения.

    2. Ст. 17.8 КоАП РФ — Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей.
    Правонарушение заключается не в прямом неисполнении исполнительного документа, требований судебного пристава-исполнителя, а в создании препятствий со стороны граждан и должностных лиц деятельности судебного пристава-исполнителя.
    Объективная сторона указанного правона­рушения выражается в действии, т.е. гражда­не или должностное лицо своими действиями препятствуют законной деятельности судебного пристава-исполнителя, находящегося при исполнении служебных обязанностей. Соответственно, должник — юридическое лицо не может быть привлечен к данному виду ответственности.
    Субъектами правонару­шения являются граждане и должностные ли­ца, которые своими деяниями мешают или не допускают осуществление законной деятель­ности судебного пристава-исполнителя. По­добные действия, как правило, совершаются умышленно.
    Наиболее часто встречающиеся дела по данной статье – привлечение к ответственности лиц, уклоняющихся от явки в суд в ходе исполнения судебным приставом постановления суда о принудительном приводе в судебное заседание; отказ в допуске судебного пристава-исполнителя в жилое помещение для проведения описи и ареста имущества, для исполнения решения суда.

    Пример: Постановлением мирового судьи судебного участка Цильнинского района Ульяновской области от 27 марта 2008 года на Ш. было наложено административное наказание в виде административного штрафа в размере одной тысячи рублей за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 17.8 КоАП РФ.
    Материалами дела установлено, что Ш. 19 марта 2008 года, находясь у себя дома, оказал сопротивление судебному приставу при исполнении последним постановления о принудительном приводе его в ОСП. Отказался впустить судебного пристава в дом, на уговоры не реагировал. Затем при ознакомлении с постановлением о принудительном приводе под роспись также отказывался ехать в ОСП, высказываясь в адрес судебного пристава нецензурной бранью.

    2.1. Примеры неверного применения ст. 17.8 КоАП РФ.
    Постановлением мирового судьи судебного участка № 8 Ленинского района г. Ульяновска от 11.02.2008 П. была привлечена к административной ответственности в виде штрафа в сумме 1000 руб. за то, что, находясь в здании Ленинского районного суда г. Ульяновска, была остановлена на посту № 1 для вручения ей судебным приставом исполнительных документов. На требование судебного пристава задержаться и получить документы, не отреагировала, пыталась выйти на улицу, вступила в пререкания с судебным приставом, отказалась предъявить свой паспорт.
    Решением Ленинского районного суда г. Ульяновска от 03.03.2008 постановление мирового судьи отменено, дело прекращено ввиду отсутствия в действиях П. состава административного правонарушения. При этом районный суд указал, что ст. 64 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» содержит перечень исполнительских действий, которые правомочен совершать судебный пристав-исполнитель. Именно за препятствия в исполнении указанных действий виновное лицо может быть привлечено к административной ответственности. Право принудительного вручения документов судебным приставом данной статьей не предусмотрено. Получение документов является правом, а не обязанностью гражданина. Исходя из положений Федерального закона «Об исполнительном производстве» при отказе адресата от получения документов указанный факт фиксируется в документе. Действия П. не образуют состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 17.8 КоАП РФ.

    Постановлением мирового судьи судебного участка № 1 Ульяновского района М. — директор ОНО ОС по картофелю «Ульяновская» привлечен к административной ответственности по ст. 17.8 КоАП РФ – воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей. Суть правонарушения заключается в том, что в нарушение постановления судебного пристава от 17.03.2008 об ограничении проведения расходных операций по кассе с целью обращения взыскания на наличные денежные средства в размере 50%, М. не перечислил денежные средства на депозитный счет ОСП по Ульяновском району.
    Вместе с тем в данном случае судебный пристав должен был сам привлечь виновное лицо к административной ответственности по ст. 17.14 ч. 1 — за невыполнение законных требований судебного пристава.

    Правильно по аналогичному делу в отношении главного бухгалтера ОАО ПК «Витязь» мировой судья судебного участка № 3 Железнодорожного района прекратил производство по делу за отсутствием состава административного правонарушения, указав, что ответственность за данные действия предусмотрена ст. 87 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

    2.2. Следует отметить, что имеются трудности по разграничению составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 17.8 и ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ. Диспозиции указанных статьей являются схожими:
    ст. 17.8 КоАП РФ — Воспрепятствование законной деятельности судебного пристава, находящегося при исполнении служебных обязанностей;
    часть 1 ст. 19.4 КоАП РФ — Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей.
    Положения главы 19 КоАП РФ стали применяться в деятельности судебных приставов с момента внесения Указом Президента РФ от 21 апреля 2008 года №539 изменений в Положение о Федеральной службе судебных приставов №1316 от 13 октября 2004 года. Данным Указом Федеральная служба судебных приставов наделена функциями по государственному контролю и надзору у установленной сфере деятельности. По ранее действовавшему законодательству судебный пристав не относился к должностным лицам, осуществляющим государственный надзор, как указывал в своем обзоре за I квартал 2006 года Верховный Суд Российской Федерации.

