Договор о российских войсках в крыму

Содержание страницы:

Присутствие российского контингента в Крыму не нарушает норм международного права

Западные СМИ описывают ситуацию в Автономной республике Крым так, словно речь идёт о полномасштабном вторжении России. «Украина заявляет, что Россия направила в Крым 16-тысячный контингент», «Как Обама может помешать российскому вторжению в Крым?» — гласят заголовки иностранной прессы.

Как отмечает английский сайт RT, европейские и американские СМИ предпочитают игнорировать тот факт, что российские войска находятся на полуострове уже более десяти лет.

Российский представитель в ООН Виталий Чуркин напомнил, что соглашение о Черноморском флоте позволяет России разместить в Крыму 25 тыс. военных. Но США и Британия, похоже, попросту не услышали данную информацию.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров на днях также подчеркнул, что военные РФ чётко следуют договорённостям, предусмотренным соглашением о Черноморском флоте. Кроме того, они выполняют просьбу легитимных властей страны — в данном случае, правительства Автономной республики Крым.

Ниже мы приводим некоторые исторические факты, о которых Запад сегодня предпочитает умалчивать.

1. Черноморский флот был предметом спора России и Украины со времени падения Советского Союза в 1991 году.

2. В 1997 году стороны, наконец, пришли к соглашению и подписали три документа, определивших судьбу флота и военных баз в Крыму. Двумя годами позже, в 1999-м, договорённости были ратифицированы. Россия получила 81,7% флота, выплатив украинскому правительству компенсацию в $526,5 млн.

3. Москва ежегодно списывает $97,75 млн долга Киеву за право пользоваться водной территорией и радиолокационным оборудованием Украины и за возможный экологический ущерб.

4. Согласно первоначальной договорённости, Черноморский флот России должен был оставаться в Крыму до 2017 года, но позже этот срок был продлён ещё на 25 лет.

5. Соглашение 1997 года позволяет России держать на территории Крыма 25-тысячный воинский контингент, 24 артиллерийских системы калибром менее 100 мм, 132 бронированных автомобиля и 22 военных самолёта.

6. В соответствии с договорённостью, в Севастополе размещается несколько военно-морских подразделений России. Это, в том числе, и 30-я дивизия надводных кораблей. В неё входят 11-я бригада противолодочных судов: ракетный крейсер «Москва», большой противолодочный корабль «Керчь» и сторожевые корабли «Пытливый», «Сметливый» и «Ладный», а также 197-я бригада, состоящая из семи десантных кораблей.

Также в Севастополе базируются 41-я бригада ракетных катеров, 247-я дивизия подводных лодок, 68-я бригада кораблей охраны водного района и 422-й отдельный дивизион гидрографических судов.

7. Москва имеет в Крыму две военные авиабазы. Они расположены в посёлках Кача и Гвардейское.

8. Россия развернула в Севастополе 1096-й зенитно-ракетный полк и 810-ю бригаду морской пехоты, насчитывающую 2 тыс. человек.

Напомним, 1 марта Президент РФ Владимир Путин получил согласие Совета Федерации на применение ВС РФ для стабилизации обстановки в Крыму. Тем не менее, решение, которое президент РФ назвал крайней мерой, пока не принято.

Власти Автономной республики Крым, в которой более половины населения являются русскими, обратились к Москве за помощью после того, как самопровозглашённое правительство в Киеве отменило закон «О государственной языковой политике», позволявший придавать официальный статус русскому языку.

Россия и её право на ‘вежливую силу’

Все-таки не зря говорят, что дьявол «кроется в мелочах». В нашем случае он кроется в формулировках международных договоров (точнее, их незнании и попытке этим незнанием манипулировать). Попадает в СМИ (умышленно или из-за недоученной матчасти) такой «медиавирус» и понеслась-поехала, снежный ком покатился по головам миллионов, впиваясь в и так разгоряченные мозги. В лучшем случае это заканчивается публичным позором части аудитории — ну, как с упрашиваниями авианосца США войти в (именно «в», смайл) Украину минуя конвенцию Монтре, запреты по тоннажу и размеры Босфора. А если речь идет о чем-то посерьезнее, из-за чего начинают скрипеть шестеренки размером с 1/5 часть суши?

Поэтому давайте-ка «наведем резкость».

Довольно часто в соцсетях можно прочесть о нарушении Россией подписанного с Украиной договора о Черноморском флоте. Проще говоря, о «незаконном вводе войск». Поднимите руки, кто читал этот договор или хотя бы за полчаса сможет найти его в интернете (подсказка — «Соглашение между Российской Федерацией и Украиной о параметрах раздела Черноморского флота»)?
Угу.
Так вот, по тому самому договору Россия в данный момент (5 марта 2014 года) имеет право увеличить состав ЧФ до 25 000 человек. Да, совершенно верно — абсолютно по закону ввести еще 5-10-15 тысяч солдат и офицеров. Читаем приложение №2 к Соглашению, где кадровая численность оговорена следующим образом «В составе Черноморского флота Российской Федерации на территории Украины военнослужащих — 25 тыс. человек, включая 1987 человек в морской пехоте и морской авиации наземного базирования«. Сейчас численность военнослужащих в 2.5 раза меньше разрешенного максимума. И — да, Россия имеет полное право «добить» численность до разрешенного «упора», в том числе путем переброски на десантных кораблях, проходе через государственную границу с уведомлением Украины, и т.п.

