Ответственность за нарушение избирательных прав граждан

Статья 93. Ответственность за нарушение избирательных прав граждан

Статья 93. Ответственность за нарушение избирательных прав граждан

1. Уголовную, административную либо иную ответственность в соответствии с федеральными законами несут лица:

а) препятствующие путем насилия, обмана, угроз, подлога или иным способом свободному осуществлению гражданином Российской Федерации права избирать и быть избранным,

б) использующие преимущества своего должностного или служебного положения в целях избрания,

в) принуждающие граждан или препятствующие им ставить подписи в поддержку кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, а также участвующие в подделке данных подписей,

г) осуществляющие подкуп избирателей, то есть деяние, запрещенное пунктом 2 статьи 60 настоящего Федерального закона,

д) своевременно не сформировавшие и не уточнившие сведения о зарегистрированных избирателях (списки избирателей),

е) распространяющие заведомо ложные сведения о кандидатах или совершающие иные действия, порочащие честь и достоинство кандидатов,

ж) нарушающие права членов избирательных комиссий, в том числе с правом совещательного голоса, наблюдателей, иностранных (международных) наблюдателей, доверенных лиц кандидатов, доверенных лиц и уполномоченных представителей избирательных объединений, избирательных блоков, представителей средств массовой информации, в том числе право на своевременное получение информации и копий избирательных документов, на заверение копий указанных документов,

з) нарушающие правила проведения предвыборной агитации, в том числе лица, проводящие агитацию в день, предшествующий дню голосования, и в день голосования,

и) осуществляющие благотворительную деятельность, а также изготовляющие и распространяющие коммерческую и иную рекламу в нарушение настоящего Федерального закона,

к) не создающие условия для проведения массовых мероприятий в случае, если такая обязанность возложена на них законом,

л) нарушающие установленные настоящим Федеральным законом правила финансирования избирательной кампании,

м) скрывшие остатки избирательных бюллетеней или изготовившие дополнительные, не учтенные избирательной комиссией тиражи избирательных бюллетеней, открепительных удостоверений,

н) препятствующие или противозаконно вмешивающиеся в работу избирательных комиссий либо деятельность членов избирательных комиссий, связанную с исполнением ими своих обязанностей,

о) препятствующие голосованию на избирательных участках,

п) нарушающие тайну голосования,

р) принуждающие избирателей голосовать вопреки их собственному выбору,

с) осуществившие подлог избирательных документов, составившие и выдавшие заведомо ложные документы, осуществившие заведомо неправильный подсчет голосов или установление результатов выборов, не представившие или не опубликовавшие сведения об итогах голосования вопреки возложенным на них обязанностям,

т) нарушающие права граждан на ознакомление со списком избирателей,

у) выдающие гражданам избирательные бюллетени в целях предоставления им возможности проголосовать за других лиц или проголосовать более одного раза в ходе одного и того же голосования либо дающие (выдающие) гражданам заполненные избирательные бюллетени,

ф) не представляющие или не публикующие отчеты о расходовании средств, выделенных на подготовку и проведение выборов, финансовые отчеты кандидатов, зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, избирательных блоков,

х) работодатели, отказывающие в предоставлении предусмотренного настоящим Федеральным законом отпуска для участия в выборах либо в освобождении от работы для выполнения государственных обязанностей,

ц) должностные лица государственных органов, не осуществившие по представлению избирательных комиссий проверку информации о нарушениях настоящего Федерального закона, иных федеральных законов и не принявшие мер по пресечению таких нарушений.

2. Участковая, территориальная, окружная избирательные комиссии, избирательная комиссия субъекта Российской Федерации, Центральная избирательная комиссия Российской Федерации вправе составить в соответствии с законодательством Российской Федерации об административных правонарушениях протокол об административном правонарушении, совершенном кандидатом, зарегистрированным кандидатом, уполномоченным представителем избирательного объединения, избирательного блока, а также иными лицами в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

Ответственность за нарушение избирательных прав граждан

2.13. Возможность обжалования нарушений и ответственность за нарушения избирательных прав граждан

Право человека на эффективную защиту его основных прав (к которым относятся и избирательные права) провозглашается во всех основополагающих международных документах (статья 8 Всеобщей декларации прав человека; пункт 3 статьи 2 Международного пакта о гражданских и политических правах; пункт 1 статьи 6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод; пункт 5.10 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ и др.).

Пункт 9 раздела 4 Декларации о критериях свободных и справедливых выборов уделяет специальное внимание защите избирательных прав: “Государства должны обеспечить меры для того, чтобы случаи нарушения прав человека и жалобы, относящиеся к избирательному процессу, рассматривались быстро и эффективно во временных рамках избирательного процесса такими независимыми и беспристрастными органами, как избирательные комиссии и суды”.

Пункт 1 статьи 16 Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах – участниках Содружества Независимых Государств устанавливает: “В случае нарушения провозглашенных в настоящей Конвенции стандартов демократических выборов, избирательных прав и свобод граждан, а также законов о выборах лицо или лица, чьи права были нарушены, должны иметь право и возможность обжалования и восстановления нарушенных прав в судах, а в случаях и порядке, установленном законами, – также в избирательных органах”. В пункте 7 статьи 9 Конвенции отдельно оговаривается: “Каждый кандидат и каждая политическая партия (коалиция), участвующие в выборах, должны. иметь возможность обжаловать официальные итоги голосования, результаты выборов, нарушающие избирательные права и свободы гражданина, в судебные и (или) иные органы в порядке и сроки, предусмотренные законами, международными обязательствами государства”.

