Либо развод

Развод: взгляд церковного канониста

Именно с этой точки зрения необходимо рассматривать канонические основания для развода, существующие сегодня, что является лишь его юридической, формальной стороной, логика которой такова: он допускается, когда брак фактически утратил свой смысл. Это не инструкция о том, как разводиться «по-церковному», а всего лишь указания на то, что делать, если брак уже распался. Недаром в Церкви нет никакого чина «развенчания» или «церковного» развода. Есть только благословение на второй брак, которое необходимо получить у епископа, если человек после распада брака решил вновь создать семью.

Основной вопрос темы нашей беседы должен был бы звучать иначе: «При каких обстоятельствах можно говорить о том, что брак утратил смысл?» Сам Господь в Евангелии вполне определенно указывает на одно единственное основание для расторжения брака – это вина прелюбодеяния: «кто разводится с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует» (Мф. 19:9).

Исповедуя этот взгляд на брак, Церковь, однако, не могла не считаться с человеческими слабостями, со злой волей людей, находящихся внутри Церкви. Исходя из принципа икономии снисхождения и милости к немощам людей, но основываясь на двух первоначальных причинах развода (смерти одного из супругов и измены одного из них) она сформулировала целый ряд других. Как например, к смерти супруга приравнивается его безвестное отсутствие в течение долгого времени: в таком случае оставшаяся сторона признается вдовствующей и не обязана томиться далее в безнадежном ожидании.

Развод, как наказание

Церковное брачное право, в том числе нормы, касающиеся расторжения брака, формировалось на протяжении столетий. При этом канонисты опирались на евангельские заповеди, хотя им приходилось учитывать особенности светского законодательства. Основные условия заключения и расторжения брака, запечатленные в канонах Русской Православной Церкви, заимствованы из Византии, однако со временем они претерпели некоторые изменения, впрочем, не очень существенные.

Когда развод на основании лишь взаимного согласия супругов был исключен из византийской правовой практики, сохранилось несколько причин, дававших законное основание для расторжения брака: прежде всего, измена, а также те случаи, которые можно было рассматривать как аналогию супружеской неверности или смерти.

Измена одного из супругов доказывалась в суде с помощью свидетельских показаний, либо фактом рождения ребенка или беременностью, при условии долговременного отсутствия мужа. К измене приравнивалось и добрачное распутство жены, в том случае если муж не знал о нем до свадьбы. Измена переставала быть причиной для развода, если обе стороны оказывались виновны в ней, а также, если пострадавшая сторона уже простила супругу его преступление прямо или косвенно, т.е. продолжая с ним жить семейной жизнью. Государственный преступник лишался гражданских прав, поэтому супруга была обязана прекратить брак. В России до 1917 года не требовалось обязательно разводиться с политическим преступником (всем известен случай с женами декабристов), однако лишение свободы на длительный срок или ссылка на вечное поселение в Сибирь давало право другой стороне требовать развода.

Расторжение брака не по вине супругов

Причинами безусловного расторжения семейного союза, не связанного с проступком одного из супругов, являлась, например, неспособность к супружескому сожитию, приобретенная до вступления в брак (жена могла искать развода по этой причине лишь через 2 года с момента начала семейной жизни). Бесплодие жены, в отличие от языческого римского права, не признавалось основанием для развода. Сумасшествие супруга, будучи препятствием к браку, не могло служить основанием для его расторжения, если проявлялось уже после создания семьи. По византийским нормам безвестное отсутствие одного из супругов в течение 5 лет для гражданского лица и 10 лет для воина, пропавшего на войне, приравнивалось к смерти, и оставшийся супруг был волен заключить новый союз. В том случае, если после вступления жены во второй брак первый муж возвращался, он имел право вернуть свою супругу. Однако, пленение воина не являлось основанием для развода с ним. Брачный союз также расторгался при обоюдном произнесении супругами монашеских обетов, равно как и в силу монашеского пострига одного из них, с согласия другого. При этом гражданские законы Византии, приравнивая монашество к естественной смерти, не лишали оставшегося в миру возможности вступления во второй брак.

Возрастные ограничения

Если браку предшествовали обстоятельства, делавшие его заключение невозможным, это также было основанием для расторжения семейного союза. В частности, это касалось возраста вступления в брак. В византийском праве он составлял 12-13 лет для женщины и 14-15 для мужчины. В России в начале XIX века было введено так называемое гражданское брачное совершеннолетие: 16 лет для женщины и 18 лет для мужчины соответственно (византийские нормы остались действительными для Кавказа). Если супруги по факту оказывались моложе, брак немедленно должен был быть прекращен принудительно, если только не родился ребенок или не наступила беременность. По достижении брачного совершеннолетия семейные отношения могли быть возобновлены без повторного венчания. Если муж и жена отказывались от этого, семейный союз считался расторгнутым. При вступлении во второй брак такие лица считались второбрачными и на них канонами налагались соответствующие ограничения.

Возрастные ограничения касались и вдовствующих, и старых дев, и старых женихов в равной степени. Предельным возрастом для вступления в брак для женщин считалось 60 лет, для мужчин предельный возраст канонами не был определен.