    Пример: Постановлением мирового судьи судебного участка №2 Вешкаймского района Ульяновской области от 7 ноября 2008 года привлечен к административной ответственности Б. по статье 19.4 части 1 КоАП РФ, назначен административный штраф в размере пятьсот рублей.
    Согласно протоколу об административном правонарушении от 24 октября 2008 года Б. при исполнении принудительного привода отказался проследовать к судебному приставу-исполнителю, требовал повестку.
    Извещением о вызове на прием к судебному приставу-исполнителю от 20 октября 2008 года Б. предписывалось явиться 23 октября 2008 г. по вопросу выплаты алиментов. Извещение Б. вручено 22 октября 2008 года. Однако к указанному сроку Б. не явился. 23 октября 2008 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о принудительном приводе Б. на 24 октября 2008 года.

    2.3. При сопоставлении составов административных правонарушений, предусмотренных ст. 17.8 и ч.1 ст. 19.4 КоАП РФ, в части воспрепятствованию деятельности судебного пристава, целесообразнее квалифицировать действия правонарушителя по ст. 17.8 КоАП РФ, поскольку она непосредственно касается деятельности судебных приставов. Кроме того, ст. 17.8 КоАП РФ содержит более строгое наказание, применение которого в большей степени способствует достижению целей административного наказания (административный штраф на граждан в размере от одной тысячи до одной тысячи пятисот рублей; на должностных лиц — от двух тысяч до трех тысяч рублей).
    Санкция ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ предусматривает наказание в виде предупреждения или административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц — от одной тысячи до двух тысяч рублей.

    При анализе дел по ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ выявлены многочисленные случаи применения к правонарушителям минимального наказания, предусмотренного санкцией указанной статьи, — предупреждение. Данное наказание не отвечает целям административного наказания.

    Пример: Постановлением мирового судьи судебного участка Сурского района Ульяновской области от 22 февраля 2008 года С. был привлечен к административной ответственности по статье 19.4 части 1 КоАП РФ и ему назначено административное наказание в виде предупреждения.
    Материалами дела установлено, что 30.01.2008 С., находясь в состоянии алкогольного опьянения, оказал неповиновение законному распоряжению пристава, находящегося при осуществлении исполнительных действий, о прекращении противоправных действий, чем воспрепятствовал осуществлению должностным лицом служебных обязанностей.

    3. Применение части 1 ст. 19.4 КоАП РФ при квалификации административных правонарушений.
    Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль), а равно воспрепятствование осуществлению этим должностным лицом служебных обязанностей.

    Пример: Постановлением мирового судьи судебного участка Новоспасского района Ульяновской области от 26 ноября 2008 года А. был привлечен к административной ответственности за совершение административного правонарушения, предусмотренного статьей 19.4 части 1 КоАП РФ, взыскан штраф в сумме пятьсот рублей.
    Суть правонарушения заключается в следующем: 12 ноября 2008 года в отношении А. судебным приставом-исполнителем был составлен протокол об административном правонарушении, где указано, что А. является должником по исполнительному производству. 28 августа 2008 года А. получил постановление о возбуждении исполнительного производства и повестку, о чем свидетельствует подпись А. в обратном уведомлении, но по повестке не явился. При совершении исполнительных действий 22 сентября 2008 года с должника было взято объяснение, где он обязуется явиться в ОСП и оплатить штраф в сумме 500 рублей до 10 октября 2008 года, однако должник не явился. 31 октября 2008 года судебным приставом-исполнителем А. было лично вручено извещение о вызове на прием к судебному приставу на 11 ноября 2008 года, однако должник вновь не явился.
    Мировой судья квалифицировал действия нарушителя по части 1 статьи 19.4 КоАП РФ, как неповиновение законному требованию должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль).
    Вместе с тем квалификация действия правонарушителя по данной статье не может быть признана правильной.
    В соответствии с п. 5 ст. 24 Федерального закона «Об исполнительном производстве» лица, уклоняющиеся от явки по вызову судебного пристава- исполнителя могут подвергаться приводу на основании постановления судебного пристава-исполнителя, однако указанная норма не всегда применяется судебными приставами. В данном случае судебный пристав был вправе использовать в отношении лица принудительный привод.
    Кроме того, судебный пристав вправе был самостоятельно привлечь нарушителя к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ — нарушение должником законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя. Применение данной статьи является более целесообразным, поскольку не требует направления дела в суд для рассмотрения по существу (т.е. дополнительных временных затрат).
    Кроме того, неявка по вызову судебного пристава не образует состав административного правонарушения, предусмотренный ч. 1 ст. 19.4 КоАП РФ, поскольку данное правонарушение не посягает на установленный порядок управления.

