Развод грех ли

Развод по-христиански?

Итак, если даже учеников Христа испугало Его бескомпромиссное отношение к браку, что уж говорить про современных читателей Нового Завета! Они и впрямь «не вмещают». Запрет на развод кажется жестоким. Житейский опыт усиливает сомнения: разве не бывает так, что дальнейшее пребывание в браке невыносимо и невозможно? Протоиерей Алексий Уминский, настоятель московского храма Святой Троицы в Хохлах, автор и ведущий программы «Православная энциклопедия» на ТВЦ, ищет, по сути, ответ на вопрос: как современному человеку принять и исполнить Евангелие?

И ненормальное нормально…

Отношение к браку, семье зависит от времени и социальных установок. Есть какие-то вещи, которые сознанием человек воспринимает как «возможность» или «невозможность». Например, сейчас возможно думать о том, что если первый брак неудачен, то не возбраняются новые попытки создания семьи. Или допускается иметь отношения с кем-то на стороне. Современное сознание воспринимает это как норму. В прежние века это воспринималось как отклонение от нормы, и хотя романтизация подобных отклонений в литературе сделала свое черное дело, взаимоотношения не были настолько свободными и люди не были так готовы к романам вне брака, как сейчас. Кроме того, вступающие в брак в большинстве своем были целомудренны и не имели опыта любовных приключений, что очень много значит.

Не хочу преувеличивать, говоря, что до революции все было так хорошо — сплошное благочестие, а сейчас времена такие плохие: если бы это было так, тогда бы мы до сих пор жили «до революции». Понятно, что не все было хорошо, а многое было совсем плохо, но, однако же, сознание людей отличалось от сегодняшнего.

Люди были более ответственны за свои поступки и более, я бы сказал, трезвенны: они с самого начала понимали, что такое супружество, и имели вполне реалистичный, немечтательный взгляд на своего избранника. Например, познакомили родители молодых людей друг с другом: «Приглянулся он тебе? — Да вроде симпатичный…». «А тебе? — Да вроде ничего…». И начинается более близкое узнавание: они пьют чай в присутствии родителей, ходят на прогулки вместе, общаются друг с другом, осторожно друг друга узнают. Ко дню венчания и он, и она уже имеют представление: с кем придется строить дальнейшую совместную жизнь. И не было ни романтики, ни страсти, ни мечтательства, которые так часто встречаются у нашей православной (да и не только) молодежи. Было четкое понимание ответственности и долга: я как муж должен буду делать для своей избранницы то и то, должен буду уважать ее и заботиться о ней. И жена знала: я должна быть с мужем ласковой и внимательной, должна заботиться о детях — быть «доброй супругой и добродетельной матерью». Взаимоотношения основывались, прежде всего, на уважении, симпатии и трезвом понимании, что это — на всю жизнь. А если так, значит, обоим надо стараться делать все, чтобы благополучно созидать семью. Сейчас у подавляющего большинства молодых людей вместо подобного мировосприятия — туман в голове, ни на чем не основанная мечтательность и инфантильность.

Расторгнуть нельзя. Только разрушить

В каких случаях допускается развод? Многие относятся к разводу именно с точки зрения причинности, повторяя вопрос фарисеев: по какой причине человеку можно разводиться? (ср.: Мф. 19, 3; Мк. 10, 2). А Христос отвечает, что нет таких причин, и только по жестокосердию вашему Моисей заповедал давать разводное письмо (ср.: Мф. 19, 8; Мк. 10, 5). Поэтому когда мы будем говорить о причинах развода, то вернемся к этому самому жестокосердию, или нежеланию, или невозможности, или неимению сил человеку нести свой крест до конца. По сути своей природа брака такова: его нельзя расторгнуть, его можно только разрушить.

Посему канонических причин, которые допускали бы развод, нет: развод недопустим в принципе! Христос говорит в Евангелии, что никто не может отказаться от своей жены, если только по причине прелюбодеяния (см.: Мф. 19, 9; Мк. 10, 11, 12). Но это не столько допуск к разводу, сколько констатация разрушенной любви, разрушенной семьи, невозможности сохранять то, чего уже нет. Потому что супружеская измена — это та убийственная сила, которая может все уничтожить. Это то, о чем Христос говорит как о наиболее весомом обстоятельстве, которое может разбить любовь, а значит, и семью до основания, когда от нее уже ничего не остается. И тогда пострадавшая сторона может отпустить вторую половину, так как между ними уже нет того, что их может связывать. Даже насилие в семье — не причина развода, а свидетельство того, что брака как такового уже давно нет.

Хотя, конечно, известны случаи, когда даже супружеская измена не приводит к разводу; брак сохраняется, несмотря на такое тяжелейшее испытание грехом. И покаяние человека — с одной стороны, прощение — с другой могут восстановить уже, казалось бы, сломанные отношения. Это говорит о том, что и прелюбодеяние не всегда повод к тому, чтобы расставаться.

Можно сказать, что все, приведенное в канонах или обозначенное Синодальными решениями (за последнее столетие), фиксирует не столько процедуру развода, сколько распад самого брака, его несостоятельность. А вот причиной распада может быть перечисленное там, например: все то же прелюбодеяние, детоубийство во чреве матери, алкоголизм или наркомания одного из супругов, скрытое сумасшествие — когда человек знает, что он психически болен, но скрывает это, обманывая того, с кем собирается вступить в брак.

Самая большая проблема нашего времени — проблема психических повреждений, причем в разной степени: заметных, малозаметных, воспринимаемых просто как форма поведения, даже поведения религиозного. Смещение целых пластов общественного сознания, происшедшее за последнее столетие, повредили очень многих людей,— тех, которых раньше общество держало в состоянии более-менее стабильном и адекватном.