Вопросы, связанные с расторжением брака, рассматривались на Поместном Соборе Русской Православной Церкви в 1917 году. Перечень оснований для развода в итоговых документах Собора был значительно расширен. К их числу отнесено подтвержденное отпадение одного из супругов от Православной Церкви, систематическое издевательство одного супруга над другим либо тяжелая, неизлечимая душевная болезнь одно из них, причем приобретенная в браке. Причиной расторжения семейного союза признавалось также неизлечимая тяжкая заразная болезнь, в частности, сифилис и проказа.

О второбрачии

Церковь неодобрительно относится к повторным бракам и допускает их только по снисхождению к человеческим немощам. По каноническому праву повторно вступить в церковный брак может только тот супруг, который при расторжении брачного союза оказался пострадавшей стороной. Виновник развода мог вновь создать семью только в случае покаяния и готовности понести определенное Церковью наказание на это. Намеренное оставление супруга со времен Византии также рассматривалось, как основание для развода. При расторжении брака сторона, признанная виновной, лишалась права на создание новой семьи, невиновная сторона это право получала. С начала ХХ века было разрешено вступать во второй брак и тому, кто совершил супружескую измену, ставшую причиной развода. Однако, это было возможно не ранее срока окончания церковной епитимии, определяемого в 3,5-7 лет. Данная норма действует по сей день.

Как правило, вопрос о церковном разводе встает в тот момент, когда один из расторгнувших семейный союз супругов – как правило тот, который не был виновником распада семьи, избирает нового спутника жизни и решает обвенчаться с ним. Однако после отделения Церкви от государства гражданско-правовые последствия имеют только акты, совершенные в ЗАГСе, либо через суды, поэтому церковное признание факта прекращения брачных отношений ничего не значит при отсутствии государственной регистрации развода. Церковь может только учитывать сложившиеся семейные отношения. Если распад семьи – это объективная данность, в частности, если супруги уже давно не живут вместе, и восстановление семьи невозможно, церковный развод допускается по пастырскому снисхождению.

Церковное право, допуская повторный церковный брак (венчание), третий брак разрешает лишь в порядке исключения, при обязательном выполнении двух требований: лицо, вступающее в новый семейный союз, должно быть в возрасте не старше 40 лет и не иметь детей. Если после двух браков, даже в случае раннего вдовства, человек имеет ребенка, церковный брак не дозволяется. Если детей нет, но миновал сорокалетний возраст, брак также не дозволяется. Возможность четвертого брака церковными канонами вообще не рассматривается.

Беседовали Савельева A. и Кирьянова О.

Либо развод, либо похороны: Галкин не хочет жить с Пугачевой и желает покинуть семью


В медиа все чаще можно найти подтверждение слухов о том, что брак известной российской певицы Аллы Пугачевой и юмориста Максима Галкина находится на грани распада, передает replyua.net. Как пишет vladtime, совершенно очевидно, что сама Примадонна российской эстрады не хочет развода с мужем, несмотря и на что, так как на старости она не хочет или вовсе боится остаться в одиночестве.

Что же касается Галкина, так он, видимо, решил как можно быстрее избавить себя от оков нелюбимой женщин, и даже приступил к решительным действиям. Он уже на публике открыто демонстрирует свое нежелание быть рядом с супругой. Вероятно, и этот брак артистки закончится разводом, и ей придется жить в своем замке совершенно одной. А у Лизы и Гарри будет новая мама — возлюбленная юмориста Юлия Барановская, которая, если верить слухам, еще и беременна от Галкина.

Поведение Максима указывает на то, что он не желает больше жить с Пугачевой и будет стараться поскорее воссоединиться с любовницей. После появления слухов о беременности Юлии артист изменил свое отношение к Алле Борисовной — он начал избегать жену, а на совместных мероприятиях старается вообще быть подальше от нее.

Жена говорит, что либо я, пятидесятник, хожу в православную церковь, либо развод. Что делать?

Тарас пишет: Моя жена, с которой мы живем уже 5-ть лет, хочет что бы я посещал только православную церковь. Я пятидесятник. На этой почве у нас в течении этих лет было очень много ссор и разногласий. Бог на подарил одного ребенка, именно подарил, потому что жена не могла забеременеть из-за проблем со здоровьем и мы даже молились с ней вместе об этом. Недавно она забеременела вновь. Но размолвка остаться и вопрос стоит так, либо я хожу в православную церковь, либо развод. Что делать?

Дорогой брат, Тарас, мир Вам!!

В сложившейся ситуации однозначного ответа нет. Для начала можем обсудить вопрос почему создалась такая ситуация. Если Вы уже были в церкви пятидесятников и повстречали девушку и полюбили её, то почему у вас не сработал тот защитный рефлекс христианина 2 Кор.6:12: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными, ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света со тьмою? Какое согласие между Христом и Велиаром? Или какое соучастие верного с неверным? Какая совместимость храма Божия с идолами? Ибо вы — храм Бога живого. «

Другие статьи:  Кредит под залог спецтехники

Ведь физическая интимная близость не является стержнем семьи, хотя и этот фактор играет огромную роль в сохранении семьи. Главным стержнем является Духовная близость или единство духовное. Действительно, она по — своему права, когда хочет свои нужды духовные удовлетворять в привычной ей церкви.