Кто сказал «но у них «Тигры», БТР, оружие? А вы что, думаете «раз флот, то у него только корабли»? Конечно же, нет. Удивитесь, но у флота есть даже антитеррористический спецназ и бронетехника, авиация и космическая разведка, спортивные команды и даже управление пропаганды. Причем в соответствии с договором этот состав (будь то 5 или 25 тысяч черноморцев) имеет право «охранять свои объекты и препятствовать экстремистским проявлениям, которые могли бы привести к ущербу жизни и здоровью гражданских лиц».

Особенно — если об этом заключен официальный договор с властью Крыма (о чем говорил премьер-министр автономии Аксенов).

Кто сказал «он не легитимен», потому что не было выборов? Продолжаем вашу логику. Кто выбирал новую киевскую власть? Майдан? То есть 100 000 (пусть даже миллион) граждан Украины из 45 000 000? Совершенно верно — либо легитимны и крымские, и киевские власти, либо нелегитимны ни те, ни те. И тогда в ситуации разрушенной государственности (читай — анархии) Черноморский флот обязан обеспечить безопасность себе и населению. Ну, либо считать единственно легитимным субьектом на Украине президента Януковича, который «жив, не ушел в отставку и не прошел импичмент». Но и тут незадача — он официально призвал РФ не «приказать флоту помочь», а ввести регулярную армию на территорию Украины. Упс, да?

Теперь о звучащих — и так возбуждающих персонажей определенной национальной и политической направленности — разговорах о возможности «выгнать Черноморский флот». То есть — об одностороннем разрыве соглашений по ЧФ. Небольшой исторический и правовой экскурс. Если объяснять «на пальцах», то между Россией и Украиной существует два договора. Первый — «большой», о признании независимости Украины и принадлежности ей Крыма и Севастополя и второй — по базированию флота, заключенном до 2017 года. Так вот, признание Крыма частью Украины в «большом» договоре прямо привязано к флоту. И если Украина в одностороннем порядке (без согласия РФ) разрывает договор — одновременно теряют силу пункты соглашения о признании Севастополя и Крыма украинскими. Цену вопроса, как говорится, осознаете? А всего-то нужно было почитать документ — который, согласимся, читать скучно и не так интересно, как лайкать, жать «мне нравится» и постить видео-картинки-умные статусы. Но — нужно.

Что же, с юридическо-правовой стороной вопроса мы разобрались. Да, ЧФ имеет право увеличивать силы — абсолютно официальным путем, что бы не говорили «новые власти» Украины или США, насмешившие мир своим заявлением «в XXI веке невозможно, чтобы одно государство вторгалось в другое». Во-первых, никто (см. выше) не вторгался, а во-вторых уж не США после Гренады, Ливии, Ирака, Афганистана, и т.п. говорить о «вторжениях». Да, выгнать флот, не потеряв (официально!) Крым невозможно — только с согласия РФ.

Теперь поговорим о материи куда более тонкой — о действиях «вооруженных и отлично экипированных вежливых людей» на территории Крыма, где базируется и имеет право «защищать порядок» (особенно при официальных договоренностях) ЧФ. Нет-нет, мы не будем цитировать инструкции Пентагона и НАТО о патрулировании на иностранных территориях, где рекомендуется «не допускать демонстрации флага для снижения эмоциональной агрессии к «чужим военным». Зачем? Желающие найдут это сами.

Какие обвинения звучат чаще всего? Верно, что «вежливые люди» блокируют аэропорт и не дают украинским военным (пусть глава оборонного ведомства и признал, что почти ничего у Украины не летает и не стреляет) вывести боевую технику на оперативный простор. И что «если это флот, то нужно было ждать, когда приедет «Правый сектор» и начнет захватывать-притеснять, а уж потом выходить и миротворить».

Лучше всего о ситуации, споря в своем Facebook, рассказал известный публицист Дмитрий Бавырин:

— Налицо была кризисная ситуация в управлении, связанная со сменой власти, отказ ВС Крыма подчиняться этим властям и заявления о сепаратизме. По большому счету, почти все сепаратисткие войны на постсоветском пространстве (Абхазия, Осетия, Приднестровье) начинались именно так. А вот войны в Гагаузии удалось избежать именно благодаря вводу российских войск Помнишь кризис в той же Гагаузии, например? Комрат принимает заявление об автономизации и собирает свой ВС, Кишинев заявляет, что в рот он это [чих-пых] и вообще — сепаратизм. Войска направить не могут, но направляют туда милицию «для установления конституционного порядка» и поощряет правый движ — прорумынских националистов, которые едут туда добровольцами на автобусах. Кровищи избежали потому что российские военные пришли. Все сели и спокойно поговорили. Текущая ситуация мне именно это напоминает более всего.
Если продолжалось так, как продолжалось — уверен, что риск появления в Крыму «правых добровольцев» был бы велик. Они сейчас до крайности бравые, разгоряченные, а главное — вооруженные. Напомню, что за два дня до падения урлы разграбили склады вооружений. В программе «Свободы» черным по белому ликвидация автономии Крыма и его украинизация. Кровавейших конфликтов с таким вот началом было уже столько, что на воду надо дуть. И там всегда ситуация «сегодня рано, завтра будет поздно».
Реагировать с нулевой точки после реальных действий с условной «той стороны» — это гораздо более опасная для войск, кровавая для населения и масштабная штука, нежели недопущение через блокировку и рассредоточение сил заранее «на всякий случай». Твой сценарий в реализации, например, когда заинтересованные силы начинают херачить и, будучи предупрежденными, препятствуют продвижению войск, — он очень печальный. Т.е. допуская (просто допуская) вероятность «русских обижают» и необходимое вмешательство — это будет уже не блокирование военных частей. Это уже с боями к Севастополю и Симферополю пробиваться надо.