Бурное развитие тоталитарных сект стало возможным только благодаря появлению в огромном количестве садомазохистов. Ведь они нуждаются в подобных организациях. Мазохисту нужен жесткий лидер, который всячески уничтожал бы его и унижал. А человеку с садистическими наклонностями нужен тот, кого он мог бы давить, над кем он мог бы издеваться. И они друг друга находят. К сожалению, это и в Церкви существует, и в огромных количествах, просто мы не умеем трезво на это взглянуть, честно назвать все своими именами. Меж тем понять, с чем мы имеем дело, просто необходимо. Тем более что и в семье мы тоже можем столкнуться с подобными вещами. Поэтому священнику необходимо знать, какие бывают патологии, как устроена человеческая психика. Для этого нужно, чтобы в семинариях были прочитаны серьезнейшие курсы по психологии и психиатрии. Да еще и каждый священник сам должен быть серьезно проверен на этот счет.

Была без радости любовь…

Но все-таки в большинстве своем браки рушатся не по таким серьезным и явным причинам, а по обыденным и бытовым, причем как невенчанные, так и венчанные. Подчас просто от того, что людям скучно друг с другом. Потому что они или изначально не были близкими, или не сумели сохранить любовь. Современное сознание успокаивает разводящихся супругов: «Никто не виноват, просто вы не сошлись характерами» и т. д. Но когда исчезает любовь — люди ответственны за это. Ведь сама по себе она не умирает. Просто ее не берегут, и она не сохраняется. А любовь надо поддерживать, как огонь, в который кладут дрова, чтобы он не потух.

Давайте вспомним слова апостола Павла о любви, а соответственно, о семье, потому что она на любви должна строиться. Там написано: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает (1 Кор. 13, 4–8). К сожалению, это те свойства любви и супружества, которые мало кому сейчас доступны.

Долготерпит, не раздражается — когда теряются эти свойства любви, то что угодно может произойти с браком. Любовь не ищет своего, а в браке люди часто ищут именно своего: дай, принеси, приготовь, почему не так постирала, почему не то сделала. Или: почему так мало денег принес, почему ты делаешь то и не делаешь это, почему ты мне не помог. И начинается дележка: кто кому должен. Когда вопрос ставится: ты должен мне, а не наоборот: я всегда должен тебе, тогда и уходит любовь. Тогда люди стремятся расстаться и начать все заново с кем-то другим.

Что Церковь может сделать, чтобы предотвратить такие браки без любви? Надо создать, причем законодательно (как обязательное для исполнения в каждом приходе), своего рода «защитное поле для брака» — испытательный срок до венчания, некую катехизацию, чтобы людей к браку подготовить, дать им возможность и время присмотреться друг к другу, пройти определенный путь в Церкви через общую молитву, участие в богослужении. Тогда многие браки и не состоялись бы. У меня в приходе было несколько таких случаев: люди симпатичные, очень верующие, нравятся друг другу, желают вступить в брак. Говоришь им: «Хорошо, давайте так: помолитесь, походите друг к другу в гости, поезжайте вместе в паломничество…». Смотришь, а через три-четыре месяца они «остаются лишь хорошими друзьями». И слава Тебе, Господи.

Подводные камни православных браков

Итак, первая опасность — браки по легкомыслию. Вторая причина недолговечности браков в православной среде — женская неустроенность. Женихов мало православных! И у девиц возникает «навязчивая идея» — выйти замуж за православного при первой же возможности. «Господи, я молюсь Тебе об этом! Где он? Подай мне знак!». Такой человек может принять за знак свыше любое обстоятельство, истолковать его по-своему и — замуж выйти. Почему, зачем. Да потому, что очень хотелось, потому что надо замуж! «Хочу замуж! Но я православная, значит, мне надо православного мужа!». Такие скоропалительные браки во многом являются «браками риска» — есть очень большая вероятность, что в этом случае ничего может не получиться с семейной жизнью.

Третье, что требует правильного осмысления и разрешения, это то, что священники начинают заниматься не свойственным им делом — составлять внутриприходские пары. Благословлять на супружество под тем видом, что «вот хорошая девушка, вот хороший юноша, пора бы им пожениться». Это так называемые «браки по послушанию». Таких браков, к сожалению, очень много, они даже популярны. Такова беда некоторых приходов, где царит такое умонастроение: батюшка лучше знает и видит людей. И по послушанию духовнику, без особой любви и даже симпатии создаются семьи. Они бывают довольно крепкими, но не уверен, что счастливыми. Они призваны являть собой пример образцовой многодетной православной семьи, но что они являют собой на самом деле? Ну, дети рождаются. Жена занимается детьми, всю нерастраченную любовь она отдает им. И слава Богу. А муж — уходит с головой в работу, в зарабатывание денег. Какие у них между собой отношения? Да, по большому счету, никаких. Радости большой в этих браках нет.

Расставаться или нет?

Один из русских классиков сказал, что все семьи счастливы одинаково, а несчастливы по-разному. И это несчастье всегда имеет множество выражений и оттенков. Поэтому невозможно назвать однозначно повод (входящий ли, нет ли в каноны или Синодальные постановления), достаточный для развода, потому что названный сам по себе, отдельно от ситуации, он никогда не будет звучать достаточно убедительно. Оправданно говорить что-то только в контексте конкретного случая. Слишком тонкий вопрос: взаимоотношения в браке.