Теперь вступает в силу вторая часть совета Божия.Если вы пришли ко Христу, когда уже были женаты и предпочитаете церковь пятидесятников, то вы должны сохранять семейный союз. Основанием для развода у вас может является только супружеская измена жены. Вы можете только молиться о ней, чтобы и она смогла принять Вашу веру. Да и детки у Вас. Они не должны быть свидетелями ваших ссор. Не старайтесь уж так рьяно проповедовать жене, что Вы правы. Бог об этом позаботится. Живите жизнь действительно возрожденную. Именно ссоры и являются одним из доказательств, что духовного рождения здесь нет.

Может я довольно категоричен, но попрошу Вас, покажите христианскую кротость и предоставьте Богу каждый день в молитвах Вашу семью , чтобы Бог спас её. Забудьте о сроках и не назначайте их Богу. Будьте долготерпеливы, ведь семья для Вас — это самое дорогое, что Бог вам доверил на земле.

Развод: трагедия освобождения?

протоиерей Владимир Воробьев

Как показывает статистика, количество разводов в нашей стране неуклонно растет. 40% разводов приходится на первые 4 года совместной жизни, наибольшее количество браков распадается у людей в возрасте 18 – 35 лет, каждый второй брак в России заканчивается разводом – за этими сухими цифрами стоят неудавшиеся человеческие судьбы, брошенные дети. К сожалению, эта беда касается и православных людей – венчание не всегда оказывается залогом счастливой семейной жизни.

О проблеме разводов мы решили поговорить с протоиереем Владимиром Воробьевым, настоятелем храма святителя Николая Чудотворца в Кузнецах, ректором Свято-Тихоновского Православного университета.

Развод – свидетельство о смерти^

– Как Вы думаете, развод – это трагедия или праздник свободы? Благо или зло?

– Конечно, развод христианской (да и любой) семьи – это никакой не праздник свободы, а беда и… духовная смерть обоих супругов, ведь семья является единым организмом. А когда умирает любой организм, это всегда трагедия.

Но часто случается, что брак уже фактически распался, убитый грехами супругов. И его насильственное соединение просто невозможно, даже опасно. Для таких пар развод действительно является освобождением.

– Это мало у кого вызывает сомнение. Но, не так давно, беседуя в школе со старшеклассниками, я услышал неожиданный вопрос, на который хотелось бы услышать именно Ваш ответ: мама и папа у мальчика – венчанная пара. Но, к сожалению, через некоторое время папа начал сильно выпивать. Как Вы думаете, стоит ли разводиться этим людям? Или мама все же сможет спасти папу, вытащить его из алкогольной ямы?

– В данной ситуации надо разбираться подробно. Однако, судя по всему, спасти этого несчастного человека может лишь Господь и собственная супруга. В данном вопросе есть особая глубина. Ведь в мире действует Промысл Божий, который зачастую направляет зло во благо.

Существует расхожая поговорка: «Не согрешишь – не покаешься», и она, поверьте, появилась не случайно. Безусловно, это вовсе не означает, что для покаяния надо специально грешить.

Я думаю, глубинный смысл этой фразы в том, что грех часто так травмирует, так тревожит душу, что человек оказывается более близким к покаянию, чем в евангельской притче, где благополучный фарисей с окамененным сердцем, который, согласно Евангелию, молился так: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю. Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!» (Евангелие от Луки, глава 18 стихи 11-13).

Поэтому я полагаю, не нужно путать те обстоятельства, которые привели ко греху, с его сутью, не смешивать повод с причиной.

Например, ответьте мне однозначно на вопрос, является ли убийство грехом? Первый порыв ответить: «Естественно, да!» Хорошо, задам второй вопрос: «А если вы убили бандита, защищая от него женщину с ребенком«? Ответ уже не так очевиден… Естественно, с точки зрения Православной Церкви, грехом и злом является любое убийство, но, я думаю, суд Божий будет зависеть от мотивации убийцы… Одно дело – ограбить инкассаторский броневик ради наживы, а другое – защищать на войне женщин и детей. Или мы, следуя философии Льва Николаевича Толстого, должны не сопротивляться злу и греху насилием, даже если насилию подвергается твоя мать, супруга, сестра.

Так и в случае развода: само по себе расторжение брака – это зло.

Но очень часто оно является, например, следствием измены одного из супругов. Поэтому Сам Господь говорит, что единственный повод для развода – это измена (см. Евангелие от Матфея, глава 19, стих 9). Или если муж приходит домой пьяный и избивает жену, кто же может сказать ей: «Терпи, потому что ты венчанная»? Какой же это брак? Развод здесь никакое не благо и не убийство семьи, а просто констатация давней или недавней ее смерти.

Счастливы по-своему?^

– Кстати, Вы упомянули Толстого, у которого есть известная фраза, что все счастливые семьи – счастливы одинаково, а все несчастные – несчастны по-разному. Можно ли все же подвести общий знаменатель под причинами разводов?

– Действительно, в самом начале романа «Анна Каренина» Толстой написал такие слова, но, я думаю, это обычный литературный прием. На самом деле, и счастливые семьи могут быть счастливы совершенно по-разному. Я думаю, общим знаменателем развода является отсутствие любви.

