Социально-гуманитарная экспертиза научно-технических проектов

Для того, чтобы оценить ресурс, необходимо авторизоваться.

Программа курса и методические указания рекомендуются магистрам всех специальностей, изучающим философию науки и техники. Методические материалы составлены с учетом ФГОС и достижений отечественной и зарубежной философии. Данная работа включает развернутую программу курса по философии науки и техники, планы семинарских занятий, список литературы к каждой теме, тестовые задания и вопросы для самостоятельной работы студентов.

Социально-гуманитарная составляющая системы научных экспертиз в России

ФБГОУ ВПО поволжский государственный технологический университет

Колесов Александр Викторович, ПГТУ, кафедра Экологии, почвоведения и природопользования, кандидат экономических наук, доцент

Феномен социально-гуманитарной экспертизы, как процедуры и социальной технологии, направленной на исследование результатов управленческих действий во взаимосвязи с факторами и процессами их достижения, в научной литературе разносторонне описан [1,4,5]. Методические, методологические и прикладные аспекты ее принципиально не отличаются от аппарата, используемого в других видах экспертизы.

К настоящему времени накоплен определенный опыт государственной экспертизы в сфере деятельности министерств и ведомств, различных аналитических и экспертных центров. При этом следует отметить, что в некой «стихийной» форме социально-гуманитарная экспертиза в РФ существует. Примером может служить сложившаяся практика общественных слушаний, которые строятся по принципам диалога и являются коммуникацией общественных групп индивидов с различными интересами и ценностными установками.

Таким образом, к настоящему времени остро встает вопрос непосредственно институционализации социально-гуманитарной составляющей в форме целостной экспертной системы, путем вывода в сферу правового законодательного регулирования наработанных приемов и методов оценок.

На первоначальном этапе хорошим примером может служить экологическая экспертиза [7]. Экологические императивы как базовые нравственные регуляторы хозяйственной деятельности в условиях современной России фактически приобрели первостепенное значение и получили полное правовое обеспечение. Ряд авторов высказывается за создание государственной социальной экспертизы по типу экологической. Но здесь очевиден ряд противоречий. Заключение государственной экологической экспертизы может быть положительным или отрицательным. Положительное заключение является одним из обязательных условий финансирования и реализации объекта экспертизы. Оно имеет юридическую силу в течение срока, определенного уполномоченным государственным органом в области экологической экспертизы. В конечном счете, такой подход означает переход от экспертных задач к задачам инспекционным и правоохранительным.

Но в социальной области однозначность системы эталонов, относительно которых оценивалась бы конкретная ситуация, недостижима. Очевидно, что ряд проектов в полной мере могут быть оценены, как потенциально опасные в социальном (и гуманитарном) аспекте. Но при этом, вынесения исключительно «отрицательного» заключения экспертизы не является фактически решением поставленных перед экспертной комиссией задач.

Поэтому более реалистичным представляется путь развития социально-гуманитарной экспертизы как оценочно-консультационной деятельности. Следует отметить, что по сравнению со всеми другими видами экспертизы для гуманитарной экспертизы характерно особое соотношение специальных, технических моментов, поскольку материя, с которой она имеет дело — это именно интересы и ценности, т. е. то, что определяется человеческой субъективностью.

Принципиально важным является вопрос о юридическом значении социально-гуманитарной экспертизы (законопроектов в первую очередь). При этом организационно должно обеспечиваться невмешательство эксперта в принятие управленческого решения.

Предполагается, что исследование должно проводится независимыми компетентными специалистами, опирающимися, помимо использования специальных методов, на свою профессиональную интуицию; экспертное заключение содержит факты, комментарии, объяснения; носит доказательный характер, используемая в нем аргументация должна быть рационально выражена в доступной общественности форме [6].

Очевидно, также следует законодательно закрепить статус эксперта: его право участвовать в рассмотрении соответствующего проекта и его обсуждении; право на вознаграждение за проведенную экспертизу; право выступать в СМИ в поддержку отстаиваемой им точки зрения по ходу обсуждения законопроекта [3,8].

Оценивая сложившуюся в настоящее время в России ситуацию, следует предположить, что на конечном этапе эксперт (группа экспертов) может столкнуться с вопросом правовой защиты результатов своей деятельности. Очевидно, что экспертное заключение, с одной стороны, представляет собой стандартизированную форму, в то же время в значительной мере предполагает творческую работу автора. Список результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которым предоставляется правовая охрана, регламентируется разделом VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» 4 часть Гражданского Кодекса РФ [2]. При этом практические вопросы охраны подобных творческих научных результатов в настоящее время остаются спорными. Теоретически отдельные итоги научно-технической или даже экологической экспертизы (как проектной деятельности) в случае крайней необходимости могут быть защищены в рамках патентного права, что может быть достигнуто, например разбиением единого отчетного документа на ряд объектов, которые однозначно обладают признаками новизны. Можно предположить, что результат социально-гуманитарной экспертизы, как объект гражданской правовой охраны, будет в области авторского права, где признаки произведения науки (или искусства) еще более неоднозначны.

Заключение. Таким образом, очевидно, что социально-гуманитарная экспертиза является важнейшим частью целостной системы научных экспертиз. Это обусловлено фундаментальностью ее задач, предполагающих выработку тех платформ, на которых возможно построение механизмов общественного взаимодействия и поиска компромиссных решений, а также сокращение степени отчуждения населения от власти. Возможность институционализации социально-гуманитарной экспертизы в полной мере по типу государственной экологической экспертизы отсутствует, что обусловлено характерными ее особенностями. Кроме того, несмотря на высокий уровень теоретического осмысления, правовые регуляторы ее практической реализации в полной мере в настоящее время отсутствуют.