Эта же Конвенция предусматривает и ответственность лиц, нарушающих избирательные права: “Лица, виновные в совершении запрещенных законами действий (бездействии), должны нести ответственность в соответствии с законами” (пункт 2 статьи 16), а также: “Лица и органы, чья деятельность направлена на фальсификацию подсчета голосов, итогов голосования и результатов выборов, на воспрепятствование свободному осуществлению гражданином его избирательных прав и свобод, . должны преследоваться по закону” (пункт 8 статьи 9).

Российское избирательное законодательство предусматривает возможность обжалования нарушений в избирательные комиссии. Однако процедура рассмотрения обращений в избирательных комиссиях практически не регламентирована. Закон лишь содержит требование, согласно которому “при рассмотрении комиссией жалоб (заявлений), а также в иных случаях, когда комиссией рассматривается вопрос о нарушении избирательных прав граждан и права граждан на участие в референдуме, на заседание комиссии приглашаются заявители, а также лица, действия (бездействие) которых обжалуются или являются предметом рассмотрения”. Однако практика показывает, что это требование выполняется очень избирательно, в зависимости от намерений руководства комиссии. При этом “рамочный” закон (в отличие от федерального закона о выборах депутатов Государственной Думы) даже не оговаривает право приглашенных на заседание представителей заинтересованных сторон давать объяснения и представлять доказательства по существу рассматриваемого вопроса.

Тем не менее избирательные комиссии рассматривают довольно много избирательных споров. Это имеет и негативные последствия, так как кандидаты и партии, особенно поддерживаемые властью, осуществляют с их помощью эффективное давление на конкурентов. Избирательная комиссия практически безопасно для себя может принять абсолютно неправомерное решение, которое позднее будет отменено судом. Это представляет собой хороший способ отвлечь силы кандидата на судебные тяжбы. Например, любой абсурдный отказ зарегистрировать кандидата потребует от последнего довольно много времени на обращение в суд и на рассмотрение дела в суде. Более того, зачастую оказывается, что судебное обжалование отказа в регистрации приходится как раз на период проведения жеребьевок по предоставлению бесплатного эфирного времени и печатных площадей для агитации, и, благодаря незаконному отказу в регистрации, восстановленный судом в правах кандидат оказывается лишенным возможности проведения агитации в средствах массовой информации. Подобные случаи встречаются довольно часто, их можно рассматривать как одну из административных избирательных технологий.

Заметим, что вплоть до 2002 г. избирательным комиссиям, регистрирующим кандидатов, предоставлялась возможность отменять их регистрацию по довольно широкому кругу оснований. Лишение комиссий такого права несколько упорядочило избирательный процесс.

Гражданский процессуальный кодекс РФ (статья 259) предоставляет право судебного обжалования решений или действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, должностного лица, нарушающих избирательные права граждан Российской Федерации, довольно широкому кругу лиц: избирателям, кандидатам, их доверенным лицам, политическим партиям и их региональным отделениям, иным общественным объединениям, наблюдателям и прокурорам.

Однако в этом перечне отсутствуют члены избирательных комиссий, право которых обжаловать действия (бездействие) соответствующей комиссии предусмотрено подпунктом “е” пункта 23 статьи 29 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”. Таким образом, возникает коллизия двух федеральных законов, которую суд предпочитает разрешать в пользу ГПК. Так, практически уже рассмотренное дело 1 о фальсификациях результатов выборов по нескольким избирательным округам в муниципальном образовании “Дмитровское” Москвы было прекращено на том основании, что заявителем был член избирательной комиссии, принявшей решение о результатах выборов, который не являлся избирателем в тех избирательных округах, результаты выборов по которым оспаривались 2 . По нашему мнению, член избирательной комиссии как лицо, уполномоченное законом защищать избирательные права граждан, должен иметь право обращаться в суд за защитой не только своих прав, но и прав других избирателей.

Следует отметить, что часть 1 статьи 247 ГПК, действие которой распространяется и на дела по защите избирательных прав, требует, чтобы в подаваемом в суд заявлении было указано, “какие права и свободы лица нарушены этими решениями, действиями (бездействием)”. Судебная практика свидетельствует, что гражданин, обратившийся в суд, должен доказать не только факт нарушения избирательного законодательства, но и то, что этим нарушены именно его права. Однако вопрос о том, что считать нарушением избирательных прав, не проработан ни в законодательстве, ни в юридической литературе. Можно было бы считать, исходя из предмета регулирования “рамочного” закона, что любые его нарушения автоматически означают и нарушение избирательных прав граждан. Но такой точки зрения, очевидно, придерживаются не все. Нет, например, ясности, является ли незаконная регистрация кандидата нарушением прав рядовых избирателей 3 . Более того, в судах не раз возникал вопрос, считать ли фальсификацию итогов голосования нарушением прав избирателей соответствующего округа 4 .

Нет в законодательстве полной ясности относительно подсудности избирательных споров. Так, согласно пункту 2 статьи 75 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, в Верховный Суд РФ обжалуются решения, действия или бездействие Центральной избирательной комиссии РФ, а в суды субъектов РФ – решения, действия или бездействие комиссий субъектов РФ и окружных комиссий по выборам органов государственной власти. Но в статьях 26–27 ГПК, устанавливающих дела, подсудные судам субъектов РФ и Верховному Суду РФ, речь идет об обжаловании решений и уклонения от принятия решений 5 . При этом Верховный Суд РФ в определении от 15 ноября 2004 г. по делу ГКПИ2004-1295 дал следующее толкование: уклонением от принятия решения считаются случаи, когда закон непосредственно возлагает на комиссию обязанность принять решение в коллегиальном составе и в определенный срок, но она данное требование не выполняет. В остальных случаях жалобы на бездействие комиссии подсудны районному суду. Таким образом, получается, что бездействие Центральной избирательной комиссии РФ, затрагивающее права десятков миллионов избирателей, должно рассматриваться в районном суде. По нашему мнению, это не соответствует духу закона и не гарантирует эффективную судебную защиту избирательных прав граждан.