Когда иссякает любовь, начинается процесс умирания семьи. Это может происходить, опять же, по-разному: ужасные отношения между супругами, измена или непотребное поведение одного из них. Например, муж начинает пьянствовать и, тем самым, делает их жизнь пыткой, хотя его, мужчину, никто не обижает. Или, наоборот, непотребно ведет себя жена. Вариантов масса, но всегда есть оскудение, уход, потеря любви.

– А как, по Вашему мнению, удержать любовь, не допустить ее оскудения?

– Апостол Иоанн в письмах к первым христианам – своим ученикам написал такие слова: «Бог есть любовь» (1 Послание апостола Иоанна глава 4, стих 8). Поэтому подлинная любовь имеет Божественную Природу, и ею человек живет лишь по дару Божьему. В русском языке словом «любовь» называют самые разные проявления взаимоотношения полов. Ведь, согласитесь, можно любить мороженое, а можно – жену.

Но в греческом языке, на котором и написано Евангелие, есть несколько слов, обозначающих любовь. Господь и апостолы, говоря об отношениях в браке, употребляют наименование «агапе». Источником такой любви является Бог.

Да, влюбленность, половое влечение – естественно, однако оно быстро проходит. Это нормальные, но временные чувства. Они похожи на красивый и яркий цветок, который существует лишь для того, чтобы дальше появился плод. Посмотрите, как красиво цветут яблони, но кушаем-то мы не эту красоту, а яблоки. В семейной жизни таким съедобным плодом является любовь. Ее даже нельзя назвать чувством. Подлинная любовь – это устроение сердца, благодатный Божий дар. Она бескорыстна, она отдает себя другому, поэтому у нее жертвенная, крестная природа.

Посмотрите на пример святых: такие люди любили всех, весь мир – и добрых, и злых. Человек, имеющий настоящую любовь, может пожертвовать всем, даже собой, ради совершенно незнакомца. С ее помощью супруги становятся единым духовным организмом. Дар такой любви они получают в Таинстве Брака или Венчания.

– Возможно, я задам наивный вопрос, однако, он интересует многих людей. Дело в том, что у меня есть много знакомых, которые после Венчания разводятся буквально через год или два. Получается, в Таинстве Брака Господь не дает гарантии долгой и счастливой семейной жизни в любви и согласии? Но почему?

– Господь вообще никаких гарантий не дает, потому что Он дал человеку свободу воли, а подобный «страховой полис» свыше лишил бы нас ее.

Любое Таинство, в том числе и Венчание, дает благодать, которую человек принимает сознательно и свободно. Таинство Брака соединяет людей воедино, в один духовный организм – семью. Причем, этот дар обладает свойством вечности. Но человек по своей свободной воле может взять и разрушить то, что получил. И тогда можно лишь констатировать, что брака нет.

Ту благодать, тот дар, который супруги получают в Таинстве Брака, можно сравнить со свечкой, с маленьким огоньком, который можно потушить и растоптать, а можно беречь, пока из него не разгорится костер. Поэтому само по себе Венчание ничего не гарантирует, так же как и Таинство Крещения не гарантирует причисления к лику святых. Просто Господь дал нам такую возможность, такой дар – родиться в новую жизнь, стать если не святыми, то добрыми и благородными людьми.

Посмотрите на физическое рождение: сам по себе этот радостный факт вовсе не означает, что человек не будет болеть и безбедно жить. Для того чтобы он вырос, младенца нужно питать, беречь, заботиться, а если вдруг заболеет – лечить. Так и благодать, полученную в любом Таинстве, нужно «вырастить».

«Насильно мил не будешь»^

– Отец Владимир, а если подойти к этому вопросу с другой стороны: почему многие семьи, не венчаясь, не имея этого огонька, более того, иногда даже без штампа в паспорте живут в «гражданском браке» до конца своих дней и любят друг друга?

– Такие семьи, безусловно, есть, и мне, как священнику, часто приходилось с ними общаться. Но в чем особенность таких семей? Массово они стали появляться в XX веке, когда при советской власти люди потеряли веру в Бога. Однако подсознательно супруги жили по-христиански и сохраняли традиции христианской нравственности, доставшиеся им от верующих родителей, которые жили в дореволюционное время, в другую эпоху. Несмотря на то, что в советские времена такие браки не венчались (да и при желании совершить Таинство, в то время это было крайне затруднительно), они жили полноценной семейной жизнью, супруги были верны друг другу, хорошо воспитывали своих детей.

Такие пары можно лишь похвалить, и Церковь не называет их блудниками, а признает их союз законным браком. Но одновременно Церковь проецирует его в вечность, и ставит вопрос: «А какова же будет судьба данной семьи за пределами земной жизни?» И отвечает: «Да, есть прекрасные, любящие друг друга люди, но ведь они не верят в Бога, в жизнь после смерти. Так можем ли мы надеяться, что после своей кончины они попадут в рай, в который они сами не верят?» Вряд ли. Есть замечательная поговорка: «Насильно мил не будешь», и Господь никого не тащит насильно в рай. Если люди добровольно отказались от Бога здесь, почему Господь там станет пренебрегать их свободным выбором и требовать от них веры?