Другие статьи:  Требования к наглядному материалу на занятиях по фэмп

Но развод, как, например, и аборт,— те случаи, которые священник вообще не может благословлять, поскольку это в принципе противоречит Евангелию. Он не может даже советовать, но может сказать так: если ты считаешь, что так нужно, делай так. Он может, скажем, не противодействовать, а оставить это решение на волю самого человека.

Но есть одно правило на все случаи жизни. Если семейный корабль дал течь, то супругам надо прежде всего подумать над вопросом: можно ли вообще сохранить семью? И если да, то каким образом? Если есть хоть какой-то шанс восстановить брак, то его, конечно, надо использовать. Это возможно при условии ясного видения причин разлада, искреннего раскаяния и желания сохранить семью. Но, к сожалению, чаще всего человеку не хочется смотреть на себя критически, признавать свою вину. Потому-то они и рассматривают разрушение взаимоотношений как уже свершившийся факт.

Конечно, жизнь многообразна и многосложна, она не вмещается в схемы. Это надо четко понять, соотнести с нашим временем, с современным сознанием. Втянуть всех в каноническое поле XIX века уже невозможно. Сейчас люди нередко даже не понимают того, что послужило причиной развала их семьи. Поэтому Церковь колоссально снисходительно, по сравнению с прошлыми столетиями, относится ко вторым бракам. Этот процесс ничем нельзя остановить. Сказать человеку: «Неси свой крест, это твоя судьба» — по сути, это, без сомнения, правильно. Но реальность остается реальностью, и человек не может жить, противореча самому себе, если он не умеет относиться к жизни как к несению креста, как к подвигу, как к духовной борьбе. И заставить делать его то, к чему он не способен, невозможно. Говорить об ответственности и долге тоже оказывается бесполезным. Эта проблема, по большому счету, неразрешима. Сегодня Церковь не может подвести законную (каноническую) базу под бракоразводный процесс, потому что хотя и есть утвержденные основания для расторжения брака, о которых мы говорили выше, но в большинстве своем супружеские союзы распадаются по иным, не подпадающим под каноны, причинам.

Да, нельзя исправить мир и вернуться туда, откуда пришли, но можно, общаясь с каждым конкретным человеком, пытаться в нем что-то преобразить, затормозить или удержать в узде. Для этого нужно, по крайней мере, понимать, кто он, современный человек, и что в нем есть.

Мы сейчас переходим в новую эпоху, а что она принесет — пока непонятно. Компьютерный виртуальный мир уже сдвинул новый пласт сознания общества — жизнь в блогах, не имеющая ничего общего с реальностью, бурлящий мир сериалов, реклама безнравственности — все это сейчас окончательно разрушает ту социальную атмосферу, которая может защитить супружеские отношения. Поэтому семья в современном мире может держаться только на настоящей, серьезной, ответственной любви, когда люди действительно уверены, что любят друг друга, и что за эту любовь они будут бороться и нести ее до конца. А иначе в супружестве и смысла нет.

Записала Татьяна Бышовец

«Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака. Крайне беспокоит современное положение, при котором расторгается весьма значительная часть браков, особенно среди молодежи. Происходящее становится подлинной трагедией для личности и народа. Единственным допустимым основанием развода Господь назвал прелюбодеяние, которое оскверняет святость брака и разрушает связь супружеской верности. В 1918 году Поместный Собор Российской Православной Церкви в ”Определении о поводах к расторжению брачного союза, освященного Церковью” признал в качестве таковых, кроме прелюбодеяния и вступления одной из сторон в новый брак, также отпадение супруга или супруги от Православия, противоестественные пороки, неспособность к брачному сожитию, наступившую до брака или явившуюся следствием намеренного самокалечения, заболевание проказой или сифилисом, длительное безвестное отсутствие, осуждение к наказанию, соединенному с лишением всех прав состояния, посягательство на жизнь или здоровье супруги либо детей, снохачество, сводничество, извлечение выгод из непотребств супруга, неизлечимую тяжкую душевную болезнь и злонамеренное оставление одного супруга другим. В настоящее время этот перечень оснований к расторжению брака дополняется такими причинами, как заболевание СПИДом, медицински засвидетельствованные хронический алкоголизм или наркомания, совершение женой аборта при несогласии мужа».

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви

Как относится церковь к разводу: считается ли это грехом?

Довольно часто ячейка общества распадается по банальным и глупым причинам, таким как «не сошлись характерами», «просто разлюбили друг друга». Но истинно верующие люди, неважно, приверженцы это христианской церкви или католической, которые чтут церковные правила и живут по религиозным канонам, к разводу относятся совсем иначе. Каждая религия по-разному относится к этому явлению.

Как воспринимается развод в разных религиях

Практически каждая религиозная структура относится к разводу между мужем и женой как к греху. Христиане крайне отрицательно относятся к разводам, разрешая их беспрекословно только при супружеских изменах либо смерти мужа или жены. По православным канонам сочетаться браком в церкви можно не больше трех раз. Причем только первый раз это проходит по-настоящему торжественно и величаво. В остальных случаях звучат молитвы покаяния.

Церковь не знает такого понятия, как развод. Разорвать церковный брак между мужем и женой, заключенный на небесах, значит, совершить грех. Процедуры развенчания добиться нелегко, так как необходимо представить документально подтвержденные факты, иначе ни один священник не будет этим заниматься. Такие простые причины: разлюбили друг друга, муж мало зарабатывает, или пьет и тому подобное, в православной церкви роли не играют. Это не повод, чтобы разводиться. Религия учит терпеть, пытаться исправить положение, так как обряд венчания соединяет мужа и жену навеки.