Другие статьи:  Заговоры на возврат любви

Еще более сложная ситуация с подсудностью дел об оспаривании результатов выборов. Пункт 4 статьи 75 Федерального закона “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации” содержит норму, согласно которой суд, рассматривающий жалобы на решения комиссии об итогах голосования или результатах выборов, должен также рассмотреть решения нижестоящих комиссий, если допущенные ими нарушения могли повлиять на результаты данных выборов. Однако суды отказываются применять данную норму, считая, что она противоречит ГПК. По их мнению, рассмотрение в первой инстанции Верховным Судом РФ или судом субъекта РФ решений участковых и территориальных избирательных комиссий недопустимо, поскольку эти решения подсудны районному суду.

В качестве примера можно привести жалобы, касающиеся оспаривания результатов выборов депутатов Государственной Думы 2003 г.: Российской демократической партии “Яблоко”, оспаривавшей решения нескольких десятков окружных избирательных комиссий об итогах голосования по федеральному округу; кандидата А.Л. Шхагошева на решение окружной избирательной комиссии Кабардино-Балкарского одномандатного избирательного округа № 14 о результатах выборов по данному одномандатному округу; партий КПРФ и “Яблоко” и семи граждан РФ об оспаривании результатов выборов по федеральному округу 6 . Во всех случаях суды занимали позицию, согласно которой суд субъекта РФ рассматривает только действия окружных комиссий, а Верховный Суд РФ – только действия ЦИК РФ, а все претензии к решениям нижестоящих комиссий, на основе которых принималось решение о результатах выборов, должны рассматривать районные суды.

Так, в заявлении А.Л. Шхагошева в Верховный Суд Кабардино-Балкарской Республики содержалось единственное требование – об отмене постановления окружной избирательной комиссии о результатах выборов. Тем не менее суд (уже после окончания рассмотрения дела по существу и после судебных прений) не стал принимать решение по той части заявления, которая содержала доказательства нарушений при голосовании и подсчете голосов, а вынес определение о направлении этих материалов в районные и городские суды республики.

По нашему мнению, такая позиция не позволяет эффективно расследовать дела, связанные с массовыми нарушениями в процессе подведения итогов голосования. Так, в заявлении об оспаривании результатов выборов по федеральному округу речь шла о недостоверных данных в итоговых протоколах десятков окружных комиссий, а в дополнении к заявлению – о недостоверных данных в итоговых протоколах сотен территориальных комиссий. По каждой территории масштаб нарушений был небольшим, в отдельности не влияющим на результаты выборов. Однако взятые вместе они уже могли повлиять на распределение мандатов между списками. Вместе с тем даже серьезной политической партии не под силу вести одновременно сотни судебных процессов. Тем более это невозможно для гражданина, который полагает, что результаты выборов подведены неправильно и готов доказать это в Верховном Суде. У него даже юридически нет возможности обжаловать решения сотен территориальных комиссий, поскольку в каждом случае он будет признан ненадлежащим заявителем. Тем самым для граждан создаются непреодолимые препятствия для обжалования решений о результатах выборов.

Кроме того, мы полагаем, что такой подход не учитывает особый характер решений о результатах выборов, которые являются своего рода суммой решений об итогах голосования нижестоящих избирательных комиссий. И во многих случаях законность решения вышестоящей избирательной комиссии об итогах голосования или о результатах выборов объективно не может быть установлена без проверки законности решений, которые приняты нижестоящими избирательными комиссиями и положены в основу подлежащего проверке решения.

Обсуждая оспаривание в суде результатов выборов, следует отметить, что обычно суды всячески стараются уклониться от исследования главных доказательств: избирательных бюллетеней и списков избирателей. Зачастую они готовы признать итоги голосования на участке недействительными, но не попытаться выявить действительную волю избирателей путем повторного подсчета голосов. Это может объясняться просто нежеланием удлинять процесс и проводить тяжелую и кропотливую работу. Но у данной проблемы есть и другой аспект. Порядок хранения первичных документов (бюллетеней, списков избирателей) обычно не позволяет гарантировать, что на судебное исследование они попадут в неизменном виде. По закону хранение должна обеспечивать территориальная избирательная комиссия, которая чаще всего и является главным подозреваемым в совершении подлога (см. 2.10.6).

Характерно в этом отношении дело по оспариванию результатов выборов в муниципальном образовании “Дмитровское” (Москва). В самом начале судебного процесса заявители ходатайствовали, чтобы были предприняты меры для сохранности упаковок избирательных бюллетеней. Ходатайство было отклонено. Два месяца спустя по ходатайству представителя территориальной комиссии судья приняла решение о повторном пересчете бюллетеней (которые все это время продолжали храниться у территориальной комиссии – вместе с печатями участковых комиссий). При вскрытии обнаружилось, что коробка с бюллетенями одной комиссии опечатана печатью другой, и в этой коробке были обнаружены 59 бюллетеней также с печатями другой комиссии. К сожалению, такое наглядное доказательство подмены бюллетеней не было принято во внимание судом 7 .