Другие статьи:  Тест по налог с продаж

Именно поэтому, несмотря на добрую и высоконравственную жизнь супругов на земле, такой брак, такая любовь не входит в вечность. Здесь она и остается, возможно, только лишь в памяти родственников и друзей. Пока люди были живы – брак существовал, а после смерти прекратился, потому что они сами не могли и не хотели дать своему союзу вечное измерение. Только лишь в этом отличие благополучного «гражданского брака» от такого же, но освященного Церковью.

– Но, Вы говорили, что если супруги верующие и брак освящен Церковью, это вовсе не означает, что их союз будет вечным…

– Чтобы лучше понять смысл христианского брака, почему подлинная любовь между верующими супругами пребывает вовек, лучше обратиться к истории Церкви. Сегодня Венчание многие воспринимают просто как красивое и пышное представление. Однако в первые века истории Церкви оно совершалось совсем по-другому. Люди, вступающие в брак, получив благословение епископа или священника, объявляли о своем решении перед верующими на Литургии, причащались, а в это время церковная община молилась за них. То есть с первого же момента браку давалось евхаристическое измерение.

– А что значит «евхаристическое измерение»?

– Евхаристия – вершина богослужения и его самая главная часть. А в самом начале Евхаристии (Литургии) священник произносит такие слова: «Благословенно Царство Отца и Сына, и Святого Духа ныне и присно и во веки веков». Что они означают? Царство Божие, казалось бы, такое далекое и недосягаемое, спустилась сюда, на землю. И в момент самого причащения Тела и Крови Христа священник говорит, что это причастие человек принимает «в жизнь вечную».

То есть уже здесь, на земле, люди становятся «гражданами» вечного Царства Божьего. И супруги, причащающиеся на Литургии, не исключение: их брак получает вечное измерение – отныне они всегда будут вместе, даже после смерти. Действительно, если они всей душой и сердцем, всеми желаниями и помыслами устремлены к Богу и хотят вечно быть вместе, неужели Господь их там разведет?!

Когда уже не праздник…^

– А если венчанный человек женится или выходит замуж второй или третий раз?

– Он разрушает единство, теряет ту благодать, которую дал ему Господь. Церковь никогда не приветствовала разводы и повторные браки, а если и разрешала, то лишь из человеческой немощи, по слову апостола Павла: «Если не могут воздержаться, пусть вступают в брак; ибо лучше вступить в брак, нежели разжигаться» (1 Послание к Коринфянам 7 глава, стих 9).

Однако это нисхождение всегда сопровождала епитимья – отлучение от Причастия минимум на год. Посмотрите чинопоследование второго или третьего венчания. Это уже не праздник, а сплошные покаянные молитвы… Ведь человек нарушил свои обещания. Во время Таинства Брака он просил и получил от Бога дар, но попрал его, изменил. Эта измена заключается в недостатке веры и любви. Именно поэтому, венчаясь второй или третий раз, человек не радуется, а кается.

– Кто, по Вашему мнению, чаще виноват в разводе: мужчина или женщина?

– Конечно, как правило, развод – это вина двоих, хотя не редко и одного. Например, муж изменяет жене. Она его любит, пытается построить семью, а он живет на две семьи. В ком причина? Думаю, в мужчине. И здесь женщина должна либо смиряться, согласиться жить на две семьи, либо, как делают большинство, разводиться. Бывает, наоборот, муж хороший семьянин, а женщина – «разгуляй». Так что однозначно ответить на этот вопрос нельзя.

С одной стороны, мужчин в России намного меньше, чем женщин, но последние, наверное, больше дорожат семейной жизнью. С другой стороны, одной из основных причин потери стабильности семейной жизни является эмансипация женщин, понятая как формальное уравнивание их прав. Поэтому, женщины перестали понимать по-христиански свою роль в семье и стремятся только к юридическому равенству с мужчинами.

– Христос указал лишь одну причину для развода – измену. Почему же, чем дальше развивалась и росла Церковь, тем этих причин становилось всё больше? Сейчас, по-моему, их уже несколько десятков…

– Православная Церковь относится к разводам, конечно, отрицательно, но по факту, в пастырской практике она довольно-таки легко сегодня принимает то, что существует: никаких серьезных прещений (наказаний) на тех, кто разводится, не накладывается.

Случаи повторного Венчания и вступления в брак встречаются довольно часто. Нельзя сказать, что Церковь потакает этому, но, во всяком случае, прежней евангельской строгости нет.

Я думаю, причиной этого является XX век, когда в условиях гонений Церковь не могла адекватно реагировать на происходящие изменения в сознании общества: те, кто еще недавно учился в духовных семинариях, начали стрелять в иконы… Церковной реакции на это в условиях гонений, по понятной причине быть не могло. А сегодня, после того, как в XX веке люди уже defacto привыкли к существующему положению, очень трудно возвратиться к каноническим нормам. Я считаю, в нашей Церкви этот вопрос до сих пор по-настоящему не ставился и не разбирался.

– В загсе есть юридическая процедура росписи и развода. А в Церкви – Таинство Венчания. А если люди разводятся, происходит ли в храме процедура развенчания? Если нет, почему?

– В Церкви не существует процедуры «развенчания».

Церковные Таинства созидают жизнь, но среди них нет ни одного, призванного разрушить ее. И в храме происходит не процедура росписи, а именно Таинство, и это не Таинство Венчания, а Таинство Брака. Роспись, заверяемая государственным служащим загса – это договор, который можно расторгнуть в любое время. А природа Таинства совершенно иная. Поэтому никакого «таинства развенчания» не существует.