Церковь приложит все усилия, чтоб сохранить брак и не дать людям совершить страшный грех – развестись. В католической религии развод считается бессмысленным, так как неверность супругов ничем не запретить. Чаще всего развод в католической стране регулируется не церковным законодательством, а светскими понятиями. Аннулировать в католической церкви брак можно даже в том случае, когда кто-то из супругов вспомнил неподобающее поведение другого, которое имело место лет 10 назад. Любая причина для признания брака недействительным рассматривается только в Риме, как центре католической веры.

Можно сказать, что и католическая вера считает, что развод – это грех, поэтому разведенные пары, вступающие в повторный брак, по обычаям, не могут совершить в католической церкви обряд венчания. Наиболее либеральное отношение к разводам можно назвать в протестантизме, когда церковь как отдельная структура не существует, а подчиняется государству. В некоторых странах, например, в Швеции, если в семье нет несовершеннолетних детей, разорвать брак можно сразу, без проволочек. Причина развода не выясняется, так как закон не разрешает вмешиваться в личную жизнь граждан.

В таких ситуациях разводятся легко и не воспринимают это как грех.

Условия для развода в исламе

Исламскую религию по своим взглядам на развод можно расположить посередине позиций: между католической, христианской и иудейской. То есть, как особо тяжкий грех, развод между мужем и женой у мусульман не считается. Несмотря на то что брак мусульман священен, на основании веских причин его можно расторгнуть. Но перед этой процедурой супруги обязаны предпринять все возможные способы для сохранения брака. И только если нет другого выхода, прибегать к разводу. Причем исламские законы признают для разрыва отношений как право мужа, так и право жены.

Мусульманский развод выражается тремя способами:

При любом способе суть его одна – порицание, ведь распадается семья и теряются достоинства брака.

В мусульманских странах брак считается делом богоугодным и здесь встречается мало одиноких мужчин и женщин. Но если мусульманские мужчины могут себе позволить заключить брак с женщиной другой веры, то мусульманским женщинам это запрещено Аллахом. Несмотря на бытующее мнение о том, что получить развод у мусульман – это не грех, развестись на деле не так легко и просто. Брак и развод в исламе оцениваются по-разному.

Порядок развода в мусульманском обществе

8 499 938-42-45 — Москва и Московская обл.

8 812 425-64-57 — Санкт-Петербург и Ленинградская обл.

Так как мужчины в таких странах имеют прав больше, чем женщины, то и разводятся, чаще всего, по инициативе мужа. Во время этой процедуры, в присутствии двух свидетелей, муж перед женой должен произнести слово «талак», означающее развод, расторжение брака. По мусульманским обычаям при этом должны быть соблюдены некоторые ограничения, речь о которых пойдет дальше. До момента произнесения слова, родственники и жены, и мужа предпринимают все возможные попытки для примирения супругов. Развод хоть и разрешен Аллахом, но все-таки является нелюбимым делом.

Слово «талак» необходимо произнести три раза. После первого произнесения супруги могут помириться и продолжать жить в браке дальше, до самой смерти. При условии, что слово развод произносится во второй раз, после чего муж и жена желают продолжать совместное проживание, исламские законы диктуют повторение процедуры бракосочетания. Если же слово произнесено в третий раз, муж имеет право вернуть свою жену только после того, как она повторно выходила замуж за другого мужчину.

Причину развода мусульмане могут не озвучивать, тем самым сохраняя доброе имя своей жены. По законам исламской религии запрещены фиктивные и временные браки, а женщины, которые идут на это, совершают великий грех. Разводиться в мусульманской стране можно и по инициативе жены. Случается, это намного реже и только тогда, когда муж не выполняет перед женой возложенных на него обязанностей, например, долгое время не живет в семье, не содержит жену и детей и тому подобное.

В таких ситуациях женщина имеет право попросить развод сама.

При каких условиях распадаются мусульманские семьи

Современные условия жизни, безответственность и легкомыслие, легкость заключения брака, невнимание к избраннику или избраннице, пренебрежение родительским мнением привело к тому, что сегодня в семье мусульман получить развод не грех и не исключение. Мусульмане разводятся достаточно часто, не испытывая при этом никаких угрызений совести. Причины могут быть самыми разными. Брак в этих странах теряет свое богоугодное значение.

Среди самых распространенных причин для развода в мусульманской семье, называют следующие:

  • несоблюдение законов Аллаха, пренебрежение обязанностями, которые возлагаются на жену и мужа при бракосочетании. Муж должен содержать жену и детей, жена – слушаться мужа во всем, уважать. Но в действительности все совсем не так: муж ничем не обеспечивает жену, оскорбляет как ее, так и ее родственников. Жена спорит с ним, отказывается выполнять домашнюю работу, уходит из дома без его разрешения и так далее;
  • молодожены не чувствуют ответственности и несерьезно относятся к церемонии брака. Довольно часто встречаются ситуации, когда молодые мусульмане заключают брак по одной единственной причине – лучше узнать друг друга, пожить вместе и не считать это как грех, а если не понравится – быстро разбежаться без выяснения причин. Такой брак изначально нацелен на развод;
  • эгоизм, который проявляется женой и мужем по отношению друг к другу, не желание менять свои привычки, прислушиваться к мнению второй половины и уважать ее. Все это довольно быстро ведет к ссорам и скандалам, в результате чего семья распадается;
  • причиной развода легко может стать работа жены. В мусульманской семье, где деньги зарабатывает женщина, муж перестает обеспечивать ее и начинает относиться к своим обязанностям сквозь пальцы, халатно. По инициативе жены супруги разводятся, так как она сама в состоянии обеспечить себя и детей;
  • национальная неприязнь, когда родители категорически не хотят воспринимать в качестве снохи или зятя человека другой веры. Такие браки сегодня не редки, но чаще всего, первое время молодожены скрывают свое положение. А когда все обнаруживается, родственники старшего поколения настаивают на разводе и брак распадается;
  • бывают случаи, когда брак совершается очень быстро, а потом вдруг оказывается, что им даже поговорить не о чем. Причина может быть в разном социальном статусе, в разной вере, образовании, в возрасте и тому подобное;
  • утраченная традиция уплаты серьезного выкупа. Современный брак не только легко зарегистрировать, но и без сожаления его просто расторгнуть. В тех случаях, когда при заключении брака не тратятся крупные суммы на выкуп, подарки, покупку жилья для молодой семьи (а в мусульманских семьях молодожены получают от родственников свое жилье), его благоустройство, теряется материальная ценность события, разводиться ничто не мешает. Например, при заключении брака молодая мусульманская жена получила от родственников мужа дорогую машину в подарок. Если она надумает в будущем разводиться, машину придется вернуть, а это уже не всегда удается. Соответственно, с разводом можно и повременить;
  • наличие второй жены тоже часто приводит к разводу. А ведь некоторые мужчины-мусульмане даже не понимают, зачем им вторая жена. Чаще всего, это происходит на фоне многочисленных проблем, во время отъезда в другую страну на заработки. Причем, вторую жену довольно часто игнорируют при материальном обеспечении. Ей не положена квартира или дом, как у первой супруги. Она не живет с мужем постоянно, а только временно встречается или живет с ним во время заработков. Второй женой просто пренебрегают, она довольно часто работает сама и обеспечивает себя сама. То есть статус нормальной семьи в такой ситуации не совсем уместен. И часто все проблемы просто надоедают женщине, она стремится получить развод, да и муж может не выдержать ревности своих женщин и их требований;
  • приводит к разводу и долгое отсутствие мужа в семье;
  • простой и большой выбор кандидатур. Совсем еще недавно вторую половину своим детям подбирали родители. Делали они это очень тщательно, иногда, в течение очень долгого времени. Современные молодые люди куда более раскрепощенные и проще подходят к этому вопросу. Найти мужа-мусульманина или жену сегодня нет проблем. Есть очень много мест, где люди могут познакомиться: социальные сети, сайты знакомств, брачные агентства. С одной стороны, такой огромный выбор – это хорошо, а с другой – люди перестают ценить друг друга – не понравилась, разведусь и найду лучше.
Другие статьи:  Недостача бензина объяснительная

Все перечисленные причины являются вескими для того, чтоб развод в мусульманской семье выглядел не как грех, а как нормальное явление. И хотя он относится к запрещенным как в исламе, так и в католической церкви, ценности перестают играть какую-то роль. Люди женятся и разводятся в угоду своим прихотям, не волнуясь о том, как будут жить дальше.

Понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями:

Что написано в Библии о разводе и повторном браке?

Вопрос: Что написано в Библии о разводе и повторном браке?

Ответ: Прежде всего, каково бы ни было наше мнение по этому вопросу, необходимо помнить библейские слова, записанные в книге Малахии 2:16: «Ибо ненавижу развод, – говорит Господь, Бог Израиля» (перевод с оригинала – прим. переводчика). Библия свидетельствует, что Бог определил брак как обязательство на всю жизнь. «Так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матфей 19:6). Тем не менее, Бог допускает, что в брак вступают два грешных человека, и поэтому может произойти развод. Чтобы соблюсти права тех, кто разводится, а особенно женщин, Бог установил в Старом Завете некоторые законы (Второзаконие 24:1-4). Иисус указал на то, что эти законы были даны из-за жестокости людских сердец, а не по желанию Бога (Матфея 19:8).

Дискуссия о том, разрешает ли Библия развод и повторное вступление в брак, в основном, ведется вокруг слов Иисуса в Евангелии от Матфея 5:32 и 19:9. Фраза «кроме вины прелюбодеяния» является единственным местом в Священном Писании, где, вероятно, дается Божественное разрешение на развод и повторный брак.

Многие исследователи считают, что это «условие освобождения от ответственности» относится к «супружеской измене» на протяжении периода «помолвки». Согласно еврейским обычаям, мужчина и женщина считались связанными узами брака с момента обручения. Безнравственность в этот период могла быть единственной причиной для развода. Тем не менее, греческое слово, переведенное как «супружеская неверность», подразумевает любую форму сексуальной аморальности, как например, внебрачную связь, проституцию и т.д. Возможно, Иисус говорит, что развод разрешен, если произошел грех на сексуальной почве. Сексуальные отношения являются неотъемлемой частью брачной связи, когда «будут два одна плоть» (Бытие 2:24; Матфей 19:5; Ефесянам 5:31). Таким образом, разрыв этой связи внебрачными отношениями может быть допустимым поводом для развода. Если это так, тогда Иисус в этом тексте имел в виду и повторное вступление в брак. Фраза «женится на другой» (Матфея 19:9) делает акцент на том, что развод и повторный брак возможны при наличии упомянутого условия. Обратите внимание – только невиновной стороне разрешается повторное вступление в брак. Хотя этого и не упоминается в тексте, разрешение на развод и вступление в брак во второй раз является Божьей милостью по отношению к тому супругу, который пострадал в такой ситуации, а не к тому, кто совершил супружескую измену. Возможно, есть случаи, в которых «виновная сторона» также может вступить в брак повторно, но в данном тексте об этом не говорится.