29.11.2014, 20:45 Кузнецова Елена Юрьевна
Рецензия: Статья не имеет отношения к разделу «Экология», носит скорее обзорный, чем научно-исследовательский характер. Не выдержаны требования, предъявляемые к публикациям на сайте: цели, задачи, материалы и методы. Не виден вклад автора в разработку данной проблемы. Статья нуждается в серьезной доработке.Стоит подумать о смене раздела на «Правоведение»

2.02.2015, 23:38 Оганян Карина Каджиковна
Рецензия: Статья представляет интерес как научный, так и практически ориентированный. Но для публикации в разделе Социология никак не подходит, так как недостаточно проведен теоретико-методологический анализ рассматриваемой проблемы с социологической точки зрения. Статья может быть рекомендована к публикации в рубрике Экология.

Экологическая и социально-гуманитарная экспертиза научно-технических проектов. Кризис идеала ценно-стно-нейтрального исследования и проблема.

Часто влияние инженерной деятельности человека носит глобальный характер, ее решения перестают быть узко профессиональным делом, становятся предметом всеобщего обсуждения. Некоторые проекты могут в последствии принести социальный, моральный, психологический, экологический ущерб. Их открытое обсуждение, разъяснение достоинств и недостатков, конструктивная и объективная критика в широкой печати, социальная экспертиза, выдвижение альтернативных проектов и планов становятся важнейшим атрибутом современной жизни.

Сегодня человечество находится в принципиально новой ситуации, когда невнимание к проблемам последствий внедрения новой техники и технологии может привести к необратимым негативным результатам для всей цивилизации и земной биосферы. Кроме того, мы находимся на той стадии научно-технического развития, когда такие последствия возможно и необходимо, хотя бы частично, предусмотреть и минимизировать уже на ранних стадиях разработки новой техники.

Экспертиза научно-технических проектов предполагает, что не все, что технически осуществимо, должно быть обязательно создано. Таким образом, согласно вновь формулируемой теории оценки технической деятельности, техника не является ценностно нейтральной и должна удовлетворять целому ряду ценностных требований — не только технической функциональности, но и критериям экономичности, улучшения жизненного уровня, безопасности, здоровья людей, качества окружающей природной и социальной среды и т.п.

Таким образом, экспертизой технических проектов становится сегодня составной частью инженерной деятельности, она является междисциплинарной задачей и требует, несомненно, подготовки специалистов широкого профиля, обладающих не только научно-техническими и естественнонаучными, но и социально-гуманитарными знаниями.

Для отечественной истории проблема идейного столкновения науки и власти особенно остра. В свое время и кибернетика, и археология, и генетика были объявлены лженауками, преследовались, многие ведущие ученые были репрессированы. Для развития науки важны свобода научного поиска, некоторый либерализм, определенная дистанцированность от властных указаний. Наука не может быть близка тотальной идеологии. Споры, дискуссии, полярные мнения, критичность являются питательной почвой науки, но они не допускаются тоталитарной идеологией. Тоталитарные режимы всегда приводили к деформации науки.

Феномен идеологизированной науки связан с таким включением ценностных установок самого различного толка (философских, нравственных, религиозных, политических и т. д.) в структуру науки, при котором подавляется (ограничивается, изгоняется, деформируется) сама ее основа — объективное содержание. Наука как система объективного знания перестает существовать. Определяющей чертой этого феномена является обслуживание заданных установок, а не исследование реальной действительности.

Проблема гуманитарного контроля в науке и высоких технологиях

Особое внимание при определении стратегии исследования должно быть уделено гуманитарному контролю в науке и высоких технологиях. Такой контроль должен исключить использование новых достижений науки и техники в антигуманных целях. В этих целях должны проводиться экологические и социально-гуманитарные экспертизы научно-технических проектов. В связи с этим возрастает ответственность ученых перед обществом за достоверность своих экспертиз и результаты деятельности в науке в целом.

Экологическая и социально-гуманитарная экспертиза научно-технических проектов

Начальная цель инженерной деятельности — служить человеку, удовлетворению его потребностей и нужд. Однако современная техника часто употребляется во вред человеку. Это относится не только к использованию техники для целенаправленного уничтожения людей, но также к повседневной эксплуатации инженерно-технических устройств. Если инженер и проектировщик не предусмотрели того, что наряду с точными экономическими и четкими техническими требованиями эксплуатации, должны быть соблюдены также и требования безопасного, бесшумного, удобного, экологического применения инженерных устройств, то из средства служения людям техника может стать враждебной человеку. Эта особенность современной ситуации выдвигает на первый план проблему этики и социальной ответственности инженера и проектировщика перед обществом и отдельными людьми.

Сегодня человечество находится в такой ситуации, когда невнимание к проблемам внедрения новой техники может привести к необратимым негативным результатам для всей цивилизации и земной биосферы. Кроме того, мы находимся на той стадии научно-технического развития, когда такие последствия возможно и необходимо предусмотреть и минимизировать уже на ранних стадиях разработки новой техники. Перед лицом вполне реальной экологической катастрофы, которая может стать результатом деятельности человечества, необходимо переосмысление самого представления о научно-техническом и социально-экономическом прогрессе. В настоящее время уже существуют практические изменения в структуре инженерной деятельности, которые, хотя бы частично, позволяют обществу контролировать последствия технических проектов в обозримом будущем.