Отдельную проблему представляет необходимость рассмотрения избирательных споров во временных рамках избирательного процесса (на что обращено внимание в Декларации о критериях свободных и справедливых выборов). Согласно статье 260 ГПК РФ заявление, поступившее в суд до дня голосования, должно быть рассмотрено не позднее дня, предшествующего дню голосования, а заявление, поступившее в день голосования, – немедленно. Однако далее идет фраза, что, “если факты, содержащиеся в заявлении, требуют дополнительной проверки, решение относительно заявления принимается не позднее чем через десять дней со дня подачи заявления”. Данное положение не принимает во внимание, сколько времени осталось со дня подачи заявления до дня голосования, и, таким образом, оно позволяет принимать решение после дня голосования, когда уже невозможно восстановление нарушенных избирательных прав. Кроме того, положение не содержит объективных критериев для решения вопроса о том, требуют ли факты, содержащиеся в заявлении, дополнительной проверки. Тем самым оно позволяет произвольно откладывать принятие решения на период после дня голосования.

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 25 декабря 2001 г. № 17-П гражданин должен иметь возможность обжаловать в кассационном порядке решение суда первой инстанции по заявлению о нарушении его избирательных прав. Исходя из изложенных выше соображений, определение кассационной инстанции также должно приниматься до дня голосования. Однако часть 3 статьи 348 ГПК РФ (как в ранее действовавшей редакции, так и в редакции Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ) предусматривает рассмотрение кассационной жалобы по делу о защите избирательных прав в течение пяти дней со дня ее поступления, безотносительно того, оканчивается указанный срок до дня голосования или после него. Тем самым, по нашему мнению, данная норма не позволяет обеспечить эффективную защиту прав граждан.

Только по делу об отказе в регистрации кандидата (списка кандидатов), об отмене регистрации кандидата (списка кандидатов), т.е. по наиболее серьезным нарушениям избирательных прав, часть 3 1 статьи 348 ГПК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ) обязывает рассмотреть кассационную жалобу не позднее дня голосования. Однако даже эта специальная норма не соответствует принципу своевременного восстановления нарушенных прав, поскольку отмена решения об отказе в регистрации или об отмене регистрации кандидата в день голосования, когда уже часть избирателей проголосовала с использованием бюллетеней, в которые данный кандидат не был включен, уже не позволяет восстановить права данного кандидата и права избирателей, которые хотели бы за него проголосовать. По нашему мнению, решение по жалобе, поступившей не позднее дня, предшествующего дню голосования, должно приниматься также не позднее дня, предшествующего дню голосования.

Следует отметить, что ГПК РФ не содержит требований о сроке, в течение которого дело должно быть доставлено из суда первой инстанции в кассационную инстанцию. Это позволяет затягивать рассмотрение дела (в том числе искусственно). Представляется, что в отношении дел, которые должны быть рассмотрены в ограниченные сроки (к каковым относятся дела по защите избирательных прав), закон должен предусматривать особый порядок пересылки, гарантирующий их поступление в кассационную инстанцию в сжатые сроки.

К сожалению, случаи рассмотрения после дня голосования кассационных жалоб на решения, затрагивающие избирательные права, не редкость. Так, Красноярский краевой суд рассматривал жалобу В.В. Мельникова на решение Норильского городского суда от 28 апреля 2003 г. об отмене его регистрации на выборах мэра Норильска только 14 мая 2003 г., в то время как повторное голосование на этих выборах было назначено на 4 мая 2003 г. Верховный Суд РФ только 30 мая 2005 г. рассмотрел кассационную жалобу на решение Магаданского областного суда от 14 мая, оставившее в силе постановление областной избирательной комиссии об аннулировании регистрации списка избирательного блока “Наша родина – Колыма”, в то время как выборы Магаданской областной Думы проходили 22 мая 2005 г. А кассационная жалоба кандидата на должность Президента Удмуртской Республики Е.Г. Одиянкова на выборах, проходивших 14 марта 2004 г., на решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 1 марта 2004 г. была рассмотрена Верховным Судом РФ только 22 апреля 2004 г. (т.е. через 51 день после решения суда первой инстанции и через 38 дней после дня голосования). При этом Верховный Суд РФ отменил решение республиканского суда как незаконное, но прекратил производство по делу в связи с истечением срока его рассмотрения.

Высказывается большое число претензий к российским судам по поводу объективности рассмотрения ими избирательных споров. Практика показывает, что в тех случаях, когда за кандидатом, избирательным объединением стоит администрация, суду редко удается принять справедливое решение. Примеров можно приводить множество.

Так, на выборах Президента Республики Калмыкия в 2002 г. кандидат К.Н. Илюмжинов (действующий Президент республики) щедро раздавал избирателям автомобили (было вручено около 4000 автомобилей), электроприборы и т.п. Все случаи раздачи материальных ценностей подробно освещались в средствах массовой информации: с фотографиями и даже фамилиями избирателей, получавших подарки. Кроме того, эти же средства массовой информации проводили постоянную агитацию за К.Н. Илюмжинова. В Верховный суд Калмыкии было подано несколько жалоб от практически всех конкурентов Илюмжинова, но ни одна из жалоб не была удовлетворена. Судебные заседания проводились без должного рассмотрения доказательств. Напомним, что за гораздо меньшие прегрешения оппозиционные федеральной власти губернаторы Брянской и Курской областей были сняты с выборов.

На муниципальных выборах 2004 г. в Москве Хамовнический районный суд и Московский городской суд принимали прямо противоположные решения по практически идентичным делам, связанным с отказами в регистрации из-за большого числа недействительных подписей избирателей 8 .