Источник: Студенческий альманах православного миссионера «Призвание» № 8, 2011.

Как развестись в одностороннем порядке?

Время чтения: 7 минут

Семейной жизни не всегда сопутствует счастье и понимание. Бывает так, что красивая история о «вечной любви» не воплотилась в реальность один из супругов принимает решение окончательно разорвать супружеские узы с «персоной», от которой более нет смысла ожидать счастливой семейной жизни, рождения детей и прочих радостей.

Следует принять во внимание, что в ситуации, когда по тем или иным причинам проблемно расторгнуть брак по обоюдному согласию, да еще и когда от совместной жизни имеется хотя бы один несовершеннолетний ребёнок, обращение в надлежащую судебную инстанцию (обычно в мировой суд) с исковым заявлением о расторжении брака в одностороннем порядке неминуемо.

Следует различать расторжение брака по инициативе одного из супругов без согласия второго, от расторжения брака в безусловном одностороннем порядке, не требующем согласия или даже учета мнения второго супруга. Так, требовать расторгнуть брак по своей инициативе через суд каждый из супругов имеет право в любой момент времени, а в одностороннем порядке — лишь в строго предусмотренных законом случаях.

Как развестись через ЗАГС в одностороннем порядке

Расторжение брака в одностороннем порядке через ЗАГС возможно только в случае:

  • безвестного исчезновения одного из супругов (требуется документальное подтверждение),
  • если один их супругов утратил дееспособность (требуется соответствующее решение суда),
  • осуждения одного из супругов по приговору суда с назначением реального наказания сроком свыше трёх лет.

Данный перечень условий для одностороннего прекращения брачных отношений в безусловном порядке является исчерпывающим и не может быть подвергнут расширенному толкованию. Во всех остальных случаях заинтересованный в разводе супруг будет обязан обратиться в суд.

Как развестись через суд в одностороннем порядке

Естественно, что право физических лиц расторгнуть брак, будь то мужчина или женщина, неотъемлемо, а потому у любого дееспособного человека есть гарантированная возможность подать на развод в одностороннем порядке, если его чем-либо не устраивает его спутник жизни. Тем не менее не во всех случаях можно беспрепятственно добиться развода без согласия второго супруга.

Закон устанавливает ряд ограничений на одностороннее расторжение брака в отношении мужчин. В их числе, развод при беременности жены, а также развод до достижения общим ребёнком годовалого возраста. В указанных случаях исковое заявление о расторжении брака не подлежит удовлетворению, если развод инициирует мужчина, а супруга возражает против его удовлетворения. При этом для женщин беременность или наличие ребенка до 1 года препятствием к разводу не является.

Несмотря на все имеющиеся сложности по делу о разводе, мировой судья рано или поздно обязательно удовлетворяет требование одного из супругов о расторжении брака. Вместе с этим, если одна из сторон не согласна и заявляет ходатайство о предоставлении срока для примирения сторон, то суд не вправе отказать в этом, и принятие решения о разводе может существенно затянуться, как правило превышая трёхмесячный срок с учетом времени вступления в силу.

Примирительные меры дают супругам время тщательно взвесить все «за» и «против», осмыслить и обсудить накопившиеся проблемы, установить взаимопонимание и в итоге сохранить семью. Если конфликт исчерпан, то супруги обращаются к суду с просьбой о прекращении дела в связи с мировым соглашением.

Если срок для примирения сторон истёк, а решение инициатора развода осталось незыблемым, то суд обязан расторгнуть брак, удовлетворив заявленное исковое требование.

Допускает законодатель и так называемое заочное расторжение брака, когда второй супруг умышленно избегает явки в суд. После повторного извещения и неявки без уважительных причин в заседание, суд вправе вынести решение без участия второго лица. При этом за не явившимся супругом сохраняется право оспорить заочное решение, если он докажет, что им были нарушены его права и свободы.

По причине сложных юридических тонкостей процесс может сильно затянутся. Если вам дороги время и нервы — звоните нам прямо сейчас по номеру + 7 (495) 722-99-33. Наши опытные юристы решат любую сложную семейную ситуацию!

Подача заявления на развод в одностороннем порядке

Если у вас есть дети до 18 лет или вы никак не можете разделить имущество? Тогда вы получите свидетельство о расторжении брака только через суд – мировой или городской.

Инициатор развода – истец. Вторая сторона – ответчик.

Наличие споров – повод обращаться в суд

Мировой судья рассматривает самые простые иски. Как правило, такой суд находится территориально ближе, слушания там проходят быстрее, что упрощает и ускоряет процедуру развода. Любой суд может посчитать необходимым дать вам срок на примирение в пределах 3 месяцев.

Другие статьи:  Срок действия финансового обеспечения

Инструкция подачи заявления на развод

Оформление развода в одностороннем порядке подразумевает, что заинтересованная сторона обращается в мировой суд с исковым заявлением, оформляемым в соответствии с требованиями ст. 131-132 ГПК РФ.

Подробнее о требованиях к исковому заявлению, а также содержании документа и приложениях к нему читайте в этой статье.