Так, в 1972г. в США был принят закон об оценке техники. Этот закон предусматривал создание Бюро по оценке технике, задачей которого стало обеспечение сенаторов и конгрессменов объективной информацией в данной области. Основными задачами бюро являются :

  • · идентифицировать имеющие место или предвидимые последствия техники и технологических программ;
  • · устанавливать причинно-следственные отношения;
  • · показать альтернативные технические методы для реализации специфических программ;
  • · показать альтернативные программы для достижения требуемых целей;
  • · приняться за оценку и сравнение следствий альтернативных методов и программ;
  • · представить результаты законченного анализа ответственным органам законодательной власти;
  • · указать области, в которых требуется дополнительное исследование или сбор данных, чтобы предоставить достаточную поддержку для оценки того, что обозначено в пунктах с (1) по (5) данного подраздела;
  • · осуществить дополнительные родственные виды деятельности.
Другие статьи:  Пенсия льготная на селе

Источником риска для человеческого потенциала являются социальные и научно-технические новации. Все эти новации как факторы риска можно достаточно грубо разделить на две категории — те, что оказывают непосредственное воздействие в массовых масштабах (как, скажем, широкое распространение персональных компьютеров), и те, которые, хотя бы на первых порах, непосредственно затрагивают сравнительно узкий круг людей (пример — новые репродуктивные технологии). Впрочем, и эти «новации ограниченного действия»опосредованно способны повлиять на жизнь самых широких слоев населения. Они, например, могут повлечь глубокие и далеко идущие изменения в системе ценностей и стать источником ожесточенных конфликтов в обществе.

Чтобы предвидеть потенциальные угрозы, необходимо исходить как минимум из двух посылок:

  • * «презумпция виновности»: любое социальное или научно-техническое новшество можно считать источником негативных последствий, рисков, угроз для человеческого потенциала, пока в отношении него не показано обратное;
  • * «презумпция бдительности»: нередко угрозы, риски и негативные последствия оказывались непредвиденными не потому, что их принципиально невозможно было спрогнозировать, а просто из-за того, что никто не предпринимал необходимых для этого специальных усилий.

Из этих посылок можно сделать вывод: сегодня необходима особого рода систематически организованная деятельность, направленная на прогнозирование вновь возникающих угроз для человеческого потенциала. Ядром такого рода деятельности, должна быть гуманитарная экспертиза.

Таким образом, оценка проектов становится сегодня составной частью инженерной деятельности. Иногда оценку проектов называют также социально-гуманитарной (социально-экономической, социально-экологической и т. п.) экспертизой научно-технических проектов. Оценка проектов, или оценка последствий проектов является междисциплинарной задачей и требует подготовки специалистов широкого профиля, обладающих не только научно-техническими, но и социально-гуманитарными знаниями.

Экологическая и социально-гуманитарная экспертиза научно-технических проектов. Кризис идеала ценностно-нейтрального исследования и проблема идеологизированной науки

Понимание целей и задач гуманитарной экспертизы всегда осложнено достаточно простыми толкованиями компонентов этого вербального конструкта. Гуманитарность уже и в обыденном сознании ассоциируется не только с гуманитарной помощью, но и с вполне определенным классом наук и социальных проблем. В настоящее же время для некоторых профессиональных экспертиз (судебная, медицинская и т. д.) имеются специальные экспертные службы, для деятельности которых создана нормативно-правовая база, отработаны технологии механизмы реализации экспертных заключений. Да и каждый человек, к которому обращаются за советом, становится почти экспертом для того, кто в этом совете нуждается. Исчерпывающее же объяснение слова экспертиза дано в толковых словарях русского языка, например: «Экспертиза — рассмотрение какого-нибудь вопроса экспертами для дачи заключения». Так что, если этот «какой-нибудь вопрос» имеет гуманитарную природу, то и гуманитарную экспертизу, казалось бы, можно считать рядом положенной с любой профессиональной, если при этом набор профессий экспертов можно типологически объединить по признаку их близости к соответствующим гуманитарным наукам. Однако это не так. Гуманитарная экспертиза — термин, имеющий самостоятельное значение.

Озабоченность масштабами социально политических потрясений и военно-промышленных инноваций в ХХ веке стала для человечества не только этически, но и витально (жизненно) обоснованной. Вся вторая половина ХХ века сделала эту озабоченность почти панической. Важно то, что сегодня общецивилизационной необходимостью стали опережающий анализ и прогнозирование рисков и реальных опасностей для человека и человечества, связанных с научно техническими и социальными инновациями (эти риски и опасности постоянно приумножаются и растут по своему размаху не только в «привычных» условиях научно технического прогресса и разработок новых социальных технологий, но и на фоне уже сложившихся реалий процессов глобализации). Основой анализа и прогнозирования таких рисков и опасностей должна являться гуманитарная экспертиза. Сразу заметим, что не для всех крупномасштабных потенциально опасных технологий необходима гуманитарная экспертиза. Так, например, разработка проекта атомной электростанции — дело специально подготовленных профессионалов, а принятие этого проекта — прерогатива соответствующей государственной комиссии. Для этого есть уже отработанные нормативы, по соответствию которым проверяются заложенные в проект эксплуатационно-технические характеристики будущей АЭС, системы постоянного дозиметрического контроля, алгоритмы профилактических и аварийных мероприятий и т. д. Гуманитарная экспертиза на этой стадии не нужна. Но вот строительство реальной АЭС в конкретном регионе – это уже потенциальный объект гуманитарной экспертизы.

Результаты гуманитарной экспертизы могут содержать рекомендации по созданию специального консультационно-просветительского пункта (или нескольких пунктов), где любой житель сможет получить исчерпывающую, заведомо объективную и доходчиво изложенную информацию об уровне безопасности этой АЭС, об энергетической целесообразности ее строительства, об атомной энергетике, как таковой и т. д. и т. п.

Из этого примера становится ясно, что гуманитарная экспертиза «напрашивается» прежде всего там, где отсутствуют формализованные критерии и характеристики, апробированные нормативные акты, алгоритмы и проч. Иными словами, гуманитарная экспертиза опирается не столько на нормы, сколько на ценности и ориентирована не столько на «предметы», сколько на технологии. В этом, пожалуй, одно из основных отличий гуманитарной экспертизы от профессиональных экспертных акций.