Другие статьи:  Возврат телефона без экспертизы

«Вежливые люди» в Крыму: как это было

«И тогда приняли решение: отложить оружие и идти врукопашную»

Фото: «Новая газета»

Пришла пора подвести итоги военной операции, проведенной в Крыму с 26 февраля по 28 марта. Для сбора сведений о том, как это было, «Новая газета» обратилась к ряду источников.


Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

То идет, то прекращается передача военной техники, захваченной «вежливыми без опознавательных знаков людьми» в ходе крымской операции, Вооруженным силам Украины. Несколько кораблей ждут своей участи в крымских водах, не в силах дойти своим ходом до Одессы. Пришла пора подвести итоги военной операции, проведенной в Крыму с 26 февраля по 28 марта. Для сбора сведений о том, как это было, «Новая газета» обратилась к ряду источников. В силу специфики службы сотрудники Министерства обороны, военнослужащие частей, участвовавших в операции, мичманы и матросы украинского флота, старшие офицеры пограничной службы Украины, а также один гражданский специалист, обеспечивавший работу наших войск, попросили не называть их имен.

Операция закончилась практически бескровно, как и требовало руководство. Это в военной истории случай нечастый. Да что там, уникальный.

Необходимое пояснение

Во всем мире и во все времена военные годами готовятся к исполнению приказов политиков. И едут безропотно в Корею, Вьетнам, Афганистан, Пенджаб, Чечню. Их не судят за войну, если они не совершают воинских преступлений и понимают, что такое преступный приказ. Судят потом политиков, таково исторически сложившееся «разделение труда». И целью материала является рассказ об операции в Крыму только с военной точки зрения. Мы вообще не затрагиваем политический аспект присоединения Крыма.

Должен пояснить, что все войска России, оказавшиеся там в день, когда Совет Федерации выдал Путину разрешение применить их в военных действиях на территории Украины, я буду называть «группировкой, находящейся в Крыму по соглашению между нашими странами». Вплоть до конца операции Украина этот договор так и не денонсировала. А обладающие самыми современными средствами разведки американцы не зафиксировали превышение предельной численности российских войск (26 000 человек), определяемой договором о военно-морской базе России в Севастополе.

Таково формальное основание, позволяющее Кремлю отвергать термин «оккупационные войска».

С чем и с кем имели дело российские войска?

Армию Украины, целиком вышедшую из Вооруженных сил СССР, российский Генштаб знал как облупленную. Исходили из того, что на 1 января 2014 года общая численность Вооруженных сил страны составляла 182 тыс. военнослужащих. В их распоряжении было:

  • 2311 танков;
  • 3782 боевые бронированные машины (ББМ);
  • 3101 ракетно-артиллерийская система;
  • 507 боевых самолетов;
  • 121 ударный вертолет.

Боеспособна была в лучшем случае половина этой техники.

Численность частей украинской армии, дислоцируемых в Крыму, по самым комплиментарным оценкам, не превышала 30 тыс. человек. По данным и.о. министра обороны Игоря Тенюха, 18 800 военных, из них ВМС — 11 900, Воздушных сил — 2900, остальных воинских частей — 4000.

Украинские ВМС и пограничная береговая охрана Украины не имели серьезного военного потенциала. Некоторые пограничные корабли смогли уйти в Одессу из Балаклавы. А весь остальной корабельный состав ВМСУ был с началом операции практически публично заблокирован в трех бухтах Крыма: Северной и Стрелецкой бухтах Севастополя и на базе озера Донузлав.

В реальности большая часть этих кораблей — либо ожидающие списания, устаревшие суда, либо вспомогательные. Какой-то интерес для наших военных при оценке сил представляли лишь несколько малых противолодочных кораблей (называемых в ВМС Украины корветами), пара ракетных катеров и БДК «Константин Ольшанский». Но и те требовали ремонта.


Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

Третья сила

Американские и европейские комментаторы отметили, что накануне появления «вежливых людей» у административных зданий в Симферополе не было замечено активности в эфире. Даже мобильными телефонами пришельцы практически не пользовались. В некоторых статьях высказывалось мнение, что они чуть ли не перешли на связь с помощью вестовых. Так или иначе, операция, начавшаяся 27 февраля, оказалась для разведок разных стран полной неожиданностью.

Согласно положениям Конвенции Монтрё о режиме прохода военных кораблей в Черное море через проливы Дарданеллы и Босфор, нахождение военных кораблей нечерноморских стран в Черном море не может превышать 21 сутки, а общий тоннаж каждого такого корабля — 30 тыс. тонн.

В феврале 2014 года, еще во время Олимпийских игр в Сочи, в Черном море находились сразу два американских корабля — штабной «Маунт Уитни» и фрегат «Тейлор». Первый из них выдержал сроки конвенции Монтрё в 21 сутки, а второй просрочил их под предлогом устранения поломки гребного винта в турецком порту Самсун при выходе из Черного моря. Считается, что именно фрегат «Тейлор» был оборудован необходимыми радарными системами и средствами для ведения разведки. Однако и «Тейлор» ничего подозрительного не обнаружил.

Оценивая вероятного противника на полуострове в ходе подготовки и проведения референдума в Крыму, специалисты Минобороны предусматривали и возможное появление полувоенных организаций.

Имелась оперативная информация о размещении в Крыму группы «Правого сектора» и конкретных планах по организации диверсий на объектах Черноморского флота. Ожидались акции, призванные перевести освещение операции в мировых СМИ на более высокий эмоциональный уровень — захват боевыми группами заложников и пленение российских военнослужащих.