    Другие статьи:  Прибавляют материнский капитал

    4. Квалификация административных правонарушений по части 1 и 3 ст. 17.14, ст. 17.15 КоАП РФ.
    4.1. Судебный пристав-исполнитель имеет право самостоятельно выносить постановления о привлечении к административной ответственности лиц, виновных в совершении правонарушений, предусмотренных ст. 17.15 и ч.ч. 1, 3 ст. 17.14 Кодекса. При рассмотрении дел данной категории возникает вопрос о необходимости уведомления лица, привлекаемого к ответственности, о месте и времени рассмотрения судебным приставом-исполнителем дела об административном правонарушении.
    В соответствии со ст. 115 Федерального закона «Об исполнительном производстве» и п. 1.1 ст. 28.6 КоАП РФ в случае совершения административных правонарушений, предусмотренных частями 1 и 3 статьи 17.14 и статьей 17.15 КоАП РФ, протокол об административном правонарушении не составляется и постановления по делам об этих правонарушениях выносятся без составления протокола. В то же время в силу содержащейся в п. 1.1 ст. 28.6 КоАП РФ нормы рассмотрение дел о названных административных правонарушениях осуществляется в порядке, предусмотренном КоАП РФ, с учетом особенностей, установленных Федеральным законом «Об исполнительном производстве». Общий порядок рассмотрения дел об административных правонарушениях регламентирован главой 29, а также нормами глав 24-26 КоАП РФ. В этой связи, поскольку ФЗ «Об исполнительном производстве» не определяет особый порядок рассмотрения судебным приставом-исполнителем дел об административных правонарушениях, предусмотренных ст. 17.14 и 17.15 КоАП РФ, они должны рассматриваться с соблюдением общего порядка, установленного положениями глав 24-26 и 29 КоАП РФ. В силу этого при рассмотрении судебным приставом-исполнителем дел о названных административных правонарушениях им должны соблюдаться, в том числе, требования статей 25.1 и 25.4 КоАП РФ о надлежащем извещении лица, в отношении которого ведется производство, о месте и времени рассмотрения дела и требования статьи 26.1 КоАП РФ о том, какие обстоятельства подлежат выяснению при рассмотрении дела.

    Пример: Постановлением судебного пристава-исполнителя от 17.06.2008 Ч. привлечена к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ за несвоевременное направление по месту работу должника исполнительного документа о взыскании с него алиментов. Решением Сенгилеевского районного суда Ульяновской области от 07.07.2008 вышеуказанное постановление судебного пристава-исполнителя было отменено, поскольку в материалах дела отсутствовали доказательства надлежащего извещения Ч. о времени и месте рассмотрения в отношении неё дела об административном правонарушении.

    4.2. Квалификация действий правонарушителя по части 1 статьи 17.15 КоАП РФ — неисполнение должником содержащихся в исполнительном документе требований неимущественного характера в срок, установленный судебным приставом-исполнителем после взыскания исполнительского сбора.

    Примеры: Постановлением судебного пристава-исполнителя от 08.10.2008 Ш. привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ. Не согласившись с указанным постановлением, она обжаловала его в районный суд. Решением Барышского районного суда Ульяновской области от 22.10.2008 постановление судебного пристава-исполнителя было оставлено без изменения. Суд установил, что 04.05.2008 в отношении Ш. было возбуждено исполнительное производство и ей предоставлен срок 5 дней для добровольного исполнения решения суда. В указанный срок требования не были исполнены. В связи с этим 12.05.2008 с должницы был взыскан исполнительский сбор. 02.10.2008 судебный пристав-исполнитель предоставил ей срок до 06.10.2008 для исполнения решения суда, однако оно не было исполнено. В связи с этим постановлением судебного пристава-исполнителя от 08.10.2008 она была привлечена к административной ответственности правомерно.
    Решением Ульяновского областного суда от 11.11.2008 решение Барышского городского суда было оставлено без изменения.