В 1972г. в США был принят закон об оценке техники . Этот закон предусматривал создание Бюро по оценке технике, задачей которого стало обеспечение сенаторов и конгрессменов объективной информацией в данной области. Основными задачами бюро являются :

1. идентифицировать имеющие место или предвидимые последствия техники и технологических программ;

2. устанавливать причинно-следственные отношения;

3. показать альтернативные технические методы для реализации специфических программ;

4. показать альтернативные программы для достижения требуемых целей;

5. приняться за оценку и сравнение следствий альтернативных методов и программ;

6. представить результаты законченного анализа ответственным органам законодательной власти;

7. указать области, в которых требуется дополнительное исследование или сбор данных, чтобы предоставить достаточную поддержку для оценки того, что обозначено в пунктах с (1) по (5) данного подраздела;

8. осуществить дополнительные родственные виды деятельности.

Таким образом, оценка техники становится сегодня составной частью инженерной деятельности. Иногда оценку техники называют также социально-гуманитарной (социально-экономической, социально-экологической и т.п.) экспертизой технических проектов. Оценка техники, или оценка последствий техники является междисциплинарной задачей и требует подготовки специалистов широкого профиля, обладающих не только научно-техническими, но и социально-гуманитарными знаниями .

Проблема иделогизированной науки

Прежде всего введем понятие феномена идеологизированной науки, который можно охарактеризовать следующим образом.

Марксизм выдвинул три положения, определяющих статус науки: социальная природа науки; воздействие философии (шире — идеологии) на науку; объективный статус науки. Эти положения, на наш взгляд (авторы статьи), безусловно верные, вместе с тем, как и все в мире, допускают одностороннее истолкование. Тезис о социальной природе науки утверждает, что наука возникает лишь в обществах определенного типа, что она несет на себе печать того общества, которое вызвало ее к жизни. Второе положение означает, что философские установки ученых влияют на создаваемые ими концепции. В деятельности того или иного ученого они могут определять и часто определяют главное направление его работы. Первые два положения всегда должны рассматриваться в непременном единстве с третьим — признанием науки системой объективного знания. Забвение этого положения, отказ от него или сомнение в нем и ведет к феномену идеологизированной науки. Тогда и возникают наука пролетарская, арийская или исламская. Суть здесь не в конкретной идеологии, а в искажении объективного содержания науки, которая начинает обслуживать идеологическую схему, те ценности, которые в данной идеологии почитаются за основные (религиозные — в исламе, расовые – в нацизме, классовые — в марксизме). Во всех подобных случаях идеология задает уже не только нормы поведения или мировоззрения ученых, но и претендует на более глубокое проникновение в науку. Подобная идеологизированная наука (или призывы к ее построению) появляется, как правило, в рамках «нового общества» или «нового порядка», которые устанавливаются после свершения социально-политической революции (любого другого глобального социального изменения). Это легко понять, если учесть, что наука возникла и развивалась в буржуазном христианском обществе, а «отрицание» ценностей и идеологии этого общества лежит в основе современных революций (пролетарской, исламской и т. д.). В этой ситуации вполне естественной выглядит постановка вопроса об отношении революционного общества к науке, созданной и развитой в дореволюционный период, а потому испытавшей на себе «тлетворное» воздействие старой, дореволюционной идеологии.

Конечно, «новые общества» XX в. были кровно заинтересованы в развитии науки, ибо им предстояла экстренная модернизация экономики, немыслимая без развития объективной науки. Однако вновь и вновь почти всякое «новое общество» в первую очередь стремится создать свою собственную преданную и единственно правильную, т. е. в конечном счете, идеологизированную науку.

Экологическая этика и ее философские основания. Философия русского космизма и учение В.И. Вернадского о биосфере, техносфере и ноосфере. Проблемы экологической этики в современной западной философии (Б. Калликотт, О. Леопольд, Р. Аттфильд).

ЭКОЛОГИЯ (от греч. oikos — дом, жилище, местопребывание и logos — наука), наука, изучающая взаимосвязи организмов с окружающей средой, т. е. совокупностью внешних факторов, влияющих на их рост, развитие, размножение и выживаемость.

ЭТИКА (греч. ethika, от ethos — обычай, нрав, характер), философская дисциплина, изучающая мораль, нравственность. Центральной для этики является проблема добра и зла.

Для современности характерно стремление вернуть единство человека и природы. Не опасаясь впасть в преувеличение, можно сказать, что философия XX века решительно покинула характерное для Нового времени противопоставление субъекта и объекта, человека и природы. Природа стала пониматься как дом, в котором живет человек.

Увы, развитие экологии происходит под постоянный аккомпанемент грозящих человеку экологических катастроф, связанных с загрязнением среды, дефицитом ресурсов, перенаселением, разрушением системы «человечество — природа».

Умудрившееся попасть в экологический кризис человечество не знает четких путей выхода из него. Несмотря на реализацию программ по развитию безотходных производств, усовершенствованию экологического законодательства экологический кризис продолжается. Становится все более очевидным, что главная экологическая проблема заключена не в природе, а в ценностно-этических представлениях человека и общества.

Казавшиеся столь незыблемыми принципы гуманизма должны соотноситься не только с человеком, но и с природой. В таком случае гуманизм теряет свое прежнее содержание и становится экогуманизмом. Любовь человека, эгоистически направленная только на него самого, привела в конечном счете к экокризису. Экогуманизм в отличие от традиционного гуманизма видит в природе бытие человека. Именно поэтому человек вынужден относиться к ней так же бережно, как к самому себе. Природа ценна для меня, тебя, нас, для нынешних и будущих социальных систем.

Нельзя забывать о том, что природа в соответствии с синергетическими представлениями может отреагировать взрывом на незначительное воздействие на нее человека. Маленький кровопийца-комар надоел всем, но его полное уничтожение обернулось бы для человека катастрофой, ибо в биосфере Земли он занимает предостойнейшее место.