Вероятность применения оружия со стороны крымских татар тоже учитывалась при проведении мероприятий.

За счет подключения к диалогу мусульманской общины России в лице председателя ДУМ Татарстана, муфтия Камиля Самигуллина, а также президента Татарстана Рустама Минниханова развивающийся конфликт с крымскими татарами удалось значительно сгладить.

Напряженность в обстановке на полуострове генерировали экстравагантными заявлениями и некоторые российские политики. Например, на фоне заявлений Кадырова, которые трудно трактовать иначе, как готовность к участию в вооруженной борьбе на Украине, Генштаб Вооруженных сил Украины сообщил 5 марта о том, что в Джанкое находится 1-й мотострелковый батальон «Восток» (Чечня). Но в последний момент мудрые люди в Кремле от «помощи» отказались — мол, в чеченцев украинские солдаты стрелять начнут скорее, чем в «русских братьев».

Предстоящая задача требовала в первую очередь гарантированной управляемости и выдержки личного состава, а это не самая сильная черта подчиненных президента Чечни. Люди, отвечающие за операцию, это учли.


Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

Какие опасности видели спецслужбы

Операция сопровождалась с обеих сторон информационной войной.

Арсений Яценюк заявил, что Россия перебросила в Крым 6000 военнослужащих. Однако информация о количестве прибывших самолетов (5–7 бортов) приводит к другим выводам. Один Ил-76 вмещает 126 десантников, двухпалубная версия самолета — 225 человек. Также эти самолеты перевозят военную технику.

Таким образом, на Ил-76 (будем считать, что технику и боеприпасы вообще не привезли) могло прибыть не более 1575 человек. 10 вертолетов, отмеченных пограничниками, могли перевезти порядка 200 человек. Итого воздушным транспортом — максимум 1700 человек. Корабли Черноморского флота в условиях полного контроля просто не могли незамеченными перевезти еще 4300 военнослужащих.

Штаб операции учитывал также:

  • большое количество крымских татар вывезло своих женщин, стариков и детей на территорию Украины, все провожатые — молодые мужчины — вернулись назад;
  • перед событиями в Киеве агентура в военной среде на Украине фиксировала случаи насилия над женами «силовиков» (пограничники, таможня, военные, МВД), иногда воспринимавшихся как опора режима Януковича, со стороны радикально настроенной части населения — было понятно, что есть горячие головы, готовые зайти очень далеко, если они попадут в Крым;
  • источники разведки зафиксировали вывоз культурных ценностей на материковую Украину;
  • были отмечены активные попытки ультраправых создавать собственные группы на востоке Украины «для поддержания правопорядка».

Каждая такая информация в отдельности не стоила большого внимания, но в совокупности картина выходила мрачная. При любом планировании лучше исходить из пессимистического варианта развития событий.

Забегая вперед, могу констатировать: несмотря на угрожающие приготовления сторон и высокую военную активность, за время «крымского кризиса» погибли 4 человека. Две первые жертвы — участники пророссийского митинга 26 февраля в Симферополе: пожилой мужчина (от сердечного приступа) и задавленная толпой женщина. Еще две жертвы было зафиксировано 18 марта во время штурма фотограмметрического центра Главного управления оперативного обеспечения Вооруженных сил Украины в Симферополе — украинский военнослужащий, прапорщик по фамилии Какурин и боец местной самообороны 34-летний житель Котельниковского района Волгоградской области России Руслан Казаков, который приехал в Крым в качестве добровольца. Обстоятельства их гибели до сих пор не ясны. Потерь среди личного состава Вооруженных сил РФ официально зафиксировано не было.


Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

Операция

27 февраля в 4 часа 20 минут по местному времени около 120 автоматчиков в полной боевой экипировке, но без знаков различия заняли здания парламента и правительства Крыма. Над зданиями были подняты российские флаги, а у входа появились баррикады. В ночь с 27 на 28 февраля аэропорт Севастополя «Бельбек» заблокировали вооруженные люди. Туда прибыло около полутора десятков военных грузовиков.

Неизвестные люди в военной форме захватили также и аэропорт Симферополя. В обоих аэропортах с ними соседствовали сотрудники МВД Украины, никаких столкновений между ними не происходило и оружие не применялось. В ночь на 1 марта вооруженные люди, по приказу из Киева, попытались захватить здание МВД Республики Крым, однако им помешали «отряды самообороны» при участии российского спецназа. Это была первая и последняя попытка Украины сорвать начавшуюся операцию. В тот же день центр Симферополя взяли под контроль вооруженные люди. На первом заседании кабинета министров Крыма в новом составе премьер Аксенов признал, что важные объекты охраняют совместные патрули с участием российских военных.

2 марта Пограничная служба Украины объявила о том, что зафиксировала пересечение российско-украинской границы десятью вертолетами Ми-8 и Ми-24 Вооруженных сил РФ (по сведениям осведомленного источника, украинская сторона была официально оповещена только о трех вертолетах). В этот же вечер на Украину, по сообщениям все тех же пограничников, прибыли около пяти военно-транспортных самолетов Ил-76. Самолеты сели на аэродроме Гвардейское (13 км севернее Симферополя). По сведениям «Новой газеты», для участия в операции были привлечены силы спецназа и отдельные подразделения ВДВ из Пскова, Тулы, Ульяновска.

«Вежливые люди» в форме без знаков различия блокировали административные здания и объекты инфраструктуры в Симферополе. В число таких объектов помимо здания правительства и Верховного совета Крыма вошли в том числе аэропорты, радиостанция, объекты «Укртелекома» (крупнейший на Украине оператор связи). К вечеру 2 марта бескровно были захвачены штабы Азово-Черноморского регионального управления и Симферопольского пограничного отряда Погранслужбы Украины. Установлен контроль над одним из украинских дивизионов Противовоздушной обороны (ПВО) в районе мыса Фиолент.