Некоторые рассматривают стих в 1 Коринфянам 7:15 как еще одно «исключение», разрешающее повторный брак, если неверующая сторона разводится с верующей. Однако, в контексте ничего не написано о повторном браке, а только о том, что верующий не обязан продолжать брак, если неверующая сторона желает развестись. Другие утверждают, что причиной для развода также может быть насилие (супружеское, или над детьми), хотя этого и не упоминается в Библии.

Хотя все это абсолютно справедливо, нам, тем не менее, никогда не следует злоупотреблять Божьим Словом. Иногда в дискуссиях об «исключительных условиях» упускается тот факт, что независимо от значения термина «супружеская неверность», развод разрешается, но не требуется. Даже после совершения неверности, с Божьей милостью пара может получить силу простить и начать восстановление своей семьи. Бог прощает нам гораздо больше, поэтому ми должны следовать Его примеру и простить даже грех прелюбодеяния (Ефесянам 4:32). Тем не менее, во многих случаях муж/жена не раскаиваются и продолжают свое аморальное сексуальное поведение. В такой ситуации и может быть применен текст из Евангелия от Матфея 19:9.

Многие люди слишком быстро вступают в повторный брак, хотя Бог, возможно, желал, чтобы они оставались одни. Иногда Бог призывает человека к воздержанию от брака, чтобы тот мог полностью уделить свое внимание Богу (1 Коринфянам 7:32-35). Повторный брак после развода возможен в некоторых обстоятельствах, но это не является исключительной возможностью.

Огорчает то, что количество разводов среди убежденных христиан достигает показателей разводов в неверующем мире. Библия чрезвычайно отчетливо говорит, что Бог ненавидит развод (Малахии 2:16) и что примирение и прощение должны быть признаками христианской жизни (Луки 11:4; Ефесянам 4:32). И опять-таки, Бог, конечно же, понимает, что развод может случиться даже между Его детей. Те, кто прошли через развод и вступление во второй брак, должны помнить, что Божья любовь к ним неизменна, даже если их развод и/или повторный брак не соответствует исключительному условию в Матфея 19:9. Часто Бог даже греховное непослушание христиан использует для свершения благого дела.

Что написано в Библии о разводе и повторном браке?

Развод сегодня стал вполне привычным разрешением неудачно сложившейся семейной жизни. Привычным настолько, что не только неверующие, но и православные супруги стали соблазняться возможностью «исправить ошибку», «переменить жизнь» и т.п. Все чаще приходят с просьбой благословить расторжение брака. Что же может ответить православный священник на эту просьбу?

Дорогие соотечественники, мы обладаем драгоценным состоянием. Это наше наследство — тысяча лет христианства на Русской земле. Тысячу лет наши предки берегли святость брака, сию великую тайну соединения двух в единое, подобно единению Христа и Церкви. Девять веков расторжение брака в России почти не совершалось. В нашем национальном характере — семейное терпение, взаимное прощение и услужливость супругов. Этот характер сложился благодаря принятой в плоть и кровь евангельской проповеди. Обратимся к Евангелию. «И приступили к Нему фарисеи и, искушая Его, говорили Ему: по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею? Он сказал им в ответ: не читали ли вы, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? И сказал: посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 3—6).

Просветившаяся христианским светом языческая Русь с ее многоженством, покупными и пленными наложницами, многими противонравственными языческими обычаями приняла не только Закон Божий, но на основе этого Закона изменила и государственные, взяв за основу некоторые законы православной Византии. Еще святой Владимир пытался усвоить на Руси новое брачное законодательство. В Уставе князя Ярослава читаем, что разлучение жены и мужа возможно только в случае вины государственной измены, злоумышления (покушения) на жизнь мужа, измены мужу, отлучки супруги на длительный срок без разрешения мужа, злоумышления (кражи) на имущество мужа или Церкви. И все!

Не дозволялось жене покидать больного супруга. «За слепоту или лихой недуг или долгую болезнь нельзя разлучать, то же и жене мужа», — читаем в Уставе. Присекалась Уставом и привычная в язычестве замена жены. В случае, если муж оставлял жену и брал себе другую, то независимо от того, сколько времени длился новый брак и родились ли в нем дети, новый союз обязательно расторгался, и первая жена вновь утверждалась в своих правах. От мужа требовалось «первую жену держати по закону, а будет лих до нея того достоит казнити».

Позже появилось одно дополнение. Брак мог быть расторгнут, если один из супругов желал принять монашество, а другой не препятствовал этому.

Такой взгляд на развод в русском обществе не изменялся почти до революции 1917 года. К этому времени брачное законодательство относительно расторжения брака состояло всего из нескольких статей устава Духовных Консисторий, Брак мог быть расторгнут в случае, если один из супругов приговорен к наказанию, сопряженному с лишением всех прав состояния. В случае безвестного отсутствия одного из супругов в течение пяти лет или по оскорблению чистоты брака прелюбодеянием. При этом виновная сторона лишалась права вступать в новый брак. Брак мог быть расторгнут и по неспособности одного из супругов к брачному сожитию. Но в этом случае он расторгался не ранее чем через три года после обращения, при этом должна быть доказана добрачная физическая неспособность супруга. Последние две причины требовали свидетельств и доказательств, получить которые было весьма непросто. Поэтому и развод по ним был затруднителен.