Перед человеком стоит очень трудная задача — обеспечить совместную эволюцию общества и природы. Но для этого необходима, как отмечает академик Н.Н. Моисеев, обновленная нравственность. Эта новая нравственность представляет собой, по мнению многих, конкретизацию этики ответственности применительно к природе. Относясь ответственно к природе, человечество тем самым относится ответственно к самому себе.

Другие статьи:  Онлайн компенсация 2010

КОСМИЗМ – совокупность течений философской и религиозной мысли, ставящие в центр своих исследований проблему космического всеединства всего живого, волю к мистико-интуитивному познанию внеземных пространств. Космизм – идея мирового всеединства субъекта, человечества и физического космоса.

РУССКИЙ КОСМИЗМ появился в конце XIX — начале XX в. его можно подразделить на два направления: мистическое, теологическое (Н.Ф. Федоров, Вл. Соловьев, П.А. Флоренский) и естественно-научное (К.Э. Циолковский, В.И. Вернадский). Русские космисты видят едва ли не основную задачу человека в «распространении совершенства» (Циолковский) по Вселенной.

Космисты утверждали взгляд на человека как на существо, самим Богом предназначенное для преобразования космоса, всего мироздания в целом. Отсюда идеи:

– Н.Ф. Федорова о необходимости воскрешения всех умерших во плоти и заселении человеком всего Космоса;

– всеединства В.С. Соловьева;

– С.Н. Булгакова об очеловечении природы (как незавершенного творения Бога) посредством хозяйственной деятельности человека;

– Н.А. Бердяева о творчестве, как основной задаче человека в силу его богоподобия, которое проявляется в продолжающемся творении мира;

– В.И. Вернадского о превращении биосферы в ноосферу (сферу разума);

– К.Э. Циолковского о возможности полета в Космос и стремление на практике реализовать такую возможность.

Космос в русской философии рассматривается как незавершенное творение Бога, которое нуждается в дальнейшем совершенствовании. Человек создан свободным по подобию Бога для дальнейшего сотворчества. Он творец, художник мира. Его деятельность очеловечит, одухотворит Космос.

В. И. ВЕРНАДСКИЙ (1863 — 1945) сформулировал законы развития биосферы, в которых речь идет о необратимости эволюции живого вещества и его усложнении. Вернадский обосновал принципы постепенного перехода биосферы в ноосферу (сферу разума): вся планета охвачена разумной деятельностью и нет такой области, где действие природных закономерностей осуществлялось бы без социального влияния. Перестройка биосферы делает человека в настоящее время крупнейшей геологической силой. Познав мир, развивая технику, общество способствует выходу ноосферы за пределы планеты, в космос. Разумная сила определяет развитие природных процессов. Но в ней присутствует не только отражение научно-технических знаний, но характеристика социального строя, уровень нравственности. Именно поэтому наши идеалы могут позволить нам смотреть в будущее с оптимизмом. Чтобы эти идеалы были благими, должны объединить свои усилия наука, основная движущая сила развития общества, и нравственность. Наука и нравственность продвигаются вперед усилиями не всех людей, а отдельных личностей, ибо в них заключается будущее. Вернадский был сторонником бессмертия жизни. Учение Вернадского о взаимоотношении природы и общества оказало сильное влияние на формирование современного экологического сознания.

Суть мысли В.И.Вернадского сводится к тому, что необходим диалог разума и природы, что только разумное развитие общества, обеспечивающее не только сохранение, но и целенаправленное развитие биосферы, способно тем самым обеспечить и его собственное гармоничное развитие. Сегодня совершенно ясно, что будущее как человечества, так и живой природы мыслимо лишь в форме ноосферы, и зависит оно от того, насколько успешно реализуется в обозримой перспективе переход биосферы в ноосферу.

Основатель земельной этики американский природоохранник О. ЛЕОПОЛЬД писал, что первоначальная этика касалась отношений между индивидуумами; дальнейшие добавления связаны уже с взаимоотношениями индивидуума и общества. Но этики, регулирующей взаимоотношения человека с землей, с животными и растениями, обитающими на ней пока не существует. По мнению О.Леопольда земельная этика призывает относиться с вниманием к биосообщности не только потому, что она существует сама по себе, но и из-за целостности, стабильности и красоты, ради которых жертвуются интересы ее индивидуальных членов. В соответствии с земельной этикой не следует: уничтожать или способствовать вымиранию видов, необдуманно смешивать отечественные и экзотические виды, добывать непомерную энергию из почвы и освобождать ее биоту, загрязнять реки, следует заботиться о животных.

Американский экофилософ Б. КАЛЛИКОТТ (р. 1941) заявляет об особой роли человека в мире, его главенствующем значении для природы. В принципе эта позиция составила основу для современных взглядов людей технократического общества на природу, экологию и необходимость осуществлять природоохранительную работу. Признается, что ресурсы не являются неисчерпаемыми, что человек должен думать не только о сиюминутных нуждах, но и о последующих поколениях. Он, конечно, обязан наносить как можно меньше вреда природе, однако исходить должен при этом лишь из понятия своего блага. Например, если богатства природы были бы безграничны, а ресурсы неисчерпаемы, то человек считал бы вполне допустимым использовать их более интенсивно, воздействовать на природу более агрессивными методами, властвовать над ней более полно и более масштабно обладать ею. Но к настоящему времени реализация умеренности в рамках этой «старой» этики остается недостижимой.

Б. Калликотта развивает идеи О. Леопольда в области этики земли, природоохранной эстетики, а также изучает экологическую мудрость североамериканских индейцев, и внутренние ценности дикой природы.

Постнеклассическая наука и изменение мировоззренческих установок техногенной цивилизации. Сциентизм и антисциентизм. Наука и паранаука. Поиск нового типа цивилизационного развития и новые функции науки в культуре.

Постнеклассическая наука сформировалась в 70-х годах XX в.