Другие статьи:  Нотариус кемерово кирова

3 марта в правительстве Крыма заявили о переходе на сторону региональных властей 204-й истребительной авиабригады ВВС Украины. В большинстве случаев, когда украинские военнослужащие отказывались добровольно сдавать части, прибывшие военные спустя некоторое время разблокировали их.

Все планы исходили из необходимости бескровного захвата.

Достоинство украинских военных

После того как только что назначенный А. Турчиновым главнокомандующий ВМС Украины Денис Березовский призвал подчиненных сложить оружие и перешел под командование премьер-министра Крыма Сергея Аксенова, немалая часть командиров и личного состава частей отказалась ему подчиняться. Инциденты между военными внутри украинских подразделений, связанные с расколом по линии «сдаваться/не сдаваться», произошли в военной части А-0669 в Керчи, Севастопольской бригаде тактической авиации им. Покрышкина, Академии военно-морских сил им. Нахимова, части украинской береговой обороны в Перевальном, военной части 7542 в Севастополе (39-й отряд ВМС Украины), 191-м учебном центре ВМС Украины в Севастополе. Наши собеседники не подтвердили пропагандистскую версию, что отказывались сдаваться в первую очередь призванные с правобережной Украины.

Единственной попыткой начать в Крыму партизанскую войну можно назвать попытку украинских пограничников повредить 16 марта газопровод в районе Стрелкового. Однако достоверность этого факта, известного только в изложении премьера Крыма Аксенова, не установлена. Свидетелей пока не нашлось.

19 марта в Севастополе был взят штурмом штаб ВМС Украины, задержан находившийся там командующий Сергей Гайдук. После вмешательства Сергея Шойгу, обратившегося к руководству Крыма, задержанного отпустили.

В тот же день Министерство обороны Украины наконец-то разрешило украинским военным в Крыму применять оружие.

Это было явно запоздавшее решение: операция заканчивалась, под контролем Киева из обширного поначалу хозяйства оставались считанные объекты, не имеющие между собой никакой связи.

Вероятность применения оружия частями украинских ВС в Крыму, по мнению наших источников, была, однако поведение и тактика российских военных позволили избежать прямых столкновений.

Действия российских военных носили либо внезапный характер — что не давало возможности их украинским коллегам провести ответные действия, либо контроль над объектами устанавливался в ходе переговоров.

Важнейшим фактором этого драматического противостояния было понимание обеими сторонами конфликта, что применение оружия может привести к катастрофическим последствиям. Поэтому главной задачей на первом этапе во всех случаях был захват или надежное блокирование оружейных комнат и складов.

Спецназовцам поручили охрану и таких странных для непосвященного объектов, как детские сады. В том числе в Алуште. Это означало, что ждали захвата заложников. Интересная деталь: спецназу на охране детства приказали пристегнуть пустые магазины, чтобы исключить возможность непроизвольного выстрела.


Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

Морпехи против ВДВ

Самым показательным эпизодом в этой бескровной эпопее стали события ночного захвата российскими десантниками базы 1-го Феодосийского батальона морской пехоты ВМС Украины под командой подполковника Дмитрия Делятицкого. Поведение этого офицера, так и не дождавшегося от политического руководства в Киеве ни одного внятного приказа, до последнего призывавшего своих солдат оставаться верными присяге, я считаю образцом. С особым уважением отозвались о нем и наши собеседники в Министерстве обороны России.

Часть Делятицкого стала последней, над которой и после референдума, проведшего черту под украинским прошлым полуострова, продолжал развеваться флаг Украины. Ранее более половины морпехов решили перейти на службу в российскую армию, и под командованием Делятицкого остались самые стойкие. Даже участники штурма по-разному оценивают количество морских пехотинцев, находившихся на базе в ночь на 24 марта, когда российский спецназ, смешавшись с толпой местных жителей, ворвался во двор базы, — от 80 до 120 человек.

Быстро взломав ворота, забросали казарму светошумовыми гранатами. Однако морская пехота не спешила выйти во двор с поднятыми руками. И тогда было принято ситуативное решение: командиры во избежание кровопролития предложили рукопашный бой. Бойцы в помещении сошлись стенка на стенку.

От российского спецназа вышли около 40 человек.

Само название «морская пехота» преимущества не дает, но это была элитная часть. Могу себе представить насмешки: мордобой — это все, что дала хваленая военная реформа? По мне же, высшей похвалы достоин командир, решивший дело таким эпическим манером, как в кулачный бой на Масленицу. Некоторые журналисты сообщали с места, что «русские вертолеты Ми-24 обстреливали казарму морпехов неуправляемыми ракетами». А там даже штык-ножи убрали от греха.

Дмитрия Делятицкого и его заместителя майора Ростислава Ломтева, вставших в рукопашной в первый ряд, с переломанными ребрами отправили на гауптвахту. Через три дня Делятицкий покинул Крым. Другие результаты рукопашной таковы: утром офицеров под честное слово, которое они сдержали, отпустили по домам собирать вещи. Солдаты, решившие продолжать служить Украине, ждали их у казармы.

Каждые трое из четырех их товарищей решили остаться в Крыму, в том числе и стоявший рядом с Делятицким в той стенке надежный Ростислав Ломтев. Был ли возможен такой исход, если бы прогремел хоть один выстрел? Очень советую непреклонным любителям крови ознакомиться с рассказом украинского участника.