Этот порядок сохранялся до революционного переворота 1917 года, когда были перевернуты не только государственные, но и духовные и нравственные устои. Новое законодательство позволяло оформлять развод сразу же и по просьбе всего лишь одной стороны. Нередко второй супруг даже не знал, что брак расторгнут. Такая свобода нравов, конечно же, не могла просуществовать долго в государстве, где подавляющее большинство граждан, можно сказать, генетически православные, рождены в венчанном законном браке. Где у каждого русского в длинной цепочке предков обязательно есть святой, есть молитвенники за душу неразумного чада, поддавшегося на пустую приманку «свободной любви». Поэтому через три десятилетия новой власти взгляд на разводы изменился и престиж семьи несколько повысился. Но не станем реанимировать труп социалистической морали.

Другие статьи:  Транспортный налог ваз 2108

Последнюю русскую революцию восьмидесятых годов, как, впрочем, и предыдущие, сопровождают разрушение нравственных принципов, культивирование чувственности, попытки (пока еще только попытки) узаконить, хотя бы в общественном сознании, проституцию, гомосексуализм, порнографию. Соответственно растет и число распадающихся семей.

А Православная Церковь и сегодня повторяет вслед за Апостолом: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем… и мужу не оставлять жены своей» (1 Кор. 7, 10—11).

А Христос Спаситель все Тот же и ныне и присно и во веки веков, и слова Его те же: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6).

Но возможно ли так жить сегодня? Жизненна ли такая позиция? Около двух тысяч лет назад, когда были произнесены эти слова, они смутили даже близких учеников Иисуса: «Говорят Ему ученики Его: если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться» (Мф. 19, 10). В таком противоречии были слова Спасителя с миром, в котором они прозвучали.

Рим, владевший тогда почти всей Европой и Ближним Востоком, подчинил себе и Иудейское царство. В отношении брака римские языческие законы мало чем отличались от иудейских. Римское общество хотя и придерживалось узаконенной моногамии, но лишь внешне. Наложницы – рабыни были в обычае во многих семейных домах. Привычными для семейного человека были и кратковременные любовные связи со свободными женщинами. Развод, как и заключение нового брачного союза, был затруднителен. Женщина в Римской империи не имела почти никаких прав. Дочь принадлежала родителям, жена — мужу. И той, и другой могли распорядиться, как собственностью, по усмотрению. С женой можно было легко развестись, можно было ее проиграть в кости, подарить. Своеволие мужа было ограничено лишь заступничеством родственников жены. Даже материнство никак не повышало достоинство женщины. Муж мог отдать, подарить, продать и даже умертвить дитя, если оно ему не нравилось. При разводе судьба детей зависела от отца» правда, чаще они оставались с матерью.

Чувственность не ограничивали ни законы, ни общественное мнение. Содомия и кровосмесительные союзы были обыкновенны. Трагедия Эдипа, перенесенная на римскую почву, воспринималась как фарс. Нерон имел любовников. Цицерон подшучивал над Катуллом и его сестрой-женой. Таков был «истлевающий в обольстительных похотях» (Еф. 4, 22) Рим 1-го века — самое культурное общество языческого мира.

Но и мир иудейский, мир избранного народа уже давно жил не Божьим законом, не благодатными пророчествами, а Талмудом, толкованиями и обычаями, всегда приспосабливающимися к ситуации. Правда, здесь все же нравы были более сдержанными. Но и здесь сластолюбец всегда мог удовлетворить свое желание и привести в дом новую жену. По Моисееву законодательству, «не нашедшую благоволения» (Втор. 24, 1) в глазах мужа жену можно было отпустить, дав ей «разводное письмо» (Втор. 24, 1). Закон был дан Моисеем, знавшим жестокосердие своих соплеменников, дабы оградить несчастную женщину от произвола мужа, может быть, от смерти, защитить от ревнивой ненависти соперницы. Этой свободой развода пользовались часто. Сам правитель Ирод Агриппа, живший во время Иисуса Христа, вопреки политическому благополучию своей страны, развелся с женой для того, чтобы, прельстившись красотой Иродиады — жены брата Филиппа, вступить в новый, к тому же противозаконный брак.

И вдруг среди «умножившегося греха» (Рим. 5, 20) слова Спасителя: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19, 6), «Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует, и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19, 9). И слова эти не канули в пустоту. Уже через несколько лет апостол Павел повторяет и объясняет сказанное Спасителем: «А вступившим в брак не я повелеваю, а Господь: жене не разводиться с мужем, — если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим, — и мужу не оставлять жены своей» (1 Кор. 7,10—11).

Мало того, понимая, что крайние разногласия между супругами могут скорее всего возникнуть в смешанных христианско-языческих семьях, Апостол наставляет и таковых супругов: «Если какой брат имеет жену неверующую, и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его; ибо неверующий муж освящается женою (верующею), и жена неверующая освящается мужем (верующим)» (1 Кор. 7,12—14). В словах Апостола не просьба или объяснение идеала, но властное повеление, констатация долга: «Не я повелеваю, а Господь… не должен, не должна…»

Причин, по которым супруги решаются на развод, кажется, много, но все они сводятся к одной: непониманию сущности брака. Если видеть в браке лишь удобную форму получше, поприятнее, повеселее пожить, то причин для неудовлетворенности появится множество: «ушла любовь», «он (или она) не понимает меня», «оказалось, что мы разные люди», «полюбил (или полюбила) другого», «надоели скандалы», «он (или она) пьет», «не могу видеть тещу (или свекровь)», «не сошлись характерами». Это языческое понимание брака, отказ от страданий, от утеснении. Но душа устает без страданий, без креста. Это не странно. «Всякая душа по природе своей христианка», — писал учитель Церкви Тертуллиан. Не случайно и обветшавший в утонченном разврате Рим, и детски-бесстыдная языческая Русь вместе с учением Христа легко приняли и давно забытое, но вложенное в каждого человека Творцом понятие целомудренного, чистого, спасительного служения друг другу в семейном союзе.