Главными характеристиками постнеклассической науки являются:

1. Широкое распространение идей и методов синергетики — те­ории самоорганизации и развития сложных систем любой при­роды.

2. Укрепление парадигмы целостности, т. е. осознание необхо­димости глобального всестороннего взгляда на мир.

3. Укрепление и все более широкое применение идеи (принципа) коэволюции, т. е. сопряженного, взаимообусловленного изме­нения систем или частей внутри целого.

4. Изменение характера объекта исследования и усиление роли

междисциплинарных комплексных подходов в его изучении.

5. Еще более широкое применение философии и ее методов во

6. Методологический плюрализм, осознание ограниченности, односторонности любой методологии — в том числе рациона­листической (включая диалектико-материалистическую).

7. Постепенное и неуклонное ослабление требований к жестким
нормативам научного дискурса
— логического, понятийного
компонента и усиление роли внерационального компонента,
но не за счет принижения, а тем более игнорирования роли
разума.

8. Соединение объективного мира и мира человека, преодоление разрыва объекта и субъекта.

9. Внедрение времени во все науки, все более широкое распространение идеи развития («историзация», «диалектизация» науки).

10. Стремление построить общенаучную картину мира на основе принципов универсального (глобального) эволюционизма, объе­диняющих в единое целое идеи системного и эволюционного подходов.

В период развития постнеклассической науки развиваются генные технологии. Разработан принципиально новый метод, приведший к бурному развитию микробиологии – клонирование. Внесение эволюционных идей в область химических исследований привело к формированию нового научного направления – эволюционной химии. Так, на основе ее открытий, в частности разработки концепции саморазвития открытых каталитических систем, стало возможным объяснение самопроизвольного (без вмешательства человека) восхождения от низших химических систем к высшим. Развитие вычислительной техники связано с созданием микропроцессоров, которые были положены также в основание создания станков с программным управлением, промышленных роботов, для создания автоматизированных рабочих мест, автоматических систем управления. Прогресс в 80 — 90-х гг. XX в. развития вычислительной техники вызван созданием искусственных нейронных сетей, на основе которых разрабатываются и создаются нейрокомпьютеры, обладающие возможностью самообучения в ходе решения наиболее сложных задач.

Для мировоззренческих ориентации современной, постнеклассической стадии науки характерно упразднение ее социокультур­ной автономии и принятие идеи социокультурной обусловленнос­ти науки. Идеалом постнеклассической стадии науки является междисциплинарный подход синергетики, объединяющий строгие ма­тематические и физические модели постижения действительнос­ти с наукой об обществе. Мир предстает как неравновесная, дина­мическая, сложнорегулируемая система, во многом зависимая от деятельности человечества. Это предполагает и нацеливает на учет феномена обратной связи и особой роли активности субъекта в познания. Сам субъект познания мыслится как коллектив, состо­ящий из специалистов разных дисциплинарных областей.

В техногенных обществах основной ценностью являются не канон и норма, а инновация и новизна.

Техногенный тип развития — это ускоренное изменение природной среды, соединенное с активной трансформацией социальных связей людей. Считается, что техногенная цивилизация живет чуть более 300 лет.

Культ науки в XX в. привел к попыткам провозглашения ее как высшей ценности развития человеческой цивилизации – сциентизм(от лат. scientia — «знание, наука»), Одновременно со сциентизмом возникла его антитеза —антисциентизм, провозглашавшая прямо противоположные установки.

Сциентизм и антисциентизм представляют собой две остро конфликтующие ориентации в современном мире.

3.1.5. Социальная оценка техники как прикладная философия техники

Такие последствия развития атомной энергетики, как чернобыльская катастрофа, не всегда возможно предсказать. Но необходимо хотя бы пытаться это сделать по отношению к новым проектам, проводить соответствующие исследования, выслушивать мнения оппозиционеров еще до принятия окончательного решения, создавать правовые механизмы, регулирующие эти вопросы. В развитых западных странах это связано с так называемой социальной оценкой техники.
Когда влияние инженерной деятельности становится глобальным, ее решения перестают быть узко профессиональным делом, становятся предметом всеобщего обсуждения, а иногда и осуждения. И хотя научно-техническая разработка остается за специалистами, принятие решения в отношении такого рода проектов — прерогатива общества. Никакие ссылки на экономическую, техническую и даже государственную целесообразность не могут оправдать социального, морального, психологического, экологического и тому подобного ущерба, наносимого некоторыми проектами. Их открытое обсуждение, разъяснение достоинств и недостатков, конструктивная и объективная критика в широкой печати, социальная экспертиза, выдвижение альтернативных проектов и планов становятся важнейшим атрибутом современной жизни, неизбежным условием и следствием ее демократизации.