Для российских военных важнее был спуск флага над казармой, которого часто добивались просто переговорами, а не показное торжество русского оружия. Особенно это проявилось в истории с украинским флотом.

Но спуск флага — тяжелый символ. Если относиться к нему как положено военному. Он дерется за флаг, когда купец спешит им торговать. Власти в Киеве тянули до последнего, рассчитывая вернуть корабли в политическом торге после кризиса. На мой взгляд, половину флота они могли без ущерба для боеспособности торжественно затопить под государственный гимн Украины — большинство судов и выпускать в море было рискованно. Но мир увидел бы символ новой Украины и начало славной военной традиции.

Шансом не воспользовались. К исходу 20 марта, после того как Владимир Путин подписал указ о признании Россией воинских званий военнослужащих Украины, командиры и начальники 72 воинских частей, учреждений и кораблей Министерства обороны Украины, дислоцированных на Крымском полуострове, приняли решение перейти в Вооруженные силы РФ. После этого штурм авиабазы в Бельбеке 22 марта показывали уже в прямом эфире. «Вежливые люди» превратились в русских военных. Общественность не удивилась…

28 марта и.о. президента Украины Александр Турчинов подписал указ о выводе украинских частей из Крыма. 4300 из 18 800 украинских военнослужащих выразили желание покинуть Крым и продолжить службу на материковой Украине. А министр обороны Шойгу сообщил, что «организованный вывод подразделений украинской армии, изъявивших желание продолжать службу в Вооруженных силах Украины, завершен».

Стиль управления войсками в значительной степени зависит от личного опыта командиров. Имея за плечами опыт командира полка ВДВ и помня афганское прошлое, Павел Грачев, не понимая, что имеет под рукой совершенно другую армию, намеревался взять Грозный за сутки силами одного полка. Кошмар, к которому привела его самонадеянность, я буду помнить всю жизнь. Операция в Крыму — первое и дай бог последнее боевое применение войск под руководством нового командования. И осторожный стиль операции скорее походил на операцию МЧС, у руля которого Шойгу находился столь долгое время. Политическое значение этой истории каждый волен оценивать в силу убеждений. Но я считаю удачей для всех, что решающие приказы в Крыму отдавали люди, ценящие чужую жизнь не меньше, чем боевую славу.


Фото: Евгений Фельдман – «Новая»

5 стадий принятия. Как Путин рассказывал о российских военных в Крыму

Владимир Путин дал интервью австрийскому каналу ORF, в котором заявил, что российские войска всегда находились в Крыму, а весной 2014 года «обеспечили проведение независимых свободных выборов». Настоящее Время собрало пять высказываний Путина на эту тему и предлагает проследить эволюцию его заявлений.

Разговор с журналистами в Ново-Огарево, ​4 марта 2014 года

— Владимир Владимирович, можно уточнить: люди, которые осуществляли блокирование частей украинской армии в Крыму, в форме, очень похожей на российскую военную форму, – это были российские солдаты, это были российские военные?

— А Вы посмотрите на постсоветское пространство. Там полно формы, которая похожа на форму… Пойдите в магазин у нас, и вы купите там любую форму.

— Но это были российские солдаты или нет?

— Это были местные силы самообороны.

Прямая линия с Владимиром Путиным, 17 апреля 2014 года

— За спиной сил самообороны Крыма, конечно, встали наши военнослужащие.

через 6 месяцев и 27 дней

Интервью немецкому телеканалу ADR, 13 ноября 2014 года

— Да, я не скрываю, конечно, это факт, мы никогда его не скрывали, наши вооруженные силы, прямо скажем, блокировали вооруженные силы Украины, расквартированные в Крыму.

Через 4 месяца и 2 дня

Фильм «Крым. Путь на родину» с неопубликованными интервью Путина, 15 марта 2015 года

— Все мои инструкции были связаны с тем, чтобы действовать аккуратно и опираясь на тех людей, которых мы можем уже сегодня назвать патриотами России, опираясь на них, на их актив. Но помогая им и будучи у них за спиной, гораздо более крупными силами и средствами.

через 3 года, 1 месяц и 19 дней

Интервью австрийскому каналу ORF, 4 мая 2018 года

— Там всегда находилась российская армия. Я хочу, понимаете, чтобы вы некоторые вещи не повторяли механически, а реально вникли в то, что там происходило. В Крыму всегда находилась российская армия. Там был наш воинский контингент Наши военнослужащие всегда там находились. Я так и говорил: там наши военнослужащие были, они ни в чем не принимали участия. Но когда спираль антиконституционных действий на Украине начала закручиваться, когда люди в Крыму почувствовали себя в опасности, когда к ним уже поездами начали направлять националистов, начали блокировать автобусы и автомобильный транспорт, у людей возникло желание защититься В этот момент наши вооруженные силы, которые не превысили даже численного контингента, положенного по договору о нашей базе, что сделали? Они обеспечили проведение независимых свободных выборов – волеизъявления людей, проживавших в Крыму.

Дружба закончилась вовремя: почему Порошенко разрывает «Большой договор»

Геворг Мирзаян, доцент департамента политологии Финансового университета при правительстве РФ

Петр Порошенко отказался продлевать договор о дружбе с Россией. И в очередной раз выстрелил в ногу. Правда, не в свою, а в украинскую.

«Разрыв такого договора будет означать очень многое, потому что он лежит в основе, по данным экспертов-международников, 400 соглашений по международному праву, где участвует Украина и Россия, там есть ссылки на этот договор, там есть необходимые обязательства, которые должны выполнять одна и другая сторона», — поясняет украинский политик Виктор Медведчук.