Другие статьи:  Судебные приставы гтольятти центральный район

В юридической литературе выделяется три вида ответственности за нарушение избирательных прав: конституционно-правовая (иногда ее называют “ответственностью по избирательному праву”), административная и уголовная. Две последние носят характер санкций, размер которых устанавливается соответственно Кодексом об административных правонарушениях РФ и Уголовным кодексом РФ. Первая имеет пресекательный и правовосстанавливающий характер и установлена избирательными законами.

Конституционно–правовая ответственность кандидатов и избирательных объединений может выражаться в первую очередь в отказе в регистрации или в отмене регистрации. К этому же виду ответственности следует также отнести лишение права на бесплатную печатную площадь и бесплатное эфирное время политических партий, не расплатившихся за предыдущую кампанию.

Конституционно-правовая ответственность избирательных комиссий может выражаться в их расформировании. Круг инициаторов расформирования весьма ограничен: это либо группа депутатов, либо избирательная комиссия более высокого уровня, поэтому подобные дела возбуждаются крайне редко. Кроме того, закон предусматривает только три основания для расформирования комиссии:

а) нарушение комиссией избирательных прав граждан, повлекшее за собой признание итогов голосования на соответствующей территории либо результатов выборов недействительными;

б) неисполнение комиссией решения суда или вышестоящей комиссии;

в) невыполнение комиссией обязанности по назначению выборов, повлекшее за собой назначение выборов временной избирательной комиссией (последнее основание введено Федеральным законом от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ).

Фактически комиссия может неоднократно нарушать закон, например, необоснованно отказывая кандидатам в регистрации, но если она потом “смиряется” с решениями вышестоящей комиссии или суда, то никакие санкции за такие действия не предусмотрены. Как отмечалось выше, это позволяет недобросовестным комиссиям злоупотреблять своими правами, затягивая время регистрации неугодных кандидатов.

Кроме того, представляется необходимым, чтобы избирательная комиссия несла ответственность за фальсификации, совершенные отдельными ее членами, если сама комиссия эту фальсификацию не пресекла. По нашему мнению, фальсификации невозможны, если члены комиссии добросовестно выполняют свои обязанности. Если же они устраняются от выполнения действий, предусмотренных законом, фальсифицировать избирательные документы может даже один член комиссии (особенно если он является председателем или секретарем).

Конституционно-правовая ответственность члена избирательной комиссии может выражаться также в прекращении его полномочий по решению суда, признавшего его систематически не выполняющим свои обязанности. По нашим данным, эта мера используется не часто, хотя во многих комиссиях оказываются члены, практически в работе комиссии не участвующие. Но их обычно убеждают выйти из состава комиссии по личному заявлению или просто мирятся с их пассивностью. Зато известен случай прекращения полномочий одного из наиболее активных членов комиссии после того, как он выступил с разоблачением фальсификаций 9 .

Административная ответственность за правонарушения, посягающие на избирательные права граждан, предусмотрена более чем тремя десятками статей Кодекса РФ об административных правонарушениях. Объем составов административных правонарушений, связанных с проведением выборов и референдумов, существенно расширился за последние три года.

Порядок возбуждения дела об административном правонарушении не позволяет гражданам напрямую обращаться в суд с заявлениями о привлечении к административной ответственности. Такое право предоставлено только прокуратуре и членам избирательной комиссии, уполномоченным на это комиссией. Неудивительно, что нормы Кодекса об административных правонарушениях часто применяются ими избирательно: в основном в отношении кандидатов и средств массовой информации и гораздо реже – к членам избирательных комиссий. Так, нам неизвестно ни одного случая, когда была применена статья 5.6 – “нарушение прав члена избирательной комиссии, наблюдателя”, несмотря на многочисленные обращения, связанные с такими нарушениями.

Уголовная ответственность за преступления, связанные с нарушением избирательных прав, предусмотрена статьями 141 и 142 Уголовного кодекса РФ, к которым в 2003 г. прибавились статьи 141.1 и 142.1 10 .

Случаи привлечения к уголовной ответственности по статьям 141 и 142 УК РФ редки. Так, например, в записке Правового управления Аппарата ЦИК РФ “О практике привлечения к уголовной ответственности за преступления, связанные с выборами и референдумами, проведенными в Российской Федерации в 2000–2002 годах” 11 указано, что за этот период в России было возбуждено 204 уголовных дела, связанных с выборами и референдумами, из них – 41 дело по статье 141, 64 дела по статье 142 и 99 дел по другим статьям 12 . 66 из этих дел завершены расследованием и с обвинительным заключением дошли до суда. По 48 делам судами вынесены обвинительные приговоры (из них только 16 дел по статьям 141 и 142, т.е. связанные непосредственно с нарушением избирательных прав граждан). Признаны виновными и осуждены 73 человека, из которых 7 приговорены к штрафу, один к исправительным работам и 65 – к лишению свободы, однако из них только один приговорен к реальному лишению свободы (причем по совокупности с наказаниями, назначенными за другие преступления), 41 – к условному, а 23 – амнистированы.

Стоит добавить, что суды неоднократно признавали недействительными результаты выборов из-за нарушений, допущенных избирательными комиссиями (см. в 2.12.1 примеры по Владивостоку, Сергиевому Посаду, Тутаеву). Но, несмотря на то, что эти нарушения приводят к таким серьезным последствиям, виновные обычно не несут соответствующей ответственности, а часто не несут вообще никакой ответственности.