Проблема социально-гуманитарной экспертизы технологических проектов, социальной оценки техники и ее последствий занимает в настоящее время одно из центральных мест в современной философии техники и часто обозначается в качестве ее прикладной сферы. Она тем более является важной для дальнейшего развития философии техники, поскольку связана со своего рода политическим консультированием учеными законодательных и правительственных структур в плане принятия решений по государственной поддержке научно-технических, технологических и хозяйственных проектов, определения приоритетности этих проектов, их пользы и степени возможного вреда, который они могут причинить обществу и окружающей среде в качестве побочных последствий. Это становится особенно актуальным в конце XX столетия, когда расходы на развитие науки, техники и образования весьма ощутимы даже для индустриально развитых стран и от ошибок в поддержке или отклонении такого рода проектов могут зависеть сами перспективы существования человеческого общества.
Оценка технических проектов также связана с социокультурными проблемами передачи технологии, включая проблему трансформации социальных структур при внедрении новых технологий. Передача технологии всегда является составной частью инновационного процесса, а самый типичный ее случай — передача технологий из одних стран в другие, при которой социально-экономическая и особенно социально-экологическая оценка передаваемых технологий экспертными группами незаинтересованных специалистов становится определяющей для принятия правильного решения. Очень часто за передачей устаревшей или даже самой современной технологии скрываются интересы сбыть, например, экологически вредную продукцию в другие страны, поскольку в собственной стране эти продукты запрещены к распространению более строгим экологическим законодательством. В этом случае при принятии решения необходимо опираться именно на оценку незаинтересованных экспертов, которые не получают выгоды от такого рода трансферта. Оценка техники должна при этом учитывать не только технические, естественно-научные и экономические аспекты, но включать в себя социальные, политические, этические и социально-экологические компоненты. Однако зачастую передаваемая и весьма продвинутая технология не учитывает традиций, социокультурных особенностей, хозяйственных и природных возможностей тех регионов, куда она передается. Передача технологии охватывает самые различные этапы процесса создания и внедрения новой техники, начиная от научных исследований, могущих иметь результатом технические инновации, и кончая передачей готовых технологий. На каждом из этих этапов требуется комплексная оценка возможных последствий разрабатываемой или внедряемой техники для общества в целом или хотя бы для отдельного региона.
Оценку техники следовало бы называть социальной оценкой техники, но в этом случае теряются иные важные ее аспекты, например экологический. Иногда оценку техники называют также социально-гуманитарной, социально-экономической, социально-экологической и т.п. экспертизой технических проектов.
Основными направлениями решения экологических проблем сегодня являются технологическое и гуманитарное. На практике преобладает технологическое направление, предусматривающее разработку и широкое распространение ресурсосберегающих технологий, эффективных систем очистки, когда природа охраняется с помощью нормативно-ограничительных, запретительных мер. Но этого недостаточно, необходимо учитывать психологию человека, что предполагает гуманитарное направление, включая смену системы ценностей, коррекцию мировоззрения, перестройку сознания людей, формирование новой экологической культуры человека в контексте общечеловеческой культуры. В данном случае имеется в виду комплексная оценка социально-политических, социально-экономических, социально-экологических и т.п. последствий техники и технологии, или, говоря более точно и более широко, научно-технического и хозяйственного развития. При этом в контексте концепции устойчивого развития следует добавить: такая оценка проводится с целью достижения устойчивого научно-технического и хозяйственного развития общества на всех его уровнях, начиная от предприятия и кончая уровнем народного хозяйства страны, группы стран или мировой динамики развития общества в целом.
Выражение «оценка последствий техники» является неточным, поскольку речь идет не только об оценке и исправлении, но и о предотвращении возможных негативных последствий технического развития. Проблема, однако, заключается в том, что человечество и развитый им научный потенциал не всегда может достаточно определенно предсказать и прогнозировать такого рода последствия. Речь может идти скорее о проигрывании возможных сценариев технического развития, отдельные из которых могут быть реализованы, а другие предотвращены с целью уменьшения риска для общества и будущих поколений. И чем на более ранних стадиях проводится такая оценка, тем шире спектр выбора из возможных сценариев научно- технического развития, больше набор вариантов принимаемых решений, позволяющих избежать или, по крайней мере, уменьшить негативные последствия разрабатываемой техники, и дешевле обходится корректировка уже принятых решений, инициирующих такого рода последствия, но меньше вероятность и точность их прогнозирования и предсказания.
Оценка последствий техники с методологической точки зрения основывается в значительной степени на методическом инструментарии системного анализа как совокупности приемов решения проблем в целенаправленной деятельности в условиях неопределенности на основе системного подхода. Именно системный анализ как социально-экономическое и социально-экологическое исследование процессов решения проблем в неявных ситуациях перерастает сегодня в социальную оценку техники.
Руководящим методологическим принципом системного анализа является требование всестороннего учета всех существенных обстоятельств, т.е. политических, социально-экономических, технических, юридических и других факторов, влияющих на решение проблемы или имеющих к ней отношение. При этом системный анализ реализует проектную установку, поскольку ориентируется на знание, выступающее на уровне методических указаний, нормативных предписаний, оценок, и тесно связан с организационным проектированием, направленным на совершенствование, развитие, перестройку организационных систем управления, построение структур управления организациями, внедрение организационных нововведений и т.п. Повышенное внимание к факторам неопределенности и риска вытекает из распространения его сферы на область перспективных, еще не апробированных проблем. В последнее время в рамках системного анализа консолидировались два направления исследований, связанных соответственно (1) с внутрифирменным планированием, моделированием, проектированием и организацией деятельности предприятия и (2) с проблематикой планирования развития отраслей промышленности, науки и техники или национальной экономики, сообщества стран и даже глобального прогнозирования и моделирования мировой динамики. Первое направление системного анализа самым тесным образом смыкается с развитием системотехники, второе — с социальной оценкой развития техники и технологии, научно-технической политикой.