Другие статьи:  Телесериал развод на телеканале мир

Казалось бы, разрыв договора не добавит Порошенко популярности. По словам Виктора Медведчука, договор серьезно облегчал работу украинских «заробитчан» на территории России, защищал их права и гарантировал защиту. «А таких граждан постоянно пребывает от 3 до 4 миллионов ежегодно и они там ищут работу по вине власти, которая не может их трудоустроить здесь, на территории нашей страны», — отмечает украинский политик.

Так что Петру Порошенко гораздо важнее собрать под свои знамена голоса умеренных и радикальных националистов – которые как раз критикуют его за пассивность в отношении Москвы. И естественно, что когда этой осенью украинская власть должна была принимать решение о продлении договора (чей срок действия истек) Порошенко выбрал тот вариант, который от него хотел получить его электорат. Проигнорировав при этом интересы украинского государства.

Рвать так рвать!

«Есть четкая стратегия, мы ее подготовили. Вся договорно-правовая база с Россией будет постепенно переработана — это 100%. Договор касательно Азова (соглашение о совместном пользовании Азовского моря и Керченского пролива – авт.), конечно, он не будет работать в будущем», — заявил Павел Климкин.

В Москве на эти юридические потуги украинских властей смотрят неоднозначно. Некоторые сожалеют о том, что Порошенко рвет базовые соглашения. Другие, наоборот, радуются, и просят Банковую продолжить банкет, поскольку официальный Киев и дальше будет избавлять Россию от отягощающих ее в посткрымском мире обязательств. Например, выход Украины из того же соглашения по Азову и Керчи позволит Москве выставить новые условия прохода украинских судов через принадлежащий теперь России Керченский пролив (на сегодняшний день это требование будет как раз противоречит договору).

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Киев может выдворить Черноморский флот из Крыма

Ради членства в ЕС Украина вернет отношения с Россией на уровень 1997 года

Президенты РФ и Украины наблюдали парад Черноморского флота вместе, но каждый в своем фокусе. Фото с официального сайта президента Украины

Украина, возможно, потребует выведения Черноморского флота из Крыма ради перспективы полноправного членства в Евросоюзе. Вопрос актуализируется после президентских выборов 2015 года. Эту тему обсуждают в Киеве с подачи руководителя Гражданского комитета национального спасения Павла Нусса. Он заявил, что пребывание ЧФ РФ на территории Украины противоречит пунктам готовящегося к подписанию соглашения об ассоциации с ЕС. По его мнению, в случае подписания документа в ноябре Украине придется подумать о том, чтобы ее «территориально-водный ресурс мог перейти в пользование отечественного флота и европейских миротворческих миссий ООН и НАТО».

Как известно, украинско-российский договор о временном базировании ЧФ был подписан в 1997 году сроком действия на 20 лет. Предполагалось, что в 2017 году Россия выведет флот из Крыма. Для этого создавалась Новороссийская военно-морская база ЧФ, которая, как недавно сообщил главнокомандующий ВМС РФ адмирал Виктор Чирков, будет полностью готова к приему новых кораблей и подводных лодок в 2014 году. Но главной базой Черноморского флота, как и прежде, останется Севастополь, уточнил Чирков.

Возможность остаться в Крыму надолго у российских моряков появилась в апреле 2010 года, когда президенты Украины и России подписали так называемые Харьковские соглашения. Киев дал добро на продление на 25 лет начиная с 2017 года срока базирования российского флота. Причем предусмотрена возможность автоматического продления действия этого договора и после 2042 года. Москва в ответ согласилась предоставить скидку в цене на газ – по 100 долл. на каждой тысяче кубометров. Позже в Киеве сочли условия неравноценными, поскольку даже с учетом скидки газ для Украины, по словам местных чиновников, стоит значительно дороже, чем для европейских партнеров «Газпрома».

Российская сторона не видит возможности подписать новые газовые контракты, а Украина, в свою очередь, не дает согласия на модернизацию техники и вооружений ЧФ. В таком шатком равновесии ситуация сохраняется последние годы. Правда, в начале лета 2012-го Конституционный суд Украины своим решением послал тревожный сигнал российской стороне. Отвечая на запрос депутатов, суд постановил, что Верховная Рада вправе денонсировать международные договора. Оппозиция тут же ухватилась за эту возможность, чтобы отменить Харьковские соглашения. Хотя за прошедшие почти полтора года несколько раз планировалось внести вопрос в повестку дня, однако партия власти не допускала его рассмотрения.

Ранее эксперт Института Горшенина Владимир Застава пояснил «НГ» причины осторожности: «Мы оперируем понятием 100-долларовой скидки на 1 тысячу кубометров газа, но слово «скидка» в документах не фигурирует. Это не скидка, а снижение экспортной пошлины, на которое Россия согласилась в обмен на пролонгацию базирования флота в Крыму. И при этом в документах предусмотрено, что если украинская сторона попытается разорвать соглашения, то должна будет оплатить России упущенную выгоду от снижения экспортной пошлины за все 25 лет. Получится более 40 миллиардов долларов».