Приведенный анализ свидетельствует, что прокуратура (которая имеет исключительное право привлечения к уголовной ответственности по этим делам) и суды не рассматривают преступления, связанные с нарушением избирательных прав (в том числе с фальсификацией итогов голосования) как имеющие серьезную общественную опасность. Эта тенденция не преодолена и по сей день. Несогласие с такой позицией неоднократно высказывали представители Центральной избирательной комиссии РФ 13 .

На этом фоне особенно любопытно выглядят действия Головинской прокуратуры (Москва), возбудившей дело против Н.Н. Никонова (86-летнего ветерана войны и жертвы сталинских репрессий) по обвинению в “заверении заведомо подделанных подписей”, и мирового судьи, признавшей Никонова виновным в совершении уголовного преступления и назначившего ему наказание в виде штрафа в 10 000 руб. А вся суть “преступления” Никонова, который сам собирал подписи в поддержку своего выдвижения, состояла лишь в том, что за двух избирателей расписались мать и отец и он эти подписи заверил 14 . А в это же самое время другая московская прокуратура прекратила уголовное дело по фактам очевидных фальсификаций на выборах Президента РФ (когда кандидату В.В. Путину было приписано 4692 голоса, см. 2.10.6), а третья – сменила прокурора, участвовавшего в суде по оспариванию результатов выборов в муниципальном образовании “Дмитровское”, который предложил удовлетворить требования заявителей о признании результатов выборов недействительными, и поручила инициаторам фальсификации вскрыть пачки с избирательными бюллетенями и “проверить правильность подсчета” 15 .

Отдельно следует сказать о статье 141.1 Уголовного кодекса РФ, появившейся только в 2003 г. Статья касается нарушения финансирования избирательной кампании кандидата или избирательного объединения в крупных размерах (более 10% от “потолка” избирательного фонда, но не менее 1 млн руб.). Диапазон наказаний за эти деяния, которые раньше считались административными правонарушениями, довольно широк: от штрафа в 100 тыс. руб. до лишения свободы сроком на два года.

Переквалификация нарушений правил финансирования избирательной кампании в уголовное преступление означает, что эти деяния рассматриваются как представляющие серьезную общественную опасность. Однако при этом такие не менее опасные действия, как использование преимуществ должностного или служебного положения в целях избрания, остаются административными правонарушениями с максимальным наказанием в виде штрафа в 50 минимальных размеров оплаты труда. Административным правонарушением считается и сокрытие остатков тиражей избирательных бюллетеней, а незаконное изготовление открепительных удостоверений и сокрытие остатков тиражей открепительных удостоверений вообще не считаются правонарушениями!

1 Решение о прекращении дела было принято уже после выступления прокурора, поддержавшего требования заявителей.

3 Закон разрешает обращаться с заявлением об отмене регистрации кандидата только его соперникам и избирательной комиссии. В то же время жалобу на незаконную регистрацию кандидата может подать любой избиратель.

4 См.: Кириченко Л.А. Спецсредства избирательных законов // Интернет–мониторинг выборов в Госдуму 2003 (гражданская инициатива Проекта “Информатика для демократии – 2000+”): Материалы 3-й научно-практической конференции. М., 2004. С. 190–199.

5 Интересно, что Федеральный закон от 21 июля 2005 г. № 93-ФЗ внес изменения и в статью 27 ГПК, и в статью 75 “рамочного” закона, но при этом сохранил различие в формулировках. Трудно отделаться от мысли, что это сделано специально, чтобы можно было принимать разные решения из конъюнктурных соображений.

6 См.: Вестник ЦИК РФ. 2005. № 1. С. 54–83.

10 Статья 142.1 (“Фальсификация итогов голосования”) появилась в результате выделения этого вида преступления в отдельную статью из статьи 142. Статья 141.1 предусматривает уголовную ответственность за деяния, которые до 2003 г. считались административными правонарушениями.

11 См.: Вестник ЦИК РФ. 2002. № 12. С. 132–138.

12 Речь идет о таких преступлениях, совершенных в ходе проведения избирательных кампаний, как клевета и оскорбление кандидатов, мошенничество, присвоение и растрата, вандализм, неисполнение судебного акта и др.

13 См., например: Вешняков А.А. // Совершенствование правоприменительной практики при подготовке и проведении выборов и референдумов. Повышение эффективности использования ГАС “Выборы”. М., 2005. С. 11–13.

Ответственность за нарушение избирательных прав граждан

Прокуратура Республики Коми Официальный сайт

Уголовная ответственность за нарушение избирательных прав

Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Согласно Основам государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан важнейшей задачей государства является пропаганда и разъяснение необходимости соблюдения гражданами своих обязанностей, уважения прав и законных интересов других лиц. Развитие страны и формирование правового государства в современных условиях непосредственно связаны с правовым просвещением. Немалая роль в этих процессах отведена органам прокуратуры. Осуществляя надзорные полномочия, прокурор выполняет и просветительскую функцию.

Правовое просвещение неразрывно связано с решением задач профилактики и предупреждения правонарушений. Вопросам организации этой работы посвящен приказ Генерального прокурора Российской Федерации от 10.09.2008 № 182 «Об организации работы по взаимодействию с общественностью, разъяснению законодательства и правовому просвещению».

Своевременное правовое информирование, разъяснение населению законодательства является особым видом прокурорской деятельности. Возможности настоящего раздела официального сайта прокуратуры Республики Коми направлены не только на информирование населения о существующих нормах закона, но и формирование навыков, способов ориентирования человека в значимой для него правовой ситуации, осознанного выбора своего правового поведения на основе должных правовых взглядов и убеждений.