Рассмотрим оценку техники с точки зрения философии науки. Это означает, что мы принимаем рефлексивную позицию по отношению к этой новой области научно-технического знания, хотя и сама социальная оценка техники уже представляет собой рефлексивную позицию по отношению к научно-технической деятельности. Речь идет об оценке техники, при которой анализ последствий должен быть обязательно дополнен рекомендациями по сознательному формированию техники, ее (пере)структурированию, исходя, например, из экологических требований. Таким образом, она ориентирована не только на изучение общественной роли техники и возникающих благодаря ее внедрению социальных, экологических и т.п. конфликтов, но и на принятие решений по их предотвращению и определению путей дальнейшего развития техники в обществе. Это означает, что оценка техники основывается на проблемно-ориентированном подходе, что предполагает определенный социальный заказ, причем не важно, поступает ли он от известных правительственных структур или ориентирован на потребности общества. При этом интеграция имеющихся знаний и опыта должна дать рекомендации по стратегиям принятия решений. В сущности она идентифицируется не с точки зрения особенного предмета исследования, а в плане определенной методологии (системный анализ) и конкретной проблемной области (политическое консультирование).
Оценка техники базируется не только на научных знаниях, но и на многочисленных высказываниях, лежащих за пределами науки, основывающихся на спорных предчувствиях, эмпирическом опыте, прецедентах и т.п. При ее проведении приходится интегрировать трудно согласующиеся политологические, экономические, экологические, социокультурные, технические, социально-психологические и этические аспекты и, кроме того, так называемые «локальные знания» потребителей проекта. Но, оставаясь принципиально междисциплинарной, социальная оценка техники в то же самое время постепенно приобретает черты комплексной научно-технической дисциплины, интегрирующей естественно-научное, научно-техническое и социально-гуманитарное исследование последствий современной техники и технологии. Такое исследование называется также трансдисциплинарным в том смысле, что оно тесно связано с социальной постановкой проблем и должно вносить свой вклад в выработку стратегий принятия решений, поскольку направлено в будущее, которое является открытым. Поэтому возможны различные сценарии будущего развития, но практически неосуществимо точно предсказать, какой из этих сценариев реализуется в действительности. Социальная оценка техники, таким образом, приобретает проектную форму, поскольку ее конечным продуктом должны быть предписания к деятельности.
Предпосылкой и исходным пунктом социальной оценки техники является сама возможность политического управления техническим развитием, внешнего влияния на него со стороны политики. Как и системный анализ, оценка техники проводится в условиях неопределенности и отсутствия научно подкрепленных знаний, скорее даже «осознанного не-зна- ния», поэтому ее часто отождествляют с «менеджментом неопределенности». Таким образом, с одной стороны, оценка техники является новой областью системного анализа, с другой — системный анализ выступает главным методологическим инструментом проведения оценки техники.
В последнее время этические проблемы техники все больше выходят на первый план в связи с повышением социальной ответственности ученого, инженера, проектировщика в современном обществе, потому что конечная цель техники — это служение людям, но без нанесения ущерба другим людям и природе. Техника не может более рассматриваться как ценностно нейтральная и должна отвечать не только технической функциональности, но и критериям экономичности, улучшения жизненного уровня, безопасности, здоровья людей, качества окружающей природной и социальной среды и т.п. В связи с этим активно обсуждается вопрос о том, что такое экологическая, компьютерная, хозяйственная этика и т.д. Перенесенный в социальную сферу этот теоретический вопрос приобретает практическое звучание: каковы условия реализации профессиональной, в частности инженерной, этики. Инженер обязан прислушиваться не только к голосу ученых и технических специалистов, к голосу собственной совести, но и к общественному мнению. Каждый раз принимая какое-либо конкретное техническое решение, он несет за него и моральную ответственность, особенно если неверно принятое решение повлечет за собой негативные по- следствия, хотя и ие всегда прямую или юридическую ответственность. Даже сухие технические стандарты служат, в конечном счете, достижению безопасности и надежности производимой техники. Если инженер и проектировщик не предусмотрели наряду с ее экономичным и четким — с точки зрения технических требований — использованием также безопасного, бесшумного, удобного, экологичного и т.п. применения, из средства служения людям техника может стать враждебной человеку и даже подвергнуть опасности само существование человечества.
Воспитание морального чувства или чувства долга у инженера, конечно, важно для реализации этических принципов в сфере технической деятельности, но еще важнее формирование в обществе социальных механизмов, обеспечивающих реализацию моральных регулятивов и этических норм. Такие механизмы могут действовать только при наличии развитого гражданского общества вообще и инженерного сообщества, конституированного в виде различных инженерных обществ, в частности. Именно наличие развитого общественного мнения и независимых неправительственных организаций, его выражающих, гарантирует реальную действенность моральных принципов, которые без этого могут оставаться лишь красивыми словами. Каждый инженер дорожит мнением и рекомендациями того профессионального сообщества, к которому он принадлежит. Важно только, чтобы профессиональные и корпоративные интересы не приходили в противоречие с государственными и в самом широком смысле общественными интересами.
Когда моральная ответственность индивида растворяется в ответственности общества в целом, она становится безответственностью. Наиболее рельефно это выражается при создании сложных технических комплексов, которые разрабатываются огромным числом квалифицированных специалистов — инженеров, ученых, конструкторов, руководителей различных рангов — и когда отдельный участник этого гигантского процесса творения не чувствует себя ответственным за изделие в целом, а лишь за какую- то его часть. В действительности же это не снимает с него ответственности за ненадежное функционирование системы в целом, опасное для людей, связанных с эксплуатацией данной системы, или же вредное для окружающей среды, какое бы он положение ни занимал в коллективе разработчиков. Существует несколько видов такой ответственности: индивидуальной и институциональной, а также групповой, ответственности руководителя и распределенной ответственности соисполнителя, за активное действие или же бездействие, вызвавшее негативные последствия, формальной и неформальной, опосредованной и непосредственной, юридической и моральной, наконец, ответственности перед самим собой, перед обществом или даже перед Богом.
Однако техническая этика не ограничивается только профессиональной этикой инженера или технического специалиста в широком смысле, а предполагает этическое отношение к использованию техники со стороны общества в целом и его отдельных членов. Неосторожное обращение пользователей со сложной техникой может привести к катастрофическим последствия, не говоря уже о тех случаях, когда техника используется в иных целях, чем те, ради которых она создавалась. Это влечет за собой дополнительный риск функционирования техники в современном обществе, которое становится от него зависимым. Этика техники служит важным инструментом общества для воздействия на ход научно-технического развития в нужном для общества направлении, но не в плане превентивного устранения конфликтных ситуаций, а с целью создания граничных общественных условий их рационального преодоления.
Проблемы социальных и других последствий техники, этического самоопределения инженера возникали с самого момента появления инженерной профессии.

Другие статьи:  Требования к квалификации инженера по от