    Постановлением судебного пристава-исполнителя от 04.03.2008 Т. был привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.15 КоАП РФ. Решением Кузоватовского районного суда от 27.03.2008 указанное постановление было отменено, поскольку в ходе рассмотрения дела было установлено, что постановление было вынесено судебным приставом-исполнителем без надлежащего извещения Т., чем нарушены положения ч. 2 ст. 25.1 КоАП РФ. Кроме того, в постановлении судебного пристава-исполнителя не указано, за неисполнение какого именно требования судебного пристава (от какого числа, в какой срок его необходимо было исполнить) он привлекается к административной ответственности. В требовании от 09.11.2007 судебный пристав-исполнитель требовал от должника исполнить решение суда в срок до 13.11.2007. Постановлением судебного пристава-исполнителя от 13.11.2007 исполнительные действия были отложены до 22.11.2007, и в дальнейшем производство по нему приостановлено не было. Таким образом, срок привлечения к административной ответственности за нарушение данного требования судебного пристава-исполнителя на 04.03.2008 уже истек.

    5. Часть 1 ст. 19.5 КоАП РФ — невыполнение в установленный срок законного предписания (постановления, представления, решения) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), об устранении нарушений законодательства.
    Из общего количества дел, поступивших на обобщение, большинство дел по данной статье поступили из Радищевского района (41 дело).
    Суть правонарушения по указанным делам заключается в следующем: судебным приставом-исполнителем в рамках исполнительного производства выносились предписания об исполнении в установленный им срок решения суда о погашении задолженности по алиментам, выплате кредитору денежной суммы по договору займа и невыполнении других денежных обязательств. Поскольку должники в установленный законом срок не исполняли указанные в предписании требования, в отношении них судебные приставы-исполнители составляли протоколы об административном правонарушении по ч.1 ст. 19.5 КоАП РФ, и далее мировой судья привлекал должников к административной ответственности по указанной статье.
    Вместе с тем данная практика является неверной. В статье говорится о невыполнении в срок предписания об устранении нарушений законодательства (примером такого предписания может быть предписание госпожнадзора об устранении нарушений требований пожарной безопасности). В данном же случае речь идет не об устранении нарушений законодательства, а об исполнении требований, содержащихся в исполнительном документе, т.е. об исполнении решения суда.

    При этом правильно в связи с отсутствием состава административного правонарушения по части 1 статьи 19.5 КоАП РФ было прекращено производство по двум административным делам, рассмотренным и.о. мирового судьи судебного участка Старокулаткинского района Ульяновской области (постановление от 28 ноября 2008 года по делу № 5-51/08, постановление от 24 ноября 2008 года по делу № 5-50/08).
    В обоснование принятого решения мировой судья указал, что объектом правонарушения согласно данной статье является порядок управления.
    Факт невыполнения должником добровольно в установленный приставом срок действий, указанных в постановлении о возбуждении исполнительного производства, затем и в предписании, а именно, то обстоятельство, что правонарушитель в установленный срок без уважительных причин не трудоустроился и не погасил задолженность по алиментам, не является административным правонарушением против порядка управления.

    6. Статья 19.7 КоАП РФ – непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных статьями 19.7.1, 19.7.2, 19.8, 19.19 настоящего Кодекса.
    Большинство дел данной категории касаются случаев привлечения к административной ответственности лиц, не представивших либо несвоевременно представивших судебному приставу-исполнителю сведений о перемене места работы в связи с исполнением требований об уплате алиментов (данная обязанность предусмотрена ст. 111 Семейного кодекса РФ).
    По данной статье привлекались к административной ответственности лица-должники по исполнительному производству, не представившие судебному приставу-исполнителю сведения о наличии в собственности имущества, на которое может быть обращено взыскание по исполнительному документу имущественного характера.
    Также по данной статье привлекались к административной ответственности бухгалтеры за несвоевременное возвращение исполнительных листов.

    Примеры: Постановлением мирового судьи судебного участка Радищевского района от 24.04.2008 Г. – бухгалтер ООО «Промкомбинат» привлечена к административной ответственности за то, что несвоевременно возвратила в ОСП исполнительный лист о взыскании алиментов с П., уволившегося с предприятия.
    В данном случае судебный пристав-исполнитель вправе был самостоятельно привлечь виновное лицо к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ, которая прямо предусматривает административную ответственность за нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, отказе от получения конфискованного имущества, представлении недостоверных сведений об имущественном положении должника, утрате исполнительного документа, в несвоевременном отправлении исполнительного документа.