Конституция Российской Федерации провозглашает Российскую Федерацию как демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления. В качестве единственного носителя суверенитета и источника власти в Российской Федерации признается ее многонациональный народ, который осуществляет свою власть непосредственно либо через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Согласно ч. 3 ст. 3 Конституции Российской Федерации высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

Другие статьи:  Образец приказа о проведении служебной проверки в организации

При этом особою важность представляет обеспечение прозрачности и законности избирательного процесса. Уголовно-правовая охрана конституционного строя Российской Федерации и конституционных прав и свобод человека и гражданина является одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации, статьями 141, 141.1, 142, 142.1 которого предусмотрена уголовная ответственность за нарушение избирательных прав граждан.

В частности, частью 1 ст. 141 УК РФ установлено, что уголовно наказуемым является воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав или права на участие в референдуме, нарушение тайны голосования, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей.

Одним из квалифицирующих признаков, ужесточающих уголовную ответственность за такие действия является подкуп, в том числе избирателей.

Таким ненадежным и уголовно наказуемым способом воспользовался один из жителей Республики Коми, зарегистрировавшийся в 2015 году кандидатом в депутаты совета муниципального образования муниципального района «Сыктывдинский» 6 созыва. Действуя группой лиц по предварительному сговору с единомышленником, он совершил подкуп не менее 30 избирателей, проживавших на территории с. Выльгорт Сыктывдинского района Республики Коми, каждый из которых за денежное вознаграждение в размере 300 рублей должен был проголосовать за него на выборах. По результатам голосования «нечестный» кандидат не был избран депутатом, а его противоправные действия не остались незамеченными правоохранительными органами. В результате следователем следственного отдела по г. Сыктывкару следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Республике Коми возбуждено уголовное дело по п. «а», «в» ч. 2 ст. 141 УК РФ, которое по результатам расследования направлено в суд. Приговором Сыктывдинского районного суда Республики Коми, вступившим в законную силу 28.03.2017, неудавшийся кандидат в депутаты осужден за указанное преступление к штрафу в размере 250 тыс. рублей.

Ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдумах

Административная ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдумах

Основания и порядок привлечения к административной ответственности определяются Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях (далее – КоАП РФ).

В качестве административного правонарушения может выступать только противоправное деяние – такое действие или бездействие, которое нарушает нормы законодательства о выборах и референдумах, других федеральных законов, ответственность за которое установлена КоАП РФ.

Квалификация административных правонарушений осуществляется с учетом положений следующих основополагающих нормативных правовых актов:

1) Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» ;
2) федеральных законов, регламентирующих проведение выборов и референдумов;
3) законов Ульяновской области, регламентирующих проведение выборов и референдумов.

Субъектами административной ответственности могут быть юридические лица и физические лица (в том числе замещающие определенные должности) в органах государственной власти и местного самоуправления, избирательных комиссиях, комиссиях референдума, организациях, независимо от формы собственности. Физические лица могут быть привлечены к административной ответственности только по достижению ими 16-летнего возраста на момент совершения административного правонарушения.

В качестве юридических лиц, на которых может быть возложена административная ответственность за нарушение законодательства о выборах, выступают:

• организации, осуществляющие теле- и (или) радиовещание;
• редакции периодических печатных изданий, сетевых изданий;
• избирательные объединения;
• общественные объединения;
• благотворительные организации;
• религиозные объединения;
• кредитные организации (учреждения);
• полиграфические организации и др.

Составы административных правонарушений, посягающих на избирательные права граждан и право на участие в референдуме, содержатся в главе 5 Особенной части КоАП РФ (статьи 5.1-5.25, 5.45-5.52, 5.56, 5.58).

Исходя из специфики и предметной характеристики отношений, являющихся объектом нарушения, административные правонарушения можно классифицировать по определенным группам:

1) нарушения, связанные с осуществлением деятельности избирательных комиссий, комиссий референдума:

— неисполнение решения избирательной комиссии, комиссии референдума, непредставление сведений и материалов по запросу избирательной комиссии, комиссии референдума (статья 5.3 КоАП РФ);
— нарушение порядка представления сведений об избирателях, участниках референдума (статья 5.4 КоАП РФ);
— нарушение порядка и сроков представления и хранения документов, связанных с подготовкой и проведением выборов, референдума (статья 5.56), и др.;

2) нарушения индивидуальных прав субъектов избирательного и референдумного процессов:

— нарушение права гражданина на ознакомление со списком избирателей, участников референдума (статья 5.1 КоАП РФ);
— нарушение прав члена избирательной комиссии, комиссии референдума, наблюдателя, иностранного (международного) наблюдателя, доверенного лица или уполномоченного представителя кандидата, избирательного объединения, члена или уполномоченного представителя инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума либо представителя средства массовой информации (статья 5.6 КоАП РФ);
— отказ в предоставлении отпуска для участия в выборах, референдуме (статья 5.7 КоАП РФ) и др.;

3) нарушения установленных законом правил ведения предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума и прав граждан на получение информации о выборах, референдуме, в том числе:

— нарушение порядка участия средств массовой информации в информационном обеспечении выборов, референдумов (статья 5.5 КоАП РФ);
— нарушение предусмотренных законодательством о выборах и референдумах порядка и условий проведения предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума на каналах организаций, осуществляющих теле- и (или) радиовещание, и в периодических печатных изданиях (статья 5.8 КоАП РФ);
— нарушение в ходе избирательной кампании условий рекламы предпринимательской и иной деятельности (статья 5.9 КоАП РФ);
— проведение предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума вне агитационного периода и в местах, где ее проведение запрещено законодательством о выборах и референдумах (статья 5.10 КоАП РФ);
— проведение предвыборной агитации, агитации по вопросам референдума лицами, которым участие в ее проведении запрещено федеральным законом (статья 5.11 КоАП РФ);
— изготовление, распространение или размещение агитационных материалов с нарушением требований законодательства о выборах и референдумах (статья 5.12 КоАП РФ);
— непредоставление возможности обнародовать опровержение или иное разъяснение в защиту чести, достоинства или деловой репутации (статья 5.13 КоАП РФ);
— умышленное уничтожение или повреждение агитационного материала либо информационного материала, относящегося к выборам, референдуму (статья 5.14 КоАП РФ);
— нарушение установленных законодательством о выборах и референдумах порядка и сроков уведомления избирательной комиссии о факте предоставления помещений и права на предоставление помещений для встреч с избирателями, участниками референдума (статья 5.15 КоАП РФ);
— нарушение прав зарегистрированных кандидатов, избирательных объединений, инициативных групп по проведению референдума, иных групп участников референдума при выделении площадей для размещения агитационных материалов (статья 5.48 КоАП РФ);
— нарушение запрета на проведение в период избирательной кампании, кампании референдума лотерей и других основанных на риске игр, связанных с выборами и референдумом (статья 5.49 КоАП РФ);
— невыполнение уполномоченным лицом требований законодательства о выборах об обеспечении кандидатам, избирательным объединениям равных условий для проведения агитационных публичных мероприятий (статья 5.52 КоАП РФ);

4) нарушения установленных законом правил финансирования избирательной кампании, кампании референдума:

— непредоставление или неопубликование отчета, сведений о поступлении и расходовании средств, выделенных на подготовку и проведение выборов, референдума (статья 5.17 КоАП РФ);
— незаконное использование денежных средств при финансировании избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума (статья 5.18 КоАП РФ);
— использование незаконной материальной поддержки при финансировании избирательной кампании, кампании референдума (статья 5.19 КоАП РФ);
— незаконное финансирование избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, кампании референдума, оказание запрещенной законом материальной поддержки, связанные с проведением выборов, референдума выполнение работ, оказание услуг, реализация товаров бесплатно или по необоснованно заниженным (завышенным) расценкам (статья 5.20 КоАП РФ);
— несвоевременное перечисление средств избирательным комиссиям, комиссиям референдума, кандидатам, избирательным объединениям, инициативным группам по проведению референдума, иным группам участников референдума (статья 5.21 КоАП РФ);

5) нарушения правил голосования и установления результатов выборов, референдума:

— подкуп избирателей, участников референдума, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах (статья 5.16 КоАП РФ);
— незаконные выдача и получение избирательного бюллетеня, бюллетеня для голосования на референдуме (статья 5.22 КоАП РФ);
— сокрытие остатков тиражей избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме (статья 5.23 КоАП РФ);
— нарушение установленного законом порядка подсчета голосов, определения результатов выборов, референдума, порядка составления протокола об итогах голосования с отметкой «Повторный» или «Повторный подсчет голосов» (статья 5.24 КоАП РФ);
— непредоставление сведений об итогах голосования или о результатах выборов (статья 5.25 КоАП РФ);
— нарушение установленного законодательством о выборах и референдумах порядка выдачи открепительного удостоверения и невыполнение требований о его изъятии. Нарушение порядка использования специального знака (марки). Использование заведомо поддельных открепительного удостоверения или специального знака (марки) (статья 5.58 КоАП РФ).

6) нарушение кандидатами, избирательными объединениями, инициативными группами по проведению референдума общих правил проведения избирательной кампании, кампании референдума:

— использование преимуществ должностного или служебного положения в период избирательной кампании, кампании референдума (статья 5.45 КоАП РФ);
— подделка подписей избирателей, участников референдума (статья 5.46 КоАП РФ);
— сбор подписей избирателей, участников референдума в запрещенных местах, а также сбор подписей лицами, которым участие в этом запрещено федеральным законом (статья 5.47 КоАП РФ);
— нарушение правил перечисления средств, внесенных в избирательный фонд, фонд референдума (статья 5.50 КоАП РФ).
Следует иметь в виду, что административная ответственность за некоторые правонарушения, связанные с выборами и референдумом, в частности, предусмотренные статьями 5.16, 5.18, 5.20 и 5.46 КоАП РФ, наступает только в том случае, если в действиях правонарушителя не содержатся признаки уголовно наказуемого деяния.

Уголовная ответственность за нарушение законодательства о выборах и референдумах

Уголовная ответственность наступает за совершение общественно опасных нарушений законодательства о выборах и референдумах, причиняющих существенный вред охраняемым законом общественным отношениям в сфере реализации гражданами избирательных прав и права на участие в референдуме.

В отличие от административной ответственности, уголовную ответственность несут только физические лица.

Уголовная ответственность регламентируется Уголовным кодексом Российской Федерации , который насчитывает 5 статей, посвященных посягательствам на избирательные права и право на участие в референдуме граждан.

Данные статьи расположены в главе 19 «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» Уголовного кодекса Российской Федерации:

• статья 141. Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий;
• статья 141.1. Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, деятельности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума;
• статья 142. Фальсификация избирательных документов, документов референдума;
• статья 142.1. Фальсификация итогов голосования;
• статья 142.2. Незаконные выдача и получение избирательного бюллетеня, бюллетеня для голосования на референдуме.