Руководитель Центра военно-политических исследований Дмитрий Тымчук тоже: «Виктор Янукович в 2010 году вынужден был ситуативно решать газовую проблему, а поэтому согласился на то, чтобы увязать вопросы о скидке в цене на газ и о базировании флота в Крыму. Позже стало понятно, что Харьковские соглашения были ошибкой и что разорвать их практически невозможно». Эксперт сказал «НГ», что Киев не пойдет дальше использования вопроса в качестве рычага давления на российскую сторону. «Вообще-то пролонгация базирования флота противоречит духу украинской Конституции. В 1997 году было принято вынужденное решение о временном базировании, ведь было понятно, что в одну секунду флот из Крыма никуда не денется. Российской стороне дали время, чтобы основательно подготовиться, создать свою базу и вывести флот. Продление этого срока может вызывать вопросы. Но в Европе эту тему озвучивают малоизвестные политики. Чиновники ЕС вообще не касаются вопроса базирования российского флота в Крыму», – сказал Тымчук.

Ранее правительственный уполномоченный Украины по вопросам евроинтеграции Валерий Пятницкий подтвердил, что ЕС не выдвигает Украине никаких требований насчет флота: «В проекте договора ни одного слова не сказано ни о размещении флота в Севастополе, ни о каких-то других военных базах и ни о каких других направлениях сотрудничества в военной сфере».

Павел Нусс, выступивший инициатором новой волны обсуждения этого вопроса, считает, что размещение иностранной военной базы в Крыму противоречит тем пунктам соглашения об ассоциации, которые касаются вопросов безопасности и достижения мира на Европейском континенте. «Сирийский конфликт и российская активность дали нам четко понять: действия РФ не всегда могут совпадать с интересами Европы и непосредственно Украины в других возможных конфликтах. Поэтому дальнейшее пребывание ЧФ РФ на территории Украины невозможно», – сказал он агентству УНН. Гражданский активист согласился, что до президентских выборов 2015 года Виктор Янукович не станет актуализировать этот вопрос: «А уже после выборов президент будет иметь возможность открыто действовать. Учитывая энергетические перспективы после подписания соглашения об ассоциации с ЕС, Украина спокойно денонсирует Харьковское соглашение, которое не отвечает национальным интересам».

Дмитрий Тымчук считает, что Нусс занимается политическими спекуляциями: «Украина и сейчас активно взаимодействует с НАТО, как и Россия, кстати. И Черноморский флот в Крыму не мешает развивать это сотрудничество. Что касается ассоциации с ЕС, то важно отметить, что Украина не становится полноправным членом Евросоюза и не берет на себя обязательство войти в военный союз. Мы собираемся участвовать в оборонных и миротворческих проектах, инициированных ЕС и реализуемых под эгидой ООН. Но это не требует официальных обязательств освободить украинскую территорию от временно размещенной российской военной базы».

Впрочем, некоторые эксперты в Киеве напоминают, что еще в прошлом году украинская сторона стремилась вписать в текст соглашения об ассоциации пункт о перспективе полноправного членства. В итоге стороны сошлись на том, что будут решать проблемы постепенно и поэтапно. Если соглашение об ассоциации и зоне свободной торговли будет подписано в ноябре, то спустя пару лет в случае успешной реализации этого документа может встать вопрос о заявке на членство. Эксперт Института евро-атлантического сотрудничества Владимир Горбач отметил, что сегодня рано рассуждать о перспективе даже ближайших двух-трех лет: неизвестно, как сложатся отношения Украины в новом статусе с ЕС и Россией. «Можно предположить, что к 2017 году в Киеве снова вспомнят о необходимости вывода ЧФ, согласно первоначальному плану. Но на сегодня об этом ничего не свидетельствует и гадать не имеет смысла», – отметил он. Горбач подчеркнул, что сейчас ни в Евросоюзе, ни в Украине не обсуждается вопрос о базировании флота.

Один из лидеров Партии регионов, депутат Михаил Чечетов заверил «НГ», что украинская власть не собирается и в будущем вносить вопрос о выводе флота в повестку дня. «У нас есть сейчас проблемы и недоразумения в отношениях с Россией, никто не говорит, что ситуация безоблачна. Но мы решим все вопросы за столом переговоров. Это как погода: бывает, неожиданно похолодает, но солнечные дни все равно наступят», – сказал он. Представитель партии власти уверен, что вопрос о выводе флота забросила в информационное пространство оппозиция: «Есть у нас политики, которые, питая напрасные надежды на президентские выборы 2015 года, готовы полностью разрушить отношения с Россией. Хотят спекуляциями накопить политический капитал. Но это им не удастся».

Летом члены оппозиционных партий, представленных в Верховной Раде, сказали «НГ», что намерены предпринять новую попытку денонсации Харьковских соглашений – сразу после Вильнюсского саммита ЕС. В то время представители партии власти, опровергая возможность постановки вопроса о выводе российского флота из Крыма, отмечали, что может возникнуть вопрос о новых условиях базирования. В частности, шла речь об инвентаризации арендуемых земель и имущества, а также новой цене аренды после 2017 года.

Замдиректора Российского института стратегических исследований Тамара Гузенкова в обнародованном вчера интервью агентству «ГолосUA» предостерегла украинских политиков от необдуманных заявлений и действий. «Соглашение по Черноморскому флоту – это не порождение харьковских инициатив, как многие думают, а пакетное соглашение, которое неразрывно связано с так называемым Большим договором между Россией и Украиной, который был подписан и ратифицирован в 97–98 годах. Поэтому если кто-то из радикально настроенных украинских политиков начнет пытаться водрузить на щит тему вывода Черноморского флота в практическом смысле, то тогда уже России придется поднимать такие страшные пласты российско-украинских отношений, которые как раз и были более или менее разрешены с помощью Большого договора. И тогда уже речь будет идти о возвращении к вопросу о территориальных границах. Захочет ли Украина, идя в сторону Европы на шатких ногах, получить еще и эту головную боль? Я думаю, что нет», – считает Гузенкова.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.