Кроме того, в иске необходимо указать причину развода. Это может быть как стандартная формулировка – «несовместимость характеров», так и более расширенное описание причин невозможности дальнейшей совместной жизни. Для судьи причины развода особого значения не имеют, подавляющее большинство браков успешно расторгается через суд.

Документы, необходимые для развода в одностороннем порядке

Исковое заявление с копией для супруга-ответчика;

Копия паспорта (если вы подаете иск по почте);

Справка из УФМС или копия домой книги о регистрации ответчика и детей;

Копии документов (свидетельство) на детей;

Квитанция об уплате государственной пошлины в сумме 600 рублей (оригинал);

Документы, подтверждающие основания и причины развода в иске: справки по месту жительства; характеристики; сведения о привлечении мужа к ответственности (например, за семейные скандалы) и прочее.

Доверенность — если иск подает ваш представитель.

При разводе через ЗАГС этот список существенно короче — достаточно заявления, паспорта, свидетельства о браке и квитанции об оплате госпошлины.

Сроки расторжения брака в одностороннем порядке

Расторжение брака в одностороннем порядке вовсе не обязательно связано со скандалом, иногда просто нужно узаконить давно состоявшийся распад семьи. Тем не менее, бракоразводный процесс в любом случае длится не менее двух месяцев, да еще и сопряжен не только с эмоциональной нагрузкой, но и с элементарной тратой времени на формальности.

Муж: «Отдай мне деньги, либо развод!»

Когда мы познакомились — будущий муж был человеком уже достаточно обеспеченным: работал в крупной компании, снимал двухкомнатную квартиру один и ездил на довольно дорогой служебной машине, притом тогда ему было всего 27!

На тот момент я как год окончила университет, была наивной девушкой, которая работала бухгалтером в одной из небольших компаний. Наше знакомство было довольно спонтанным: при поездки в командировку наши места оказались рядом, тогда же и познакомились.

Муж всегда мне казался человеком уверенным в своих силах, умным, расчётливым, притом с отличным чувством юмора, так что я с уверенностью считала его своим человеком и уже примерно через год мы сыграли свадьбу.

Стали жить вместе, снимать квартиру, сделали общий бюджет, т.е. все наши заработанные деньги лежали в одном месте и мы свободно могли брать оттуда деньги на повседневную жизнь, ну а если что требовалось купить дорогое — совещались и принимали решение, которое было правильным по обоюдному согласия.

Через два года после свадьбы мужа сократили на работе. Первый месяц он активно пытался найти работу, но потом ему понравилось жить за счёт меня. Если первые два месяца нам удавалось жить за счёт сэкономленных денег с предыдущих лет, то дальше начались проблемы: нужно было платить за коммунальные, оплачивать покупки продуктов, да ещё и муж регулярно «собирался с друзьями отдохнуть», где так же тратил немало денег, и вот собираясь в очередной раз идти с друзьями «отдыхать», муж обнаружил, что денег на привычном месте нет и начал выспрашивать у меня куда я их дела. В конечном итоге, я сообщила ему, что он должен самостоятельно начать зарабатывать, а иначе посиделок никаких ему в ближайшем будущем не видать, на что муж ответил: «Отдай мне деньги, либо развод!». Как итоге — скоро развод.

Ставьте лайки, если поддерживаете моё решение, ведь муж совсем обнаглел! Подписывайтесь на канал, чтобы увидеть ещё больше историй из жизни!

В Европе — либо реформы, либо развод

Утверждать, будто после кризиса 2008 года у экономики стран еврозоны не очень хорошие показатели, некорректно. В странах еврозоны дела идут хуже, чем в странах ЕС, не входящих в еврозону, и намного хуже, чем в США, которые находились в эпицентре кризиса.

Страны еврозоны с наихудшими экономическими показателями погрузились в депрессию или глубокую рецессию; их ситуация — вспомните о Греции — во многих отношениях хуже, чем положение в различных странах мира в период Великой депрессии 1930-х годов. Страны еврозоны с наилучшими экономическими показателями, например, Германия, выглядят хорошо, но лишь в сравнении. Кроме того, их модель роста частично базируется на политике по принципу «разори соседа», когда успех достигается за счет былых «партнеров».

Существует четыре типа объяснений, которыми обычно описывают сложившееся положение. Германии нравится винить во всем жертву: здесь указывают на расточительство Греции и на размеры долгов и бюджетного дефицита в остальных странах. Но в этом случае телега встает впереди лошади: до кризиса у Испании и Ирландии был профицит бюджета и низкое соотношение долга к ВВП. Именно кризис вызвал рост дефицита и госдолга, а не наоборот.

Фетишизм в отношении бюджетного дефицита — это, без сомнений, одна из проблем Европы. Например, Финляндия с большим трудом адаптируется к множественным шокам, с которыми ей пришлось столкнуться: в 2015 году ВВП страны был примерно на 5,5% ниже пикового уровня 2008 года.

Другие критики, склонные к обвинению жертв, называют причинами болезни еврозоны «социальное государство» и избыточные меры защиты на рынке труда. Однако в некоторых, экономически самых успешных странах Европы, а именно в Швеции и Норвегии, существует самая сильная система социальной поддержки и защиты на рынке труда.