    Постановлением мирового судьи судебного участка Радищевского района от 31.03.2008 И. был привлечен к административной ответственности за то, что, являясь плательщиком алиментов, своевременно не сообщил судебному приставу-исполнителю об увольнении с работы. Обязанность плательщика алиментов сообщать судебному исполнителю о перемене места работы предусмотрена ч. 2 ст. 111 Семейного кодекса РФ.
    В данном случае судебный пристав-исполнитель вправе был самостоятельно привлечь виновное лицо к административной ответственности по ч. 1 ст. 17.14 КоАП РФ, которая прямо предусматривает административную ответственность за нарушение должником законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя, представлении недостоверных сведений о своих правах на имущество, несообщении об увольнении с работы, о новом месте работы, учебы, месте получения пенсии, иных доходов или месте жительства.

    Нельзя признать правомерным привлечение к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.7 КоАП РФ сотрудника банка в следующем случае.

    Примеры: Постановлением мирового судьи судебного участка Новоспасского района от 21.07.2008 Ю. – инспектор сектора вкладов населения Новоспасского ОСБ была привлечена к административной ответственности по ч. 1 ст. 19.7 КоАП РФ — непредставление или несвоевременное представление в государственный орган (должностному лицу) сведений (информации), представление которых предусмотрено законом и необходимо для осуществления этим органом (должностным лицом) его законной деятельности, а равно представление в государственный орган (должностному лицу) таких сведений (информации) в неполном объеме или в искаженном виде, за исключением случаев, предусмотренных статьями 19.7.1, 19.7.2, 19.8, 19.19 настоящего Кодекса.
    Суть правонарушения заключается в том, что Ю. направила в ОСП информацию о невозможности списания денежных средств с лицевого счета должника М., в результате чего несвоевременно исполнено постановление о снятии денежных средств. Ю. представила информацию в искаженном виде.
    Из материалов дела следует, что в отношении должника М. было возбуждено исполнительное производство о взыскании с него денежных средств в сумме 1500 руб. В рамках исполнительного производства судебным приставом-исполнителем было направлено требование в ОСБ по Новоспасскому району о предоставлении информации о наличии у должника всех открытых счетов и вкладов в банке. При этом в требовании судебный пристав указывал, что невыполнение данного требования влечет ответственность в порядке, предусмотренном ст. 17.14 КоАП РФ. На данное требование был получен ответ с указанием номера открытого на имя должника счета в банке и наличии остатка денежных средств на нем. Судебный пристав-исполнитель направил в банк постановление, в котором требовал снятие со счета должника денежных средств в сумме 1500 руб. На данное постановление был получен ответ за подписью заместителя управляющего М-ва и главного бухгалтера М-к о том, что списание денежных средств со счета должника невозможно, поскольку остаток денежных средств на счету составляет 30000 руб., и списание можно произвести только полностью в сумме остатка вклада.
    В данном случае имеет место неисполнение банком содержащегося в исполнительном документе требования о взыскании денежных средств с должника, т.е. состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ. Вместе с тем мировой судья привлек к административной ответственности сотрудника банка – Ю., подготовившую вышеуказанный ответ, в то время, как она не является субъектом данного правонарушения.

    Мировым судей судебного участка Новоспасского района по ст. 19.7 КоАП РФ была привлечена к административной ответственности Ю. — инспектор сектора вкладов населения Новоспасского ОСБ за то, что не представила судебному приставу-исполнителю запрашиваемые им сведения.
    Из материалов дела следует, что на запрос судебного пристава-исполнителя о том, в какой сумме должниками погашена задолженность и каков остаток задолженности по исполнительному документу, Ю. предоставила ответ об отсутствии у указанных граждан счетов в банке, т.е. представила судебному приставу-исполнителю не ту информацию, которая была им запрошена.
    В данном случае правомерно было бы привлечение виновника самим судебным приставом к административной ответственности по ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ – за нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в невыполнении законных требований судебного пристава-исполнителя.

    На основе анализа вышеприведенных дел можно сделать следующий вывод.
    В соответствии со ст. 6 Федерального закона «Об исполнительном производстве» законные требования судебного пристава-исполнителя обязательны для всех государственных органов, органов местного самоуправления, граждан и организаций и подлежат неукоснительному выполнению на всей территории Российской Федерации.
    В случае невыполнения законных требований судебного пристава-исполнителя он применяет меры, предусмотренные настоящим Федеральным законом.
    Невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, а также воспрепятствование осуществлению судебным приставом-исполнителем функций по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц влекут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.
    Таким образом, вышеуказанный закон предусматривает возможность привлечения к ответственности именно за невыполнение законных требований судебного пристава-исполнителя, а также за воспрепятствование осуществлению судебным приставом-исполнителем функций по исполнению судебных актов, т.е. содержит конкретное указание на составы административных правонарушений, предусмотренные ст. 17.14 и 17.8 КоАП РФ. В связи с этим целесообразней квалифицировать действия виновных лиц именно по главе 17 КоАП РФ.