Для верующих супругов первое и главное дело — это дело спасения, и брак понимается как удобное для спасения состояние. Брак дан Богом человеку, чтобы удовлетворить свойственное ему стремление к плотскому единению, для продолжения рода и как защита от блуда. «В избежание блуда, каждый имей свою жену, и каждая имей своего мужа» (1 Кор. 7, 2), — говорит Апостол.

Христианский брак освящен таинством браковенчания. «Брак у всех да будет честен и ложе непорочно» (Ев. 13, 4), — читаем в Писании. Верующие супруги ищут в браке не только личных удовольствий, но и возможности деятельной любви и заботы о другом человеке. «Не о себе только каждый заботься, но каждый и о других» (Флп. 2, 4), — наставляет апостол Павел. Заботу и любовь к ближнему, завещанную Спасителем, легче и естественнее проявить в семье к самому близкому человеку — супругу, с которым вы одна плоть. Естественно, взять на себя труд терпеть его недостатки, грехи, болезни. «Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов» (Гал. 6, 2), — советует Божественный Апостол и повторяет: «Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф. 4, 32).

Супруги-христиане не только «одна плоть», они близки друг другу и по духу, «близки Кровию Христовою» (Еф. 2, 13). Для таких супругов терпение — добродетель и в кратковременных, как и все в этой жизни, горестях они видят несение креста Христова, то есть путь к Жизни Вечной, а в своих страданиях смотрят «не на видимое, но на невидимое: ибо видимое временно, а невидимое вечно» (2 Кор. 4, 18). Это вечное — будущая вечная жизнь, величайшая награда терпению. Впрочем, Божий дар любви, ниспосланный в таинстве браковенчания, помогает преодолеть и то, что кажется непреодолимым.

И все же… Приходят за советом и благословением на расторжение брака. Приходят не под влиянием временного настроения, приходят в отчаянии: «Не могу больше так жить». Такое отчаяние подобно отчаянию самоубийцы: «Не могу больше так жить». То есть жить могу, а «так» не могу. Вспомним, что самоубийц не отпевают в церкви, не хоронят в освященной земле, не поминают на церковной службе, в общей молитве. Потому что это бесполезно. Их будущее — геенна огненная, рядом с Иудой. Участь супруга, разделяющего соединенное Богом, так же печальна. Спаситель недвусмысленно называет разводящегося для вступления в новый брак прелюбодеем, также и вступившего в брак с разведенной или разведенным. Во времена Иисуса Христа прелюбодея наказывали, как убийцу. Сегодня мы говорим: прелюбодеяние — это смертный грех. Господь предупреждает таковых: «Дети прелюбодеев будут несовершенны, и семя беззаконного ложа исчезнет» (Прем. 3, 16). Посмотрите вокруг, как возрастает число несовершенных физически и нравственно детей, увеличивается родительское горе. К тому же эти дети, даже преступные дети, будут свидетелями против своих родителей на Страшном Суде. «Ибо дети, рождаемые от беззаконных сожитии, суть свидетели разврата против родителей при допросе их» (Прем. 4, 6).

Но и в этой жизни гнев Господень поражает страданиями тех, кто, желая лучшего, менее обременительного или более сладостного союза, расторгнул первый. Так некогда Господь обрек на страдания целый народ, в чем и упрекает Пророк своих единоплеменников: «За то, что Господь был свидетелем между тобою и женою юности твоей, против которой ты поступил вероломно, между тем как она подруга твоя и законная жена твоя» (Мал. 2, 14). Не оставлена без скорбей и та, «которая оставила руководителя юности своей и забыла завет Бога своего» (Притч. 2, 17).

Отвергая крест тяжелой семейной жизни, мы берем другой, по уверениям святых отцов, более тяжелый. Стоит ли?

«Претерпевший же до конца спасется» (Мк. 13, 13), — обещает Спаситель. Надо терпеть, как терпим мы больное или беспокойное дитя, как терпим болезнь. Ведь терпим же мы какую-нибудь гноящуюся незаживающую язву. «А если невмоготу?» Что ж, пойди к хирургу, он отсечет тебе больную руку или ногу и живи так, без руки или ноги. По словам Апостола, «если же разведется, то должна оставаться безбрачною, или примириться с мужем своим» (1 Кор. 7, 11). Впрочем, спокойная, но одинокая жизнь, даже после самых жестоких семейных бурь, скоро прискучит. Ибо «не все вмещают слово сие, но кому дано» (Мф. 19, 11), — предупреждает таковых Спаситель. Поэтому лучше еще раз подумать.

Имея возможность наблюдать опыт многих семейных трагедий, скажу, что часто, насытившись одиночеством, бывший супруг или супруга больше вспоминают не ссоры, крик и злоречие, а «жену юности», милого и желанного мужа, их тревожит вместе пережитое, общие вещи. Чтобы утишить боль воспоминаний, им приходится вновь и вновь доказывать прошлую вину другого и свою правоту. Доказывать себе и близким; особенно хочется доказать тем, кто никогда не примет сердцем этих доказательств и не поймет, их — детям. И еще можно заметить, что созданные после развода семьи — очень трудные. Выпрошенный крест оказывается вдвое тяжелее.

Там же, где терпение побеждает, нередко постепенно налаживается жизнь, может быть, не совсем безоблачная, но более спокойная. И удобная для спасения.

Не отвергай скорбей, полезнее их пережить, «зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает…» (Рим. 5, 3—5), то есть не обманывает, не бывает бесплодной. Аминь.