Во многих странах, у которых сейчас плохие показатели, дела шли очень хорошо — выше европейского среднего уровня — до появления евро. Спад в этих кризисных странах вызван не внезапными переменами в трудовом законодательстве или эпидемией лени. У них изменилась валютная система.

Второй тип объяснений сводится к пожеланиям, что, мол, у Европы могли бы быть лидеры получше — мужчины и женщины, которые лучше разбираются в экономике и проводят более качественную политику. Нет сомнений, что ошибочная политика ухудшила положение — и это не только политика бюджетной экономии, но и так называемые структурные реформы, которые ведут к увеличению неравенства и, следовательно, к дальнейшему ослаблению совокупного спроса и потенциального роста экономики.

Однако еврозона была политическим институтом, в котором неизбежно голос Германии должен был стать самым громким. Любой, кто имел дело с немецкими политиками в последнюю треть века, мог заранее понять, каким будет вероятный результат. Самое главное: с доступными инструментами даже самый выдающийся царь экономики не смог бы заставить еврозону процветать.

Третий набор объяснений плохих показателей в еврозоне — это свойственная правым критика Евросоюза за склонность еврократов к удушающему, подавляющему инновации регулированию. Эта критика тоже не попадает в цель. Еврократы, как и трудовое законодательство или социальное государство, не изменились внезапно в 1999 году, когда была введена система фиксированных валютных курсов, или в 2008 году, когда начался кризис. В более фундаментальном смысле, речь идет о стандартах качества жизни. Любой, кто отрицает, что мы хорошо живем на Западе с нашим «удушающе» чистым воздухом и водой, должен съездить в Пекин.

В итоге остается четвертое объяснение: в большей степени надо винить евро, а не политику и структурные особенности отдельных стран. У евро имелись дефекты при рождении. Даже самые лучшие политики, которых когда-либо видел мир, не смогли бы заставить эту систему работать. Структура еврозоны навязала строгость, которая обычно ассоциируется с золотом стандартом. Единая валюта лишила страны еврозоны самого важного механизма адаптации (валютный курс), при этом ограничив их монетарную и фискальную политику.

Ответом на ассиметричные шоки и различия в уровне производительности должна была стать коррекция реального (с поправкой на инфляцию) валютного курса. Это означает, что цены в странах на периферии еврозоны должны были упасть сравнительно с ценами в Германии и странах северной Европы. Но поскольку Германия в отношении инфляции непреклонна (цены в этой стране стагнируют), коррекцию можно было провести, только навязав дефляцию остальным странам. Как правило, такая дефляция ведет к мучительной безработице и ослаблению профсоюзов. На беднейшие страны еврозоны (и в первую очередь на трудящихся этих стран) легла основная тяжесть бремени коррекции. В результате, план, который должен был помочь сближению стран еврозоны, с треском провалился, а разрывы между этими странами — и внутри них — увеличились.

В долгосрочной перспективе подобная система не способна и не будет работать: ее провал гарантирован демократической политикой. Лишь изменив правила и институты в еврозоне, можно добиться сохранения евро. Для этого понадобятся семь изменений:
отказ от критериев конвергенции, согласно которым дефицит бюджета должен быть меньше 3% ВВП;
замена политики бюджетной экономии стратегией роста, поддерживаемого солидарным фондом стабилизации;
демонтаж подверженной кризисам системы, в рамках которой страны вынуждены занимать в валюте, которую они не контролируют; вместо этого надо использовать облигации ЕС или какие-то схожие механизмы;
улучшение порядка распределения нагрузки в период коррекции: страны с профицитом счета текущих операций обязуются поднимать зарплаты и увеличивать бюджетные расходы, гарантируя тем самым, что цены в этих странах будут расти быстрее, чем в странах с дефицитом счета текущих операций;
изменение мандата Европейского центрального банка, который сейчас обращает внимание лишь на инфляцию, в отличие от Федерального резерва США, который учитывает еще и уровень безработицы, темпы роста, стабильность;
введение единой системы страхования вкладов (это позволит остановить отток денег из стран с плохими экономическими показателями), а также некоторых других элементов «банковского союза»;
стимулирование, а не запрет мер промышленной политики, которые нацелены на оказание содействия отстающим странам еврозоны, с тем чтобы они догоняли ее лидеров.

С экономической точки зрения, это небольшие изменения. Но у сегодняшних лидеров стран еврозоны, возможно, не хватит политической воли , чтобы провести их. Это не отменит фундаментального факта: нынешний недостроенный дом непригоден для жизни. Система, которая должна была содействовать процветанию и дальнейшей интеграции, привела к прямо противоположным результатам. В такой ситуации дружественный развод будет лучше, чем нынешний тупик.

Конечно, развод — это всегда дорого. Но еще дороже будет медленно тащиться вперед, ничего по сути не меняя. Как мы уже заметили этим летом в Великобритании, если европейские лидеры не смогут или не захотят принять трудные решения, тогда эти решения примут за них европейские избиратели. И лидерам может не понравиться подобный исход.

Джозеф Стиглиц — лауреат Нобелевской премии по экономике, профессор Колумбийского университета, главный экономист Института Рузвельта. Его новая книга — « Евро: Как единая валюта угрожает будущему Европы «

Copyright: Project Syndicate, 2016